Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. М. Хачатурян




страница3/18
Дата14.05.2018
Размер4.84 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Тема 1

СОРЕВНОВАТЕЛЬНОСТЬ — ГЛАВНЫЙ ПРИНЦИП ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ



1. Ф. Ницше. Гомеровское соревнование

Эту работу выдающийся немецкий философ написал в 1872 г.

…Греки — самые гуманные люди древних времен — носят в себе черту жестокости, достойную тигра жажду уничтожения. …Александр приказывает пронзить ноги славному защитнику Газы1 , Батиду, и привязывает его живым к своей колеснице… Когда победитель в борьбе городов, по «праву» войны, казнит все мужское население и продает в рабство всех женщин и де­тей, то …мы видим, что грек считал серьезной необходимостью полное излияние своей ненависти…

1 Газа — крупнейший торговый город в Палестине. После длительной осады был взят и жестоко разграблен войсками Александра Македонского.

На вопрос– «К чему эта жизнь борьбы и победы?» — у эллин­ского гения был готов еще и другой ответ, и он дает его на про­тяжении всей греческой истории.

(Далее приводится отрывок из поэмы греческого поэта Ге-сиода «Труды и дни» о двух Эридах1 . Здесь, с точки зрения Ф, Ницше, выдвигаются иные моральные нормы, преодолеваю­щие «животную» жестокость древнего человека.)

«Одну Эриду, если имеешь разум, можно постольку же хвалить, поскольку другую порицать; потому что обе богини со­вершенно разные. Одна требует злой войны и вражды —жесто­кая. Ее, как старшую, родила черная ночь, а другую, как много лучшую, Зевс всевластный поставил на корни земли, среди лю­дей. Она побуждает к работе негодного человека, и если тот, кто лишен собственности, смотрит на другого, богатого, то и он, подобно ему, торопится сеять, сажать и устраивать свои де­ла; сосед соревнуется с соседом, стремящимся к благососто­янию. Эта Эрида хороша для людей. Гончар враждует с гонча­ром, плотник с плотником, нищий завидует нищему, певец певцу».

…И вся греческая древность думает о злобе и зависти ина­че, чем мы, и рассуждает, как Гесиод, который одну Эриду обо­значает как злую, именно ту, которая ведет человека ко враж­дебному взаимоуничтожению, а вместе с тем прославляет дру­гую Эриду как добрую — ту, которая с помощью ревности, вражды, зависти побуждает человека к действию, но не к дейст­вию истребительной войны, а к соревнованию. .

Для древних целью атонального (состязательного) воспита­ния было благо совокупности, благо государственного общест­ва. Каждый афинянин, например, должен был настолько развить соревнованием свое «я», чтобы он мог приносить Афинам на­ибольшую пользу и наименьший вред. То не было честолюбием по безграничности и неизмеримости: о благе своего родного города думал юноша, когда он состязался в беге, в метании или пении; богам своего города посвящал он венки, которые судья с почтением возлагал на его голову. Каждый грек с детства чувст­вует в себе страстное желание участвовать в состязании горо­дов, быть орудием для блага своего города, этим воспламеня­лось его самолюбие и этим же оно обуздывалось и ограни­чивалось.

1 Эрида — богиня вражды, раздоров в Древней Греции; Ге­сиод — древнегреческий эпический поэт (конец VIII в. до н. э.)-



Тема 2

АФИНЫ И СПАРТА ГЛАЗАМИ ГРЕЧЕСКИХ ИСТОРИКОВ



2. Преимущества спартанского строя

Греческий историк Ксенофонт (430—353 до н. э.) о Спарте.

Что в Спарте особенно строго повинуются властям и зако­нам, это мы все знаем. В других государствах люди более влия­тельные даже не хотят проявлять страха перед властями, счита­ют это недостойным свободных людей; в Спарте же самые влиятельные и повинуются властям строжайшим образом и гор­дятся своим смирением и тем, что по зову начальства, они в своем усердии не подходят, а подбегают, считая, что подавае­мый ими пример глубокого повиновения внушит такую же ис­полнительность и прочим. Так это и вышло. …Эфоры имеют право подвергать кого угодно наказанию, имеют власть взыски­вать немедленно, имеют власть и отставить от должности до ис­течения срока и посадить в тюрьму должностных лиц, возбудить против них процесс, грозящий смертью. Если в других государ­ствах допускают всегда избранных лиц править в течение года, как им будет угодно, то эфоры, наоборот, имея такую силу, по­добно тиранам или наблюдателям за гимнастическими состяза­ниями, когда замечают кого в нарушении законов, немедленно его наказывают…

Достойно восхищения у Ликурга и то, что он заставил граж­дан предпочитать прекрасную смерть постыдной жизни… Он явно предуготовил благополучие доблестным и злую участь трусам.

Прекрасный, по моему мнению, закон установил Ликург и о том, как до самой старости совершенствоваться в добродетели: отнеся право быть избранным в геронты под конец жизни, он сохранил и за старостью необходимость заботиться о том, что­бы быть прекрасным и честным. И самое удивительное то, что, хотя все хвалят подобные учреждения, подражать им не желает ни одно государство.

Судьба законов Ликурга

Если бы кто-нибудь спросил моего мнения о том, остаются ли еще и теперь законы Ликурга незыблемыми, то на это, кля­нусь Зевсом, я не мог бы дать решительного ответа. Я знаю, что раньше лакедемоняне1 предпочитали скромно жить в общении друг с другом у себя на родине, чем быть гармостами (намест-

1 Лакедемон — второе название Спарты (Лаконикой назы­валась область, где располагалась Спарта).

81

никами) в городах и, слыша лесть, подвергаться ее губительно­му влиянию. Я знаю, что раньше они боялись открыто владеть золотом; теперь же некоторые даже хвастаются, что его имеют Небезызвестно мне и то, что раньше из-за золота изгоняли из Спарты иностранцев, и спартанцам нельзя было ездить за гра­ницу, чтобы граждане не заражались от чужестранцев легко­мыслием; а теперь мне известно, что люди, занимающие, по-ви­димому, первенствующее положение, хлопотали о том, чтобы бессменно оставаться наместниками в чужой'стране. …Теперь они гораздо больше хлопочут, чтобы достигнуть власти, чем о том, чтобы стать ее достойными. . .Нечего удивляться тому, что спартанцы теперь на дурном счету у греков, так как они явно не повинуются ни богу, ни законам Ликурга.



3. Перикл об Афинах

РечьПерикла дана в изложении греческого историка Фукидида (460—395 до н. э.).

У нас государственный строй таков, что не подражает чужим законам; скорее мы сами служим примером для других, чем подражаем кому-нибудь. И называется наш строй демократией ввиду того, что сообразуется не с меньшинством, а с интереса­ми большинства; по законам в честных спорах все пользуются одинаковыми правами, по уважению же преимущество в обще­ственных делах обусловливается той репутацией, какую каждый в чем-нибудь имеет, не поддержкой какой-нибудь партии, а спо­собностями; не бывает также и того, чтобы человек, способный принести пользу государству, лишен был к тому возможности, не пользуясь достаточным уважением вследствие бедности. Мы живем свободными гражданами как в государственной жизни, так и во взаимных отношениях, потому что не выказываем недо­верия друг к другу в повседневных делах, не возмущаемся про­тив другого, если ему нравится что-нибудь делать по-своему, не выказываем при этом досады… Общительные без всякой докуч­ливости в частных отношениях, мы особенно боимся противоза-кония в общественных делах… Точно так же и от трудов мы предоставили для мысли самые многочисленные средства от­дохновения — устраиваем состязания, совершаем годичные жертвоприношения, а также располагаем великолепными част­ными сооружениями, которые, давая ежедневное наслаждение, рассеивают печаль. Кроме того, благодаря величине нашего го­сударства к нам стекается со всей земли решительно все, и мы можем пользоваться столь же удобно теми благами, которые производятся у нас здесь, как и теми, которые производятся у других людей…

82

4. Афинский строй с олигархической точки зрения

Трактат неизвестного автора о «Государственном устройстве афи­нян», сохраненный в списке произведений Ксенофонта, относится к первым годам Пелопоннесской войны и является интереснейшим образцом политических памфлетов этого времени.

