Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Л. Мельников




Скачать 169.32 Kb.
Дата17.03.2017
Размер169.32 Kb.

В.Л. Мельников




ПРЕДТЕЧА РОССИЙСКОЙ АСТРОАРХЕОЛОГИИ

КНЯЗЬ П.А. ПУТЯТИН И СЕМЬЯ РЕРИХОВ1

В год столетия выдающегося российского востоковеда и путешественника Юрия Николаевича Рериха (1902 – 1960) закономерно вспоминаются не только его жизнь и творчество, его наследие, но и жизнь и наследие учёных, так или иначе оказавшихся причастных к поразительному феномену его необычайно богатой личности. Роль каждого из его современников нам может теперь представляться значительной и знаковой, ибо такие судьбы, как судьба Ю.Н. Рериха, во многих отношениях являются символичными и знаковыми в культуре и несут в себе неисчерпаемый потенциал всё новых осознаний для общества в целом и для учёного сообщества в частности. Поэтому каждое имя из его орбиты, вновь «открываемое» исследователями, достойно отдельного обстоятельного рассмотрения.

Несомненно, одно из таких имён – это антрополог, этнограф, археолог и коллекционер князь Павел Арсеньевич Путятин (1837 – 1919), во многом предтеча отечественной астроархеологии, и, как стало известно совсем недавно, крёстный отец Ю.Н. Рериха. В ряду деятелей русской культуры, оказавших в молодые годы существенное влияние на Николая Константиновича Рериха, князю П.А. Путятину принадлежит особо значимая роль. Именно князь Путятин ввёл старшего Рериха в круг потомственных петербургских землевладельцев, на землях которых ему довелось сделать целый ряд археологических открытий и собрать уникальную коллекцию предметов каменного века. Кроме этого князь Путятин первый сообщил учёным Европы об исследованиях художника-археолога в окрестностях Бологого и Вышнего Волочка и в течение нескольких лет информировал научную общественность Запада об удачных раскопках Рериха. Не забудем также и ключевой момент в биографии Рерихов: именно в бологовском имении князя П.А. Путятина летом 1899 г. художник Николай Рерих познакомился с Еленой Ивановной Шапошниковой (1879 – 1955), ставшей в 1901 г. его женой, «спутницей, другиней, вдохновительницей» на всю жизнь. Спустя три года после этого знаменательного знакомства супруги Рерихи крестили своего первенца Юрия в Бологовской Покровской церкви, и восприемником при крещении был князь Павел Арсеньевич…

Сохранившиеся документы свидетельствуют о том, что в начале XX в. между Рерихами и князем Путятиным существовал доброжелательный, взаимно полезный диалог, приобретавший порой различные формы дружеского сотрудничества [Мельников, 2000, 2001].

Кем же был для Рерихов князь Путятин? Почему его роль в становлении этой семьи представляется нам столь значительной, и нет ли в этом преувеличения, ведь до недавнего времени о контактах Путятина с Рерихами почти ничего не сообщалось ни в биографиях художника Н.К. Рериха (и тем более в биографиях его детей Юрия и Святослава), ни в опубликованном наследии самих Рерихов? Ответами на эти вопросы должно стать наше исследование, из которого мы здесь публикуем лишь небольшую часть.

Дочь пасынка князя П.А. Путятина, кузена Е.И. Рерих, многолетнего сотрудника Н.К. Рериха по Рисовальной школе Императорского общества поощрения художеств С.С. Митусова Людмила Степановна в своих воспоминаниях пишет: «Папа гордился тем, что благодаря ему Н.К. Рерих познакомился с его отчимом князем Путятиным, которого он рекомендовал как человека, интересующегося и занимающегося археологией. Кроме того, князь Путятин любил и коллекционировал произведения искусства, главным образом, картины. У него была прекрасная библиотека. Знал астрономию, и вообще, был весьма образованным человеком…» [Митусова, 1975 – 2002].

