Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В. Х. Кандинского Л. Л. Рохлин




страница1/11
Дата27.06.2018
Размер2.6 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Жизнь и творчество В.Х.Кандинского Л.Л.Рохлин ПРЕДИСЛОВИЕ Книга о жизни и творчестве отечественного психиатра В. X. Кандинского представляет собой самостоятельный раздел русской и мировой истории психиатрии. Она, как и каждое историческое исследование, устанавливает преемственность прошлого с современностью. В. X. Кандинский, вместе с С. С. Корсаковым,— признанный основоположник отечественной психиатрии. Его научное творчество стало неисчерпаемым источником для последующих, вплоть до наших дней, исследований многих поколений психиатров. Синдром имени Кандинского, во всех вариантах его проявления, постоянно описывается в тысячах историй болезни. Познавательное значение этого синдрома неизмеримо возросло в настоящее время, когда перед психиатрами настоятельно встала проблема синтеза обще-патологических и частно-патологических закономерностей патологии психической деятельности. Решение ее связано с обнаруженным В. X. Кандинским патогенетическим взаимоотношением истинных галлюцинаций и псевдогаллюцинаций — с проблемой генерализации проявлений психического расстройства и ее ограничением в развитии психозов, их динамике. Его творческое наследие не исчерпывается психопатологическим исследованием природы псевдогаллюцинаций, не менее значительно его учение о невменяемости, ставшее основой развития отечественной судебной психиатрии. В нем В. X. Кандинский одним из первых привлек внимание к проблеме психопатий. Неоспоримо влияние В. X. Кандинского на развитие материалистического воззрения на природу психических болезней, их нозологию. Наиболее ценный итог научной деятельности В. X. Кандинского заключается в развитии одного из самых существенных разделов общей психиатрии — учения о галлюцинациях, псевдогаллюцинациях и галлюцинаторном бреде. Не менее ценно его совершенствование клинического метода исследований психических болезней, ставшего теперь оригинальной особенностью отечественной психиатрии. Перед автором книги о В. X. Кандинском, исследователем его жизни и творчества стояла труднейшая задача. Он, по утверждению П. Б. Ганнушкина, как историк психиатрии, не только должен быть психиатром, но обязан обладать большими, почти универсальными знаниями в целом ряде дисциплин. Эта ответственнейшая задача для автора книги о В. X. Кандинском была осложнена значительными пробелами в существующих публикациях с его жизни. После трагической смерти В. X. Кандинского прошло почти сто лет. Знавших его современников уже давно нет в живых. Автору понадобилось потратить много сил и времени на поиск в государственных и частных архивах документов и материалов, восполняющих пробелы в биографии В. X. Кандинского. В результате это ч трудоемкой работы были обнаружены совершенно неизвестные ранее данные о его жизни и деятельности. В книге изложены общественно-политические особенности, со всеми их противоречиями, времени жизни В. X. Кандинского. Те годы в России, с одной стороны, значительны осуществленными реформами, разраставшимся революционным движением, интенсивным развитием науки, в том числе и психиатрии, а, с другой стороны,— неуклонным наступлением реакции. Вне своего времени общественно-врачебная, научная и экспертная деятельность В. X. Кандинского не может быть понята. Вот почему автор книги с полным основанием посвятил этому весь первый раздел своего исследования. В нем живо передан, помимо описания семьи В. X. Кандинского, его окружения, образования, господствовавший в университете и врачебной среде дух той эпохи. Второй раздел книги полностью отведен научной деятельности В. X. Кандинского. С полным основанием этот раздел начинается с анализа фундаментальной основы научных воззрений В. X. Кандинском, его философских и общественно-политических взглядов. Эрудиция В. X. Кандинского в области философии и психологии была исключительна. Он в свое время перевел на русский язык «Физиологическую психологию» Вундта, снабдив ее обильными комментариями и примечаниями, свидетельствующими о его стихийно материалистических позициях. Исследования в этой области В. X. Кандинского были устремлены на обнаружение взаимосвязи психологии и психиатрии, области по-прежнему трудной и актуальной вплоть до нашего времени. Превосходное знание физиологии и психологии, вкупе с талантом психиатра позволили В. X. Кандинскому осуществить классические психопатологические и клинические исследования, вошедшие в золотой фонд мировой психиатрии. В этом разделе книги автор последовательно описывает этапы научных исследований В. X. Кандинского, сопровождая их» подробным анализом, устанавливая преемственную связь с развитием современной психиатрии. Ценность этого раздела такова, что без него в будущем не сможет обойтись ни один автор учебника, руководства по психиатрии, истории психиатрии, не