Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. М. Хачатурян




страница9/18
Дата14.05.2018
Размер4.84 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18
Тема 1 ГОРОД НА ВОСТОКЕ 1. Ф. Бродель. Материальная цивилизация, экономика и капитализм,XV—XVIIIвв. Структуры повседневности Ферман Бродель — известный французский историк. Эта книга написана в 1979 г. В мире ислама города, аналогичные городам средневеко­вой Европы, появлялись, на какое-то время становясь хозяева­ми своей судьбы, только тогда, когда рушились империи. Тог­да-то наступали лучшие времена мусульманской цивилизации, но подобные передышки были краткими, и пользовались ими города, лежавшие на периферии, — такой была, несомненно, Кордова… Но правилом был город государя, часто халифа, ог­ромный город —либо Багдад, либо Каир. Императорскими или в отдельных случаях королевскими столицами были и города далекой Азии — огромные, паразити­ческие, роскошные и вялые: что Дели .. что Пекин или до него Нанкин.. Нас не удивит огромное влияние государей Едва лишь кто-нибудь из них бывал свергнут своим городом, вер­нее — своим двором, как появлялся другой, и зависимость во­зобновлялась. Не удивит нас и то, что такие города были неспо­собны отобрать у деревень всю массу их ремесел… В нем не могла расти свободно никакая буржуазия. Как только такая буржуазия появлялась, она уже думала о том, как бы переметнуться, очарованная великолепием жизни мандаринов1 . Города зажили бы своей жизнью, наметили бы ее, если бы индивид и капитализм имели там свободу деятельности. Но го­сударство-опекун почти не допускало этого… И только Запад явственно склонился в сторону городского развития. Его города толкали его вперед. Тема 2 ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В УЧЕНИИ КОНФУЦИЯ 2. Из книги «Бесед и высказываний», составленной учениками Конфуция Учитель сказал: «Если руководить народом посредством за­конов и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться от наказаний и не будет испыты­вать стыда. Если же руководить народом посредством доброде­тели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится» … Цзы-гун спросил об управлении государством. Учитель от­ветил: « note 5 должно быть достаточно пищи, должно быть достаточно оружия и народ должен доверять note 6 ». Цзы-гун спросил: «Чем прежде всего из этих трех вещей можно пожертвовать, если возникнет крайняя необходимость» Учи­тель ответил: «Можно отказаться от оружия». Цзы-гун спросил: «Чем прежде всего можно пожертвовать из оставшихся двух ве­щей, если возникнет крайняя необходимость» Учитель ответил: «Можно отказаться от пищи. С древних времен еще никто не мог избежать смерти. Но без доверия note 7 государство не сможет устоять». Учитель сказал: «Если личное поведение тех, note 8 , правильно, дела идут, хотя и не отдают приказов Если же личное поведение тех, кто note 9 , неправильно, то, хотя приказывают, народ не повинуется. Кто-то спросил: правильно ли отвечать добром на зло9 Учи­тель ответил: «Как можно отвечать добром На зло отвечают справедливостью. На добро отвечают добром». Учитель сказал: «Целеустремленный человек и человеколю­бивый человек идут на смерть, если человеколюбию наносится ущерб, они жертвуют своей жизнью, но не отказываются от че­ловеколюбия». 1 Мандарины — чиновники. 268 Тема 3 БЫТОВАЯ ЭТИКА ИСЛАМА Ибн Батта ал-Укбари. Истолкование и разъяснение основ сунны Ибн Батта ал-Укбари — мусульманский богослов, X в. Сунной1 считается подражать note 10 посланника Аллаха, следовать его делу, держаться его верного руководства, посту­пать, как поступал он2 , быть достойным его дела… …Он запретил рискованную продажу; продажу того, чем не владеешь, продажу того, чего у тебя нет; выставление двух ус­ловий при продаже. Он запретил бить по морде верховое жи­вотное, ставить на ней клеймо, плевать в лицо человеку; женщи­не — отказывать в ложе мужу своему; мужчине — говорить о том, что он сделает, обещать и не– выполнить; рассказывать о секрете своего брата; быть расточительным и скупым; печалить­ся по мирской жизни и радоваться ей. Потакать жене своей, note 11 ходить на свадьбы, на оп­лакивания покойника и в баню, потакать ей в ее страстях. Он сказал: «Кто повинуется жене своей во всем, чего она желает, того она столкнет в Огонь лицом». note 12 потакать ей в непослушании родителям note 13 , в разрушении его родствен­ных уз и в прекращении вспомоществования брату его по Алла­ху. Он сказал: «Не соглашайтесь с ними, идите верным путем, и Он благословит вас». Он запретил причинять им вред, совер­шать над ними насилие, велел быть справедливым и разделять поровну между ними. Он запретил обижать соседа, поносить родословную, зло­словить и клеветать; ругать рабов и бить их. Он велел кормить их тем, что ест note 14 , и одевать их в то, что он носит; не воз­лагать на них работу, которую они не в силах выполнить: про­щать им, даже если бы они совершали семьдесят проступков за день. Note5 В государстве Note6 правителю Note7 народа Note8 кто стоит на­верху Note9 стоит наверху Note10 примеру Note11 желающей Note12 Он запретил Note13 мужа Note14 хозяин …Среди запретов его: человеку вставать перед кем-либо, кроме как перед отцом, ученым или справедливым имамом3 . 1 Сунна — священные предания о жизни и поучениях про­рока Мухаммеда — считается вторым по значению (после Кора­на) источником вероучения в исламе. 2 Имеется в виду пророк Мухаммед. 3 Имам — в буквальном переводе «впереди стоящий». Ду­ховный глава мусульман, обладающий политической властью, или духовное лицо, руководящее молитвой. 269 …Он сказал: «Возвеличивающий мирского человека как бы воз­величивает идола». Он сказал: «Кто вошел к мирскому человеку и унизился пред ним, вера того убыла на треть». Тема 4 БУДДИЗМ 4. Из «Виная-Питаки», ок.IIIв. до н. э. «Благие истины» «Одна крайность предполагает жизнь, погруженную в жела­ния, связанную с мирскими наслаждениями; это жизнь низкая, темная, заурядная, неблагая, бесполезная. Другая крайность предполагает жизнь в самоистязании; это жизнь, исполненная страдания, неблагая, бесполезная… Каков же… средний путь… способствующий постижению, способствующий пониманию, ведущий к умиротворению, к выс­шему знанию, к просветлению, к нирване Этот благой восьмеричный путь таков: правильные взгляды, правильные намерения, правильная речь, правильные действия, правильный образ жизни, правильные усилия, правильная па­мять, правильное сосредоточение .. А вот… благая истина о том, что существует страдание Рождение —страдание, старость —страдание, болезнь —стра­дание, смерть — страдание, соединение с тем, что неприят­но, — страдание, разъединение с тем, что приятно, — страда­ние, когда нет возможности достичь желаемого — это тоже страдание. А вот… благая истина о том, что страдание имеет причину. Это жажда, ведущая к перерождениям, связанная с наслажде­нием и страстью, находящая удовольствие то в одном, то в дру­гом… А вот… благая истина о том, что страдание может быть уничтожено. Это уничтожение жажды и полное уничтожение страсти, отказ от них, отречение от них, освобождение от них, отвращение от них». 5. Указы царя Ашоки,IIIв. до н. э. Прежде не было такого порядка, чтобы во всякое время за­ниматься людскими делами… Теперь мною установлено так. Во всякое время… пусть оповещают меня о людских делах. …Ибо я считаю, что долг мой — это благо всех людей … То, к чему я стремлюсь, — это достичь освобождения от долга перед живы­ми существами. Здесь, в этом мире, я желаю, чтобы они обрели счастье, а в другом мире пусть они достигнут неба. «Нет такого дара, который мог бы сравниться с даром дхар-мы1 … Вот что это значит: подобающее отношение к рабам и слу­гам — благо, покорность матери и отцу — благо, щедрость по отношению к друзьям, знакомцам и сородичам, а также к брах­манам… — благо, неубиение живых существ —благо. Хочу, чтобы они2 не испытывали страха передо мной, чтобы дышали спокойно, чтобы исходило и-м от меня счастье, но не не­счастье. Вопросы и задания 1. Прочитайте текст 1 Вспомните, что представлял собой западноевропейский город и какую роль он играл в социаль­но-экономической и политической жизни Западной Европы. Приведите примеры, подтверждающие фразу Ф. Броделя о За­паде. «Его города толкали его вперед». Почему эта характерис­тика неприложима к восточному городу Под чьей властью нахо­дились восточные города В какие периоды они могли получить относительную самостоятельность Чем, с вашей точки зрения, объясняется желание нарождавшейся на Востоке буржуазии примкнуть к чиновничеству Каким образом государство пре­пятствовало свободе деятельности купцов и ремесленников Приведите примеры, опираясь на изученный материал. 