Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В мемориальном доме декабриста Г. Батенькова прошёл театральный вечер, посвящённый юбилею А. П. Чехова




Скачать 51.47 Kb.
Дата06.04.2017
Размер51.47 Kb.
«Три сестры» в интерьере любви

Опубликовано: газета «Весть» №49-52 (6380-6383)



В мемориальном доме декабриста Г.Батенькова прошёл театральный вечер, посвящённый юбилею А.П.Чехова.

Втиснувшийся между элитных многоэтажек мемориальный дом декабриста и поэта Гавриила Батенькова на калужской улице Суворова (бывшей Дворянской) неожиданно стал местом проведения литературно-театрального праздника, посвященного 150-летию со дня рождения Антона Павловича Чехова. Неожиданно потому, что в сжатой кубатуре музейных интерьеров такой праздник поначалу было странно представить. И число зрителей – поклонников творчества Чехова из-за тесноты было строго ограничено. Всего лишь 27 обладателей пригласительных билетов смогли в камерной обстановке XIX века прикоснуться к чеховской эпохе, глаза в глаза встретиться с его героями…

Специально по случаю чеховского юбилея главный режиссер областной драмы Александр Плетнев решил реанимировать свою постановку – пьесу «Три сестры», которая впервые была им показана на сцене нашего театра в 2002 году и шла целых три сезона. Кроме того, «Трех сестер» Александр Плетнев дважды с успехом представлял в Ялте, в доме-музее А.П.Чехова. Так что идея показа этой пьесы в интерьерах дома XIX века для актеров не нова. Нова она была только для калужских зрителей, пусть и немногочисленных.

«Три сестры» - это давняя любовь Александра Плетнева. Он мечтал осуществить постановку этой пьесы еще со студенческих лет. А взглянуть на воплощенную мечту всегда интересно. Тем более когда с актерами встречаешься глаза в глаза на расстоянии вытянутой руки, когда, по сути, становишься участником этого лицедейства…

«Обращаться к Чехову без любви невозможно, - считает Александр Плетнев, - так же, как и невозможно лгать в чеховских пьесах. Его драматургия – это, пожалуй, самое современное, что есть у нас в отечественной классике. А «Три сестры» - самая психологичная и самая сложная, на мой взгляд, пьеса Чехова. Идея ее восстановления по прошествии пяти лет возникла у меня не специально к юбилею. Сцены из спектакля, который мы впервые представляем в доме декабриста Гавриила Батенькова, проходят в камерной обстановке. Мне кажется, что сохранить театральную классику, и Чехова в частности, мы сможем именно так. Потому что Чехов, к сожалению, не востребован широкой публикой. Конечно, это не последнее наше обращение к чеховской драматургии. Будем искать формы обращения с пьесами этого классика к нашему зрителю».

нении с постановкой восьмилетней давности сцены из «Трех сестер», представленные в доме Г.Батенькова, претерпели значительные изменения, а сама пьеса предстала в сокращенном варианте. Из-за дефицита времени из новой постановки исчезли несколько действующих лиц, в том числе военный доктор Иван Чебутыкин (его представляли в свое время народные артисты России Михаил Пахоменко и Виталий Логвиновский). Исчез из постановки подпоручик Алексей Федотик, которого тогда представлял на сцене актер Константин Солдатов. Зато теперь Константин повзрослел и в новой версии «Трех сестер» стал уже бароном Тузенбахом. Старшая сестра Ольга осталась неизменной (Эмилия Ленковская). Роль средней сестры Маши после отъезда из Калуги талантливой актрисы, лауреата театральной премии ЦФО Ольги Петровой Александр Плетнев доверил Ирине Якубенко (в первой постановке она исполняла роль младшей сестры Ирины).

«Я была чрезвычайно рада снова обратиться к «Трем сестрам», - признается Ирина Якубенко, - тем более что мне предстояло прожить новую, совсем иную жизнь средней сестры Маши. Это более близкий для меня характер, чем образ моей первой героини Ирины. У меня, как мне кажется,  несколько иная Маша, чем та, которую в свое время представляла Ольга Петрова. Но наша совместная с ней работа несколько лет назад, безусловно, помогла мне в осмыслении этого нового для меня характера. Обращение к Чехову – это всегда испытание и ответственность, но в то же время и праздник для актеров. Особенно когда чувствуешь, что роль удается. А обращаться к Чехову без любви невозможно, я с этим согласна. Буду ждать новых незабываемых для меня встреч с его драматургией».