Что касается государственного устройства афинян, то если они выбрали свой теперешний образ устройства, я не одобряю этого по той причине, что, избрав себе его, они тем самым из­брали такой порядок, чтобы простому народу жилось лучше, чем благородным. Вот за это-то я и не одобряю его. Но уж раз у них это было так решено, я докажу, что они удачно сохраняют свое государственное устройство…

Итак, прежде всего я скажу, что справедливо в Афинах и бедным и простому народу иметь большее значение, чем благо­родным и богатым, вследствие того, что именно народ и двига­ет кораблями и дает силу государству — ведь кормчие, началь­ники гребцов, пятидесятники, командиры носа, корабельные мастера — вот кто сообщает государству силу гораздо больше, чем гоплиты1 , знатные и вообще все благородные. И раз дело обстоит так, то представляется справедливым, чтобы все имели участие как в теперешнем выборе должностных лиц по жребию, так и в избрании поднятием рук, и чтобы предоставлялась воз­можность говорить всякому желающему из граждан.



Вопросы и задания

1. Прочитайте текст 1. Какими представляет Ф Ницше нра­вы древних греков? В чем расходятся представления о гуман­ности у современного человека и человека древности, только начавшего создавать цивилизованное общество? В чем, соглас­но Гесиоду, заключаются различия между Эридой злой и Эри-дой доброй? Почему, с точки зрения Ф. Ницше, соревнователь­ность помогает преодолеть вражду между людьми? Что явля­лось для греков высшей целью их честолюбивых стремлений — победа для себя или победа для государства? Почему? В каких областях жизни проявлялась соревновательность?

2. Прочитайте текст 2. Какие особенности спартанского строя кажутся историку Ксенофонту наиболее привлекательны­ми? Попробуйте определить основные черты характера спар­танца (используйте для этого отрывок из Ксенофонта и текст § 2). Почему, с вашей точки зрения, законы Ликурга стали нару-

1 Гоплиты — тяжеловооруженные воины.

83

шаться? Каким именно законам Ликурга спартанцы перестали повиноваться в первую очередь?



3. Прочитайте тексты 3 и 4 В чем видел Перикл главное преимущество демократического строя? Как определял демо­кратию? Как понимает Перикл слово «свобода»? Вспомните, что говорил Платон об опасностях, грозящих государству от излиш­ней свободы. Чья позиция кажется вам более правильной — Платона или Перикла? Какую черту демократического строя считает главной сторонник олигархии (см. текст 4)? Сравните с определением демократии у Перикла. В чем противник Афин видит основание для появления демократии? Почему он вынуж­ден признать это основание справедливым?

ГлаваIII

Цивилизация Древнего Рима

Иди и возвести римлянам: так хотят не божители, чтобы мой Рим был главою все ленной; поэтому пусть они усердно зани маются военным делом и пусть сами зна ют и так передадут потомкам, что никакие человеческие силы не в состоянии противиться римскому оружию.

Пророчество Ромула, основателя Рима

Римская цивилизация во многих своих чертах бы­ла похожа на древнегреческую. Поэтому между исто­риками давно уже идет спор: существует ли самостоя­тельная римская цивилизация? Некоторые известные ученые отвечали на этот вопрос отрицательно. К их числу относятся прежде всего немецкий философ О. Шпенглер (1880—1936) и А. Тойнби, которые считали, что история Рима — это всего лишь послед­няя стадия жизни единой греко-римской (античной) цивилизации. Они не видели оригинальности в рим­ской духовной культуре и называли ее подража­тельной и слишком утилитарной. По их мнению, главные достижения римлян — в технике, приклад­ных науках, в законодательстве. А литература, искус­ство, философия были всецело под греческим влия­нием.

Другие историки, и их большинство, утверждают, что Рим создал свою оригинальную цивилизацию, своеобразную систему ценностей и государственность, резко отличающие его от Древней Греции. Те черты культуры, которые О. Шпенглер и А. Тойнби припи­сывали «вырождению», оцениваются иначе: как про­явление особой направленности в развитии римской цивилизации.

Утилитаризм— практичность, извлечь пользу, выгоду.

стремление из всего



§1

ИСТОКИ РИМСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Римляне гордились тем, что в отличие от многих других народов знают историю своей страны до глубо­кой древности, начиная с того дня, когда, по пре­данию^ был основан Рим — 21 апреля 753 г. до н. э. На самом деле древнейший период римской истории хра­нит много загадок, которые и по сей день вызывают споры между учеными.



Апеннинский полуостров

Римская цивилизация, как и древнегреческая, бы­ла морской. Апеннинский полуостров, отгороженный от материка Альпами, омывается с запада Тирренским морем, а с востока — Адриатическим, которые явля­ются частями Средиземного моря. Правда, в отличие от Греции береговая линия Италии изрезана гораздо меньше: там нет большого количества удобных гава­ней и островов, которые так облегчали жизнь грече­ским мореплавателям. Но это не помешало Риму стать крупнейшей морской державой. Самые удобные бухты были в Неаполитанском заливе и в устье Тибра.

Климат в Италии мягкий и теплый, только на севе­ре бывают суровые зимы. Самыми плодородными бы­ли долины рек По, Тибра, Арно. Условия для земледе­лия были не так благодатны, как, например, в Египте или в Междуречье, хотя многие античные историки с похвалой отзывались об изобильной растительности и других природных богатствах Италии.

Обозначим самые важные условия, благодаря ко­торым римляне в настоящее время поднялись до та­кой высоты. Первое из этих условий состоит в том, что Италия наподобие острова окружена, как вер­ною оградою, морями, за исключением только немно­гих частей, которые, в свою очередь, защищены труд­нопроходимыми горами. Второе условие то, что, хотя большая часть ее берегов не имеет, гаваней, зато существующие гавани обширны и весьма удобны. Од­но из них особенно выгодно для отражения нашест­вий извне; другое полезно для нападений на внешних врагов и для обширной торговли.

Греческий историк Страбон об Италии, конецIв. до к. э. — началоIв. и. э.



Римляне и их соседи

В древнейшие времена Апеннинский полуостров населяло множество племен: среди них были лигуры, умбры, венеты, а также латины, жившие в нижнем те^ чении Тибра. Эта область, отделенная от соседей невы­сокими горами, называлась Лаций. Именно здесь воз­ник центр будущей римской цивилизации.

В VIII в. до н. э., т. е. в эпоху зарождения римской цивилизации, все эти племена еще не вышли оконча­тельно из состояния первобытности. Но рядом с ними жили и другие народы, стоявшие на более высокой ступени развития, — греческие, карфагенские посе­ленцы и племя этрусков.

В VIII—VI вв. до н. э. греческие колонисты рассе­лялись по берегам Южной и Средней Италии, а также в Сицилии. Там возникли города, среди них Неаполь и Сиракузы — крупные торговые и культурные центры. Это сыграло большую роль для развития будущей рим­ской цивилизации. Ведь в городах-колониях устанав­ливались те же формы управления государством, что и в самой Греции, расцветали философия, литература и искусство. Греческая техника, мифология, алфавит, навыки ведения сельского хозяйства, политическое устройство — все это в той или иной степени оказыва­ло влияние на племена, населявшие Италию.

Западная часть Сицилии была колонизирована карфагенянами. Карфаген — в будущем главный враг Рима — был самой крупной североафриканской коло­нией финикийцев. Он находился на территории совре­менного Туниса. Карфаген — важнейший центр посреднической торговли, был фактически самостоя­телен и сам рассылал колонистов по берегам Среди­земного моря. Карфагеняне были грозными противни­ками греков: в VII—VI вв. до н. э. они вели с ними упорную борьбу за Сицилию и сумели покорить значи­тельную часть острова.

С племенем этрусков связано много загадок: неиз­вестно его происхождение, хотя большинство истори­ков считают, что этруски пришли в Италию откуда-то с Востока. Этруски пользовались греческим алфави­том, но расшифровать их язык до сих пор не удалось. И все-таки от культуры этрусков сохранилось доста­точно много, чтобы судить о ее высоком уровне. Этру­ски были ближайшими соседями римлян: они занима­ли область, которая называлась Этрурией (в районе современной Тосканы). Там воздвигались города с пра­вильной прямоугольной планировкой и каменными домами и храмами. Этруски занимались земледелием, торговлей и морским пиратством, ремеслом.

Этруски оказали сильное влияние на римлян: это проявилось в искусстве, религии, в планировке горо­дов, в особой архитектуре домов — с внутренним дво­риком. От этрусков римляне взяли знаки царской власти — пучки прутьев с вложенными в них топори­ками. Через этрусков перенималась греческая культу­ра. Связи с Этрурией были сильны: туда посылали учиться юношей из знатных семей, в VI в. до н. э. цари этрусской династии правили римлянами, а в самом Риме даже возник особый квартал, где жили пересе­ленцы из Этрурии.