Действительно, исторические источники подтверждают эти слова. Самый беглый взгляд на библиографию работ князя Путятина позволяет судить о широте его научных и художественных интересов (Краткий список работ князя П.А. Путятина см.: [Мельников, 2000. С. 51 59]). А его знания астрономии и исследование знаний древнего и средневекового человека о небе поистине беспрецедентно для времени конца XIX в. Чего стоит одна составленная им таблица «Ключ Алхимический из книги XVI-го века fra Basilii Valentini, приноровленный к астрономическим, естественно-историческим и другим понятиям» размером 35100 см! В таблице заполнены семь строк светил (Солнца, Луны, Марса, Меркурия, Юпитера, Венеры и Сатурна) соответственно дням недели и даны в 22 столбцах соответствующие им характеристики: металлы, камни, науки, светлые и тёмные качества, цвета, месяцы зачатия и рождения человека, часы, а также знаки и названия дней недели, в том числе халдейские, еврейские, египетские, «восточно-индейские» (санскритские), латинские, румынские, итальянские, французские, шведские, немецкие и английские. Приведён подробный комментарий ко всем строкам таблицы [Путятин, 1886. Л. 42, табл. A.].

В 1989 г. вышла монографическая работа «Археоастрономия и история культуры» [Владимирский, Кисловский, 1989], посвящённая вопросу возникновения астрономических знаний. В ней была рассмотрена связь представлений наших далёких предков о космосе с закономерностями социального развития древних обществ, обсуждалось место астрологии в системе культуры древних цивилизаций, перечислялись учёные, внёсшие существенный вклад в это направление. Из отечественных учёных среди них справедливо названы Н.К. Рерих и В.Е. Ларичев, но об их предшественнике князе П.А. Путятине нет ни слова. То же самое мы наблюдаем и в других публикациях на данную тему. Между тем, уже в 80-х гг. XIX в. наш соотечественник сделал поразительное археологическое открытие – нашёл в неолитическом слое в Бологом каменную точилку с изображением созвездия Большой Медведицы, при этом постарался тщательно изучить всё, что может прояснить её значение: мифы, исторические документы, археологические находки, данные медицины и наблюдательной астрономии, астрологические таблицы, систематизировал из всех доступных источников разрозненные сведения на более чем 10 языках, обобщил их затем в отдельном исследовании (его рукопись состоит из 40 листов 2035 см с оборотом, иллюстрациями и таблицами), подготовил по материалам своей работы несколько докладов в научных обществах, стал увлечённым пропагандистом астроархеологической проблематики… Так что В.Е. Ларичев в своих классических опровержениях «простаков-доисториков», попавших в очередную «ловушку очевидности смысла» очередного древнего артефакта, давно имеет мощного союзника в истории культуры, начавшего сто лет до него неутомимое «движение от сомнительного – к истине, от неизвестного – к знанию» [Ларичев, 1997]. Князь Путятин никогда не воспринимал астрологию «как ветреную дочь астрономии», но придавал огромное значение этой ветви древнего знания именно как «душе, мысли, перводвигателю и вдохновляющей силе» [Ларичев, 1999. С. 2] астрономии, да и многих других наук о природе. Мы предприняли наше исследование ещё и для того, чтобы «вернуть» имя этого выдающегося учёного-астроархеолога в соответствующую отрасль отечественной науки.

Для Рерихов, как, впрочем, и для многих других гостей бологовской усадьбы, князь Павел Арсеньевич Путятин всегда был живым звеном, связующим с выдающимися людьми и событиями прошлого: пушкинским кругом, эпохой императорских охот, миром потомственных петербургских собирателей-подвижников. Беззаветно преданный идеалам отечественной культуры, князь Путятин был идейным продолжателем духовных заветов «святой старины», идей нравственного развития общества, почерпнутых из сокровищниц православия, других религий мира, и разных этических учений (от античности до современного ему масонства), а также его любимых наук – истории, археологии, антропологии, палеоэтнологии, этнографии… Читая труды князя Путятина, его переписку с французским астрономом К. Фламмарионом, другими деятелями науки и искусства, иной раз поражаешься, как точно он предвосхитил некоторые идеи XX века. Приведём только один (начальный) фрагмент из его наиболее значительного и сокровенного сочинения, весьма созвучного рериховской проповеди Культуры.
1. Князь П.А. Путятин. Из области астрономической археологии. Изображения созвездия Большой Медведицы на каменной точилке каменного периода России. Закончено 19 марта 18862