Немногочисленных зрителей в доме Батенькова встречали живые звуки рояля. Музыкальная классика и старинная обстановка настраивали на встречу с Чеховым. Мимо зрителей перед началом спектакля несколько раз пробегала искрометная и веселая младшая сестра Ирина (Елизавета Лапина), которая подсаживалась к своим сестрам, шептала им на ушко что-то смешное. Правда, задумчивость и меланхолию Маши ей так и не удалось разогнать…

Спектакль начался без звонков и каких-либо предварительных объявлений. Зрители сразу же окунулись в чеховскую атмосферу. Актеры появлялись из соседних комнат, проходили мимо публики, вальсировали рядом с ней, спорили друг с другом, объяснялись в любви, рыдали… Порой, забыв о том, что я зритель, ловил себя на мысли, что хочу подняться с кресла и выкрикнуть в адрес обнаглевшей жены Андрея,  Натальи Ивановны (Светлана Никифорова), захватившей власть в семейном доме Прозоровых : «Не смейте!» Камерность обстановки и блистательная игра актеров захватывали не только меня, но и других зрителей, волей-неволей превращая нас в действующих лиц.

В начале спектакля все сестры были в белых платьях, олицетворяя тем самым еще жившие в них надежды на лучшие перемены в собственных судьбах. В финале постановки белый цвет платьев сменился на черный:  надежды рухнули с отъездом из города батареи подполковника Александра Вершинина (Леонид Клец) и гибелью на дуэли барона Тузенбаха (Константин Солдатов). А с назначением Ольги директором женской гимназии мечта сестер о переезде в Москву стала несбыточной. Жажда духовности и собственной полезности, которую сестры надеялись обрести в древней столице, осталась неутоленной…

По окончании спектакля несколько минут публика молчала, осмысливая  увиденное. И только, когда все актеры появились в дверном проеме гостиной, тишину старинного дома декабриста Батенькова нарушили аплодисменты в благодарность за встречу с Чеховым. Возрождение «Трех сестер» состоялось! Актерам, по их признанию, и старые стены помогали. Но во главе всего, конечно же, была святая для каждого актера любовь к Чехову.
Приятно то, что Александр Плетнев не пошел на поводу у современной театральной моды, не одел сестер в джинсы, не заставил их танцевать под ритмы хард-рока. Постановка была классической, но в этом-то и есть ее прелесть.

«Обращаться к драматургии Чехова в наше время, увы, сложно по финансовым причинам, - с сожалением констатирует Александр Плетнев. - Современному зрителю более интересны телепрограммы «Секс с Анфисой Чеховой», чем пьесы Чехова. Конечно, я не имею в виду постановки в столичных театрах, когда, например, посмотреть на Леонида Броневого и Александра Збруева в «Вишневом саде» в «Ленком» приезжает публика почти из всех уголков России, и не только. А провинциальному театру надо выживать и строить свой репертуар в зависимости от запросов массового зрителя.

Классическая драматургия без поддержки со стороны государства или спонсоров, к сожалению, сегодня вряд ли осуществима на провинциальной сцене».

Действительно, даже эта камерная постановка «Трех сестер» без поддержки министерства культуры области не смогла бы состояться. Но мне вспоминаются семидесятые годы, когда нас, старшеклассников, насильно загоняли на классические постановки в областную драму. Завуч по учебно-воспитательной работе галочкой отмечала присутствие каждого. Непедагогично? Возможно. Но благодаря именно таким непедагогичным методам многие из моих сверстников впервые прикоснулись к классической драматургии, заинтересовались ею, а потом и полюбили. И театральные сборы на таких принудительных просмотрах не страдали. Современных школяров к классике уже никто не принуждает. А следовало бы! Потому-то фамилию автора «Трех сестер» многие представители поколения «Next» связывают с сексапильной телезвездой Анфисой Чеховой. А «Трех сестер» их постановщик вынужден представлять в камерной обстановке, а не на большой сцене, в тесноте и в обиде за классика, но все же и с надеждой на его возвращение…



Игорь ФАДЕЕВ.
Фото Алексея САРЛЕЙСКОГО.
На фото сцены из спектакля «Три сестры».