По мере того как возрастало могущество римлян, этруски утрачивали свое значение. К середине I в. до н. э., потерпев ряд поражений от римлян, они уже не играли никакой роли в истории древней Италии, и их язык вскоре был забыт. Похожая судьба постигла и греческие города-колонии: они стали терять силу в V—IV вв. до н. э. Среди соседей римлян самыми гроз­ными противниками вплоть до середины II в. до н. э. оставались только карфагеняне.



Итак, не только природные условия благоприят­ствовали становлению Рима: римляне начали свою историю, находясь в окружении греков, карфагенян, этрусков, стоявших на более высоком уровне культу­ры. Общение с ними давало возможность воспользо­ваться «чужими» достижениями, а это ускоряло темп развития римской цивилизации.

Вопросы и задания

1. Расскажите о природных и климатических условиях Апен­нинского полуострова. Какие преимущества, с точки зрения древних историков, давало римлянам полуостровное положение Италии?

2. Какие племена населяли древнюю Италию9 В какой об­ласти жили латины?

3. Расскажите о культуре этрусков Какие загадки связаны с историей этого племени? Что дало римлянам общение с этру­сками?

4. Какие древние цивилизации основывали свои колонии на территории Апеннинского полуострова9 Где они располага­лись? Какое влияние эти колонии оказывали на развитие рим­ской цивилизации?

§2

ПУТЬ К РЕСПУБЛИКЕ

Вы знаете, что с основанием Рима связана легенда о братьях Ромуле и Реме, которых по приказу жесто­кого отца бросили в Тибр, а потом их вскормила вол­чица. Они заложили город Рим, но Рому л, поссорив­шись с братом, убил его и стал первым царем и законо­дателем римлян.

Кое-что из этой легенды подтверждается историка­ми: раскопки показывают, что уже в VIII в. до н. э. на месте сегодняшнего Рима действительно были посе­ления.

Римская община в древнейший период

Древнейший период истории Рима получил назва­ние царского (VIII—VI вв. до н. э.). В те времена жите­ли Лация разделились на роды, каждый из которых занимал свою территорию, т. е. представлял собой территориальную общину. Из объединения таких об­щин и возник Рим. Древние римляне занимались ско­товодством и земледелием, которое в этом районе тре­бовало осушения болот.

Во главе общества стоял выборный царь, выполняв­ший обязанности жреца, военачальника, законодате­ля и судьи. Высшими органами власти были также се­нат, т. е. совет старейшин, и народное собрание. Ког­да род начал распадаться, основной ячейкой общества стала семья — фамилия, в которую входили родители, их дети и внуки, рабы. Фамилия напоминала общину в миниатюре: отец (на латыни ра!ег хатШаз) пол­ностью распоряжался своими домочадцами. Его ре­шения никто не мог оспорить, даже власти. Глава фа­милии владел всем имуществом, имел право казнить, наказывать или продавать в рабство своих родственни­ков. И этот жестокий обычай сохранялся долго. «Па­тер фамилиас» был и верховным жрецом фамильного культа предков — Ларов, охраняющих дом. После смерти отца сыновья наследовали имущество и стано­вились главами своих фамилий.

«Римский законодатель1 предоставил отцу, мож­но сказать, полную власть над сыном в течение всей своей жизни — пожелает ли он его арестовать, биче­вать, держать на полевых работах в оковах или убить, хотя бы сын уже занимался государственны­ми делами, отличался на высших должностях и за­служивал одобрение за ревностное служение государ­ству».

Дионисий Галикарнасский, греческий историк концаIв. до н. э.

1 То есть Ромул.

91

II

Каждая фамилия имела свою собственную землю, нечто вроде приусадебного участка (примерно 0,5 га). Остальная земля считалась общественной (а&ег риЪН-сив) и находилась в коллективном пользовании. Каж­дый член общины мог занять участок на общественной земле и начать его обрабатывать. Заброшенные участ­ки возвращались в общий фонд, и у них появлялся но­вый владелец; этот закон действовал на протяжении всей истории Древнего Рима.



Полноправными членами римской общины счита­лись только те, кто принадлежал к старинным родам." Из них образовалась привилегированная часть рим­ского общества — патриции; первоначально только они и считались римским народом.

В ином положении находилась другая большая прослойка общества — плебеи. Плебеи были лично свободны, но не входили в роды, а потому не были и членами общины. Откуда появились плебеи? Это еще одна неразгаданная тайна римской истории. Скорее всего, население Рима возрастало за счет поселенцев и жителей покоренных областей, из которых и образо­вался этот социальный слой. Первоначально плебеи не имели никаких прав: они не допускались в народные собрания, не участвовали в религиозных обрядах, не могли вступать в браки с патрициями. Началась их борьба за право гражданства. В VI в. до н.э. плебеев допустили к военной службе и в народные собрания. И все-таки плебеи остались неполноправными, и в дальнейшем это станет источником'длительных соци­альных битв в Риме.

На протяжении VIII—VI вв. до н. э. Рим отстраи­вался и расширялся, возрастало его влияние: в VI в. до н. э. он возглавил Латинский союз, в который входи­ли 47 племен. За это время в Риме сменилось семь ца-

IПлебеи— в переводе с латыни «простой народ». ШПатриции— в буквальном переводе с латыни «имею­щие отцов». 300 коренных родов, населявших Лаций.

92

рей. Последним из них был Тарквиний Гордый, из эт­русской династии, которого римские историки изобра­жали жестоким тираном. В 509 г. до н. э. Тарквиний был изгнан сторонниками верховной власти сената и в Риме установилась республика.



Патриции и плебеи

После установления республиканского строя конфликты в римском обществе обострились. Глав­ными противоборствующими силами были патриции и плебеи. Положение патрициев после свержения монархии значительно улучшилось. Из их числа выбирались консулы — два высших должностных ли­ца в государстве, которые выполняли функции преж­них царей. Только патриции могли быть выбраны в сенат — главный орган римской республики, который решал важнейшие вопросы внешней и внутренней политики. Только патриции могли становиться жре­цами. Они знали все тонкости судопроизводства и держали его в своих руках. Кроме того, у патрици­ев скапливалось все больше земли: они обладали правом занимать участки из земельного фонда своей общины — фонда, который постоянно увеличивался по мере того, как Рим одерживал военные победы. Так у патрициев появлялись крупные земельные вла­дения.

Плебеи были лишены этой привилегии, многие из них разорялись и даже превращались в рабов за долги. Решить эту проблему можно было только одним спосо­бом — уравняться в правах с патрициями. В этом слу­чае плебеи получили бы и доступ к управлению госу­дарством.

Исход конфликта во многом зависел от особеннос­тей жизни Рима. Уже первые века своей истории Рим провел в бесконечных войнах с соседями, терпя пора­жения или одерживая победы, да и в дальнейшем оставался военизированным государством. В началь-• ный период истории этой цивилизации военные походы проводились каждый год, начинаясь в марте и за­канчиваясь в октябре. Каждый гражданин был обязан участвовать в 20 военных походах в пехоте или в 10, если был в кавалерии. Уклонение от военной службы грозило продажей в рабство. Собрать сильное войско без участия в нем плебеев было невозможно; патри­ции, таким образом, оказывались в зависимости от плебеев.

В 494 г. до н. э. плебеи отказались выступить в во­енный поход и в полном вооружении ушли из Рима, разбив лагерь на Священной горе, одном из соседних с Римом холмов. Эта тактика подействовала — патри­ции вынуждены были уступить, и плебеи добились права иметь народных трибунов — защитников своих интересов. Личность трибуна считалась неприкосно­венной. В дальнейшем плебеи не раз использовали тот же способ давления, и патриции всегда шли на ус­тупки.

Одним из самых важных достижений было появле­ние первых письменных законов в Риме. В 449 г. до н. э. законы были записаны на двенадцати медных таблицах и выставлены на всеобщее обозрение на Фо­руме — главной площади Рима. Так было покончено с произволом патрициев, которые прежде судили «по обычаю». Но борьба за политические права и землю еще не завершилась. Только к III в. до н. э. плебеи в конце концов уравнялись в своих правах с патриция­ми. Браки между патрициями и плебеями более не за­прещались; решения, которые принимали собрания плебеев, имели силу закона; один из консулов обяза­тельно выбирался из плебеев. Долговое рабство отме­нялось, а право владения общественной землей огра­ничивалось: теперь каждый гражданин мог получить участок не более 125 га.