Милостивые господа, первобытная Археология в нынешнем столетии вступила в новую фазу своего существования. В её направлении произошло большое изменение. Прежде эта отрасль знания имела какой-то антикварский характер. Научности и обобщений в ней было очень мало. Только некоторые её отделы, например: палеография, нумизматика, отдел древней истории, географии и древне-художественный ещё имели положительные основы; всё же остальное состояло в каком-то бесцельном собирании разных античных предметов и составлении из них складов без положительной системы3.

Последние шаги этой науки выдвинули новые отрасли знания: лингвистическую палеонтологию, палеоэтнологию, антропологию, доисторическую археологию, археологическую астрономию и пр. и пр. Она приняла, так сказать, чисто космический характер и заниматься ею стало чрезвычайно трудно. Для её изучения нужно быть всесторонне образованным, так как её проблемы решают и обуславливают многие различные науки. Тут нужны: и зоология, и ботаника, анатомия с остеологией и краниологией, палеонтология, биология, древняя теология, мифология общая и сравнительная, патология, физическая и древняя география и геология тоже входят в её район. Наконец даже астрономия – и та проникла в сферу познаний, необходимых археологу, прибавляя новую отрасль «археологическую астрономию». Да, тяжёлую работу должен выполнять современный археолог. Нахождение предметов глубокой древности, сопряжённое с громадным трудом и издержками, требует ещё от него и уменья их определить и описать, что ещё более трудно. А между тем и при помощи известных общих познаний, в этой науке опыта, приходится сталкиваться с часто употребляемым выражением Николая-де-ля-Кайль4, астронома XVII века, который при всей своей образованности нередко говорил: Le ne sais pas cela (я этого не знаю). Не удивительно после этого, что нам для решения каких-либо затруднительных вопросов зачастую приходится обращаться к специалистам о разных вышеупомянутых предметах. Но это ещё не всё: трудности, полагаемые для нас самим предметом служили в старину только преддверием тех пыток, которые приходилось испытывать извне. Науки в последнее время достигли многого, но это куплено ценою страданий; в прежнее время их напрасно и усиленно преследовали; причиной подобного гнёта было невежество известной среды с её научной нетерпимостью. Учёные вследствие этого должны были герметически закупориваться в герметические науки5, через что большинство заблуждений тем усиленнее держались известной среды, чем замкнутее была среда, отчего анализ разума для людей правды делался почти невозможным. Астрономия с астрологией, химия с алхимией, анатомия и авгуры с друидизмом смешивались вместе и брали жертвы. В начале эти жертвы производились грубо, даже ещё относительно недавно инквизиция жгла на кострах и уничтожала тайными убийствами людей науки. Затем к пыткам, которым позавидовали бы, пожалуй, краснокожие, присоединялась иногда сильнейшая моральная [пытка]. Это происходило оттого, что жертвы и судьи стали людьми более сведущими – одни в научном отношении, другие в уменье доставлять большие страдания. Астрономы: Секко, Коперник, Джордано Бруно, Галилей, Анаксагор, обличитель Хр. Лоос и пр. и пр. не избегли этой участи6. Многие во имя страха, даже в ущерб правде, отказались от своих воззрений и столь известное характерное выражение, будто бы сказанное, как протест, Галилеем – «Epur si move» – «а земля всё-таки движется», теперь отвергается7.