2. Прочитайте текст 2. Как объясняет Конфуций необходи­мость управлять народом гуманно Почему именно император­скую власть и чиновников считает ответственными за все проис­ходящее Какая роль, активная или пассивная — отводится им народу В чем, с точки зрения Конфуция, состоит долг благо­родного человека, живущего в несправедливо устроенном госу­дарстве Подумайте над фразой Конфуция: «На зло отвечают справедливостью». Как можно интерпретировать эту фразу, ес­ли речь идет об отношениях между властью и обществом 3. Прочитайте текст 3. Ислам до мельчайших подробностей регламентировал жизнь человека. Проанализировав приведен­ный текст, а также те сведения, которые содержатся в тексте главы, попробуйте нарисовать портрет истинного мусульмани- Дхарма — в данном случае важнейшие положения буддиз- ма. 2 Имеются в виду подданные. 271 на Обратите особое внимание на отношение к людям, наиболее униженным в восточных обществах, — к женщинам и рабам По­чему Мухаммед запрещал раболепствовать перед вышестоя­щим7 Как в целом можно охарактеризовать отношение ислама к личности человека9 Чем оно отличается от христианского9 4. Прочитайте текст 4 Подумайте, почему буддизм отрица­ет крайний аскетизм и страсть к мирским удовольствиям, исхо­дя из отношения этой религии к страстям Под силу ли обычно­му человеку придерживаться тех истин, которые проповедовал Будда7 Почему9 Что имеет в виду Будда, говоря, что причина страдания — это жажда, ведущая к перерождению, т е привя­занность к земному миру7 5. Прочитайте указы царя Ашоки, который сделал буддизм государственной религией Какие новые принципы он хотел ввести в управление государством7 Как хотел изменить отноше­ния власти и общества7 Сознание людей7 Конкретны ли ег о ре­комендации7 Сравните с Конфуцием или поучениями Магомета Может ли буддизм стать основой государственности, как конфу­цианство7 Докажите свою точку зрения ГлаваVII Российская цивилизация в средние века Культура России не есть ни культура ее ропейская, ни одна из азиатских, ни суд ма или механическое сочетание из элеменЩ тов той и других. Из декларации евразийцев (19261 …Раскинувшись между двух великих деле- ний мира, между Востоком и Западом… мы бы должны были сочетать в себе две великие основы духовной природы — вооб ражение и разум и объединить в своем про свещении исторические судьбы всего зем кого шара. Не эту роль предоставило нам Провидение. П Чаадаев По географическому положению и по этническому составу Россия совмещает в себе Европу и Азию. Не случайно ее называли Евразией или Срединным ми­ром, подчеркивая ее промежуточное положение меж­ду Западом и Востоком. Как это влияет на социально-экономическую жизнь России, на ее государственность и духовную культуру Что именно, Восток или Запад, преобладает в ней В каком направлении идет развитие России Все эти вопросы имели и до сих пор имеют дискус­сионный характер. Одни историки видели в России часть Европы, хотя отмечали, что она развивается бо­лее медленно. Другие решительно разъединяли ее с Европой, утверждая, что это самобытная цивилиза­ция, у которой есть свой собственный исторический путь. Какую точку зрения можно считать наиболее пра­вильной Чтобы решить эту непростую проблему, да­вайте обратимся к истории. • Экстенсивный— «расширяющийся», «увеличивающий ся количественно». §1 ПРОСТРАНСТВО ЦИВИЛИЗАЦИИ Вся история России — это непрерывный, затянув­шийся на многие века процесс расширения геогра­фического пространства. Такой путь можно назвать экстенсивным: Россия постоянно сталкивалась с про­блемой освоения новых земель по мере своего продви­жения на восток. Учитывая тяжелые географические и климатические условия, низкую по сравнению с За­падной Европой плотность населения, сделать это « разбегающееся» пространство цивилизованным было очень сложной задачей1 . В конце XVI в. поход казацкого атамана Ермака (1581—1582) положил начало освоению богатой при­родными ресурсами Сибири. Продвижение по Сибири происходило невероятно быстро: в течение первой по­ловины XVII в. колонисты преодолели расстояние от Уральских гор до берегов Тихого океана. Территория Нечерноземья была не слишком благо­приятной для развития земледелия. Урожайность была низкой (как правило, «сам-три», т. е. одно по­сеянное зерно при уборке урожая приносило только 3 зерна). Причем такая ситуация в России сохраня­лась вплоть до XIX в. В Европе же к XVI—XVII вв. урожайность достигла «сам-пять», «сам-шесть», а в Англии, стране с высокоразвитым земледелием, — «сам-десят». Кроме того, суровый континентальный климат чрезвычайно сокращал период сельскохозяй­ственных работ. На севере, в районах Новгорода и Пскова, он длился всего четыре месяца, в централь­ных областях, около Москвы, — пять с половиной ме­сяцев. (У западноевропейского крестьянина этот пе- 1 Подробно история России изложена в учебник «История России» для 10 класса под редакцией А. Н. Сахарова (ч. 1 — с древнейших времен до конце XVII в.; ч. 2 — конец XVII— XIX в.) М., Просвещение, 1995. риод охватывал 8—9 месяцев, т. е. он располагал го­раздо большим количеством времени для обработки земли.) Наиболее плодородна в России степь, где преобла­дающим типом почвы является плодородный черно­зем, толщина которого достигает трех метров. Черно­зем покрывает площадь около 100 млн га; это ядро земледельческих районов России. Однако степные земли стали осваиваться сравнительно поздно — лишь в конце XV—XVI вв. Полностью степью русские овла­дели в конце XVIII в., после решающего поражения, нанесенного туркам. Районы, где издавна развивалось только скотоводство, превращались в земледельческие под руками русского пахаря. Освоение черноземья по­зволило уже в XVI в. резко увеличить количество то­варного хлеба, а в XVII в. — начать продажу хлеба за границу. Освоение Сибири (волны экспансии) Границы Российской империи в конце ХУШв Большую роль в экономической жизни России иг­рали промыслы (охота, рыбная ловля, бортничество). Этот источник благополучия долгое время не иссякал за счет освоения все новых и новых регионов с практи­чески нетронутой природой. Огромные расстояния создавали препятствия для в целом активно развивавшейся торговли. Большую по­мощь здесь оказывали реки, многие из которых имели не только местное, но и крупное международное значе­ние. Наиболее важным был знаменитый водный путь «из варяг в греки», т. е. из Скандинавии (из Финского залива в Ладожское озеро и далее до верховий Днепра) в Византию, в Черное море. Другой путь шел по Волге и далее в Каспийское море. И все-таки было нелегко обеспечить прочные эко­номические связи между всеми регионами (особенно по мере разрастания географических рамок страны), а это замедляло развитие их экономической специали­зации и рынков сбыта. Слабое развитие рынков сбыта не способствовало экономической специализации раз­личных районов, а также не создавало стимулов для интенсификации сельского хозяйства. Итак, пространство России, при всех его больших потенциальных богатствах, создавало и значитель­ные трудности для развития цивилизации: ведь его нужно было освоить, а это требовало времени, люд­ских ресурсов и тяжелых усилий. Вопросы и задания 1. Расскажите об особенностях географических и климати­ческих условий, в которых развивалась Россия Как они влияли на уровень сельского хозяйства Какое значение в жизни рус­ского крестьянина имели промыслы Почему9 2. Почему развитие России называют экстенсивным9 Какие