В III в. до н. э. окончательно сложилась граждан­ская община Рима. К этому времени изменилась и ее внутренняя жизнь, и расширился состав — патрици­анская община превратилась в патрицианско-пле-бейскую.

Гражданская община Рима

Что же представляла собой римская община в III в. до н. э. — в эпоху своего расцвета? В чем она была по­хожа на древнегреческую и чем от нее отличалась?

В римской общине, как и в греческой, сочеталось коллективное и частное землевладение; все граждане имели равные права и являлись не только земледель­цами, но и воинами. Понятия «хороший земледелец», «хороший воин» и «хороший гражданин» долго слива­лись в одно целое в сознании римлян.

Из земледельцев выходят храбрейшие мужи и са­мые предприимчивые воины, а земледелие есть заня­тие наиболее благочестивое и устойчивое…

Катан Старший,IIв. до н. э.

Жизнь общины была организована так, чтобы под­держивалось равновесие между личной и обществен­ной пользой. В Риме не было налогов, за счет которых содержался бы государственный аппарат. Люди, зани­мавшие высшие должности, не получали жалованья и должны были за свой счет устраивать пиры, игры, строить храмы, обеспечивать бедных граждан надела­ми земли. Путь наверх был открыт прежде всего для нобилитета, в который входили патриции и плебей­ская верхушка. С другой стороны, чем богаче был гражданин, тем больше средств он был обязан тратить на общую пользу.

Служба в армии была обязанностью для граждан, но обязанностью почетной. Человек не мог стать госу­дарственным деятелем, не имея военного стажа. Лишь в IV в. воинам стали выплачивать жалованье: до этого они довольствовались плодами своих побед и должны были сами заботиться о вооружении и пропитании. Когда начиналась война, у граждан брали заем, кото-



• Нобилитет— от латинского слова «нобилис» — «знатный, благородный».

95

рый возвращался после победы. Военная добыча пере­ходила в собственность общины, и ею пользовались все граждане. Отнятая земля присоединялась к обще­ственной, а потом делилась между солдатами и беззе­мельными. Драгоценные металлы и другая дань шли в казну общины. Остальное распределялось между сол­датами, которых одаривали также и полководцы.



Большое значение в жизни римлян имела религия. Древнейшими богами были двуликий Янус — творец Вселенной, Юпитер — бог неба, Марс — бог войны. Римляне почитали Весту — хранительницу домашне­го очага и государства, Юнону — богиню луны и по­кровительницу женщин, Минерву — богиню мудрос­ти, покровительницу ремесел. Было и множество дру­гих богов, причем количество их все время возрастало. Римляне охотно принимали «чужих» богов — этрус­ских, греческих, а потом и восточных.

Религиозные обряды были своего рода обществен­ной обязанностью граждан: члены общины должны были участвовать в обрядах своей фамилии, почитая «семейных» богов, и в обрядах общегосударственных. Любое дело в Древнем Риме начиналось с того, что испрашивалась воля богов.

Римскую религию историки называют рациональ­ной и практичной. Отношения с богами имели, так сказать, деловой характер: следовало соблюдать вер­ность богам, строго выполнять обряды и различные за­преты, а взамен можно было рассчитывать на их по­мощь.

Высший суд над человеком в Древнем Риме осу­ществляли не боги, а общество — сограждане давали оценку поступкам человека, высказывали одобрение или неодобрение. Лучшие граждане были образцом для подражания, на их подвиги, совершенные ради об­щего блага, должен был ориентироваться человек.



Таким образом, идея «общей пользы» определяла и порядки в гражданской общине, и поведение каждо­го отдельного ее члена. Обязательства римского граждаяина были четко установлены: на первом месте сто­ял долг перед обществом, на втором — перед семьей и на последнем — забота о своем личном благе.

В общественной жизни Рима большую роль играли народные собрания. Постановления народных собра­ний имели силу закона. Кроме того, высокими полно­мочиями обладали трибуны: они имели право нало­жить запрет на решения суда, сената и высших долж­ностных лиц, если эти решения ущемляли интересы плебеев. Двери дома трибуна должны были оставаться открытыми и днем, и ночью, чтобы любой плебей мог найти там защиту.

Важнейшим органом управления был сенат, состо­явший из патрициев и верхушки плебса: он ведал во­просами внутренней-политики и определял внешнюю, под контролем сената были финансы и религиозный культ. Сенат был аристократическим органом. Исто­рики считают, что, несмотря на все значение народ­ных собраний, именно он в конечном счете и руково­дил государством. В этом отношении римская демо­кратия отличалась от афинской.

В республиканском Риме сохранились и традиции, унаследованные от монархии. Высшая власть принад­лежала двум консулам. Правда, они ежегодно переиз­бирались, но их полномочия практически ничем не от­личались от тех, что прежде были у царей. Консулам после их избрания даже вручались символы царской власти. Вне Рима, во время войн, власть консулов бы­ла непререкаема, но в городе она ограничивалась сена­том и народными собраниями.

Древние историки осознавали своеобразие своей государственности и считали ее самой совершенной.

IРеспублика—в буквальном переводе с латыни «обще­ственное дело». Государство, в котором власть при­надлежит людям, выбранным обществом на опреде ленный срок.

Первым из них был Полибий (201— 120гг. до н. э.), грек по происхождению, много лет проживший в Риме и ставший восторженным его поклонником. Полибий создал теорию, которая объясняла, почему римляне сумели возвыситься над многими народами. По его мнению, в Риме была лучшая форма правления — сме­шанная, сочетающая и демократию (народные собра­ния), и монархический принцип (консулы), и аристок­ратический (сенат). Ни один из этих принципов прав­ления не подавлял остальные, а взятые вместе, они составляли единое гармоничное целое.

Современные историки называют Рим аристокра­тической республикой, т. е. республикой, в которой большая власть принадлежала аристократическому сенату. Но все-таки власть сената, как и власть кон­сулов, не была безграничной. Римляне создали госу­дарственную систему, в которой различные органы могли контролировать друг друга, а это ставило пре­граду самовластию.

Вопросы и задания

1. Расскажите о том, что представляла собой римская об­щина в древнейший период Как она управлялась? По каким за­конам строилась жизнь основной ячейки общины —фамилии?

2. Кто такие патриции и плебеи? Почему плебеи сначала не входили в римскую общину?

3. В какой период истории Рима обострилась борьба плебе­ев и патрициев? Почему патриции были вынуждены уступать плебеям? Расскажите об основных этапах этой борьбы. Чем она завершилась? Когда?

4. Назовите те основные области жизни гражданской общи­ны Рима, в которых проявлялся принцип «общей пользы». Каки­ми идеалами руководствовались римские граждане? Можно ли полностью противопоставить греческий принцип соревнова­тельности принципу «общей пользы» или они в чем-то сходны?

5. В чем заключалось своеобразие религии древних рим­лян? Что для римлянина было высшим судом? Сравните с рели­гиями спасения Древнего Востока

6. Почему современные историки называют римскую рес­публику аристократической? В чем античные историки видели преимущества такого строя?

§3

СТАНОВЛЕНИЕ РИМСКОЙ ДЕРЖАВЫ.

СОЦИАЛЬНАЯ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА

Ведя почти непрерывные войны, захватывая все новые и новые земли, Рим постепенно превращался в огромную державу с многочисленными провинциями.



Путь к мировому господству

В IV в. до н. э. римляне завладели всей территори­ей Средней Италии.



Римляне покорили своей власти почти весь из­вестный мир и подняли свое могущество на такую высоту, какая немыслима была для предков и не бу­дет превзойдена потомками.

Полибий


Большинство завоеванных италийских племен римляне объявили своими союзниками. Это означало, что они должны были платить Риму военный налог, выставлять отряды в помощь римскому войску. Во внутренние дела союзников Рим не вмешивался, но не разрешал им заключать договоры между собой. На территории всей Италии стали появляться римские колонии. Благодаря им решались две задачи: неиму­щие римляне получали землю и с помощью колоний местное население удерживалось от выступлений про­тив Рима.

Покорив огромные территории, Рим оставался от­носительно замкнутым городом-государством: рим­ское гражданство имела лишь очень небольшая часть населения Италии.

ВIII в. до н. э. пришла очередь Южной Италии, где находились богатые греческие колонии, а затем — Си­цилии. Из-за этого плодородного острова римлянам пришлось не одно десятилетие вести жестокие войны с Карфагеном. Пунические войны (римляне называли карфагенян пуннами), начавшиеся в середине III в. до н. э., продолжались с перерывами вплоть до середины II в. до н. э.; только в 146 г. город Карфаген был захва­чен и в буквальном смысле стерт с лица земли — со­жжен дотла.

