Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


В., Егоров Н. Д., Купцов И. В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник




Скачать 11.41 Mb.
страница1/26
Дата28.04.2017
Размер11.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Волков Евгений Владимирович, Егоров Николай Дмитриевич, Купцов Иван Владимирович

Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны:



Биографический справочник


Волков Е. В., Егоров Н. Д., Купцов И. В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник. — М.: Русский путь, 2003. — 240 с. Тираж 3000 экз. ISBN 5-85887-169-0
В книге собраны сведения о 605 генералах и адмиралах, служивших в годы Гражданской войны в России в Белой армии на востоке страны: в Поволжье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Издание продолжает серию книг, посвященных судьбам представителей различных категорий российского служилого сословия.

Высший командный состав
контрреволюционных вооруженных формирований
на Востоке России в годы Гражданской войны
Предлагаемый справочник содержит наиболее полный перечень биографий генералов и адмиралов, служивших в контрреволюционных формированиях на Востоке России — в Поволжье, на Урале, в Сибири, в Забайкалье и на Дальнем Востоке в период Гражданской войны (1918–1922 гг.). Опыт подобного рода работ уже имеется, но охватывает в основном белые армии Юга и Северо - Запада России1.
Словосочетание «белые генералы и адмиралы», которое мы используем, в определенной степени имеет обобщенный и условный характер, поскольку им обозначается не только Белое движение в своей традиционной форме, но и другие силы так называемой «демократической контрреволюции», в лагере которой также оказались некоторые генералы и адмиралы; подпольные контрреволюционные военные организации и т. д. Мы все - таки остановились на ITOM словосочетании, так как оно, на наш взгляд, более понятно читателю и удобно для обозначения высшего командного состава, участвовавшего в борьбе против большевиков.
Хотя настоящий справочник является одной из первых попыток такого полного издания, нельзя говорить об отсутствии литературы, близкой к теме. Ьиографии отдельных военачальников Белого движения на Востоке России составляют значительную часть историографии Белого движения (прямо или кос - иенно, в виде фрагментов) всех направлений: эмигрантского, советского, запад - , ного и отечественного постсоветского. Наибольший интерес у исследователей вызывала и вызывает личность адмирала A.B. Колчака. Уже во время Гражданской войны вышло несколько брошюр о нем, носивших явно пропагандистский характер2. Во второй половине 20 - х — начале 30 - х гг. XX в. выходят в свет ряд мемуарно - исследовательских сочинений о белом адмирале3. Но, пожалуй, первым серьезным научным исследованием об этом человеке стала книга, которая вышла тогда же в Белграде из - под пера русского эмигрантского историка С. П. Мельгунова. Он подчеркивал мужество и в то же время трагизм деятельности А.В.Колчака в условиях Гражданской войны. Автор указывал на слабость колчаковской диктатуры, являвшейся таковой лишь по названию4. Значительный интерес для биографов адмирала представляют материалы, касающиеся его родословной, подготовленные и опубликованные сыном A.B. Колчака Ростиславом в конце 50 - х гт. XX в. во Франции5. В начале 60 - х гг. выходит монография П. Флеминга в Великобритании, в которой утверждается, что Верховный правитель был не тираном и жестоким диктатором, каким его рисовала советская историография, а патриотом и человеком высоких идеалов*. Интерес к этому историческому персонажу не ослабевает до сих пор, о чем свидетельствует значительное количество публикаций и работ7. [123] В последнее время появился ряд биографических работ о генералах, воевавших против Советской республики на востоке страны8. Но не всем авторам, пишущим в жанре исторической биографии, удалось удержаться в границах объективности9. В раде исследований такого плана участники Белого движения рисуются аскетическими «героями без страха и упрека», что искажает реальное представление о них как о людях, со своими страстями, переживаниями, недостатками. Подобная тенденция в отечественной историографии, прежде всего, связана с тем, что многие годы в нашей стране, в силу политической конъюнктуры, герои Гражданской войны олицетворялись лишь с борцами за советскую власть, а материалы о судьбах участников Белого движения находились под строжайшим запретом.