говоря уже об авторах научных исследований. Книга о В. X. Кандинском представляет собой тот литературный источник, знание которого обязательно для каждого психиатра, вне зависимости от характера его деятельности — научной или практической. Герой социалистического труда, академик АМН СССР профессор А. В. СНЕЖНЕВСКИЙ ОТ АВТОРА Эта книга посвящена описанию жизни и творческой деятельности выдающегося русского психиатра второй половины XIX столетия, одного из основоположников отечественной психиатрии Виктора Хрисанфовича Кандинского. «… когда перед советской страной встали новые громадные задачи, требующие дальнейшего усиленного развития науки и техники,— справедливо писал академик С. И. Вавилов в предисловии к сборникам «Люди русской науки»,— особенно важно оглянуться на прошлое нашей науки. Это прошлое дает нам немало замечательных образцов вдохновенного научного исследования, смелого творческого дерзания. Они послужат поучительным примером для молодого поколения советских ученых». Эти слова академика С. И. Вавилова в полной мере относятся к такой сложной и важной области медицинской науки, как психиатрия и к столь видному ее представителю как В. X. Кандинский. Касаясь первой части книги, в которой сообщаются основные биографические данные о В. X. Кандинском, следует указать, что его жизнь была сложна и противоречива, судьба трагична, поведение было полно сподвижничества, а в личности имелось много рыцарского. Много страниц в книге его жизни оказались вырванными и неизвестными, и потому в ней имеется ряд обширных белых пятен. Несмотря на огромное уважение и любовь, которыми пользовался В. X. Кандинский у своих сослуживцев и товарищей и бесспорное признание его заслуг со стороны выдающихся представителей отечественной и зарубежной психиатрии того времени, биографические данные о В. X. Кандинском весьма скудны, его научное наследие не получило полного освещения, а его имя на длительное время было незаслуженно забыто. Н. В. Иванов, которому советские психиатры обязаны в восстановлении надлежащего понимания значения и приоритета Кандинского, справедливо писал по этому поводу в одной из своих статей: «Собрать подробные биографические материалы о Кандинском теперь крайне трудно. Местонахождение его личного архива неизвестно, воспоминания современников не опубликовывались, служебного дела также не удалось найти». Эти обстоятельства и побудили нас заняться поисковым исследованием с целью обнаружения новых материалов о жизни и творчестве Кандинского для выполнения столь ответственной и трудной задачи, как подготовка его научной биографии. Однако лишь часть из приводимых нами в настоящей книге данных о жизни Кандинского может быть признана подлинно новой. К ним относятся некоторые из обнаруженных нами архивных материалов, отдельные воспоминания современников и потомков Кандинского и сведения, любезно предоставленные рядом исследователей истории Сибири, занимавшихся также в этом плане и семьей Кандинских. Другая часть приведенного в настоящей работе материала является новой только в том смысле, что она публиковалась ранее в мало известных психиатрам изданиях. По ходу изложения, мы также вынуждены были сообщить некоторые данные о В. X. Кандинском, знакомые психиатрам по ранее опубликованным работам, чтобы обеспечить целостность и последовательность изложения. И еще одно разъяснение следует сделать, касаясь первого раздела книги, относящегося к биографии В. X. Кандинского. Нельзя дать убедительную характеристику жизни ученого в отрыве от исторической обстановки, в условиях которой он жил и творил. Если жизнь ученого может в определенной мере характеризовать то историческое время, которому она принадлежит, то только надлежащее понимание и анализ исторической эпохи, когда он жил, даст возможность правдиво объяснить его жизнь, глубже познать деятельность и ярче нарисовать его образ человека и ученого. Рано ушедший от нас талантливый психиатр и историк психиатрии О. В. Кербиков подверг справедливой критике тот неправильный подход, когда корифеев ученых-психиатров рассматривали вне исторической преемственности и исторической обстановки, их порождающей, в плане самозарождения и спонтанного развития их творческих талантов. Вот почему в нашей книге рассматриваются не только те или иные факты, имеющие прямое отношение к биографии В. X. Кандинского, но также дается и краткая характеристика общественно-политической жизни, основных исторических условий и тенденций развития науки и психиатрии того времени. Общей характеристике научного наследия В. X. Кандинского, отдельных его сторон, и рассмотрению особенностей научного творчества посвящены главы второго раздела книги. Здесь необходимо подчеркнуть огромное теоретическое и клиническое значение творческого научного наследия В. X. Кандинского. Оно велико и многогранно, охватывает различные важные разделы психиатрии как сложной и разветвленной медицинской дисциплины. Оно ценно для современной