II век до н. э. ознаменовался победой над Грецией. Сокрушив двух самых серьезных противников и со­перников, Рим во II—I вв. до н. э. стал мировой держа­вой, охватывающей все Средиземноморье, и в даль­нейшем продолжал расширять границы.

Военные успехи и расширение территории вызвали глобальные изменения в самых разных сферах рим­ской цивилизации. Победы над Карфагеном и Грецией обогатили Рим. С покоренных народов взимались ог­ромные контрибуции, на невольничьи рынки стал по­ступать поток рабской силы.

Завоеванные страны (вне Италии) превращались в провинции Рима и облагались налогом. С богатыми провинциями стали быстро устанавливаться торговые связи.



Социально-экономический кризис общины

Расцвет торговли и прямое ограбление новых вла­дений дали важный результат — в Риме стали ак­тивно развиваться товарно-денежные отношения.

Товарно-денежные отношения и резкое увеличение числа рабов многое изменили в жизни римского крестьянства. До II в. до н. э. в Италии была масса мелких и средних крестьянских хозяйств, в которых трудились в основном члены семьи (фамилии), обеспе­чивая самих себя. Во II—I вв. до н. э. такие натураль­ные хозяйства стали погибать и вытесняться другими, более крупными, в которых использовался труд рабов, а продукция частично шла на рынок.

Новые хозяйства назывались виллами; по расска­зам современников мы знаем, что они собой представляли. Выдающийся политический деятель той эпохи Катан Старший описал собственное поместье, кото­рое считал образцовым. У Катона было комплексное хозяйство: оливковая роща, виноградник, пастбище для скота и поле с зерновыми культурами. Чтобы об­служить такую виллу, требовался труд многих людей, в основном рабов: за оливками ухаживали 13 человек, за виноградником — не менее 16. Катона очень инте­ресовала рентабельность его виллы, возможность про­давать свою продукцию. «Хозяин должен стремиться к тому, чтобы поменьше покупать и побольше прода­вать», — писал он.

Мелкое и среднее крестьянство разорялось или просто насильно лишалось земли, в то время как рабы стали превращаться в основных производителей, вытесняя труд свободных. Древние историки с трево­гой и негодованием писали о том, что был забыт ста­рый закон, по которому гражданину положено иметь не более 125 га земли. Греческий историк Плутарх подробно восстановил картину этого процесса: «Бога­тые стали переводить на себя аренду с помощью под­ставных лиц и в конце концов открыто закрепили за собой большую часть земель».

Крестьяне, лишенные земли, становились аренда­торами или батраками. Однако батраки не могли обес­печить себе постоянного заработка: их работа была се­зонной. И огромная масса крестьян хлынула в города, увеличивая число городского плебса. Эти новые пле­беи уже мало походили на своих предшественников, свободных земледельцев, которые добивались прав в борьбе с патрициями. Одни сумели устроиться ремес­ленниками или строительными рабочими, другие об­разовали особый слой — античный люмпен-пролета­риат — и существовали за счет государственных раз­дач хлеба, денег или щедрот политических деятелей, которые завоевывали голоса избирателей.

Рабы, которые в ту эпоху превратились в особый класс, тоже не были однородны. Численность их неве­роятно возросла по сравнению с прежними временами, когда рабство было домашним. Только на острове Де­лос, одном из крупнейших центров работорговли, в день иногда продавалось около 10 тысяч рабов. Неко­торая их часть становилась государственными раба­ми, но в основном они переходили в руки частных вла­дельцев, тоже образуя две группы — сельскую и город­скую.

Средства труда делят на три части: орудия гово­рящие, издающие нечленораздельные звуки и орудия немые; к говорящим относятсярабы, киздающим не­членораздельные звуки— волы, к немым — телеги. Марк Варрон, римский писатель, 116—27 гг. до н. э.

Среди городских рабов, которые, конечно, были в более привилегированном положении, попадалось много образованных, квалифицированных людей. Че­рез ученых рабов-греков, для которых, кстати, римля­не оставались варварами, в Рим проникла эллинисти­ческая культура. «Рабская интеллигенция» создавала технические усовершенствования: трубы, по которым шел пар и обогревал помещения, особую полировку мрамора, зеркальную черепицу и т. п.

Трансформации произошли и в высших слоях об­щества. Римский нобилитет стала теснить новая де­нежная аристократия — всадники. Всадники принад­лежали, как правило, к незнатным, но состоятельным горожанам, разбогатевшим на торговле или сборах на­логов в провинциях.

В обществе происходили значительные сдвиги, его структура усложнилась, а следовательно, усложни­лись и взаимоотношения между различными слоями. Например, возникло соперничество между нобилите­том и всадниками за право эксплуатировать провин­ции. Кроме того, всадники рвались к высшим долж­ностям, практически недоступным для них в то вре­мя. Нарастал конфликт между крупными и средними, а также мелкими землевладельцами. Уже во II в. до н. э. произошло первое восстание рабов (на Сицилии) — открылся еще один важнейший очаг социаль­ного напряжения.

Серьезные проблемы были связаны и с провинция­ми. Перед Римом встал вопрос: как управлять ими? В провинцию назначался наместник, который в тече­ние года, пока не заканчивался его срок, обладал всей полнотой власти и фактически бесконтрольно распо­ряжался там, как в своей вотчине. Провинциалов ра­зоряли и сборщики налогов, которые вносили в казну положенную сумму, а потом обирали население уже в свою пользу. В сущности, управление сводилось к гра­бежу провинций, а это было нерентабельно даже с точ­ки зрения самих римлян.

У жителей провинций были другие проблемы, и главная –из них — как получить права гражданства? Население провинций, в том числе и римские колонис­ты, имели в большей или меньшей степени урезанные права, а то и вовсе никаких, и это, разумеется, было источником недовольства и конфликтов.



Превратившись в огромную державу, Рим уже не мог оставаться общиной. Первые признаки разруше­ния ее традиционной структуры, норм общинной жизни проявились воIIв. до н. э., а в скором време­ни этот процесс развернулся в полную силу.

Поиски выхода

Ответом на приближавшийся кризис была, рефор­ма Тиберия и Гая Гракхов. Потомок старинного пле­бейского рода, принадлежавшего к римскому нобили­тету, Тиберий Гракх, избранный народным трибуном, в!33г. дон.э. создал проект реформы земельной соб­ственности. Он решил воскресить принцип уравни­тельности в пользовании землей. Поэтому главный пункт его программы состоял в том, чтобы из а^ег риЬ-Нсиз можно было брать лишь строго определенную норму участков. Была организована специальная ко­миссия, которая должна была отобрать излишки у крупных землевладельцев и распределить их между безземельными гражданами.



И дикие звери в Италии… имеют логова и норы, куда они могут прятаться, а люди, которые сража­ются и умирают за Италию, не владеют в ней ни­чем, кроме воздуха и света, и, лишенные крова, как кочевники, бродят повсюду с женами и детьми… Их называют владыками мира, а они не имеют и клочка земли.

Речь Тиберия Гракха к народу, в пересказе греческого историка Плутарха, 46—126 гг. н. э.

Эта программа вызвала сильное сопротивление у членов сената. Атмосфера была накалена, и во время одного из народных собраний между противниками и сторонниками Гракха произошло вооруженное столк­новение, в котором народный трибун был убит. На улицах Рима впервые за всю его историю развязалась гражданская война, правда, в небольших масшта­бах, — грозный признак неблагополучия в обществе.

Реформу Тиберия Гракха в какой-то степени уда­лось реализовать его брату. Гай Гракх возобновил де­ятельность комиссии, успев наделить землей 50—75 тысяч семей, но и его ждало поражение. Борьба вновь дошла до вооруженного столкновения, в котором по­гибло около 3 тысяч человек, а Гракх приказал своему рабу убить себя.

Братья Гракхи хотели воскресить и сохранить ста­рую общину, но сделать это «административным» пу­тем (как, впрочем, и любым другим) было'невозмож­но. А конфликт из-за земли между тем разгорался, по­ка наконец не вспыхнуло грандиозное восстание италийского населения — Союзническая война (90— 88 гг. до н. э.). Рим вынужден был пойти на уступки: италийское население получило права римских граж­дан, а следовательно, и возможность участвовать в по­литической жизни. Однако уравнение в правах не оз­начало возвращения к уравнительности в пользовании землей.