Химия тоже долго блуждала, погружённая в алхимические убеждения о флогистоне, философском камне, панацее и пр. Освобождение её от тьмы тайн её адептов и младенческих взглядов совершилось не скоро. То же самое случилось и с космической Археологией: она стала устанавливаться ещё позже химии. Мы почти своими глазами видели всю гнусность нетерпимости в лице преследователей славы Франции – геолога, археолога Буше де Перт (Boucher de Perthes). Его книги «Antiquites celtique et antidiluviennes» (изданные в 1849, 1857 и 1864 гг.) чуть ли не все были истреблены. И какие, какие оскорбления за свои, часто справедливые, убеждения не вынес Буше де Перт. Ему говорили, например, что и камни-то, подобные воображаемым им орудиям, чуть ли не встретим на мостовой, что он плагиат; кроме того, его противниками делались отвратительные подбросы и фальсификация предметов, а также подтасовывались самые факты. Наконец, из-за мелочных ошибок чуть ли не уничтожались все его труды и заслуги без научного анализа и пр. и пр.8 Так его оскорбляли, зная заведомо, что подобные отношения для людей науки иногда также мучительны, как и самая смерть. И если бы не поддержка небольшой группы разумных людей Франции – Катрефаж, Лорте, Броньяр, Ели де Бомон и пр., да не оценка посторонних juri – англичан с такими известными именами, как геолог Чарльз Лейэль и палеонтолог Иванс, Прествич, Дарвин и датчанина Томсена, то его открытия заглохли бы надолго.



Велика та страна, которая, укрепляясь прогрессивно наукой, поддерживает своих тружеников от грубой среды. Пожалуй, не мало приносят пользы и единичные, общедоступные, вне педантизма, известные учёные разных стран, которые во имя науки делятся своим знанием на пользу всего человечества. Магистр астрономии – популяризатор Камил Фламмарион так и поступает. Он, например, мало того, что на предложенные мною астрономические вопросы по поводу изображения Большой Медведицы на каменной точилке печатно дал ответ и критический разбор, уясняющий разные тёмные стороны, но ещё и высказал участие, которое обрисовалось следующими словами: «Что бы то ни было, но это редкий интересный документ (единственный до сих пор в пределах нашего ведения) и нельзя достаточно отблагодарить тех исследователей, которые, разыскивая следы прошедших веков, делают их знаемыми, потому что, становясь всем известными, эти изыскания вносят свой элемент к общему преуспеянию человеческих ведений».
Фаза давлений относительно Археологии в нынешний век совсем ослабла. Религиозные воззрения, одно время затемнённые, начали приходить к своей первобытной чистоте. Люди поняли, что космогонические истины нигде так ясно не выражаются, изучение природы нигде так не поддерживается, как в основных книгах наших верований, и что истинная религия никогда не была против практического изучения сил природы. Прежняя нетерпимость, перешедшая было в фарисеев науки, сгладилась. Педантические взгляды, зависть к идее и к новым отраслям знаний, поддерживаемые клеветой и всякой ложью, притупили своё жало. Желание людей, слабых умом, повредить прогрессу подпольными интригами составляет теперь исключение. Словом, настало время, когда мы, взаимно вспомоществуемые, смело может идти по стезям мира и света, изучать всё, что есть нерешённого и неизвестного в живой всеобщей науке человеческой культуры.

Не будет преувеличенным утверждение, что такими «всеобщими науками» в XX в. стали высоконравственные мультидисциплинарные учения Владимира Вернадского, священника отца Павла Флоренского, Альберта Эйнштейна, Александра Чижевского, Карла Ясперса, Алексея Окладникова, Виталия Ларичева и, конечно же, рериховская Живая Этика, или, как её назвали на Востоке, Агни-Йога.

