Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В глубине вепсских лесов раскинулась деревня Озёра, где я родился. Рядом с домом была церковь, куда меня водила мать с попадьёй матушкой Марфой. Я очень любил смотреть на крещение детей, в этом было какое то таинство




Скачать 69.69 Kb.
Дата07.04.2017
Размер69.69 Kb.








В глубине вепсских лесов раскинулась деревня Озёра, где я родился. Рядом с домом была церковь, куда меня водила мать с попадьёй матушкой Марфой. Я очень любил смотреть на крещение детей, в этом было какое - то таинство. В 1937 году наша семья переехала в Алмозеро, потом в Палозеро, где отец работал в лесу на лесозаготовке. Через год переехали в Вознесенский район. Там в 1941 году я окончил 1 класс.

Утром 22 июня 1941 года на колесном пароходе «Анохин» отец поехал в посёлок Вязостров по своим делам и взял меня с собой. Справив дела, мы пришли на пристань. Заговорило радио, выступал В.М.Молотов. Здесь мы впервые услышали страшное слово «Война». А вскоре отца взяли на строительство оборонительных рубежей по левому берегу Свири от Вознесенья. Вместе с отцами мы, человек двадцать пацанов, помогали строить укрепления. Рыли землю, таскали камни посильные себе, на доты и землянки. Отдыхали здесь же, в палатках. Перед сентябрём отец был направлен в действующую армию на фронт. А я пошёл во второй класс. В середине сентября финская армия подошла к Вознесенью, и нашей семье пришлось бежать в Озёра. Нас было у матери пять человек. Хозяину семьи, то есть мне, исполнилось девять лет. Из вещей в спешке не смогли ничего взять, кроме коровы, которую пришлось отдать голодным красноармейцам, двигавшим навстречу врагу. А на новом месте ничего не было, кроме крыши дома своего. На первое время заработали кое-что из овощей в колхозе. Я учился во втором классе, а два раза в неделю ходил на работу пешком за 7 км от Озёр в Белую глину. Там кормили обедом и давали талоны на хлеб (400 г). Работали вместе с женщинами, рубили сучья на хлыстах деревьев, собирали их и сжигали в кострах. Летом 1942 года после окончания второго класса работал уже целыми неделями за рабочую карточку на хлеб.

Осенью в школу я не попал, потому что в связи с трудным семейным обстоятельством пришлось уйти в Борисово – Судск Вологодской области, где работал помощником слесаря по ремонту сельхозтехники. В конце апреля 1943 года я возвращался домой в Озёра. По дороге зашли на ночлег в дом в деревню Нажмозеро. У меня была сумка, в которой я нёс две буханки хлеба и сухари, заработанные на рабочую карточку. Ложась спать, положил сумку под голову, а утром она исчезла. Хозяйка утверждала, что ничего не видела. С Нажмозера мы с двоюродной сестрой Зоей, ещё два дня шли в Озёра. Пришёл домой голодный и увидел, что мой брат и сёстры ещё в худшем положении. Лицо, руки и ноги распухли от голода. Одни рёбра торчат, даже плакать уже не могли. Одни опухшие скелеты. С появлением травы начали собирать в пищу крапиву, кислицы. Во время пастьбы рядом с речкой или озером иногда ловил рыбу на самодельный крючок. За пастьбу колхоз изредка давал немного зерна ржи. Мама добавляла в муку различные примеси и пекла лепёшки. С конца апреля месяца стал пасти табун лошадей в колхозе «Сакко и Ванцетти» круглосуточно на отгонных пастбищах за 3 – 5 километров от деревни. Сезон пастьбы кончался в конце октября, когда выпадал снег. Летом пасти было легче, осенью ночи тёмные, дожди, слякоть. Очень часто нападали волки. Лошади сбивались в круг у костра и отбивались копытами, а если волк успевал запрыгнуть на круп лошади, приходилось горящей головешкой отбивать, тыкая ею в морду волку. Один был страх, как бы не повредили лошадей.

Утром в школу полусонный идёшь, бывало, что и на уроках засыпаешь. Учительница Ксения Семёновна Аксёнова не ругала меня, понимала. Как только начиналась зима, после уроков приходилось через день заготавливать дрова за два километра, и на плечах носить, и по снегу на санках возить. Рубить дрова тупым топором было тяжело, наточить негде и нечем, кроме осёлка для кос. Уроки приходилось готовить поздно вечером при свете керосиновой лампы, но чаще с лучиной и на печи. Дом чаще всего занимали красноармейцы, которые шли на фронт. Постоянно были только солдаты из охраны склада армейского имущества и штаба снабжения. Склад располагался в нашем доме и большом скотном сарае. Солдаты и штаб квартировали до весны 1944 года. Осенью 1945 года колхоз премировал меня новыми штанами из мешковины, в то время шевиоты, сукно достать было невозможно.

День Победы 9 мая 1945 года встретили рано утром, позвонили с Винницкого райкома партии. Мама разрезала свой красный сарафан и сшила флаг, который я поднял над домом. По деревенским улицам двигались женщины со слезами радости и горя на глазах. Слёзы горя по погибшим близким дорогим людям и слёзы радости по живым мужьям, сыновьям, которые теперь должны вернуться после такой долгой страшной войны. Наконец–то, должны кончиться голод и разруха.

У нас отец погиб в 1942 году в боях за станцию Мга, где был тяжело ранен и умер в городе Вологда. Он похоронен на Введенском кладбище вместе с тремя тысячами восемьсот сорок тремя красноармейцами, командирами и дважды Героем Советского Союза лётчиком-истребителем Клубовым Александром Фёдоровичем. На могиле отца я был дважды. Очень тронуло, что воинское мемориальное кладбище вологжане содержат в исключительно ухоженном состоянии.

Война кончилась, а жизненные трудности остались. Районные организации военного времени, находившиеся в Озёрах, переехали в Винницы. Мать, работавшая в Райпотреб союзе, теперь полностью перешла в колхоз. Летом сестрички и брат Вова работали в колхозе на прополке, сестра Сима нянчила детей у людей. Было очень трудно, но в колхозе жили дружно, война сплотила людей. С начала мая 1946 года мама через РОНО отправила меня учиться в специальное Ремесленное училище №26 города Выборга на четыре года, как сына погибшего отца на фронте в Великую Отечественную войну.

Вместе со мной училось много земляков, в том числе Горюнов Иван Яковлевич, всю жизнь проработавший учителем физкультуры в селе Винницы. Добрым словом вспоминают все выпускники школы Ивана Яковлевича, в том числе и мои дочери Наташа и Ирочка. Я был старостой 9 слесарной группы, в которую вошли все наши ребята, и мне удалось их сплотить в Н.Самаков (справа) единый дружный коллектив. Не секрет, что в тот момент в училище были собраны разные ребята, даже с воровских притонов и банд. Это были ребята погибших родителей в войну, беспризорники. Наш коллектив 9 слесарной группы начал борьбу не только за выживание, но и борьбу за наведение порядка в училище. Всего хватало: было трудно, были и биты, но ребята

справились с этой задачей вместе с воспитателями. Прошли годы, большинство товарищей нет уже в живых. Я вспоминаю их как честных тружеников военного и послевоенного лихолетья. «Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей» (Н.Тихонов)





Самаков Н.А. (В первом ряду третий слева)

Через год учёбы в училище девятая группа было расформирована из-за разных возрастных различий и классов образования, но климат в училище уже вошёл в нормальное русло. В 1950 году я окончил училище и был направлен на работу в Минск на тракторный завод (МТЗ). Вместе со мной на МТЗ работали Панкратьев Михаил и Мохов Михаил. Это были мои друзья детства, теперь соратники трудового фронта.

«Да, я горжусь, что стал рабочим, Что у станка я как боец в строю. И в наши трудовые дни и ночи Я славлю Родину свободную свою». Это было своеобразное напутствие из стен училища, которое мы все выполнили с честью. На тракторном заводе мне пришлось работать слесарем – лекальщиком 6 разряда. А в вечернее время, как и в училище, занимался боксом, лыжными гонками на первенство города, четыре раза в неделю учился в Центральном аэроклубе города Минска на отделении пилот - планерист. В то время летали на планерах А-2 и ПАЧ-6. Осенью 1951 года окончил Аэроклуб и был призван в армию. Служить пришлось первоначально в истребительной авиации в городе Пушкин, потом после переподготовки был переведён на тяжёлые бомбардировщики. Считаю, что с 22 июня 1941 года по 1956 год я получил мощную психологическую, моральную и физическую подготовку на всю дальнейшую жизнь.

После демобилизации из армии приехал в Озёра, поступил на работу слесаря в гараж Винницкого ЛПХ. Встретил девушку, свою любовь на долгие годы, Марию Николаевну Сергееву, заведующую Винницким ЗАГСом. Мы прожили вместе почти 56 лет, вырастили двух дочерей, которые подарили нам внуков. Она была моим верным другом, любимой женой.

Рабочая биография моя обширная: в 1957 году окончил курсы шоферов при ДОСААФ и работал на почтовой машине, потом бригадиром – механиком по дерево -обрабатывающим машинам и оборудованию на Винницком лесокомбинате, затем мастером, техноруком, начальником. Закончил Лисинский лесной техникум. И с начала 1978 года был назначен начальником Кузринского лесопункта, где встретил удивительно трудолюбивых, честных, исполнительных людей. С этим коллективом было легко и радостно работать, но мне пришлось вернуться на Тумазовский лесопункт, так как начальник должен жить недалеко от своего участка, чтобы всегда быть в курсе его дел. Работали в три смены. Заготовку леса производили валочные машины, хлысты трелевались в штабеля, где работали сучкорезные машины. Все основные операции были механизированы. Судьба свела меня с замечательными людьми: Марковым Михаилом Васильевичем, имеющим опыт и знания по ремонту техники; Киселёвым Анатолием Никитичем – энергичным, требовательным и справедливым руководителем.



1989 год стал для меня большим жизненным испытанием. Страшная травма приковала меня к кровати. Вся грудная клетка была переломана, всё внутри было повреждено переехавшей меня машиной – вездеходом ЗИЛ – 157. Узнав о случившемся, моя жена Машенька получила инфаркт. Четыре хирурга города Подпорожье собирали меня, и труд их был не напрасен. Я снова встал в строй.

Вся жизнь моя была связана с комсомолом и партией. Мы, комсомольцы 50-60 годов активно работали в колхозах на сенокосах, уборке урожая. Были на прорубке трассы линии электропередачи в сторону Подпорожья через Чикозеро. Защищали честь Винницкого района на спортивных соревнованиях. В партию вступил в 1968 году, сначала был её рядовым членом. Но душа болела глядя на то, как приходят в упадок колхозы, молодёжь бежит из деревень в города, потому что нет работы. Народ выбрал меня Секретарём местной Винницкой партийной ячейки.

И сейчас я остался верен своим политическим убеждениям, выполняю обязанности помощника депутата Законодательного собрания от партии КПРФ на общественных началах. Награждался грамотами Законодательного собрания области, администрацией Подпорожского МО, высшим партийным орденом «Партийная доблесть».

«Береги платье снову, а честь смолоду» - говорил А.С.Пушкин. Мне кажется, весь жизненный путь сопровождали меня эти слова. 27 января 2014 года ездил на день снятия полной блокады Ленинграда от немецко –фашистских войск. Был на параде «Непокорённых» у Пискарёвского кладбища. Съездил на могилу отца, жены Машеньки, её отца Николая Денисовича Сергеева, погибшего на Невском пятачке у Невской Дубровки. Как мне не хватает вас, родные мои. Но я живу, и счастлив каждым прожитым днём. Я горжусь тем, что никогда не отступал от своих принципов, и люди верят мне, а это дорого стоит.



Самаков Николай Алексеевич

Январь 2014 года