Результат Союзнической войны был очень важен: теперь Рим уже не был единственным центром, в ко­тором концентрировались полноправные граждане; его население лишилось былых привилегий. Рим как гражданская община закончил свое существование.

Духовный кризис римской общины

В духовной жизни римского общества во II—I вв. до н. э. тоже стали происходить большие изменения: начали распадаться те нравственные нормы, на кото­рых строилась жизнь республики, в литературе и ис­кусстве появились новые веяния. Уходила в прошлое римская простота нравов, и никакие запреты влас­тей не могли остановить тяги к роскоши. Усилива­лось имущественное расслоение в обществе, а вместе с ним — и отчуждение высших кругов от народа. За­щитники старых традиций приписывали это «растле­вающему» влиянию греков.



Греция, взятая в плен, победителей диких плени­ла, в Лаций суровый внеся искусства.

Гораций, выдающийся римский поэт, 65—8 гг. до н. э.

И действительно, большая часть римской знати преклонялась перед греческими обычаями, искусст­вом и литературой. За большие деньги аристократы покупали ученых рабов-греков и отдавали им на вос­питание детей или посылали сыновей в Афины, Эфес, другие крупные города, чтобы они слушали там лек­ции знаменитых риторов и философов. Риторские школы, где преподавали греки, открывались и в Риме. В римском пантеоне появлялось все больше греческих богов, в их честь воздвигались храмы. Историки дока­зывали, что римляне ведут свое происхождение от гре­ков времен Троянской войны. Талантливые драматур­ги писали пьесы, беря за основу греческие образцы. В I в. до н. э. под влиянием греческих поэтов в рим­ской литературе впервые появляется любовная лирика. В эту эпоху возник особый интерес к внутреннему миру человека, к своеобразию и неповторимости лич­ности и в литературе, и в скульптуре. Гражданские те­мы в творчестве некоторых поэтов стали отступать на второй план.

Будем, Лесбия, жить, любя друг друга! Пусть ворчат старики — за весь их ропот Мы единой не дадим монетки медной! Пусть заходят и вновь восходят солнца, — Помни: только лишь день погаснет краткий, Бесконечную ночь нам спать придется. Дай же тысячу сто мне поцелуев, Снова тысячу дай и снова сотню, И до тысячи вновь и снова до ста, А когда мы дойдем до многих тысяч, Перепутаем счет, чтоб мы не знали, Чтобы сглазить не мог нас злой завистник, Зная, сколько с тобой мы целовались.

* * *


Ненависть — и любовь. Как можно их чувствовать

вместе? Как — не знаю, а сам крестную муку терплю.

Катулл, выдающийся римский поэт, 87—54 гг. до н. э. I

Открытый доступ к сокровищам греческой культу­ры чрезвычайно обогатил духовную жизнь Рима. Рим­ские интеллектуалы, прежде всего представители зна­ти, естественно, тянулись к тому, что еще не было со­здано их собственной цивилизацией. Их называли филэллинами, т. е. любителями всего эллинского.

У филэллинов были противники, среди которых центральной фигурой был Катан Старший. Человек простого происхождения, он сумел стать консулом, за­воевал огромную популярность у плебса и славился как непримиримый борец за «чистоту нравов». Имен­но с этой точки зрения Катон обличал греческую фи­лософию и риторику, считая, что они «развращают», и требовал восстановить древние обычаи, нравы пред­ков.

В Катоне и других противниках филэллинов не стоит видеть людей косных, не принимающих ничего нового. Как правило, их не устраивали преж­де всего иные нравственные принципы, проникавшие в Рим через греческую культуру, иное, неримское, видение мира. Так, Катон изгнал одного из грече­ских философов, который, демонстрируя искусство софистики, произнес две речи: одну в защиту справед­ливости, другую — против. И обе были одинаково убе­дительны, что порождало сомнения в реальности само­го понятия «справедливость». Поэтому, опасаясь рас­пространения «новых пороков», римские власти время от времени закрывали риторские школы и, по­добно Катону, высылали философов, хотя, конечно, эти меры не могли остановить растущего влияния эл­линизма.

Действительно, в греческой культуре наряду с кол­лективистским всегда было развито «соревнователь­ное» начало, большое значение имело «личное сужде­ние», а в эллинистическую эпоху индивидуализм до­стиг особой высоты.

В Риме господствовал принцип «общей пользы», коллективистское начало было более последователь­ным. И эти идеалы пока еще разделяло большинство.

Сами римляне осознавали отличие своей культуры и государственности от греческой. Своеобразие рим­ской истории Катон и знаменитый оратор Цицерон (106—43 гг. до н. э.) видели в том, что ее создавал весь народ. Каждый вносил свою лепту, совершая подвиги, и ничего не требовал взамен, кроме признания своей доблести у сограждан. В Греции же, считали они, ис­торию творили герои, жаждавшие личных почестей и славы.

Особенно сильное сопротивление вызывали фило­софские школы эпохи эллинизма — стоики и эпику­рейцы, которые брали за образец исключительную личность, мудреца, возвышающегося над толпой. Не­приемлемой была и идея ухода от общественной жиз­ни. Даже Цицерон, который считал важным изучение греческой философии, указывал, что некоторые ее по­ложения римляне принять не могут.

Конечно, индивидуализм, появившийся в рим­ском обществе, нельзя объяснить только влиянием греческой культуры. К этому приводило само разви­тие Рима: усиление имущественного неравенства, разложение устоев общинной жизни и патриархаль-1 ной семьи.

Вопросы и задания

1. Как происходило становление Римской державы? Кто бы-1 ли главные соперники и противники римлян?

2. Какие изменения происходили в социально-экономиче-1 ской жизни Рима во II—I вв. до н. э.? Чем они объясняются?

3. Что представляло собой в эту эпоху поместье (вилла)? I Почему рабы стали главными производителями? Почему воз­растала численность городского плебса и люмпен-пролетариа­та? Какой новый социальный слой претендовал на власть?

4. Объясните, в чем заключалась основная цель реформы | братьев Гракхов. Подумайте, почему реформу удалось реализо­вать лишь отчасти.

5. Расскажите о причинах и результатах Союзнической вой­ны. Какой из результатов был наиболее важным?

6. Как проявился кризис гражданской общины Рима в ду­ховной жизни общества? Какую роль здесь сыграло влияние греческой культуры? Подумайте, в чем была истинная причина разрушения идеи «общего блага» и появления индивидуализма во II—I вв. до н. э. Что индивидуализм привнес в литературу и искусство Рима?

§4

ИМПЕРИЯ. УПАДОК ИЛИ РАСЦВЕТ ЦИВИЛИЗАЦИИ?

У истоков имперской власти

Последние десятилетия существования республи­ки были полны потрясений: Рим пережил Союзниче­скую войну, волнения в провинциях, грандиозное по масштабам восстание рабов под предводительством Спартака, в сражениях с которыми римские легионы долго терпели поражения, наконец, борьбу политиче­ских группировок за власть, которая вылилась в граж­данские войны.

В эти неспокойные годы стала зарождаться новая форма правления, разрушавшая принципы республи­канского строя, — единоличная власть диктатора или императора. Такие титулы существовали в Риме и раньше, но они использовались лишь в экстраорди­нарных обстоятельствах и непродолжительное время (обычно в случае войны). В I в. до н. э. дважды повто­рилась ситуация, когда они давались пожизненно, без ограничения срока.

Первым диктаторской власти добился талантли­вый полководец Сулла, вторым — Цезарь (100—44 гг. до н. э.), чья слава военачальника и стратега пережила века. И тот и другой опирались прежде всего на ар­мию, и это не случайно: войско в ту эпоху превраща­лось в самую надежную силу, которую использовали не только для усмирения врага, но и для разрешения внутренних политических споров.

Диктатура Суллы и Цезаря продержалась недолго. Но переход к имперскому правлению был уже неотв­ратим.

Только с помощью сильной единоличной власти можно было сохранить политическое единство ог­ромной и пестрой по составу империи, упорядочить управление провинциями, удовлетворить интересы различных слоев общества.

Окончательно императорская единоличная власть установилась в 27 г. до н. э., когда Октавиан, родст­венник Цезаря, получил от сената звание пожизненно­го императора, а также титулы августа, т. е. «воз­величенного божеством», и «сына бога», как это было и в восточных деспотиях.