Позитивным явлением в отечественной историографии Белого движения можно считать выход в свет нескольких биографических справочников, часть материалов которых была использована для создания базы данных о генералах и адмиралах, находившихся на службе у антибольшевистских правительств на Востоке России1». Однако отдельные из подобных справочников содержат ряд неточностей и ошибок фактического характера. Например, в одном из таких изданий к деятелям «Белой гвардии и военной контрреволюции» отнесены лидер левых эсеров М.А. Спиридонова, патриарх Тихон, вожди басмачей, военные руководители сил интервентов, а также рад других лиц, которых трудно причислить к сторонникам Белого дела или реставрации прежних порядков в стране, расколотой Гражданской войной».
Нельзя не сказать о ряде работ исследователей по истории русского офицерского корпуса, антибольшевистского движения и в целом Гражданской войны, без которых мы, создавая данный справочник, не могли обойтись. Прежде всего это сочинения историков Л.М. Спирина, Г.Х. Эйхе, Г.З. Иоффе, А.Г. Кав - тарадзе, созданные в рамках советской исторической науки и, конечно, не избежавшие односторонности в оценках в русле марксистской концепции исторического развития. Однако эти работы отличает значительное количество архивных материалов, введенных в научный оборот, и ряд оригинальных выводов.
Л.М. Спирин в своих трудах исследовал военные операции Красной армии против войск Колчака, а также дал характеристику партий и классов в период Гражданской войны. Офицерский корпус антибольшевистских сил, подчеркивал автор, преимущественно состоял из представителей привилегированных слоев и защищал интересы помещиков и буржуазии12. Анализ послужных списков офицеров опровергает данный тезис. К началу Гражданской войны офицерство представляло собой пестрый социальный конгломерат представителей различных слоев населения: мещан, дворянства, казачества, крестьянства. Так, по подсчетам А.Г. Кавтарадзе, который в своей монографии о военных специалистах, служивших у большевиков, проанализировал послужные списки офицеров — участников Первого Кубанского похода, из 2350 лиц командного состава потомственных дворян было 21%, выходцев из семей офицеров невысокого звания и личных дворян — 39%, остальные происходили из мещан, крестьян, казаков. Помимо этого, в книге А.Г. Кавтарадзе рассмотрена деятельность Академии Генерального штаба в начальный период Гражданской войны и приводятся данные о количестве ее выпускников». [123] Г.Х. Эйхе, который, кстати, сам являлся бывшим офицером, а в Гражданской войне дорос до командующего известной 5 - й армией красных, в своих трудах анализирует военные действия сторон, уделяя значительное внимание планам колчаковского командования. В его работах есть данные и о деятельности некоторых белых генералов14.
Монография Г.З. Иоффе посвящена событиям, приведшим адмирала A.B. Колчака к власти, а также внутренней и внешней политике его правительства15. Автор, следуя установившейся в советской историографии традиции, называет то, что произошло в Омске 18 ноября 1918 г., «переворотом», с чем, на наш взгляд, трудно согласиться. Отходя от такого рода политизированных терминов, стоит заметить, что власть Директории в Омске, как и Совета народных комиссаров в Москве, была не более легитимной в условиях российской Смуты, чем приход во власть известного в военных и политических кругах адмирала. И, таким образом, термин «переворот» в данном случае, по нашему мнению, совсем не уместен. Достоинством труда Иоффе является значительный фактический материал как о действиях самого Верховного правителя, так и его окружения, в том числе и генералитета.
Сравнительно недавно появились работы, посвященные истории отдельных белых армий на востоке страны, в которых имеется характеристика их командного состава16. Статья В.М. Воинова об офицерском корпусе белых армий в восточных регионах России поставила ряд вопросов в исследовании данной проблемы. Автор статьи рассмотрел численность командного состава, политические взгляды белых офицеров, причины падения боеспособности антибольшевистских сил17.
Определенный интерес для нашей темы представляет работа В.Г. Медведева, в которой предпринята попытка проанализировать политику Самарского Комуча в различных сферах, в том числе и в области военного строительства, показать социальный состав участников «демократической контрреволюции» на Средней Волге. Автор пришел к выводу, что абсолютное большинство сознательных и добровольных сторонников антибольшевистского движения в Поволжье составили люди, лично никак не связанные с интересами собственнических отношений. В книге содержатся сведения о тех офицерах, которые начали свою борьбу с большевиками в рядах Народной армии Самарского Комуча18.
Особо стоит сказать о монографии СИ. Константинова, представляющей собой первое комплексное исследование вооруженных формирований антибольшевистских правительств Поволжья, Урала и Сибири в период Гражданской войны. Данный труд создан на основе докторской диссертации. В нем рассматриваются и отдельные аспекты, связанные с историей офицерского корпуса в антибольшевистском лагере. Автор анализирует подготовку командных кадров, чинопроизводство офицерского корпуса и его роль в строительстве вооруженных сил правительств, воевавших против Советской республики. Говоря о причинах военных неудач антибольшевистских сил, историк отмечает недостаток командного состава в армиях, его низкий профессиональный уровень и о і - сутствие боевого опыта у молодых офицеров, которым нередко приходилось занимать высокие посты. Антагонизм кадровых офицеров и офицеров носимо [123] го времени, их различные политические взгляды, идеалы, а также отсутствие доверия и понимания между командным составом и солдатами — все эти факторы, по мнению Константинова, влияли на боеспособность войск19.
Наиболее близкой к теме нашего справочника является монография СВ. Волкова о русских офицерах периода Гражданской войны, где содержится значительный фактический материал, в том числе и биографического характера. Эта работа, по сути, представляет собой первый обобщающий труд о судьбах русского офицерства в период Смуты. Историку, на основе своих подсчетов, удалось установить численность офицеров, сражавшихся против большевиков, служивших во вновь образованных государствах на территории бывшей Российской империи и в Красной армии, а также потери офицерского корпуса в годы Гражданской войны. Он пришел к заключению, что значительная часть русского офицерства (примерно 170 тысяч), в том числе и генералитета, оказалась на стороне антибольшевистских сил. На востоке страны, по мнению историка, воевало 35–40 тысяч белых офицеров, из которых погибло до 7 тысяч20.
В книге другого историка, Е.В. Волкова, рассматривается офицерский корпус армий A.B. Колчака. С этой целью автор попытался выявить источники комплектования, реконструировать систему подготовки кадров, определить характерные черты идеологии колчаковских офицеров, показать службу и деятельность командного состава на фронте и в тылу, а также его материальное положение и быт. Здесь уделено много внимания и действиям белого генералитета. Е.В. Волков установил общее количество офицеров в войсках A.B. Колчака (до 30 тысяч), а также выпускников Академии Генерального штаба (300–350 человек). Главные причины, которые не позволили более эффективно действовать колчаковским офицерам и способствовали поражению белых, лежали, по мнению автора, в области духовного состояния командного состава. Офицеры внутренне оказались не готовы к Гражданской войне. Они недооценили большевиков, считая их слишком слабым противником. Провести военную кампанию против Красной армии они планировали, используя свой опыт, вынесенный из Мировой войны. Однако борьба с большевиками внутри страны имела совсем другие черты и особенности. Поэтому, когда она приобрела затяжной характер, единство белого офицерства оказалось расколотым, прежде всего по политическим взглядам и по вопросам военной стратегии21.
Часть высшего командного состава антибольшевистских вооруженных формирований на востоке страны была представлена офицерами различных казачьих войск, преимущественно Оренбургского, Уральского, Сибирского и Забайкальского. Поэтому нам пришлось обратиться к трудам, где рассматриваются вопросы, связанные с участием казачьих офицеров в Гражданской войне. В них имеются материалы и о военной карьере отдельных казачьих генералов22.
Краткие биографические сведения о наиболее известных белых генералах и адмиралах содержатся в энциклопедических изданиях, увидевших свет в разное время. В первую очередь следует назвать вышедшую еще в советский период энциклопедию о Гражданской войне в СССР23. Недавно усилиями уральских историков и краеведов были выпущены региональные энциклопедические издания, где имеются данные о ряде лиц, фигурирующих в справочнике24. [123] Представляет большой интерес и впервые изданный в нашей стране путеводитель по фондам антибольшевистских вооруженных формирований Российского государственного военного архива. Он содержит указатель имен, в котором представлены белые генералы и адмиралы, служившие на Востоке России в период Гражданской войны25.
Дальнейший жизненный путь ряда лиц высшего командного состава, оказавшихся в эмиграции, частично удалось проследить по отдельным работам и справочным изданиям о российской эмиграции26. Следует отметить, что эта задача оказалась, пожалуй, самой сложной: по многим лицам найти такие сведения не удалось.
Наконец, часть биографических материалов авторы выявили благодаря информационным ресурсам системы Интернет27. Конечно, с таким большим массивом информации биографического характера необходимо обращаться очень осторожно, перепроверяя факты, если это возможно, по другим источникам. Мы стремились действовать именно так.
Даже беглый взгляд на опубликованную литературу позволяет сделать вывод, что исследователей, независимо от направлений, интересовал достаточно ограниченный круг имен. Биографические сведения в отдельных словарях, справочниках, энциклопедиях, близких по теме, нередко неполны и противоречивы. Все это подчеркивает как актуальность данного издания, так и то, что его основной источниковой базой могли стать только неопубликованные архивные документы.
Основными источниками при подготовке справочника явились материалы фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного военного архива (РГВА). Наиболее широко были использованы фонды «Всероссийское правительство A.B. Колчака» и «Коллекция отдельных документов и мемуаров эмигрантов» (фонды 176 и 5881 в ГАРФ), а также фонды «Главный штаб военного министерства», «Штаб Верховного главнокомандующего всеми сухопутными и морскими Вооруженными силами (A.B. Колчака)», «Главный штаб Народной армии Самарского Комуча», «Военное министерство Всероссийского (колчаковского) правительства (бывшее военное министерство Временного Сибирского правительства, Временного Всероссийского правительства — Директории)». «Приказы, приказания, объявления, циркуляры. Коллекция», «Наградные листы, послужные списки и анкеты на личный состав военных учреждений, войсковых соединений и воинских частей военного ведомства» (фонды 39466,39499,39551,39597,40213,40215 в РГВА). Также широко использовались фонды фронтов, армий, групп войск, военных округов, соединений и частей, хранящиеся в РГВА. Кроме того, для уточнения биографических данных использовались послужные списки офицеров, хранящиеся в Российском государственном военно - историческом архиве (РГВИА, фонд 409) и документы Государственного архива Оренбургской области.
Из опубликованных источников наибольшую ценность при подготмко справочника составили издания списков генералов, полковников, подполковников по старшинству, опубликованные накануне и в период Псриой ми» ровой войны28, а также списки офицеров, окончивших Академию Генерального штаба29. Эти материалы позволяют определить количество, нолривт. •••• [123] роисповедание, образование, социальное происхождение, служебную карьеру офицеров Русской армии, многие из которых впоследствии оказались в лагере белых, а часть из них получила генеральские чины - Факты из биографии отдельных генералов и адмиралов, об их участии в Гражданской войне содержатся в некоторых сборниках документов, изданных в СССР и за рубежом30'.
Также широко использовалась периодическая печать того времени, прежде всего издаваемая антибольшевистскими правительствами или их военным командованием. Опубликованные в газетах и бюллетенях материалы позволяют почерпнуть информацию о служебной карьере некоторых генералов и адмиралов, об их награждениях в период Гражданской войны. В этом плане особенно информативным оказался главный печатный орган войск A.B. Колчака — газета «Русская армия»31.
Еще одним источником для справочника стала мемуарная литература32. Воспоминания непосредственных участников и современников Гражданской войны содержат много сведений о высшем командном составе различных белых формирований. Они, как правило, отличаются эмоциональными, субъективными оценками явлений и лиц, и потому требуют строго критического подхода. Например, часто цитируемый исследователями Белого движения дневник генерала барона А.П. Будберга отличается иронией и скептицизмом в отношении современной ему действительности'3. В дневнике дано много оценок деятельности отдельных генералов, но не со всеми из них можно согласиться. Даже достаточно информативные мемуары генералов К.В. Сахарова и П.П. Петрова, которые рисуют широкую картину Гражданской войны на востоке страны, действия антибольшевистских сил и отдельных военачальников34 порой содержат, особенно воспоминания К.В. Сахарова, слишком эмоциональные и совершенно далекие от объективности характеристики высших командиров. Мемуары Р. Гайды, чеха, занимавшего высокие посты в армии A.B. Колчака, также грешат явно субъективными оценками и ошибками фактического характера, хотя в отдельных случаях автору нельзя отказать в проницательности. Так, на его взгляд, главной причиной военных поражений колчаковцев явилось неэффективное руководство армиями ставкой Верховного главнокомандующего, где было мало опытных офицеров35.
Значительное количество воспоминаний участников Белого движения, не изданные до сих пор, хранятся в фондах ГАРФ. В свое время они были собраны сотрудниками Русского заграничного исторического архива в Праге, а затем, в 1945 году, переданы в Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР) СССР. Этот уникальный массив информации по истории Белого движения и российской эмиграции еще ждет своих исследователей и издателей.
Для данного справочника составили интерес воспоминания генерала М.А. Иностранцева, профессора Академии Генерального штаба, служившего в ставке A.B. Колчака. Он рассматривает многие вопросы военного строительства антибольшевистских сил, дает оценку подготовке командных кадров, анализирует причины военных неудач белых, подчеркивает рост бюрократии в управленческих структурах колчаковских войск36 - [123] Генерал С.А. Щепихин в нескольких работах рассказывает о борьбе уральского казачества против советской власти, о том, как осуществлялась подго - твка крупного наступления белых на Волгу ранней весной 1919 года, анали - чирует результаты успешной для колчаковцев Уфимской операции и причины того, почему не удалось воспользоваться ее успехами. С.А. Щепихин дал и яркие портреты высокопоставленных офицеров, с которыми ему пришлось служить и общаться37.
Воспоминания колчаковского офицера A.A. Кирилова повествуют о Сибирском Ледяном походе. В них прослеживается явно негативное отношение к чехам как к союзникам, превозносится деятельность и роль молодого генерала А.Н. Пепеляева в вооруженной борьбе против большевиков38.
Другой мемуарист, генерал П.Ф. Рябиков, наоборот, довольно критически оценивает А.Н. Пепеляева, считая его «типичной фигурой, не лишенной авантюризма». В рукописных материалах П.Ф. Рябикова можно найти сведения о деятельности и структуре колчаковской контрразведки, а также о событиях Сибирского Ледяного похода3*.
Уникальную информацию, на наш взгляд, содержит и дневник С.Н. Вой - цеховского, занимавшего высокие должности в иерархии белых войск на востоке страны. В нем главным образом речь идет о событиях мая 1918 г., когда чехословацкие легионеры во главе с автором дневника ликвидировали советскую власть в Челябинске40. Повествование С.Н. Войцеховского дает представление о роли офицеров Чехословацкого корпуса в челябинском инциденте, оказавшихся заложниками конфликтной ситуации между большевиками и легионерами. Дневник позволяет показать мысли, идеалы его автора, чем жил в годы Гражданской войны один из офицеров, впоследствии сделавший блестящую карьеру в войсках A.B. Колчака. И действительно, следует подчеркнуть, что мемуарные труды дают современному исследователю не только какой - либо фактический материал о тех или иных людях, событиях, но и позволяют в какой - то степени судить о мировоззрении и политических взглядах их авторов.
* * *
Составители справочника стремились к его максимальной репрезентативности, поэтому в нем представлены биографии как лидеров Белого дела на Востоке России, известных белых военачальников (адмиралы A.B. Колчак, Ю.К. Старк, генералы М.К. Дитерихс, В.О. Каппель, А.Н. Пепеляев, А.И. Дутов, Г.М. Семенов, Р. Гайда, H.A. Галкин, М.В. Ханжин, A.C. Бакич, А.П. Пер - хуров и др.), так и тех генералов, которые не сыграли заметной роли в годы Гражданской войны. Всего удалось выявить данные о 605 генералах и адмиралах. Эта цифра, возможно, не является окончательной, но, на наш взгляд, близка к ней.
Среди них абсолютное большинство составляли лица с первым генеральским чином (генерал - майоров насчитывалось 461, причем несколько из них были произведены в генеральский чин по адмиралтейству), генерал - лейтенантов оказалось 124, контр - адмиралов —12, полных генералов (от инфантерии, [123] от кавалерии, от артиллерии) — 4 (В.Е. Флуг, М.М. Плешков, Г.С. Осипов, М.В. Ханжин) и один полный адмирал (A.B. Колчак), а также три «генерала», точный чин которых установить не удалось.
Работы по истории организации и структуре Белой армии на Востоке России, в том числе и непосредственные исследования архивных документов Белой армии41, на наш взгляд, позволяют сделать вывод, что к лету 1919 г. все белые формирования, действовавшие в этом регионе, сложились в единую организационную структуру—вооруженные силы Всероссийского правительства адмирала A.B. Колчака. Их преемники (вооруженные силы Российской Восточной окраины атамана Г.М. Семенова, вооруженные силы Приамурского Временного правительства и т. д.) сохраняли с ними четкую взаимосвязь. Это, на наш взгляд, позволяет говорить о едином генеральском корпусе белых формирований на Востоке России.
Как «сложился» высший командный состав Белой армии, действовавшей на Востоке России?
Его основу составили генералы и адмиралы старой Русской армии (в том числе отставные), оказавшиеся в этом регионе к началу Гражданской войны Среди них были как активные участники антисоветских военных организаций, так и люди достаточно аполитичные. С началом боевых действий часть из них вступила в ряды Народной армии, Сибирской армии, вооруженных сил Приморья, войск казачьих областей. Следует отметить, что добровольно в ряды Белой армии вступила только часть генералов и офицеров, находившихся в районе ее деятельности. Многие из них по разным причинам предпочли воздержаться от участия в Гражданской войне.
Поэтому уже в конце 1918 г. был объявлен призыв генералов на военную службу. В приказе Верховного правителя и Верховного главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России адмирала A.B. Колчака № 75 от 18 декабря 1918 г. говорилось:
«По имеющимся у меня сведениям, часть офицеров и солдат призывного возраста до настоящего времени не явилась на службу. Приказываю: 1) Всем, не состоящим в войсках и резерве генералам, штаб - и обер - офицерам до 43 лет, • к 1 января 1919 года явиться к комендантам городов и ближайшим воинским начальникам для назначения в ряды войск... Неявку в указанный срок рассматривать как побег с военной службы...»42
Еще одним источником пополнения высшего командного состава Белой армии в годы Гражданской войны являлись перебежчики из числа высшего командного состава Красной армии, также бывшие генералы и штаб - офицеры старой армии. Отношение к этим людям было не однозначным. Одни, например начальник штаба Верховного главнокомандующего Д.А. Лебедев, относились к ним крайне настороженно. Об этом свидетельствует его приказ № 189 от 8 марта 1919 г.:
«Всех генералов, штаб - и обер - офицеров, состоявших на службе в Красной армии и взятых во время боя в плен, предавать военно - полевому суду за государственную измену... Всех генералов, прибывших из Советской России и добровольно перешедших из Красной армии, направлять в гор. Омск в распоряжение начальника Главного штаба...»43 [123] Другие считали этот приказ ошибочным. По их мнению, недоверие к военспецам — перебежчикам из Красной армии привело к тому, что многие красные командиры, симпатизировавшие белым, так и не рискнули оставить свое место службы.
Как свидетельствуют выявленные данные, получили первые генеральские •і адмиральские погоны еще в Российской императорской армии как минимум 180 человек, а в 1917 г. при Временном правительстве — не менее 50 офицеров. < 'реди этих военных преобладали лица уже немолодого возраста. Некоторые и і них занимали высокие посты в военной иерархии: В.Г. Болдырев, A.B. Кол - чик, М.К. Дитерихс, H.A. Степанов, А.П. Будберг, М.В. Ханжин, H.A. Лохвицкий, Д.Л. Хорват и другие. Но значительная часть из этой категории высших офицеров были менее энергичными, в отличие от молодых генералов, и не особенно отличились на фронтах Гражданской войны. Наоборот, те, кто получил генеральский чин в период Гражданской войны — по нашим подсчетам, не менее 261 человека (то есть 43 % от общего количества генералов), — являли собой активных участников Белого движения.
Нехватка высшего командного состава привела к тому, что вскоре после организационного оформления белых армий и в них начинается производство в высшие, генеральские и адмиральские, чины. Уже в 1918 г. Белую армию пополнили 53 генерал - майора и один контр - адмирал. Лишь троим из них (С. Чечеку, H.A. Галкину, А.И. Дутову) присвоили первый генеральский чин по постановлению военного ведомства Самарского Комуча. Полковник С.Н. Войцеховский получил чин генерал - майора от Чехословацкого национального совета за умелое командование частями легионеров весной—летом 1918 г. Как минимум 21 офицер, в том числе А.Н. Гришин - Алмазов, П.П. Ива - нов - Ринов, Г. А. Вержбицкий, А.Н. Пепеляев, Р. Гайда, Н.Т. Сукин и др., были произведены в генерал - майоры Временным Сибирским правительством. Не менее 8 офицеров казачьих войск (И.Г. Акулинин, Б.И. Хорошхин, Н.П. Кор - ноухов, И.П. Калмыков, A.M. Ионов, Г.П. Жуков, B.C. Толстов и др.) стали генералами по решению казачьих кругов, которые в последующем были утверждены Верховным правителем A.B. Колчаком. Одиннадцати офицерам дали генеральские погоны от правительства Директории (тут выделялись К.В. Сахаров, П.А. Белов, Л.Ф. Бичерахов).
Среди произведенных в генеральские чины было немало офицеров — участников подпольных организаций, принимавших активное участие в свержении советской власти (Е.К. Вишневский, А.Н. Гришин - Алмазов, П.П. Ива - нов - Ринов, А.Н. Пепеляев, А.Г. Укке - Уговец и др.).
С созданием единых вооруженных сил (Временного Всероссийского правительства — Директории, а потом Всероссийского правительства адмирала Колчака) складывается единая система чинопроизводства высшего командного состава, явившаяся как бы слепком с аналогичной системы старой армии. В вооруженных силах Всероссийского правительства производство н пе - неральские чины имело самый широкий характер. Всего удалось установил, имена 182 генерал - майоров и контр - адмиралов, произведенных за 1919 г. (о учетом производств атамана Семенова в 1918 г. и утвержденных в последующем Верховным правителем). [123] В генеральские чины тогда было произведено большое число командиров среднего звена, командовавших соединениями на фронте, и начальников их штабов. Среди колчаковских высших офицеров можно отметить следующих лиц, чьи способности ярко проявились в борьбе за Белое дело: К.К. Акинти - евский, Б.В. Анненков, A.C. Бакич, Р.К. Бангерский, Б.П. Богословский, В.И. Волков, В.О. Каппель, В.Д. Косьмин, A.B. Круглевский, В.М. Молчанов, А.П. Перхуров, П.П. Петров, Ф.А. Пучков, Н.П. Сахаров, Г.М. Семенов, М.И. Смирнов, И.С. Смолин, И.В. Тонких, С. А. Щепихин и целый ряд других военных. Но значительную часть произведенных в генералы и контр - адмиралы составляли штабные и тыловые служащие. Вероятно, последним объясняется приказ Верховного правителя и Верховного главнокомандующего № 179 от 28 августа 1919 г.:
«Повелеваю: Производство в генерал - майоры полковников, состоящих в районе вне театра военных действий, допускать только: 1) за боевые отличия в боевых действиях на внутренних фронтах и 2) за особые государственные заслуги за время существования настоящего правительства... Подписал: Адмирал Колчак»44.
Производство офицеров в генеральские чины составляло исключительную прерогативу верховной власти, о чем свидетельствует приказ начальника штаба Верховного главнокомандующего и главнокомандующего армиями Восточного фронта № 1318 от 18 октября 1919 г.:
«Верховный правитель и Верховный главнокомандующий повелел: ...§ 3. Все представления о производстве офицеров в генеральские чины... как из действующих армий, так и внутренних военных округов представлять начальнику штаба Верховного главнокомандующего через штаб фронта для доклада Верховному правителю... Подписал: Генерального штаба генерал - лейтенант Дитерихс»45.
Вместе с тем осенью 1919 г. в период тяжелых боев и отступления Белой армии имели случаи производства в генеральские чины Верховным правителем прямо на фронте и непосредственно приказами по воинским частям (Н.П. Кобрин, A.B. Бордзиловский и др.).
После разрыва с адмиралом Колчаком атамана Семенова осенью 1918 г. в войсках последнего также началось производство в генеральские чины. Оно прекратилось после признания атаманом Семеновым верховной власти Всероссийского правительства, но все его производства в генеральские чины сохранили силу и в дальнейшем, хотя официально и не были подтверждены. По нашим данным, в 1918–1921 гг. по его приказам в первый генеральский чин были произведены не менее 27 офицеров. Кроме этого, Г.М. Семенов, как главнокомандующий, производил и в последующий генеральский чин.
Всероссийское правительство адмирала Колчака осуществляло не только производство в первый генеральский чин, но и присвоение дальнейших генеральских чинов. 18 ноября 1918 г. полным адмиралом стал сам A.B. Колчак. В конце 1918 — 1919 г. генерал - лейтенантами стали, по крайней мере, 20 командиров соединений и лиц высшего военного руководства из числа генерал - майоров старой армии (среди них В.В. Голицын, С.С. Джунковский, [123] Л.Ф. Матковский, В.И. Сурин, М.Ф. Мартынов, М.К. Дитерихс, Б.Р. Хре - ншгицкий) и не менее 8 из числа генерал - майоров, произведенных в 1918 г. (11.11. Иванов - Ринов, Г.А. Вержбицкий, А.И. Дутов, Р. Ганда, А.Н. Пепеля - ги, К.В. Сахаров, В.О. Каппель, B.C. Толстое). Генерал - лейтенант старой «рмии M.В. Ханжин в мае 1919 г. был произведен даже в чин генерала от артиллерии.
Производство в генеральские чины в армии адмирала Колчака прекрати - пось в конце 1919 г. и возобновилось в вооруженных силах Российской Вос - I очной окраины атамана Семенова. В 1920 г. было произведено, по крайней мере, 18 генерал - майоров, в 1921 г. — 4, в 1920–1921 гг. было произведено 18 генерал - лейтенантов.
После раскола Белой армии на Дальнем Востоке на «семеновцев» и «кап - нслевцев» и фактического отстранения от руководства войсками атамана Семенова, последний, сохраняя унаследованный от адмирала Колчака титул Верховного правителя, продолжал производить своих сторонников в генеральские чины. В свою очередь Временное Приамурское правительство не только отказалось признавать новые производства атамана Семенова, но и объявило (своим постановлением № 44 от 29 июля 1921 г.): «Все производства генерал - лейтенантом Г.М. Семеновым... в чины выше полковника [считать] ничтожными...»46
Все полученные статистические данные позволяют несколько по - иному трактовать вопрос о количестве высшего командного состава в войсках антибольшевистских правительств в восточных регионах страны. Как правило, в исследованиях о Гражданской войне всегда подчеркивался тот факт, что только в вооруженных силах Юга России, возглавляемых генералом А.И. Деникиным, служило значительное количество офицеров, в том числе и генералов, адмиралов, которым зачастую даже не хватало должностей в военных структурах. Многие занимали более низшие, не соответствующие их чину, посты или ожидали вакансий, находясь в резерве. Видимо, подобная ситуация складывалась и на Востоке России, где высший командный состав включал, по крайней мере, 230 генералов и адмиралов старой армии и не менее 261, произведенных в 1918–1921 гг. (сведений о времени производства 114 генералов и адмиралов установить не удалось). Из них, как нам удалось установить, не менее 120 генералов, то есть пятая часть от их общего количества, пребывали какое - то время (кто — меньше, кто - — больше) в резерве чинов. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод, что здесь так же, как и на Юге, в генералах недостатка не было.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

  • Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник.
  • Высший командный состав контрреволюционных вооруженных формирований на Востоке России в годы Гражданской войны