трудности создавало экстенсивное развитие9 В чем были его положительные результаты §2 ОСНОВЫ МОНАРХИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ Вместе с христианством Древняя Русь получила из Византии и идею монархической власти, которая бы­стро вошла в политическое самосознание. Эпоха кре­щения Руси совпала как раз с тем периодом становле­ния ее государственности, когда централизация и установление сильной единоличной власти великого князя стали жизненной необходимостью. Историки полагают, что выбор Владимира пал именно на право­славие — помимо многих других причин — и потому, что оно в отличие от католичества передавало всю пол­ноту власти императору. Власть и христианский гуманизм Составитель одного из первых произведений древ­нерусской литературы — «Изборника» (1076), на­зывавший себя Иоанном Грешным, писал, что «не­брежение о властях — небрежение о самом Боге»; испытывая страх перед князем, человек учится и Бога бояться. Более того, мирская власть представ­лялась Иоанну Грешному орудием Божественной во­ли, с ее помощью осуществляется высшая справедли­вость на земле, ибо «князем наказываются согрешаю­щие». Идеал сильной власти в эпоху раздробленности (XIII в.) выдвигал Даниил Заточник, написавший «Моление», обращенное к некоему князю: «женам глава муж, а мужем — князь, а князем — Бог». Но идея единоличной власти была нераздельно связана с требованиями, чтобы власть эта была гуман­ной и4 мудрой. Интересно в этом отношении «По­учение» Владимира Мономаха, прославленного поли­тического деятеля и яркого писателя. Мономах со­здал в своем «Поучении», посвященном, очевидно, наследнику, образ идеального князя. Он стремился к тому, чтобы власть была нравственной и основы­валась на соблюдении евангельских заповедей. Поэто­му она должна защищать слабых, осуществлять спра­ведливость. Известно, что сам Мономах отказывался казнить даже злейших преступников, аргументируя это тем, что срок жизни человека определяет только Бог. Кроме того, князь, с его точки зрения, должен постоянно учиться: «что умеете, того добра не забы­вайте, а чего не умеете, тому учитесь». Считалось важным, чтобы князь окружал себя мудрыми со­ветчиками, независимо от их социального положе­ния. Так, Даниил Заточник писал: «Не лишай хлеба мудрого нищего, не возвышай до облаков богатого глупца». Разумеется, между этими рекомендациями и ре­альной жизнью была огромная разница. В ожесточен­ной борьбе за власть князья совершали и клятвопрес­тупления, и убийства, но само по себе существование такого рода идеала давало возможность оценки и кри­тики действий власти. Проблема пределов власти Идея власти претерпела изменения в период обра­зования централизованного самодержавного государ­ства — Московской Руси. Эта эпоха совпала со взяти­ем Константинополя (1453) и падением Византии. Русь оставалась единственным православным государ­ством, отстоявшим свою политическую независимость (царства Сербское и Болгарское утратили ее еще до па­дения Византии). Иван III заключил брак с дочерью брата последнего византийского императора — Софи­ей Палеолог, став как бы преемником византийских монархов. Великого князя московского именовали те­перь по византийскому образцу царем и автократором (самодержцем). Завершила процесс религиозно-политического воз­вышения власти теория «Москва — третий Рим», ко­торая в начале XVI в. была сформулирована иноком одного из псковских монастырей — Филофеем. Он ут­верждал, что московский царь — теперь единствен­ный хранитель истинной веры на всей земле и влады­ка всех православных, ибо два Рима (т. е. древний Рим и Константинополь) пали, третий — Москва — стоит, а четвертому не бывать. Русь объявлялась последним и вечным царством православного мира, наследницей величия древних прославленных держав. В эту эпоху идея сильной, ничем не ограниченной власти стала особенно популярна. И да ведает твоя держава, благочестивый царь, что все царства православной христианской веры со­шлись в твое единое царство: один ты во всей подне­бесной христианам царь. Из послания старца Филофея ИвануIII Единодержавную власть поддерживала церковная группировка, возглавляемая игуменом Иосифом Во-лоцким (1439—1515), который провозгласил Божест­венную суть власти царя: лишь «естеством» он подо­бен человеку, «властию же сана яко от Бога». Иосиф Волоцкий призывал покоряться великому князю и выполнять его волю, «как если бы Господу работали, а не человеку». Характерно, что в ту эпоху у самих представителей власти не появляется и мысли о том, что их возмож­ности должны быть чем-то ограничены. В России, как писал историк XIX в. В. О. Ключев­ский, царь являлся своего рода вотчинником: вся страна для него — это собственность, в которой он дей­ствует как полновластный хозяин. Особенно ярко это сознание вотчинника прояви­лось у Ивана Грозного (годы правления: 1533—1584). Иван Грозный полагал, что действия царя фактически неподсудны: нельзя обвинять его в преступлениях и бесчестить. Царь, по его мнению, не обязан подчи­няться религиозно-нравственным нормам — они хоро­ши для монахов, а не для самодержца, который свобо­ден в своих поступках. Конечно, в силу многих личностных особенностей Ивана Грозного черты деспотизма в его теории приобрели такую вызывающую остроту. Однако суть тех представлений о роли власти и ее от­ношении к обществу, которые еще долго господствова­ли в сознании правящей верхушки, Иван IV выразил довольно точно. Как же реагировало общество на эти проявления авторитаризма В ту эпоху появилось несколько поли­тических теорий, авторы которых по-разному ставили вопрос о гуманности власти и степени ее ответствен­ности перед обществом. Нарождающееся русское дворянство выдвинуло своего идеолога — Ивана Пересветова, который в че­лобитных, обращенных к Ивану Грозному, излагал программу преобразований в стране. С его точки зре­ния, царь должен править вместе со своими советни­ками, думой, и не начинать ни одного дела без предва­рительного обсуждения с ними. Однако Пересветов полагал, что власть должна быть «грозной». Если царь кроток и смирен, то его царство скудеет, если же он грозен и мудр, то страна процветает. Пересветов описывает беды, которые приносит Руси произвол бо­яр, поборы наместников, лень и взаимная вражда царских слуг. Но единственным выходом из этого по­ложения он считал усиление деспотизма, ориентиру­ясь (что очень характерно) на Восток, на порядки, ца­рившие в Турции. Правда, при этом Пересветов под­черкивал, что в истинно сильном государстве под­данные должны чувствовать себя не рабами, а свобод­ными людьми. Которая земля порабощена, в той земле все зло сотворяется… Иван Пересветов Другую позицию, ориентированную на Запад, за­нимал князь Андрей Курбский. В своем трактате «Ис­тория о великом князе Московском» он выступал как защитник сословной монархии: царь должен править не только при участии своих советников, но и «всенародно». Самодержавная власть, по его мнению, проти­воречит самим принципам христианства: царя-деспо­та он сопоставляет с Сатаной, возомнившим себя рав­ным Богу. Именно с Курбского начинается развитие русской либеральной политической мысли, по своим идеалам близкой политическим теориям западноевропейского общества. К сожалению, реализация этих теорий в России оказалась многовековым мучительным про­цессом, на пути которого стояли серьезные препят­ствия. Большое значение придавал справедливости и за­конности в обществе Федор Карпов — крупный дипло­мат и яркий мыслитель XVI в. Общественное благо для него было главной основой могущества страны. «Долготерпение», покорность общества в сочетании с беззаконием в конечном счете разрушают государ­ство. Долготерпение в людях без правды и закона обще­ства добро разрушает и дело народное ни во что ни­зводит… Федор Карпов Таким образом, мнения по поводу того, какой должна быть власть, были различны. Но важно, что сама эта проблема стала уже вXVIв. предметом об­суждения и споров в среде русских интеллектуалов. У идеи неограниченной власти монарха появлялось все больше противников, хотя степень их вольнодум­ства была неодинаковой. Вопросы и задания 1. Вспомните что представляла собой идея монархической власти в Византии В каких произведениях древней русской ли­тературы раннего периода (XI—XIII вв ) проявилось влияние ви­зантийской политической теории7 Как представлял себе образ идеального правителя Владимир Мономах9 2. Какое значение имело падение Византии для повышения авторитета московских царей9 Кто из деятелей церкви был сторойником неограниченной царской власти в эпоху централиза­ции русского государства9 3. Расскажите об основных теориях ограниченной монархи­ческой власти, которые возникли в XVI в Какая из них кажется вам наиболее прогрессивной9 §3 ГОСУДАРСТВО И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ Известный западный историк Р. Пайпс, занимаю­щийся историей России, сказал, что русское государ­ство «заглатывало» общество кусок за куском, уста­навливая все более жесткий авторитарный режим в стране. Действительно, в отличие от Западной Европы в России между государством и обществом не устано­вилось таких отношений, при которых общество воз­действует на государство и корректирует его действия. Ситуация в России была иной: здесь общество находи­лось под сильным подавляющим влиянием государ­ства, которое, безусловно, ослабляло его (вспомним ос­новной принцип восточной деспотии: сильное государ­ство — слабое общество), направляло его развитие сверху — чаще всего самыми жесткими методами, хо­тя при этом нередко преследовались важные для стра­ны цели. Государство и развитие феодализма Древняя Русь дала вариант бессинтезного и уже поэтому замедленного развития феодализма. Подобно некоторым странам Западной Европы (Восточной Гер­мании и Скандинавии), восточные славяне перешли к феодализму непосредственно от первобытнообщинно­го строя. Определенно негативную роль в социаль­но-экономической жизни страны сыграл внешний фактор — монголо-татарское нашествие, которое от­бросило Русь назад по многим показателям. Учитывая небольшую численность населения и экстенсивный характер развития России, стремление феодалов предотвратить уходы крестьян с земли было неизбежным. Однако господствующий класс не был в состоянии самостоятельно решить эту проблему — фе­одалы прибегали в основном к личным договорам не принимать беглых. В этих условиях, взяв на себя задачу внеэкономи­ческого принуждения крестьянства, власть создала систему государственного крепостничества, сыграв активную роль в установлении феодальных отно­шений. В результате закрепощение было проведено сверху, путем постепенного лишения крестьян возможности переходить от одного феодала к другому (1497 г. — за­кон о Юрьевом дне, 1550г. — увеличение «пожило­го», 1581 г. — введение «заповедных лет»). Наконец, Уложение 1649 г. окончательно установило крепост­ное право, предоставив феодалу полную свободу в рас­поряжении не только собственностью, но и личностью крестьянина. Крепостное право как форма феодальной зависимости представляло собой весьма тяжелый ее вариант (по сравнению с Западной Европой, где крестьянин сохранял право частной собственности). В результате в России сложилась особая ситуация: пик в усилении личной зависимости крестьянства пришелся как раз на тот период, когда страна уже на­ходилась на пути к новому времени. Крепостное пра­во, сохранявшееся вплоть до 1861 г., придало своеоб­разную форму развитию товарно-денежных отноше­ний в деревне: предпринимательство, в котором довольно активное участие принимало не только дво­рянство, но и крестьянство, основывалось на труде крепостных, а не вольнонаемных рабочих. Предпри­ниматели-крестьяне, в большинстве своем так и не по­лучившие юридических прав, не имели и прочных га­рантий, оберегающих их деятельность. Однако причины замедленного развития капита­лизма, особенно в деревне, коренились не только в этом. Важную роль здесь сыграла и специфика русской общины. Русская община, являясь основ­ной клеточкой социального организма, на протяже­нии многих веков определяла динамику экономи­ческой и общественной жизни. В ней были очень сильно выражены коллективные начала. Сохра­нившись в условиях феодальной собственности как производственная ячейка, община утрачивала свое самоуправление, находясь под началом администра­ции феодала. Более выраженные элементы самоуправления бы­ли у черносошного (т. е. государственного) кресть­янства: здесь сохранилось местное выборное управле­ние — земские старосты, которое в эпоху Ивана Грозного получило поддержку государства. Особый тип общины дало казачество. Здесь возможности для развития индивидуального начала были шире, одна­ко казачья община не имела определяющего значения в России. Община сама по себе не являлась особенностью русского общества — она существовала в эпоху фе­одализма и в Западной Европе. Однако западная община, в основе которой лежал германский ее ва­риант, была более динамична, чем русская. В ней го­раздо быстрее развивалось индивидуальное начало, в конечном счете разлагавшее общину. Достаточно рано в европейской общине были изжиты ежегодные переделы земли, выделились индивидуальные поко­сы и т. д. В России в вотчинной и черносошной общине пе­ределы сохранялись до XIX в., поддерживая прин­цип уравнительности в жизни деревни. Даже после реформы, когда община оказалась втянутой в товар­но-денежные отношения, она продолжала свое тра­диционное существование — отчасти за счет поддерж­ки правительства, а главным образом за счет той мощной опоры, которую имела в крестьянстве. История аграрных преобразований наглядно показыва­ет, насколько жизнеспособна и одновременно консер­вативна была эта социальная ячейка. Крестьянство в России составляло основную массу населения, и в этой массе преобладали модели общинного сознания, охватывающие самые разные аспекты (отношение к труду, тесная связь индивида и «мира», специфиче­ские представления о государстве и социальной роли царя и т. д.). Но главное, поддерживая традициона­лизм и уравнительность в экономической жизни де­ревни, община ставила достаточно прочные преграды для проникновения и утверждения буржуазных отно­шений. Государство и общество Динамика развития господствующего класса, фе­одалов, также во многом определялась политикой го­сударства. Достаточно рано в России сложились две формы землевладения: боярская вотчина, владелец которой имел право наследования и полную свободу распоряжаться землей, и поместье, которое (без права продажи или дарения) жаловалось за службу дворян­ству (служилым людям). Со второй половины XV в. начался активный рост дворянства, причем немалую роль в этом процессе сыграла поддержка правительства, прежде всего — Ивана Грозного. Являясь основной опорой цент­ральной власти, оно вместе с тем несло определен­ные повинности (уплата налогов, обязательная воин­ская служба). Во время царствования Петра I весь класс феодалов был превращен в служилое сословие, и только при Екатерине II, в эпоху, которую не случайно называли «золотым веком» дворянства, оно стало в истинном смысле привилегированным классом. По-настоящему самостоятельной политической си­лы не представляла собой и церковь. Власть была за­интересована в ее поддержке прежде всего из-за мощ- 286 ного идейного воздействия на общество. Поэтому не случайно, что уже в первые века после принятия хрис­тианства великие князья делали попытки освободить­ся от вмешательства Византии в церковные дела и ста­вили русских митрополитов. С 1589 г. в России утвер­дился самостоятельный патриарший престол, однако церковь попала в большую зависимость от государ­ства. Несколько попыток изменить подчиненное поло­жение церкви, предпринятые сначала нестяжателями (XVI в.), а позже, в XVII в., патриархом Никоном, по­терпели поражение. В эпоху Петра I произошло окон­чательное огосударствление церкви; «царство» побе­дило «священство». Патриаршество было заменено Синодом (Духовной коллегией), т. е. превратилось в одно из государственных ведомств. Доходы церкви пе­решли под контроль государства, а управление монас­тырскими и епархиальными вотчинами стало осу­ществляться светскими чиновниками. А как же обстояло дело с городами, которые в Западной Европе, как мы помним, были активней­шей политической силой и двигали вперед экономиче­скую жизнь, являясь оплотом буржуазных отноше­ний Городское население в России тоже имело свою специфику и во многом отличалось от западноевропей­ского городского сословия. Внутри русских городов, как правило, располагались вотчинные земли феода­лов (белые слободы), в которых развивалось вотчинное ремесло, составлявшее весьма серьезную конкурен­цию посаду — лично свободным ремесленникам. (Иск­лючение составляли города-республики Новгород и Псков, где сложилась обратная ситуация: феодалы бы­ли вынуждены подчиняться городу.) Посад так и не стал сколько-нибудь значительной социально-политической силой в России. Более того, общее усиление внеэкономического принуждения ска­залось и на посаде: подобно крепостным крестьянам, посадскому населению было запрещено переходить из одного посада в другой. Слаборазвитая социальная активность городов выразилась и в том, что в них сфор­мировались лишь отдельные элементы выборного управления (городские старосты, избиравшиеся из так называемых «излюбленных», т. е. зажиточных слоев). Однако произошло это сравнительно поздно, в эпоху Ивана IV, и, что очень характерно, при содействии | центральной власти. Такой характер отношений между государством и обществом, казалось бы, очень напоминает восточный вариант. Государство играет определяющую роль в жизни цивилизации, вмешивается во многие ее про­цессы, в том числе и экономические, тормозит одни и поощряет развитие других. Общество же, находящее­ся под чрезмерной опекой государственной власти, ос­лаблено, неконсолидировано, а потому не способно корректировать действия правительства. Но на самом деле в политической жизни средневе­ковой России проявились и другие черты, резко отли­чающие ее от восточной модели. Подтверждением это­му служат Земские соборы — центральный представи­тельный орган, появившийся в России в середине XVI в. Правда, и в данном случае русский «парла­мент» не был завоеванием общества: он был создан «сверху», по указу Ивана Грозного, и находился в большой зависимости от царской власти. Однако это не означает, что Собор был неким «искусственным», нежизнеспособным явлением. В эпоху Смуты он про­явил большую активность и самостоятельность. В го­ды польско-шведской интервенции, когда монархия переживала глубокий кризис, именно Земский собор стал главной организующей силой в борьбе за государ­ственное и национальное возрождение. Правда, стои­ло монархии вновь укрепиться — и роль соборов стала уменьшаться, а потом и вовсе сошла на нет. (Послед­ним был Собор 1653 г., решавший вопрос о воссоеди­нении Украины и России.) Собор так и не смог стать постоянно действующим органом власти, с юридически закрепленным статусом и полномочиями. Общество не проявило в данном слу- 288 чае необходимой настойчивости и сплоченности, а государство предпочло на долгое время вернуться к привычному варианту отношений с подданными, И все-таки история средневековой России показыва­ет, что возможности установления диалога между властью и обществом существовали, хотя они и не были реализованы в яркой форме, как в Западной Ев­ропе. Вопросы и задания 1. Что сближает Россию с Востоком и Западом в области отношений между государственной властью и обществом При­ведите примеры 2. Согласны ли вы с высказыванием Р. Пайпса о роли рус­ского государства, которое приведено в начале параграфа Можно ли свести эту роль только к подавлению общества Ка­кие важные социально-экономические процессы были ускорены за счет вмешательства власти9 3. Подумайте, почему в России не сложилась ситуация диа­лога между властью и обществом Объясните свой ответ. §4 КУЛЬТУРА РОССИИ Византийское наследие На примере Западной Европы вы уже знаете, на­сколько важна преемственность для становления и быстрого темпа развития цивилизации. Для России событием первостепенной важности явилось принятие христианства: войдя в состав христианской цивилиза­ции, Россия открыла для себя путь к усвоению рели­гиозно-нравственных ценностей, естественнонаучных знаний, накопленных Византией и Европой. Однако противоборство восточного и западного христианства сразу же определило и положение России в христианском мире, и направление культурных контактов. Оказавшись в орбите влияния Византии, которая активно занималась миссионерской деятельностью, Россия приняла христианство в форме православия и на многие века отстранилась от Западной Европы. Это не означает, конечно, что контакты отсутствовали во­обще, они существовали, но на протяжении всего рус­ского средневековья были слабыми. Гораздо более серьезным было воздействие Византии, по отношению к которой Древняя Русь — особенно с XV в. — ощуща­ла себя религиозной преемницей. Различия в вероисповедании были настолько важны для средневекового сознания, что Европа воспринималась прежде всего как центр «латинст­ва», которое считалось чуть ли не ересью. Естест­венно, что отношение к европейской культуре в це­лом было окрашено религиозной неприязнью; это от­нюдь не способствовало ее усвоению. Интерес к пло­дам западной цивилизации нарастал медленно и толь­ко начиная с XVII в. обрел устойчивый характер и стал охватывать все более широкие круги интеллек­туалов. Византия не «одарила» Россию своей богатой мате­риальной культурой. В отличие от Западной Европы, которая развивалась непосредственно на территории бывшей Римской империи, Россия усваивала плоды византийской цивилизации опосредованно. Поэтому византийское влияние в основном распространялось на литературу, искусство, политическую и богослов­скую мысль. Византийская литература была тем источником, из которого черпали премудрость древнерусские книж­ники; по византийскому образцу велось богослужение в русских церквях; творения византийских богословов были основой, на которой развивалась оригинальная философская мысль в Древней Руси; иконы созда­вались по византийским образцам, а сюжеты многих византийских легенд и житий вошли в народную поэзию и сохраняли свою популярность вплоть до XX в. Влияние византийской культуры на русскую продол­жалось и после падения Константинополя; это была жизнь культуры после гибели породившей ее цивили­зации. При этом нужно иметь в виду, что подражание византийским образцам далеко не всегда было делом свободного выбора. Например, для иконописцев были разработаны четкие детальные предписания, как именно следует рисовать святых или те или иные библейские сюжеты. Главной причиной такого «дик­тата» было, конечно, средневековое сознание, которое всегда стремилось не к «опасной» новизне, а к повто­рам, ссылкам на авторитеты. Русская культура, не­смотря на это, сумела создать и сохранить свою яркую индивидуальность, но необходимость ориентировать­ся на византийские образцы с течением времени все больше сковывала творческое начало, ставила перед ним ненужные препятствия. Особенно ярко это про­явилось в XVII в., когда средневековье стало уходить в прошлое. Что же дала византийская культура молодой, еще только начинающей свою историю России и что имен­но Россия смогла взять от Византии Ведь усвоение до­стижений чужой культуры — процесс активный и творческий, в котором обязательно происходит своего рода отбор: заимствуется далеко не все, а прежде всего то, что соответствует уровню и потребностям воспри­нимающей культуры. Перед читателем XI—XII вв. был достаточно широ­кий выбор: в его распоряжении были тексты Писания и отцов церкви; нравоучительные сборники; историче­ские произведения — византийские хроники, в кото­рые включалась, по средневековой традиции, вся ми­ровая история начиная от Адама; географический трактат «Космография» (т. е. «Описание мира») Козь­мы Индикоплава; «Физиолог», из которого можно бы­ло узнать о различных птицах и животных, и реаль­ных, и фантастических; авантюрные романы об Александре Македонском и византийском народном герое Дигенисе Акрите. Но развлекательная литература яв­ственно уступала место душеспасительной, приоб­щающей недавних язычников к новым истинам, к но­вому взгляду на мир. Через византийскую культуру Русь получила воз­можность ознакомиться в опосредованной форме с традициями культуры античной. Но вполне естествен­но, что византийское и русское духовенство не было заинтересовано в переводах языческих философов и писателей. Большие препятствия стояли и перед теми, кто хотел самостоятельно, независимо от одобрения церкви, обратиться к античным источникам, ибо здесь возникал языковой барьер. Поскольку богослужение в Древней Руси велось на церковнославянском языке, изучение латыни и греческого не было обязательным (в отличие от Европы). В результате подавляющая масса древнерусских читателей получала сведения об античной культуре из пересказов византийских писа­телей и историков, которые, будучи христианами, ста­рались давать им особую интерпретацию. Так, из хро­ник древнерусские книжники узнавали содержание древнегреческих мифов. Но хронисты, обличая языче­ство, обычно донельзя упрощали или даже искажали их содержание: укоряли языческих богов в различных пороках или старались рассказывать о них не как о бо­гах, а как о людях, с которыми происходили интерес­ные и поучительные истории. Отрывки из произведений античных философов помещались в сборники изречений. Один из них, под названием «Пчела», был очень популярен на протя­жении почти всего средневековья и активно перепи­сывался, переходя таким образом из рук в руки. Но и в нем отчетливо заметен строгий отбор: не картина мира мыслителей древности, а практические советы и нравственные рекомендации составляют его содер­жание. Поэмы Гомера и античные трагедии не переводи­лись; только в XV—XVII вв. появился цикл романов о взятии Трои «Троянские сказания», но они имели очень мало общего с «Илиадой» Гомера. Итак, переводы античной литературы не были сде­ланы ни в эпоху принятия христианства, ни позднее. Во многом, вероятно, это объясняется и отсутствием светской системы образования, и позицией русской церкви, осуждавшей увлечение чуждой, нехристиан­ской культурой. Неправильно было бы сказать, что в Древней Руси не поощрялась образованность. Напро­тив, многие древнерусские поучения содержат похва­лы книгам и учености, но учености прежде всего хрис­тианской по духу. Лишь немногие интеллектуалы, особенно в домон-гольский период, постигли «эллинскую премудрость». Одним из них был митрополит Климент Смолятич (XII в.), которого современники превозносили за уче­ность, ибо он читал Гомера, Платона и Аристотеля. Однако духовенство с недоверием относилось к «из­лишней» учености Климента Смолятича, а позднее об­винило его в «кривоверии» и обрекло на забвение все его религиозно-философские труды. К какому же результату привело то, что антич­ность была усвоена из вторых рук Прежде всего это поставило большие препятствия на пути новых идей, появившихся в XIV—XV вв. Древняя Русь так и не пе­режила эпохи Возрождения, в частности и потому, что знания об античной культуре были слишком скудны (конечно, это была не единственная причина). Мы... выдержали, натиск монголов, и какое у нас могло бы быть Возрождение, если бы наша интелли­генция московского периода так же знала греческий, как Запад — латинский, если бы наши московские и киевские предки читали хотя бы то, что христиан­ство не успело спрятать и уничтожить… Г. Шпет, российский философ, «Очерк развития русской философии», 1922 Следующий после X—XII вв. период сильного влияния Византии на древнерусскую культуру наступил в XIV—XV вв. В результате избавления от монго-ло-татарского владычества усиливается интерес к древней (домонгольской) культуре и к культуре Ви­зантии. Через южнославянские страны, в первую оче­редь через Болгарию, на Русь хлынул поток литерату­ры. Однако обращение к Византии не привнесло в рус­скую культуру принципиально новых по сравнению со средневековыми идей и ценностей. Господствовавший в то время в византийском бо­гословии исихазм, как вы помните, выражал чисто средневековое отношение к миру. Исихасты ставили в центр своего внимания лич­ность, ее сложный внутренний мир, но личность сред­невекового типа, нацеленную в своих помыслах не на земное, а на небесное. Таким образом, в ту самую эпоху, когда Европа расставалась со средневековой системой ценностей и утверждала идеалы гуманизма и рационализма, Рос­сия получила от Византии идеи, которые возрождали мистико-аскетическое направление. Под влиянием исихазма в русской церкви появилось движение не­стяжателей во главе с Нилом Сорским, который про­поведовал «оставление мира». Византия передала Древней Руси огромное куль­турное богатство, потенциал которого не был израсхо­дован полностью в эпоху средневековья. К нему обра­щались в XIX в. выдающиеся философы и писатели: Вл. Соловьев, К. Леонтьев, Ф. Достоевский, Л. Тол­стой. Но византийская культура, как, впрочем, и лю­бая другая, имела свою специфическую направлен­ность, свою систему ценностей, которая, особенно к XVII в., все сильнее стала расходиться с новыми тен­денциями в русской культуре. Мирской идеал в древнерусской культуре Система ценностей в культуре Древней Руси скла­дывалась под влиянием христианства, но, как и в дру­гих христианских цивилизациях, не была однородной 294 и неподвижной. Образ святого-отшельника или мона­ха, удалившегося от суетной земной жизни и посвя­тившего себя только молитвам, имел, конечно, огром­ное влияние на сознание древнерусского человека. Од­нако такой мистико-аскетический идеал не был единственным. Мирское начало пронизывало фольклор, светское направление развивалось и в древнерусской пись­менности, хотя и слабее, чем в Западной Европе. Один из первых древнерусских писателей — князь Вла­димир Мономах — в своем знаменитом «Поучении» стремился найти некое равновесие между христи­анской системой ценностей и мирской деятельнос­тью. Мономах создал идеальный образ князя-хрис­тианина — гуманного по отношению к «убогим», не позволяющего «сильным погубити человека», отвер­гающего грубое насилие, радеющего об интересах своей страны. Не пост и выполнение обрядов, а доб­рые дела и искренняя молитва — показатели истин­ной веры. Конечно, мыслителей, подобных Владимиру Моно­маху, было немного, и церковь, как правило, не одоб­ряла излишнюю приверженность к земному. Однако нельзя сказать, что церковь полностью отвергала цен­ность мирской деятельности. Не случайно многие рус­ские политические деятели (князья Борис и Глеб, Александр Невский и многие другие) были удостоены сана святых. И не только за христианские доброде­тели, но и за то, что ставили государственные инте­ресы выше личных или совершали военные подвиги. В XVI в. были признаны святыми и муромский князь Петр со своей женой Февронией, которые (согласно их житию) вели вполне мирской образ жизни и лишь пе­ред смертью приняли монашество. Они стали героями прекрасной поэтической повести о вечной любви, на­поминающей и по сюжету, и по звучанию роман о Три­стане и Изольде. Процесс «размывания» средневековой системы ценностей шел постепенно. Переломным в этом отношении можно считать XVII в., особенно вторую его по­ловину, когда, по выражению современников, «стари­на и новизна перемешались». Тяжелый для приверженцев православной стари­ныXVIIвек окончательно подорвал господство иск­лючительной церковно-византийской догмы… К жиз­ни стали относиться свободнее и гуманнее… Взгляды на жизнь смягчились… Н. С. Тихонравов, известный культуролог,XIXв. В эту эпоху все более пристальное внимание в живописи стали уделять человеческой личности — не только ее духовному, но и телесному облику, свет­ские мотивы появились в церковной музыке, возрос­ла декоративность в оформлении церквей. Усилился приток переводной западной литературы. Западное влияние проникало и в систему образования, не непо­средственно из Европы, а через Украину и Бело­руссию. Оттуда церковные деятели, выученные на западный манер, приезжали в Москву, соперничая с учеными монахами-греками. В 1687 г. было создано Славяно-греко-латинское училище (позднее оно стало академией), в котором изучались не только грече­ский, но и латынь, а также некоторые светские дис­циплины. В литературе того времени тоже происходят замет­ные изменения. Во многих произведениях на первое место выдвигается человек — с его земными страстя­ми и целями. Появляются и герои нового типа — не идеальные образы, в которых сконцентрированы все христианские добродетели, а обычные люди, с их до­стоинствами и недостатками. Это, например, обеднев­ший дворянин Фрол Скобеев, который хочет разбога­теть, выгодно женившись, купец Савва Грудцын, про­давший душу дьяволу за любовь, славу и деньги, Юлиания Лазаревская, удостоенная сана святой за 296 редкостную доброту к людям, но имеющая и свои мел­кие слабости. Конечно, все эти новые тенденции утверждались не без борьбы и далеко не сразу могли одержать победу в сознании людей. Однако изменения, происшедшие в XVII в., были необратимы. Средневековая система ценностей, особенно в среде интеллектуалов, уходила в прошлое, но на сме­ну ей не пришел индивидуализм, как это случилось в Западной Европе в эпоху Возрождения. Коллективи­стские идеалы продолжали свое существование, и это наложило особый отпечаток на дальнейшее раз­витие русской культуры. Вопросы и задания 1. Является ли Россия преемственной цивилизацией Срав­ните с Западной Европой Чем объясняется отчуждение России от западной культуры вплоть до XVII в 9 С какими произведения­ми имел возможность познакомиться русский читатель благода­ря переводной византийской литературе9 2. В каком виде усваивалась в России античная культура9 Что затрудняло для русских книжников обращение непосредст­венно к произведениям античной литературы9 К каким резуль­татам это приводило9 3. Какие идеи были усвоены от Византии в XIV—XV вв 9 Вспомните, какие новые веяния появились в это же время в культуре Западной Европы 4. Почему византийское влияние имело такой всеобъемлю­щий характер и воспринималось как образец для подражания9 5. Как древнерусские писатели представляли идеального «мирского» человека9 В чем видели главные достоинства поли­тических деятелей9 6. Какие сдвиги произошли в культурной жизни России в XVII в 9 В чем заключались различия между Западной Европой и Россией в процессах изживания средневековой системы цен­ностей9 Вспомните, какие преимущества и недостатки имеет индивидуализм §5 ХРИСТИАНСТВО И НАРОДНЫЕ ВЕРОВАНИЯ Автор древнейшей русской летописи, «Повести временных лет», рассказывая о крещении Руси, пи­сал, что киевляне плакали, когда по приказу князя Владимира статую Перуна стали спускать по реке. Упоминается в летописи и о том, что крещение часто проходило насильственно — «огнем и мечом», как и в Западной Европе. Причиной тому была практически полная неподготовленность основной массы населения к истинам христианства. Русское язычество имело достаточно длительную историю, но все-таки не было изжито к моменту, когда князь Владимир решал вопрос о выборе веры. Приня­тие христианства было прежде всего связано с потреб­ностями зарождавшейся древнерусской государствен­ности, которая нуждалась в новом идейном обоснова­нии, позволяющем Руси стать вровень с сильными державами тогдашнего мира. Интересно, что переход к новой вере был осуществлен князем Владимиром после его попытки реформировать язычество. Стрем­ление к политической централизации и укреплению авторитета власти великого князя выразилось и на идеологическом уровне: Владимир преобразовал пест­рый пантеон многочисленных племенных славянских богов так, чтобы создать строгую иерархическую сис­тему. Однако реформа не оправдала возлагаемых на нее надежд, и именно после этого встал вопрос о новой вере. К тому времени молодое Русское государство вышло на международную арену. С ним вынужде­ны были считаться такие мощные державы, как Арабский халифат и Византия. Союза с киевскими князьями искал и папа римский. В этом смысле выбор религии был связан с выбором политической ориен­тации. Вместе с тем сыграли свою роль и духовные запро­сы. В «Повести временных лет» дается очень харак­терный рассказ о том впечатлении, которое произвело на русских, побывавших в Византии, богослужение в христианской церкви: «И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где они служат Богу своему, и не знали — на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом. Знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба там лучше, чем в других странах». Богослужение, которое давало возможность мгновенно вырваться из рамок земного мира, на мно­гие века займет центральное место в религиозной и ду­ховной жизни Руси. Но вопрос заключается в том, насколько сильна была потребность в смене религии у разных слоев об­щества. Сознание политической элиты в данном слу­чае — еще не раз такая ситуация будет складываться в русской истории — явно опережало массовое созна­ние. Христианизация Киевской Руси была проведена сверху, как впоследствии и многие другие реформы. Язычество и христианство В первые века после принятия христианства (при­мерно до XII—XIII вв.) существовало двоеверие — сис­тема религиозных представлений, в которой языче­ские и христианские верования пересекались, взаимо­действовали и проникали друг в друга. Двоеверием были охвачены даже образованные, просвещенные круги русского общества. Так, безымянный автор «Слова о полку Игореве», одного из блестящих образ­цов древнерусской литературы, рассказывает, что его герой едет поклониться храму Пресвятой Богородицы в Киеве — в благодарность за чудесное избавление от плена; но одновременно упоминаются и древние язы­ческие боги, которые тоже покровительствуют князю Игорю. Автор, являясь и язычником, и христианином одновременно, не воспринимает еще разницы между теми и другими религиозными представлениями, они образуют в его сознании единое целое. Конечно, постепенно, по мере того как церковь ук­репляла свои позиции и христианство все глубже про­никало в умы, такая цельная система начала разру­шаться. Язычество стало восприниматься иначе: как нечто чуждое, противное христианству, как греховное заблуждение, за которое человека ждет кара на том свете. Но даже в этой ситуации оно все-таки продол­жало существовать и даже развиваться. Представители русского духовенства пишут специ­альные поучения, направленные против тех, кто лишь формально считается христианином, а в душе остается язычником. Они жалуются на то, что многие предпо­читают ходить не в церковь, а на языческие празднест­ва и почитают волхвов (языческих жрецов) больше, чем священников. Особенно сильны были пережитки язычества в крестьянской среде, в основной своей мас­се необразованной, получавшей информацию о хрис­тианстве только из уст священника во время пропо­веди. Видим ведь игрища утоптанные, с такими толпа­ми людей на них, что они давят друг друга, являя зрелище бесом задуманного действа, — а церкви сто­ят пусты; когда же приходит время молитвы, мало людей оказывается в церкви. Из «Повести временных лет» В народном сознании христианство переосмысля­лось. Вбирая в себя старые языческие представления, оно создавало новые мифы. Так, древний бог Белее, покровитель скота, совместился с христианским свя­тым Власием, которому крестьяне молились, чтобы он уберег скотину от болезней. Илью Пророка наделяли функциями Перуна, бога грома, и создавали о нем ле­генды. Некоторые языческие боги стали восприни­маться как бесы: лешие и водяные, духи лесов и воды, превратились в воинство Сатаны. Крестьянство, неразрывно связанное всей своей жизнью с природой, продолжало, как и в старые вре­мена, обожествлять ее. Еще в XIX в. в деревнях про­должала жить вера в силу заговоров — магических за­клинаний сил природы, чтобы они дали здоровье, уда­чу, хороший урожай. В заговорах обращения к обожествленной природе причудливо смешиваются с молитвами к Христу и святым: «Господу Богу помо-люся, и святой Деве, и святому Николаю, и святой Пречистой… и тебя прошу, красное солнце, и тебя прожгу, ясный месяц, и вас прошу, зори-зореницы…» Русские в такой степени сблизили свое христиан­ство с язычеством, что трудно было сказать, что преобладало в образовавшейся смеси… Из донесения кардинала ДЭли папе римскому,XVв. Таким образом, народное сознание, усвоив элемен­ты христианства, продолжало осмыслять его и тво­рить мифы — частично на старом, частично на вновь усвоенном материале. Христианский обряд Элементы язычества проявлялись и в том особом значении, которое придавалось обрядности: ведь для язычников обряд имеет магические свойства, и от не­изменности ритуала зависит результат. На Руси обряд был одним из важнейших элементов религиозного со­знания. Очень ярко это проявилось в эпоху церковного раскола. Вспомним, чем был спровоцирован раскол — наи­более мощное социально-религиозное движение в Рос­сии, охватившее огромные массы населения, не толь­ко крестьянство, но и другие слои общества: бояр, по­садских людей. В середине XVII в. патриарх Никон принял реше­ние о необходимости реформ богослужения. При этом он обращался к византийским древним образцам, в сущности желая только исправить неточности в пере­водах богослужебных книг, допущенные еще столетия назад. Одновременно он пытался упорядочить культ святых и добиться единообразия в их почитании. В ре­зультате долгой и кропотливой работы многочислен­ных справщиков и переводчиков выяснилось, что рус­ское богослужение действительно стало значительно отличаться от греческого. Поэтому Никон ввел некото­рые «новшества»: одни песнопения заменил на дру­гие, вместо крещения двумя перстами постановил креститься тремя, как это было в Византии с XII в. Все эти изменения нисколько не затрагивали сути христианского вероучения, его догматов. Тем не менее реакция на них была невероятно бурной. Распростра­нились слухи о том, что Никон — антихрист. Возник­ло движение староверов — людей, которые не хотели принимать реформу и продолжали верить на старый лад, соответственно разрывая связь с церковью. Не желая подчиняться Никону, восемь лет бунтовали мо­нахи Соловецкого монастыря (1668—1676), выдержи­вая осаду правительственных войск. Готовясь к концу мира (так была воспринята реформа), крестьянство це­лыми деревнями уходило в леса, забрасывая дома и невозделанные земли. По стране прокатилась волна самосожжений. По очень приблизительным данным, таким образом к концу XVII в. покончили с собой 9 тыс. человек. Движение раскола привело к тому, что в России об­разовались две церкви — официальная и старообряд­ческая. Религиозный раскол знала и Западная Европа в эпоху Реформации, когда зародился протестан­тизм. Но в России раскол происходил под знаком воз­вращения к старому. Вопросы об изменении догматов, нравственных норм, отношений человека и Бога, о но­вой общественной роли церкви отнюдь не занимали умы старообрядцев. В расколе проявилась отличи­тельная черта массового сознания — его традицион­ность (ориентация на обычаи и сопротивление всему, что нарушает их, даже если эти нарушения не принци­пиальны). Так же упорно впоследствии массовое со­знание сопротивлялось реформам Петра I; западные обычаи, которые вводились в быт, нравы, в хозяйст­венную действительность, воспринимались не только как нечто чужеродное, но и угрожающее самим осно­вам жизни. И традиционность религиозного массового созна­ния, и сохранение пережитков язычества — все это черты отнюдь не уникальные, имевшие место не толь­ко в России. И в Западной Европе разрыв между ин­теллектуальной элитой и массами был велик. Но като­лическая церковь гораздо более упорно и деятельно «работала» с народным сознанием, популяризируя христианство. В Древней Руси паства была лишена такого проду­манного и планомерного воздействия со стороны церк­ви. Как и в Византии, верующему предоставлялась до­статочно большая внутренняя свобода в общении с Бо­гом через молитву. Сказывался и весьма невысокий уровень образованности приходского духовенства, не­посредственно общавшегося с народом. Христианские идеалы в народном сознании Итак, большая часть населения Древней Руси не расставалась полностью с языческими верованиями и слабо разбиралась в догматах христианства. Но это во­все не означает, что не были усвоены нравственные идеалы христианства. Они проникали в массовое со­знание через проповеди, иконопись, отчасти через чте­ние «богодухновенных» книг и становились органиче­ской его частью, хотя при этом, конечно, претерпева­ли некоторые изменения. Очень распространен был культ Богородицы и свя­того Николая Угодника, которого даже называли «русским богом». В массовом сознании и Богородица, и святой Николай воспринимались как заступники христиан, с ними была связана идея милосердия и любви по отношению к ближнему. Высоко ценился евангельский идеал святой бед­ности, противопоставленной нечестно нажитому бо­гатству. В легендах, сложенных народом, нередко сам Христос, приняв облик нищего, странствует по земле и просит милостыню, проверяя, не забыли ли люди о его заветах. Важную часть русского фольклора составляли «ду­ховные стихи» — стихотворные обработки наиболее популярных сюжетов Священного Писания и житий святых. Одним из главных мотивов духовных стихов было Второе пришествие Христа и Страшный суд, ожидающий грешников, и прежде всего тех, кто при­теснял слабых и творил несправедливость. В массовом сознании четко запечатлелась идея о противопо­ложности земного и потустороннего миров. Потусто­ронний мир являл собой царство гармонии и справед­ливости (в том числе и социальной) — Правды, а зем­ной — царство Кривды, под которой подразумевались любые формы зла и уклонения от идеала. В одном из духовных стихов (стих о Голубиной книге) соперниче­ство Добра и Зла изображалось как борьба двух зве­рей, которая заканчивается следующим образом: Как Правда пошла по поднебесью, А Кривда осталась на сырой земле. Христианский образ рая, где все притесненные по­лучат награду за свои страдания, породил множество легенд о земном рае. Местонахождение его могло быть разным (согласно некоторым легендам, он находился где-то в Сибири), но одно оставалось неизменным: зло туда не допускалось. Все эти представления, взятые вместе, образовы­вали особую, народную религиозность, во многом расходившуюся с «официальной», но питавшуюся все-таки идеями и нравственными ценностями хрис­тианства. 304 Вопросы и задания 1. Какую роль сыграло принятие христианства для развития России 2. Приведите примеры, подтверждающие, что в массовом сознании сохранились языческие верования. 3. Какие отличительные черты массового сознания прояви­лись в эпоху раскола 4. Расскажите, какие элементы христианского вероучения вошли в народное сознание Вернемся к вопросам, поставленным в начале этой главы. Сравнивая ее историю со средневековой Запад­ной Европой и Востоком, мы можем сказать, что Россия действительно дала особый вариант разви­тия, хотя он имеет целый ряд сходных черт с сосед­ними цивилизациями. При этом элементы западной модели, появившиеся еще задолго до реформ ПетраI, с течением времени усиливались. ТЕМЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

  • Тема 2
  • Тема 3
  • Тема 4
  • 5. Указы царя Ашоки,IIIв. до н. э.
  • • Экстенсивный
  • Освоение Сибири (волны экспансии)
  • Власть и христианский гуманизм
  • Проблема пределов власти
  • И да ведает твоя держава, благочестивый царь, что все царства православной христианской веры со­шлись в твое единое царство: один ты во всей подне­бесной христианам царь.
  • Которая земля порабощена, в той земле все зло сотворяется…
  • Долготерпение в людях без правды и закона обще­ства добро разрушает и дело народное ни во что ни­зводит…
  • Государство и развитие феодализма
  • Мирской идеал в древнерусской культуре
  • Язычество и христианство
  • Русские в такой степени сблизили свое христиан­ство с язычеством, что трудно было сказать, что преобладало в образовавшейся смеси…
  • Христианские идеалы в народном сознании
  • Все эти представления, взятые вместе, образовы­вали особую, народную религиозность, во многом расходившуюся с «официальной», но питавшуюся все-таки идеями и нравственными ценностями хрис­тианства.
  • ТЕМЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