Какое же значение для римской цивилизации име­ла смена системы правления? А. Тойнби считал, что создание империи — это стремление уже погибаю­щей цивилизации избежать своей судьбы. Для Тойн-би имперский Рим — это цивилизация, которую поки­нул «творческий дух». Но, как ни парадоксально, лю­дям той эпохи империя и все заведенные в ней порядки казались вечными и идеальными, их «эфе­мерность» была незаметна современникам.



«Золотой век» империи

Начало имперской эпохи было блестящим, особен­но по сравнению с предшествующим неспокойным, смутным временем внутренних конфликтов. Во мно­гом это было связано с личностью Октавиана Августа, который по праву считается одним из самых ярких по­литических деятелей Рима.

Август получил всю полноту власти: он распоря-т жался казной, вел переговоры с другими государства] ми, решал вопросы войны и мира, выдвигал кандида-! тов на высшие государственные должности. Однако1 сам Август, ставший первым человеком в государстве и имевший огромные полномочия, очень мудро поль­зовался ими. Он называл себя принцепсом, т. е. пер­вым лицом в списке сенаторов, подчеркивая этим свс уважение к сенату и традициям республиканского Ри-1 ма (поэтому эпоха правления Августа и его преемни-) ков называется «принципат»). Более того, Август его сторонники утверждали, что восстановили респуб­лику. В сознании римлян республика не исключала единоличного правления, если это не противоречило принципу «общей пользы».

Юпитер, громы мечущий, — верим мы — царит на небе: здесь на земле к богам причтется Август…

Гораций


В определенной степени этот принцип и лежал в ос­нове деятельности Октавиана Августа, который пытался стабилизировать отношения между различными слоями общества. Укрепляя централизованную власть, он вместе с тем делал уступки, от которых вы­игрывали в той или иной мере все, кроме рабов.

Сенаторы оставались привилегированным слоем, хотя были послушны воле Августа. Одновременно Ок-тавиан привлекал на свою сторону новую торгово-денежную знать, всадников, назначая их на высокие должности. Сохранились и народные собрания, несмо­тря на то что они стали терять свое значение еще до правления Августа. Неимущие граждане ежемесячно бесплатно получали зерно.

Август хотел воскресить древнюю чистоту нравов и ввел законы об ограничении роскоши; суровые наказа­ния ждали всех, кто был виновен в супружеской не­верности. Император лично подавал пример мягкого, гуманного обращения с рабами.

Уважая интересы общества, Август не забывал и об укреплении имперской власти: он расширял админи­стративный аппарат, под его началом были специаль­ные войска, которые поддерживали порядок в Риме и на границах.

В эту эпоху римская цивилизация переживала взлет: в обществе была достигнута определенная ста­бильность, необычайно высокого расцвета достигла римская литература, в которой появилась целая пле­яда талантливых оригинальных поэтов, сочетавших и греческие, и исконно римские традиции (Овидий, Вер­гилий, Гораций, Тибулл). Август был покровителем искусства и науки, при нем в Риме был проложен во­допровод, развернуто строительство великолепных храмов, украшавших город. Современники восприни­мали эту эпоху как « золотой век».

Империя после Августа

Однако после смерти Августа (14 г. н. э.) довольно быстро стало очевидно, что созданная им система правления не столь уж совершенна. Единоличная власть открывала возможности для проявлений деспотизма и произвола и время от времени оборачивалас! тиранией, против которой мало кто осмеливался про­тестовать. Яркий пример попрания старых республи­канских традиций и законности — это отношение се­ната к императору Нерону (правил с 54 по 68 г.), ви­новному в убийстве жены и матери. Сам Нерон был удивлен, когда сенат, несмотря на совершенные импе­ратором злодеяния, приветствовал его; по преданию, Нерон воскликнул: «До сих пор еще ни один принцепс не знал, как далеко он может зайти!»

Разумеется, не все императоры шли по стопам Не­рона; и в имперском Риме основой власти считалась законность. Многие правители прославились своей мудростью и гуманизмом (например, императоры ди­настии Антонинов, Марк Аврелий — «философ на тро­не»), и их деятельность вновь воскрешала мечты о «зо­лотом веке». В эпоху империи несколько смягчилось положение рабов, больших прав добились римские провинции: местная знать получала доступ в сенат. Совершенствовалось римское законодательство; оно отличалось такой тщательной и точной разработкой всех юридических понятий, что его взяли за основу многие современные правовые системы. Рим оставал­ся сильным и в военном отношении. На рубеже I— II вв. н. э. империя охватывала огромную территорию.

Но уже начинались процессы, подрывавшие осно­вы ее существования. Италия теряла свою роль центра империи, многие провинции обгоняли ее в экономиче­ском развитии. Трудно было удерживать власть над покоренными народами, которые все чаще проявляли склонность к мятежам. И наконец, возрастала эконо­мическая несостоятельность рабства.

Еще в I в. многие римляне стали понимать, что труд рабов невыгоден. Число больших поместий посто­янно росло, там требовался труд квалифицированных и заинтересованных людей. Но, по мнению многих, именно квалифицированные рабы были более всего ненадежны, поэтому один из теоретиков управления поместьем, Колумелла (I в.), советовал выгонять их на

Римская империя при Константине (306—337 гг. н. э.)

работу в колодках. Хозяевам приходилось держать ог­ромный штат надсмотрщиков, что было весьма разо­рительно.

Римские философы стали предлагать перестроить отношения между рабами и их владельцами на более разумной основе взаимной заинтересованности, в ра­бах уже начинали видеть людей. А на практике рабов отпускали на волю или сажали на землю, отдавая не­большие участки земли и орудия труда.

Все люди одинаковы по существу, все одинаковы по рождению, знатнее тот, кто честен по природе. Мне скажут: да ведь они рабы. Да, но вот этот раб обладает свободным духом. А покажите мне, кто не рабствует в том или другом смысле! Этот вот — раб похоти, тот — корыстной жадности, а тот — честолюбия.

Сенека, великий римский философ, 3—65 гг. н. э.



Внешне Римская империя была по-прежнему мо­гущественной, развитие цивилизации не останови­лось. Симптомы грядущего упадка были еще не слишком заметны.

Культура эпохи империи

В первые века Римской империи ее мощь прояви­лась и в культуре. Повсюду прокладывались дороги, сооружались грандиозные водопроводы, огромные ам­фитеатры, храмы и термы (бани), триумфальные ар­ки. В Риме в I в. был достроен Колизей — уникальный по величине амфитеатр, рассчитанный на 50 тысяч зрителей. Чуть позже был воздвигнут храм «всем богам» — Пантеон: его бетонный купол составлял 43,2 метра в диаметре — вплоть до XIX в. человечест­во не могло создать ничего подобного. Римляне оста­вили потомкам богатые плоды — освоенное, «цивили­зованное» пространство.

В империи быстро росло число грамотных людей» в Риме появились публичные библиотеки, расширилась торговля книгами. В эту эпоху творили знамени­тые историки и писатели. Развивались естественные науки.

В повседневной жизни римлян большую роль иг­рали празднества (во II в. праздникам отводилось 180 дней в году), в цирках и амфитеатрах постоянно устраивались состязания, травля зверей, даже смерт­ные казни превращались в театральное представле­ние: осужденный исполнял роль злодея или героя и погибал по-настоящему. Знать соревновалась друг с другом в роскошных туалетах, изысканных кушань­ях, в украшении своих дворцов.

И все-таки в те времена проявлялись и другие, тре­вожные признаки: гражданские добродетели, которы­ми некогда славились римляне, уступали место рабо­лепству перед императорами, стремление к подвигам ради общего блага вырождалось в карьеризм, толпа требовала кровавых и жестоких зрелищ, целомудрие считалось чуть ли не признаком уродства и осмеива­лось.

Лучшие представители римского общества с го­речью писали о пороках своих соотечественников. Фи­лософы — Сенека, Эпиктет и другие — проповедовали презрение к материальным благам жизни и поиски высокого нравственного идеала. Снова возродился об­раз мудреца, стоящего над толпой, мудреца, для кото­рого высшей ценностью является его собственный внутренний мир. Раньше такой идеал был чужд боль­шинству римлян, воспитанных на идее «общего бла­га». Но в эпоху, когда общее благо перестало быть ос­новой и целью жизни общества, отстраненность, уход в себя стали естественным выходом из положения для достойных людей.



Тело мое могут взять, но дух мой свободен, и ему никто ни в чем не может помешать, и потому живу я так, как хочу.

Эпиктет, греческий философ, 50—120 гг. н. э.