психиатрии разрешением ряда актуальных ее проблем не только в плане их исторических основ и преемственности, но и как содержащие талантливые исследования, опережающие свое время и оплодотворяющие практику современного периода развития психиатрии. Важно подчеркнуть, и об этом в книге подробно рассказывается, что В. X. Кандинский в области философии и психологии был убежденным материалистом. В своих клинических воззрениях он выступал как основоположник клинико-нозологического направления в психиатрии и вписал в нее ряд новых разделов. В области психопатологии ему принадлежит приоритет открытия некоторых важных психопатологических феноменов и заслуги в формировании общей психопатологии в самостоятельную научную дисциплину. Наконец, можно считать общепризнанным, что в истории отечественной судебной психиатрии научные труды В. X. Кандинского имели выдающееся значение и положены в основу современного законодательства в этой области. Если жизнь В. X. Кандинского была сложна и противоречива, то в творчестве нашего замечательного психиатра можно отметить удивительную последовательность, фундаментальность, глубину мысли, предельную ясность и точность изложения. Мы благодарны за ценные консультации по различным вопросам, освещаемым в нашей книге: академику Академии медицинских наук СССР Андрею Владимировичу Снежневскому, много сделавшему в раскрытии значения научного наследия В. X. Кандинского и внедрения его идей в психиатрическую науку и практику; профессору Николаю Владимировичу Иванову, одному из первых психиатров уделивших большое внимание истории жизни и творчества нашего выдающегося психиатра; Евгению Дмитриевичу Петряеву, видному исследователю истории культуры Забайкалья, предоставившего в наше распоряжение ряд ценных материалов, в частности, о семье Кандинских; Виктору Васильевичу Сорокину, известному своими работами по истории Москвы и Московского университета; Марии Юрьевне Барановской, оказавшую большую помощь в установлении связи с оставшимися в живых представителями семьи Кандинских и в получении ряда важных фотодокументов. Глава первая. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХИАТРИЯ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX СТОЛЕТИЯ Быстрый рост капитализма в России. Годы революционного подъема. Развитие материалистической философии и борьба с идеализмом. Успехи естествознания и медицины. Историческая преемственность отечественной психиатрии второй половины XIX столетия. Становление психиатрии как самостоятельной научной дисциплины. Ее материалистическая направленность. В. X. Кандинский — выдающийся психиатр второй половины XIX столетия. Виктор Хрисанфович Кандинский—один из выдающихся русских психиатров второй половины XIX столетия. Наряду с И. М. Балинским, И. П. Мержеевским, С. С. Корсаковым, В. М. Бехтеревым он принадлежит к числу основоположников отечественной психиатрии. Биография и научное наследие В. X. Кандинского отражают социально-экономические условия, уровень культуры, науку и состояние психиатрии того времени, когда он жил и работал. Видный земский психиатр П. И. Якобий справедливо указывал, что: «Психиатры — сыны своего времени, психиатрические больницы — продукты своей эпохи». Вот почему мы считаем целесообразным прежде всего обратиться к рассмотрению этого периода в социально-историческом, общекультурном и психиатрическом аспектах. Вторая половина XIX столетия характеризовалась в Царской России быстрым развитием капитализма. В. И. Ленин писал: «… развитие капитализма в России пошло с такой быстротой, что в несколько десятилетий совершались превращения, занявшие в некоторых старых странах Европы целые века». Потребности растущего промышленного производства и усовершенствования техники делали актуальным развитие точных наук и опытного знания. Для них открылись широкие горизонты и перспективы. Подтверждались слова Ф. Энгельса: «Если у общества появляется техническая потребность, то это продвигает науку вперед больше, чем десяток университетов…» Несмотря на господствующую в те годы политическую реакцию, на арену научной и общественной деятельности выдвинулась блестящая плеяда ученых в области естественных наук и медицины. Это был период замечательных успехов русского естествознания, достижения которого приумножали своими трудами А. М. Бутлеров и Д. М. Менделеев, И. М. Сеченов и К. А. Тимирязев, А. О. и В. О. Ковалевские и И. И. Мечников. В медицине тогда громко звучали имена знаменитого хирурга Н. И. Пирогова, выдающегося терапевта С. П. Боткина и многих передовых ученых. Если в нашей литературе, относящейся к истории психиатрии, жизнь и творчество выдающихся отечественных психиатров второй половины XIX столетия получили достаточное освещение, то общей характеристики развития психиатрии в столь значительный для нее период еще не дано. Обобщенный анализ русской психиатрии XIX столетия — дело сложное и трудное. Мы не можем в короткой вводной главе дать развернутую, полную характеристику развития психиатрии того времени, но все же должны осветить основные тенденции ее эволюции. Без этого, мы полагаем, будет невозможно надлежащим образом попять и оценить оригинальный научный вклад, внесенный в психиатрию В. X. Кандинским. Первое, что хотелось бы отметить, это целесообразность рассмотрения состояния отечественной психиатрии второй половины XIX столетия в исторической преемственности с предшествующим ее развитием. Историю развития научной психиатрии в России можно проследить с конца XVIII века, а в первую половину XIX столетия она уже по праву может гордиться рядом научных достижений. Это отмечено в дореволюционное время Л. А. Прозоровым и в работах ряда советских психиатров: О. В. Кербикова, Д. Д. Федотова, Т. И. Юдина и других авторов. Творческая деятельность в области психопатологии и клинической психиатрии, организации психиатрической помощи и судебной психиатрии таких выдающихся психиатров первой половины XIX столетия, как В. Ф. Рюль, 3. И. Кибальчич, В. Ф. Саблер, Ф. И. Герцог, П. П. Малиновский, А. Н. Пушкарев, хорошо показана в нашей литературе. Убедительно также проанализировано влияние и отражение в работах названных психиатров революционно-демократических воззрений В. Г. Белинского и материалистических взглядов И. Е. Дядьковского и М. Я. Муд-рова. Можно согласиться с Т. И. Юдиным «… что уже с 20-х годов XIX столетия в России начинает развиваться психиатрическая мысль, выходит ряд научно-ценных работ, поднимаются вопросы практической психиатрии,, производится перепись психически больных во всей России, строится образцовая психиатрическая больница «Всех скорбящих»…5 Важно подчеркнуть, что линия исторической преемственности характеризовала классические труды основоположников отечественной психиатрии. Например, взгляды С. С. Корсакова на социальную этиологию психических заболеваний созвучны с высказываниями П. П. Малиновского, а И. М. Балинский и И. П. Мержеевский в своей деятельности в «Медицинском Совете» являлись преемниками и продолжателями ценных начинаний в области организации психиатрической помощи и судебно-психиатрической экспертизы И. Ф. Рюля и Ф. И. Герцога. Для правильного понимания и оценки творческого наследия В. X. Кандинского важно также выяснить отношения между отечественной и зарубежной психиатрией, как происходил взаимный обмен научным опытом и какие установились связи между русскими и зарубежными учеными именно в тот исторический период, когда жил и творил В. X. Кандинский. Можно сказать определенно, что это было время самых интенсивных и тесных связей между отечественной и зарубежной психиатрией, активного взаимного обмена опытом, широких творческих контактов русских и зарубежных психиатров. Именно в эти годы был осуществлен перевод на русский язык ведущих учебных руководств и монографий, авторами которых являлись такие выдающиеся зарубежные психиатры, как В. Гризингер, Г. Шюле, Р. Крафт-Эбинг, Т. Мейнерт, Г. Модели, С. Клоустон. Переведены также книги по вопросам детской и судебной психиатрии (В. Айрленд, Р. Крафт-Эбинг, Г. Модели). Широко практиковались длительные заграничные командировки русских ученых для ознакомления с состоянием психиатрии за рубежом, для участия в международных конгрессах. Проводились совместные научные работы. Установилась тесная дружба ряда выдающихся отечественных ученых с учеными разных стран. Интенсивность и различные организационные формы связей отечественной психиатрии того периода с зарубежной психиатрией имели своей содержательной стороной не только взаимное ознакомление с клинико-эмпирическими данными и результатами исследования патогенеза психических заболеваний. Сближение и взаимное обогащение отечественной и зарубежной психиатрии базировалось еще на известной общности теоретических воззрений передовых психиатров под влиянием выдающихся достижений и прогресса естествознания, в особенности биологии и физиологии. Общность теоретических воззрений получила свое наглядное выражение в следующем: 1. В признании материалистических основ психических расстройств, рассмотрение последних как проявлений патологии мозга, нарушений его структуры или функциональной деятельности. 2. В решительной поддержке и активной борьбе за утверждение учения Ч. Дарвина о происхождении видов и эволюции органического мира с распространением идеи развития и единства организма и среды на психическую деятельность. 3. В укреплении связи психиатрии с соматической медициной, рассмотрении психиатрии как неотъемлемой части медицины. Важным моментом в таком подходе является заимствование психиатрией из соматической медицины ряда клинических принципов и понятий, в частности нозологического принципа с подразделением на его основе клинических форм психических расстройств. Однако, кроме общих материалистических тенденций отечественной и прогрессивной зарубежной психиатрии анализируемого нами исторического периода, следует отметить и ряд различий. Они выражались прежде всего в большей последовательности и более воинствующем характере естественно-исторического материализма основоположников отечественной психиатрии по сравнению с естественно историческим материализмом прогрессивных зарубежных психиатров. Отмечались также существенные различия взглядов отечественных и зарубежных психиатров в отношении современной им психологии и происходящей в ней идеологической борьбе. Близкая к психиатрии научная дисциплина — психология имеет для нее важное значение, поскольку знание закономерностей нормальной психической деятельности необходимо для установления проявлений психической патологии и выяснения механизмов ее возникновения. Поэтому отнюдь не безразлично, что зарубежные психиатры того периода опирались в основном на эмпирическую психологию, ведущее положение в развитии которой занимала Англия, или на психологию с ее физиологическими обоснованиями Вильгельма Вундта, не преодолевая идеалистических ее уклонов. Отечественная психиатрия опиралась на материалистическую сеченовскую психологию с рефлекторной концепцией психики. И. М. Сеченов оказал огромное влияние на отечественную психиатрию. Он в определенной мере зарядил ведущих отечественных психиатров свойственным ему воинствующим духом, что и в рамках естественно-исторического материализма больше приблизило их к последовательному материализму Маркса — Энгельса — Ленина. «У главных направлений передовой общественной мысли России,— писал В. И. Ленин в своей знаменитой статье «О значении воинствующего материализма»,— имеется, к счастью, солидная материалистическая традиция.. от которой… отступали назад нередко в погоне за модными реакционными философскими учениями, поддаваясь мишуре якобы «последнего слова» европейской науки и не умея разобрать под этой мишурой той или иной разновидности прислужничества буржуазии, ее предрассудкам и буржуазной реакционности». В этом высказывании В. И. Ленина существуют в единстве два положения: о наличии в русской общественной мысли «солидной материалистической традиции» и «нередких отступлений от нее». Оба эти положения имеют прямое отношение к нашей отечественной психиатрии второй половины XIX столетия. Они глубоко отражают жизнь русских психиатров того времени. Можно полностью согласиться с Т. И. Юдиным, когда он пишет: «В условиях разрастающейся борьбы реакционной, идеалистической философии с философией материалистической развивалась русская научная психиатрия во вновь созданных центрах науки — клиниках, и во всех ее работах — и теоретических, и практических — ясно видны элементы этой борьбы материализма с реакционным идеализмом, либеральным соглашательством, виден и нажим на науку полицейско-бюрократических правящих кругов». Мы привели некоторые общие данные об организационных формах и идеологических отношениях отечественной и зарубежной психиатрии второй половины XIX столетия, потому что они должны помочь нам лучше понять конкретные факты, относящиеся по этому вопросу непосредственно к В. X. Кандинскому. Как мы увидим в дальнейшем в ряде глав книги, посвященных творческой деятельности В. X. Кандинского, он, с одной стороны, сыграл огромную роль в приобщении русских психиатров копыту прогрессивной зарубежной психиатрии, а с другой, — имел неоценимые заслуги в обогащении мировой психиатрии своими оригинальными психопатологическими концепциями. Он содействовал признанию авторитета и приоритета русской психиатрической науки на международной арене. Характеризуя состояние отечественной психиатрии в тот период, когда развертывалась творческая деятельность В. X. Кандинского, необходимо указать, что это было время формирования психиатрии в самостоятельную медицинскую дисциплину. Показатели этого формирования разные. Один из них, весьма важный — организация кафедр в университетах и в других высших учебных заведениях. Как отдельный предмет преподавания психиатрия была включена в учебные планы русских университетов еще в первую половину XIX столетия, но самостоятельные кафедры открыты только во вторую половину XIX столетия. Создание кафедр психиатрии, т. н. университетской психиатрии, имело значение не только для подготовки врачей психиатров и преподавателей во все расширяющейся сети высших медицинских учебных заведений. Оно сыграло полезную роль и в улучшении организации психиатрической помощи, которая в 1864 году с переходом психиатрических учреждений из Приказа общественного призрения в земства, переживала период реорганизации и обновления. Кафедры психиатрии оказывали действенную помощь земствам в разработке проектов строительства психиатрических больниц, консультациями по построению внутреннего их режима и т. д. Следует отметить, что для того времени было весьма характерно тесное содружество кафедр психиатрии и крупных больниц, многие из которых представляли собой не только учреждения, ведущие практическую лечебную работу, но и являлись еще с первой половины XIX века также центрами плодотворных научных исследований. Можно согласиться с А. В. Снежневским в том, что: «Отечественная научная психиатрия создавалась не только в клиниках и научно-исследовательских институтах, — не менее ценные исследования, определившие развитие отечественной и мировой психиатрии, были созданы больничными врачами… в обычных психиатрических больницах, где критерий практики беспощаден в отношении всех теорий». К анализируемому периоду развития отечественной психиатрии относится также появление впервые в России периодической психиатрической печати. Издание специальных регулярно выходящих журналов по психиатрии и примыкающим к ней специальностям нельзя переоценить. Такое издание является показателем того, что психиатрия достигла определенного уровня оформления как медицинская специальность. Оно, в то же время, важный фактор развития психиатрической науки и практики. Ведь журнал несет с собой регулярную и расширенную информацию, обмен опытом с зарубежными странами, является важным средством внедрения в практику достижений науки, организатором ряда ценных начинаний, трибуной обсуждения различных научных концепций и практических мероприятий. Специальные научные психоневрологические журналы возникли в России в конце XIX столетия. Из них три журнала выходили в 80-х годах, еще при жизни В. X. Кандинского. Первый русский психиатрический журнал «Архив психиатрии, неврологии, судебной психопатологии» издавался в Харькове под редакцией профессора П. И. Ковалевского и просуществовал с 1883 до 1889гг. Второй журнал, начавший выходить в свет немного позже, но в том же 1883 году и издававшийся в Петербурге примерно в те же сроки, был «Вестник клинической и судебной психиатрии и неврологии». Он редактировался Мержеевским. Кроме того, в Петербурге короткое время, с 1885 по 1886 гг. существовал журнал «Медико-педагогический вестник» под редакцией И. В. Маляревского. Остальные журналы были созданы уже после смерти В. X. Кандинского. Первые два журнала: харьковский — Ковалевского и петербургский — Мержеевского были очень хорошо организованы. В них печатались оригинальные научные статьи, большой реферативный раздел русской и зарубежной литературы, а также иная обширная информация. В петербургском журнале регулярно появлялись протоколы заседаний Петербургского общества психиатров, возглавляемого И. П. Мержеевским. Характеризуя отечественную психиатрию второй половины XIX столетия, нельзя также обойти молчанием столь важные организационные формы развития науки, как научная общественность. Указанный период был знаменателен созданием и активной деятельностью различных видов психиатрической научной общественности: научных обществ психиатров, 1-го съезда отечественных психиатров, проведением заседаний секции нервно-психических заболеваний на Пироговских съездах. В 80 – 90-е годы, — годы особенно усилившейся реакции, роль и ответственность медицинской общественности в развитии психиатрической науки и практики чрезвычайно возросли. Необходимо считаться и с тем, что деятельность общественных организаций, даже медицинских, проходила в крайне трудных условиях. Научные общества, съезды и другие научные, общественные организации обеспечивали, кроме столь ценной в научной работе коллективности, выполнение еще ряда других, предъявляемых жизнью требований. Они являлись трибуной для борьбы за право ученых на творчество, за возможность служить народу своими открытиями, быть местом решительного отпора реакции. Эта борьба политического характера была неразрывно связана с борьбой идеологической, мировоззренческой. Особенно активную деятельность развернули вновь возрожденное в 1881 году под председательством И. П. Мержеевского Петербургское общество психиатров (4) и организованное в 1890 году Московское общество под председательством А. Я. Кожевникова (при секретаре С. С Корсакове). Психиатрия является сложной, комплексной дисциплиной. Процесс дифференциации, образование различных ответвлений, использование в недрах ее метода мульти-дисциплинарных исследований является закономерным, необходимым условием прогресса. Вторая половина XIX столетия в отечественной психиатрии характеризовалась выраженной тенденцией к указанной дифференциации психиатрии, выделением ряда ее областей со специальными целями и методами исследования. Остановимся на наиболее важных специализированных разделах, имеющих большое теоретическое и практическое значение. Характер психического расстройства, его клинические проявления определяются различными условиями и влиянием разных факторов. К ним принадлежит и такой важный фактор, как возраст. Ресурсы психики, психическое развитие, характер и личность человека в его взаимоотношениях с окружающей природной и социальной средой различны в разные возрастные периоды. Человек в каждом возрасте имеет свои психические особенности, ему свойственны разные потребности и интересы, он располагает различными возможностями адаптации, защитными средствами и формами своего утверждения в жизни. Поэтому, когда у него возникает то или иное психическое расстройство, возраст накладывает свою печать на проявления этого расстройства, на биологические и социальные последствия, на преодоление и компенсацию и на перспективы лечения и излечения. Статистика также подчеркивает выраженные различия в возрастном распределении тех или иных форм психической патологии. Вот почему, отвечая на запросы жизни, возникла психиатрия детского возраста. В России ее основы были заложены опять-таки во второй половине XIX столетия. Сравнительно рано были развернуты научно-исследовательская работа по изучению различных психических аномалий в детском возрасте и обслуживание психиатрами психически больных детей. Этот важный раздел психиатрии с самого начала его возникновения получил столь необходимую дифференциацию. Последняя проводилась по принципу деления детского возраста на более дробные возрастные периоды и путем классификации психических расстройств на три основные группы: врожденную умственную отсталость, различные психозы детского возраста, пограничные состояния. Представляет интерес, что в сети психоневрологических учреждений для детей, при всей ее ограниченности, также проявлялась тенденция по принципу дифференцированного обслуживания. Другую специализированную область психиатрии представляет судебно-психиатрическая экспертиза. Вторая половина XIX столетия — важный этап в оформлении судебной психиатрии, разработки ее специальных методов. Выше мы отмечали, что важным фактором успешного развития психиатрии является применение в ней мульти-дисциплинарного метода исследования, комплексирования с другими науками. Судебная психиатрия в этом отношении может быть наглядным примером. Она возникла на стыке психиатрии с юридическими науками — правоведением в широком смысле этого слова. Специфика судебной психиатрии определяется внедрением ее в судопроизводство, в деятельность органов прокуратуры и надзора. В то же время правовые науки включают свою компетенцию и методы в психиатрию, тем самым определяя отличия судебной психиатрии от общей клинической психиатрии. Важным моментом, стимулировавшим развитие судебной психиатрии, в интересующий нас исторический период, является проведенная в 1864 г. судебная реформа, утверждающая гласность суда, вводящая в судебное разбирательство новый институт— присяжных заседателей, улучшающая весь процесс судопроизводства. Вопросам судебной психиатрической экспертизы в то время психиатры уделяют большое внимание. Всесторонне изучаются и разрабатываются формы и методы проведения экспертизы, отношение клинических, психологических и правовых моментов в экспертных заключениях, уточняются права и обязанности психиатра – судебного эксперта. В связи с мероприятиями правительства по упорядочению законодательства, в частности Уложения о наказаниях, в обществах психиатров и юристов проводится специальное всестороннее совместное обсуждение формулировок статей, относящихся к судебно-психиатрической экспертизе. Следствием этого является определение основной принципиальной линии развития судебной психиатрии, ее отношений с клинической психиатрией. Важным. моментом в развитии судебной психиатрии оказалось проведение судебных экспертиз психиатрами, что остро поставило перед ними задачу уточнения классификации психических расстройств. Именно судебно-психиатрическая практика определила клиническую разработку учения о пограничных состояниях и, в частности, обусловила выделение как самостоятельной клинической формы в последних — психопатию. С высоко развитым чувством нового, жизненно важного и способностью на него откликаться В. X. Кандинский, как мы увидим ниже, сыграл большую роль в развитии такого важного раздела психиатрии, как судебная психиатрия. Тот же 1864 год, в который была проведена судебная реформа, явился годом передачи земству в 34 губерниях России психиатрических учреждений, находившихся ранее в ведении Приказа общественного призрения. Передачу психиатрического обслуживания из ведения государства в руки местных самоуправлений—земств, даже при учете идентичности их сословного состава с правящими кругами Российской империи, не следует рассматривать как формальный или технический акт. Эта перемена в организации и управлении психиатрической помощи населению соответствовала их демократизации. Она открыла собой новую славную страницу в истории отечественной психиатрии, определяемую понятием «земская психиатрия». Демократизация дела психиатрического обслуживания населения, конечно, не являлась автоматически последствием указанной смены управления. Она только постепенно выявлялась в результате упорной и самоотверженной борьбы демократически настроенных земских врачей-психиатров, с консервативными гласными в земствах. Новая свежая струя в строительстве психиатрических больниц, новые принципы их структуры и режима, новое в системе лечения и ухода за душевнобольными — все это, с одной стороны, требовало от земских врачей-психиатров огромной и упорной организаторской деятельности, пронизанной гуманизмом и человеколюбием, с другой— научной разработки проблем социальной психиатрии и психогигиены. В этом последнем деле «земской психиатрии» была оказана действенная помощь со стороны «университетской психиатрии». Вопросы тактики психиатрического обслуживания: на кого ориентироваться — на недавно заболевших или хронические контингента больных, как строить психиатрические учреждения, каковы должны быть их структура и режим, как организовать учет, как предупредить рецидивы болезни, накопление «хроников» в населении — все это стало предметом исследования как ведущих психиатров, представителей «университетской психиатрии», так и самих «земцев-психиатров». Из последних вырастали ученые, социальные гигиенисты, применительно к психиатрии, определяемые как психогигиенисты, учитывая ответвления под названием «социальная психиатрия» или «психогигиена». Эти же темы были предметом страстного обсуждения на обществах психиатров Москвы и Петербурга. Важно подчеркнуть, что этот организационный и профилактический раздел психиатрии не может быть отделен от клинической психиатрии, а должен базироваться на ней и во многом определяться ее успехами. Например, проведенный в докторской диссертации И. П. Мержеевского1 анализ газообмена у маниакально-возбужденных больных показал целесообразность организации при психиатрических больницах «двориков» для прогулок как одного из элементов лечения этих больных. Так протягиваются нити от клинико-лабораторного изучения к организационным формам обслуживания больных и устройству психиатрических больниц. Некоторые данные этой важной главы психиатрии приведены нами, потому что либерально-демократическая деятельность земских психиатров оказала известное влияние на В. X. Кандинского, проявившего интерес к земской психиатрии уже на раннем этапе своей врачебной деятельности. Краткая характеристика отечественной психиатрии во второй половине XIX столетия была необходима, чтобы установить, в каких условиях протекала творческая деятельность В. X. Кандинского. Подведем некоторые итоги. Как указывалось отмеченный важный исторический период экономического и политического развития России определялся бурным ростом капитализма. На этом фоне и в условиях борьбы реакции с растущим революционным движением в то же время наблюдался расцвет духовной культуры: науки, литературы, искусства. Огромные успехи естествознания и медицины в отечественной и зарубежной науке получили отражение и в психиатрии в больших научных и практических достижениях и в оформлении ее в самостоятельную медицинскую дисциплину. Сохраняя историческую преемственность с научным развитием первой половины XIX столетия и поддерживая тесную связь с прогрессивной зарубежной психиатрией, основоположники русской психиатрии второй половины XIX столетия развивали психиатрию на материалистических основах и в тесных взаимоотношениях с соматической медициной. Перенимая опыт последней, они перестраивали психиатрию на клинико-нозологических основах. В организации психиатрического обслуживания населения этот период характеризовался ростом и качественными изменениями сети психиатрических учреждений, а также включением в перестройку психиатрической помощи в России прогрессивной «земской психиатрии», которую характеризовали гуманизм и выраженные демократические тенденции. Творческая деятельность В. X. Кандинского в 70-е годы проходила в Москве главным образом в направлении разработки общемедицинских и философско-психологических проблем. В 80-е же годы, когда он начал работать в Петербурге ординатором в психиатрической больнице Николая Чудотворца, его творческие интересы сосредоточились преимущественно на исследованиях общей психопатологии и судебной психиатрии.
Каталог: media
media -> Область в целом Города. Районы. Поселки. Села
media -> Биография Историю жизни Пифагора трудно отделить от легенд, представляющих его в качестве совершенного мудреца и великого учёного, посвящённого во все таинства греков и варваров. Ещё Геродот называл его «величайшим эллинским мудрецом»
media -> Сто восемь минут…
media -> Урок-открытие творческого портрета М. Цветаевой (Подтема закрыта) Проблемно диалогическая технология открытия новых знаний
media -> Вот лишь самые невинные вопросы о Томе Крузе, на которые отвечает в своей сенсационной книге знаменитый биограф голливудских звезд Йен Джонстоун!
media -> Книга известного французского писателя, философа и искусствоведа Жоржа Батая (1897-1962) включает два произведения «Теория религии»
media -> Внеклассное мероприятие. Номинация «Творчество Фёдора Абрамова глазами современных школьников»
media -> Содержание от редактора история
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

  • Глава первая. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПСИХИАТРИЯ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX СТОЛЕТИЯ