В настоящий момент нами на базе Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге и Рериховского центра Санкт-Петербургского государственного университета готовится в свет издание избранных сочинений князя П.А. Путятина. В него войдут как опубликованные, так и неизданные сочинения этого самобытного учёного. Из тематики палеоэтнологии, археологии и конкретно астроархеологии, а также первобытного искусства будут представлено более 20 классических работ князя П.А. Путятина. Значительный блок в издании наследия князя П.А. Путятина составит также его литературное наследие – переписка, эссеистические воспоминания и поэзия.

В качестве образца последнего жанра приведём здесь жизненное кредо князя, выраженное им в поэтической форме. Для историков такое выражение мыслей учёного особенно дорого, ибо оно в образной художественной форме дополняет научный поиск, затрагивает вопросы этики в науке. Нам бы хотелось впервые издать этот поэтический опус именно здесь, на страницах юбилейного для В.Е. Ларичева и его коллег издания. Мы уверены, что все собравшиеся на новосибирский археологический юбилей учёные могут отнести эти путятинские строки и к себе.



2. Князь П.А. Путятин [К 50-летию Императорского Русского Археологического общества] 15 декабря 1896
Под знаменем родной науки
Собрались мы на юбилей
Семьёй, в которой горечь скуки
Безвластна в горечи своей.
Археологи разных знаний
От альфы камней и древес
К омеге нынешних призваний
И исторических словес –
Все здесь в одно соединились,
Чтобы весельем подышать
Чтоб жизнь с наукой плотно свились
И дружбы стала благодать.
Умолкли света пререканья
И осужденья, и мечты,
У всех ввиду одни призванья –
Сажать научите цветы
Национальных проявлений
На общей почве всех племён,
Без эгоизма, без сомнений,
Для блага будущих времён…
Давно нам всем пришлось сродниться
В стремленьях к истине святой,
В простой любви к науке слиться
Одною дружеской семьёй.
Не страшны стали нам деленья,
Весь самомнения раздор,
С основой твёрдой без волненья
Мы правильно вступаем в спор,
И наши прения, дебаты
О древностях своей страны
Ведут лишь в ясные палаты
Всех изучений старины.
……………………………………


Да здравствует науки строй!
Да здравствует источник веры
На почве родины святой!
И пусть живут её примеры,
Примеры доблестных Вождей,
Скрепивших Русь могучей силой,
Завет страны богатырей –
Любить и жить для Руси милой.

Воистину, «на пользу всего человечества» жил, занимался наукой, собирал коллекции, помогал людям словом и делом князь Павел Арсеньевич Путятин. К концу жизни самой близкой ему стала семья Рерихов, которую он полюбил всем сердцем и главу которой он называл в своих письмах не иначе, как «дорогой друг», «родной и сердечный Николай Константинович». «Очень благодарим Вас за память, – писал князь Путятин семье Рерихов из Бологого 30 июня 1917 г., за полтора года до кончины. – В трудные наши жизненные минуты она для нас драгоценна… Целуем все вас крепко, как любим. Князь П.А. Путятин» [Цит. по: Мельников, 2000. С. 49].

В доме князя П.А. Путятина росла и развивалась Елена Ивановна Рерих, ставшая не только верной женой, спутницей и вдохновительницей всемирно известного художника, но и соавтором многих его произведений, сама написавшая «гору книг» по философии и истории религий, оставившая человечеству бесценное сокровище – многотомное Учение Живой Этики. Труды Е.И. Рерих можно рассматривать как закономерное продолжение философских и культурно-исторических изысканий её сводного дяди.

Встреча с князем Павлом Арсеньевичем Путятиным предопределила на многие годы круг общения и поле деятельности Николая Константиновича Рериха. Без встречи с ним не взошла бы так высоко путеводная звезда художника, путешественника и мыслителя, не сложилось бы многое суждённое и прекрасное.

В дневниковых записях семьи Рерихов начала 1920-х гг. сохранились поразительные слова, свидетельствующие о крепкой духовной общности князя П.А. Путятина и Юрия Николаевича Рериха. Судя по всему, князь Путятин радовался первым успехам крестника и, как записано в дневнике, был «горд Юриком». Дневниковые записи также свидетельствуют, что князь Путятин с первых дней и по смерти оказывал неразрывную духовно-научную поддержку Ю.Н. Рериху. Вот пророческие слова князя Путятина, обращённые к крестнику: «Иди моим путём, дорогой Юрик», «Конная явка в Родину приготовлена тебе, гусар мой!». Так и сложилось – Юрий Николаевич стал учёным и, в конце концов, в 1957 г. вернулся на Родину, чтобы сражаться за возвращение наследия своих родителей, за включение их эволюционных идей в культуру будущей России, чтобы заложить в науке неисчерпаемый потенциал будущих открытий, и чтобы дойти до конца тем же путём бесстрашного служения Истине, что и его крёстный отец князь П.А. Путятин.



Список литературы
Владимирский Б.М., Кисловский Л.Д. Археоастрономия и история культуры. М., 1989. – 64 с. – (Новое в жизни, науке, технике. Серия «Космонавтика, астрономия»; № 3).

Ларичев В.Е. Космографическое панно из “колодца” Ляско (созвездия эклиптики и экватора в образах искусства древнекаменного века) // Гуманитарные науки в Сибири. Всероссийский научный журнал. Новосибирск, 1997. № 3.

Ларичев В.Е.Заря астрологии: Зодиак троглодитов, Луна, Солнце и «блуждающие звёзды». Новосибирск, 1999.

Мельников В.Л. Князь Павел Арсеньевич Путятин и его бологовская усадьба. СПб. – Вышний Волочёк, 2000. 72 с.

Мельников В.Л. Н.К. Рерих и князь П.А. Путятин // Н.К. Рерих и его современники. Коллекции и коллекционеры: Сб. статей по материалам Международной научно-практической конференции. Одесса, 2001. С. 6–32.

Митусова Л.С. Воспоминания: 1975–2002. Рукопись в Мемориальном собрании С.С. Митусова. В настоящий момент готовится к печати в издательстве СПбГУ.

Путятин П.А. Из области астрономической археологии. Изображения созвездия Большой Медведицы на каменной точилке каменного периода России. Закончено 19 марта 1886. Автограф. РА ИИМК, ф. 3, № 557.

Путятин П.А. [К 50-летию Императорского Русского Археологического общества]. 15 декабря 1896. Автограф. ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом), р. I, оп. 22, № 558, л. 13.

Рерих Е.И. Дневники. Записи 3 марта 1921 г. и 2 августа 1923 г. Архив библиотеки Амрхёрст колледжа, США.
Музей-институт семьи Рерихов,

Санкт-Петербург

1 Незаменимую помощь в подготовке и осмыслении публикуемых в статье материалов оказала внучка княгини Е.В. Путятиной Людмила Степановна Митусова, хранящая живые свидетельства как о самом князе П.А. Путятине, так и о его петербургской квартире и бологовском имении.

2 Публикуется начальная часть статьи. Сокращения раскрываются без квадратных скобок в случаях, не имеющих другого толкования. Авторские стиль и пунктуация сохранены, в отдельных случаях орфография приведена в соответствие с современными нормами. Выделения в тексте соответствуют подчёркиваниям автора в рукописи.

3 В нынешнем году и прошлом Археология понесла чувствительные потери: скончались четыре знаменитых её поборника – 1) граф А.С. Уваров – составитель и председатель многих Археологических съездов, автор «Мирянских курганов» и «Каменного века России», 2) Наш сочлен по Археологии, первый министр и председатель Датской Археологической комиссии Асмусен Ворсо; его последняя статья 1885 г., помещённая в мемуарах Королевского общества северных антикварий «о организации Историко-Археологических музеев на севере и в других странах» восстаёт против национального рутинного собирания антиков без системы и в разброс, 3) Н.В. Калачев – известный юрист, Директор Археологического института в С. Петербурге, организатор архивного дела на новых основаниях. С воспитанниками института им производились раскопки курганов и поездки на стоянки людей каменного периода, о поездках отчёты публиковались в трудах Археологического института, 4) Ж. Чиеричи – итальянский учёный, издатель главный журнала «Бюллетени итальянской палеоэтнологии» (Bullettino di paletnologia italiana). В настоящее время идёт подписка в Италии о сооружении ему бюста. Наше Московское Императорское Археологическое Общество пожертвовало 100 лир на бюст своему сочлену (Примеч. князя П.А. Путятина).

4 Николай-Людовик de la Caile (1713—1762) изобрёл вычисление долготы в море по наблюдениям над луной. На мысе Доброй Надежды производил наблюдения над звёздами южного полушария, из которых им вычислены до 9800 звёзд до него неизвестных. Кроме того, им систематизированы южные созвездия и даны названия этим созвездиям по именам разных астрономических инструментов (Примеч. князя П.А. Путятина).

5 Гермес – Ермий (Солнце – божество), Меркурий Трисмегист, т.е. три раза великий (около 2-х тысяч до Р. Хр.), Таут, Тор, Тоит, Теот, Тейт, Тут, Янус, Канаан, Египетский мифический философ, Советник Изиды (Изис – луна, жена царя Озириса – Солнца). Известен, как изобретатель письмян, арифметики, геометрии, некоторых астрономических начал, Законов, жертв, музыки, телесных упражнений, культуры оливкового дерева и как творец изумрудной алхимической таблицы и пр. и пр. (Примеч. князя П.А. Путятина).

6 В Риме в нынешнем 1886 г. в 286 годовщину Джордано Бруно воздвигнут ему памятник. Джордано Бруно – доминиканский монах был сожжён в Риме на площади Campo-di-fiori 17 февраля нового стиля за его астрономические мнения сходные с Коперниковыми и за сатиру «Lpaccio della Bestia Trionfante». Астрономические мнения Бруно назывались по имени его родины Нолы –Ноланской философией. Эта философия связывала идеи Коперника с существованием бесчисленных миров кроме того, в котором мы живём, а также разные другие теологические и метафизические условия (Примеч. князя П.А. Путятина).

7 См. «Русский Вестник» 1876 г. – Декабрь. «Процесс Галилея по новейшим исследованиям», статья господина Р. (Примеч. князя П.А. Путятина).

8 Для характеристики этой борьбы возьмём две выдержки из книги «Alcins Ledien» Boucher de Perthes – sa vie ses œuvres sa correspondance, 1885 г. В 1-й – Буше де Перт ропщет на ложь в науке. «Ah! qu’une vérité est dure à faire avaler aux savants, ils semblent toujours craindre qu’il n’y en ait trop: comme si c’etait de pachose si commune dans ce bas monde adorateur du mensonge et toujours prêt à lui élever des auteils». Во 2-й – он восстаёт против нерешительности Академии Наук. «Voilà dix-huit mois que j’ atteads de l’Académie des sciences un rapport de deux pages. Que ságit – il donc de décider? – Si un chose est ou n’est pas. – Or lorsqu’il est si facile de voir, je ne conçois plus pour quoi l’on discute pour savoir» (Примеч. князя П.АПутятина).

  • Павел Арсеньевич Путятин
  • Еленой Ивановной Шапошниковой
  • 1. Князь П.А. Путятин. Из области астрономической археологии. Изображения созвездия Большой Медведицы на каменной точилке каменного периода России.
  • «археологическую астрономию»
  • Велика та страна, которая, укрепляясь прогрессивно наукой, поддерживает своих тружеников от грубой среды.
  • 2. Князь П.А. Путятин [К 50-летию Императорского Русского Археологического общества]
  • Список литературы Владимирский Б.М. , Кисловский Л.Д.
  • Ларичев В.Е.
  • Митусова Л.С.
  • Путятин П.А.