115

Одновременно в духовной жизни римской империи появлялись и ростки нового видения мира и смысла человеческой жизни. Христианство, зародившееся в I в. н. э. в отдаленной провинции — Иудее, приобрета­ло все больше поклонников и последователей. Гре­ко-римский мир вступал в эпоху, которую уже пере­жили многие восточные цивилизации, — эпоху пере­хода к религии спасения.



Рим всегда был открыт новым богам: в римский пантеон легко включались боги Греции и покоренных стран Востока. Но христианство было своего рода по­трясением духовных основ жизни Рима. С чем это бы­ло связано? Христианство принесло принципиально иные идеалы, иные нормы поведения.

Оно проложило четкую грань между миром небес­ным, воплощающим высшую справедливость («Царст­вие Мое не от мира сего»), и земным. Человек для христианина всегда стоит перед судом своего творца — Бога. Мир сотворен ради человека, но человек рожден, чтобы познать Бога, т. е. следовать его заповедям. Спа­сение души и загробное блаженство объявлялись глав­ной задачей, которой следовало подчинить все свои по­мыслы и поступки.

Христианство ориентировало человека на самосо­вершенствование и переустройство земной жизни в со­ответствии с божественным идеалом. Христианство обращалось к любому человеку, независимо от его со­циального положения или национальности, открывая перед ним огромные возможности. Осознание несовер­шенства мира порождало отчуждение от государства. Требование человечности стало главным, и с этой точ­ки зрения Рим не выдерживал критики первых хрис­тиан.

Христианские писатели обличали жестокость, ко­рыстолюбие, несправедливость, лицемерие и извра­щенность римского общества, несовместимые с теми принципами, которые провозгласил Христос. Рим критиковали и философы, видя в нем те же недостат-1 ки. Но христианская критика была более разрушительной: идея «вечного Рима» сменилась идеей вечно­го «Царства Божия на земле», торжества истины и справедливости.

Христианство, охватившее вначале низы общест­ва, несмотря на преследования, постепенно завоевыва­ло популярность в более широких кругах, порождая духовный раскол. Наконец, в 313 г., в эпоху правле­ния императора Константина, христианство было офи­циально признано как одна из религий империи.

Почему погибла римская цивилизация?

III век — это эпоха кризиса империи. Если мы вос­создадим общую картину тогдашней жизни Рима, то может появиться ощущение, что вышел из строя не­кий механизм, благодаря которому много веков исп­равно работала вся система цивилизации.

Цветущие некогда города приходят в запустение и не могут платить государству налоги. Нарушаются связи между провинциями, которые обособляются друг от друга экономически. Сокращается торговля и расстраивается финансовая система. Налоги и жало­ванье начинают выплачивать в натуральной форме. Угасает культура.

Рим постепенно терял роль центра, и в 330 г. им­ператор Константин объявил новой столицей Кон­стантинополь (на месте греческой колонии Византии). А в 395 г. империя распалась на Восточную и Запад­ную части.

С III в. участились набеги варваров. Германцы, го­ты и другие племена теснили хорошо обученные рим­ские легионы (правда, теперь они состояли в основном из наемников), и в конце концов Рим стал легкой до­бычей: в 410 г. его брали и грабили готы, а в 476 г. варварские наемники свергли последнего римского императора и отослали его регалии в Константино­поль.

И все-таки даже на этом этапе недостаточно слова «упадок», чтобы охарактеризовать все происходившее в Риме. В империи одновременно с разрушением ста­рых форм шло развитие новых, на которых будет осно­вываться западноевропейская цивилизация.

Все больше становилось мелких арендаторов, коло­нов, полусвободных земледельцев, с которых брался оброк, как правило, натурой. Поместья теперь дроби­лись на мелкие участки, превращаясь в нечто похожее на феодальное владение. Крупные земельные магнаты возводили укрепления, чтобы отражать нападение варваров, у многих появились личные войска.

Но положение колонов, предшественников фе­одальных крестьян, было двойственным и неопреде­ленным. Они не были рабами, но не считались и сво­бодными. Колоны были приписаны к земле, т. е. счи­тались «рабами земли»; землевладелец имел право распоряжаться –их имуществом. Повинности они не­сли и в пользу господина, и в пользу государства. Рим­ляне не видели большого различия между рабом и колоном: оба они находились во власти господина. Стремясь сохранить прежний порядок вещей и пред­отвратить упадок городов, римские власти закабаляли! городское население. Оно было приписано к городам и! обязано было нести тяжелые повинности. У ремеслен-[ ников профессии передавались по наследству.

В ответ на все происходившие изменения Римское! государство ужесточало законы, усиливало давление! на общество. Поэтому неудивительно, что во времена! нашествий варваров многие перебегали на сторону! врагов Рима, все еще живших по принципам общинно-Е го равенства и демократии. Один из римских истори-1 ков V в., Сальвиан, писал об этом: «У всех римлян note 4 одно желание — чтобы им не! пришлось вернуться в римское подданство. Римский! плебс там единодушно заявляет о том, чтобы ему было| позволено жить по-прежнему с варварами…»

Таким образом, в империи происходили глубинные! трансформации. Самой важной среди них был форма-1 ционный сдвиг, переход к феодализму. Формационное! развитие всегда нарушает в той или иной степени ус-[

тойчивость цивилизации, смена формаций — это серь­езное потрясение для всех цивилизационных норм и традиций. В Риме это совпало и с потрясением ду­ховных основ — с появлением христианства, кото­рое разрушило языческое сознание и принесло новые идеалы.

Римская цивилизация пережила два мощных удара — ив области социально-экономической, и в области духовной. Третий удар нанесли варвары: Рим оказался на перекрестке путей новых, молодых народов, в самом эпицентре их великого переселе­ния. Цивилизационное развитие, основанное на эво-люционности, преемственности, претерпело слиш­ком сильные разрушения. Римская цивилизация закончила свое существование. Впрочем, «смерть» ее была относительной: Западная Европа и Ви­зантия усвоили многие традиции своей предшест­венницы.

Вопросы и задания

1. Чем можно объяснить переход от республики к империи? Объясните, чем отличается имперская форма правления от рес­публиканской.

2. Согласны ли вы с тем, что эпоха Августа была «золотым веком» для империи? Докажите свою точку зрения.

3. Почему имперская форма правления давала возможность для проявления деспотизма и беззакония? Вспомните, что сдерживало деспотизм в эпоху республики

4. Какие симптомы упадка стали заметны в социально-эко­номической жизни Рима уже в первые века империи?

5. Какие достижения римской культуры эпохи империи вы можете назвать? Как изменились идеалы римского общества? Какой выход из кризиса предлагали философы? Сравните отно­шение к рабству Сенеки с идеей Аристотеля о рабстве «от при­роды» и высказыванием Варрона В чем отличия9 Как развива­лись идеи гуманизма в Риме эпохи империи?

6. Расскажите об основных идеалах христианства Почему новую религию нельзя было совместить с многочисленными языческими культами, популярными в Риме?

7. В какую эпоху стали особенно заметны признаки упадка Римской империи? Какие новые социально-экономические от­ношения формировались в этот период?

8. Перечислите основные причины гибели Западной Рим­ской империи.

ТЕМЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

  • Тема 2
  • 3. Перикл об Афинах Речь
  • 4. Афинский строй с олигархической точки зрения
  • ГлаваIII Цивилизация Древнего Рима
  • Утилитаризм
  • Римская община в древнейший период
  • IПлебеи
  • Из земледельцев выходят храбрейшие мужи и са­мые предприимчивые воины, а земледелие есть заня­тие наиболее благочестивое и устойчивое…
  • Путь к мировому господству
  • Социально-экономический кризис общины
  • Средства труда делят на три части: орудия гово­рящие, издающие нечленораздельные звуки и орудия немые; к говорящим относятся рабы, к
  • Духовный кризис римской общины
  • Греция, взятая в плен, победителей диких плени­ла, в Лаций суровый внеся искусства.
  • Ненависть — и любовь. Как можно их чувствовать вместе Как — не знаю, а сам крестную муку терплю.
  • Юпитер, громы мечущий, — верим мы — царит на небе: здесь на земле к богам причтется Август…
  • Римская империя при Константине (306—337 гг. н. э.)
  • Внешне Римская империя была по-прежнему мо­гущественной, развитие цивилизации не останови­лось. Симптомы грядущего упадка были еще не слишком заметны. Культура эпохи империи
  • Тело мое могут взять, но дух мой свободен, и ему никто ни в чем не может помешать, и потому живу я так, как хочу.
  • Почему погибла римская цивилизация
  • ТЕМЫ ДЛЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИЙ