Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Урок Творчество Андрея Рублева и Дионисия




Скачать 145.58 Kb.
Дата30.06.2017
Размер145.58 Kb.
ТипУрок
МХК 9 урок Творчество Андрея Рублева и Дионисия

(слайд 1 щелчок)

«О вещая душа моя!

О сердце, полное тревоги,

О, как ты бьешься на пороге



Как бы двойного бытия»
Эти слова Тютчева в основном отражают суть творений русских иконописцев XV в. Их произведения удивительно способствуют воз­вышению человеческого духа к миру высшей реальности, где царят красота и безграничная божественная любовь.XV в. по праву считается (щелчок) «золотым веком» русской иконы, его вершинные творения озарены светом великой «Троицы» (щелчок) Андрея Рублева, работами Дионисия.
В творчестве(слайд 2 ) Андрея Рублева ярче, чем у его современников, запе­чатлен новый этический идеал эпохи объединения русских земель вокруг Москвы. Этот идеал озарен светом представлений о высших человеческих ценностях — стремлении к добру и согласию.
Отразить внутреннюю безграничность души как отблеск вечной небесной гар­монии — вот в чем видел художник свое истинное предназначение. Поэтому доминантой его творчества становится воплощение образов Божественной любви.
Имя художника овеяно славой и легендами. Точная дата его рож­дения не известна. Ученые полагают, что появился на свет мастер Ан­дрей, скорее всего, около(щелчок) 1360 г. Следовательно, он был современни­ком русских людей, которые одержали великую победу на поле Куликовом.
Источником знаний о жизни и творчестве художника яв­ляются прежде всего летописи. Впервые летописец упоминает «чер­неца Андрея Рублева» в 1405 г. в связи с очень важным событием в религиозной и художественной жизни Древней Руси — росписью(слайд 3 ) Бла­говещенского собора Московского Кремля. К этому времени он был хорошо известен как искусный иконописец. Выше говорилось, что в 90-е гг. XIV в. в Москве работал прославленный пришелец из Визан­тии, художник Феофан Грек. Его творчество олицетворяло расцвет живописи в эпоху Предвозрождения.
Считал ли Андрей Рублев пат­риарха иконописи своим учителем? Пожалуй, здесь нельзя дать од­нозначный ответ. Мастер Андрей принадлежал ко второму, более мо­лодому поколению московских живописцев. Он, безусловно, ценил экспрессию, психологизм, динамичность образов своего великого предшественника, однако в своем творчестве утверждал все же иные, глубоко национальные художественные идеалы, вступая тем самым в незримый творческий спор с Феофаном Греком.
В 1405 г. вместе с Феофаном Греком и Прохором из Городца Андрей Рублев принял участие в создании первого русского иконо­стаса (щелчок) Благовещенского собора в Кремле. Непросто определить ав­торство Андрея Рублева в совместном творчестве. И все же явствен­но проступает различие между работами византийского мастера и русских иконописцев. Вероятнее всего, Рублеву принадлежал праздничный ярус с иконами (щелчок) «Рождество Христово», (щелчок) «Крещение», «Воскрешение Лазаря» и (щелчок) «Преображение». В этих иконах обращает на себя внимание удивительное чув­ство ритма в расположении живых и стройных фи­гур. В отличие от новгородских икон, у Рублева пре­обладают нежные и легкие краски, придающие еван­гельским сценам исключительное очарование.
Совершенно по-дру­гому относился Андрей Рублев к искусству(слайд 4 )

мастера Даниила, про­званного Черным. Есть достоверное свидетельство древнерусского писателя Иосифа Волоцкого, что Рублев был учеником Даниила и какое-то время работал в его мастерской.


В 1408 г., как сообщает московская Троицкая ле­топись, Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным«начаша подписывати» (щелчок) Успенский собор во Владими­ре. В созданных здесь фресках(щелчок) проявляется мастерст­во зрелого художника. Главное внимание Рублев сосредоточил на человечности переживаний, (щелчок) внутрен­ней гармонии, душевном благородстве и сердечной доброте. (щелчок)
Мастерство художника нашло выражение ив изяществе пропорций, четкости контуров, (щелчок) сораз­мерности движения и покоя. (щелчок) Замечателен образ тру­бящего ангела, (слайд 5 )

возвещающего близость СтрашногоСуда. Его изящная, легкая фигура невесомо парит в пространстве. Руку художника выдает и тонкий колорит, созданный смешением тонов.


Из работ Андрея Рублева и Даниила Черного во владимирском Успенском соборе до нас также дошли иконы деисусного чина ико­ностаса, составлявшие единый ансамбль с фресками. (После рестав­рации эти иконы вошли в собрания Третьяковской галереи в Моск­ве(щелчок) и Русского музея в Санкт-Петербурге. (щелчок))
Идейный замысел компо­зиции был связан с темой Страшного Суда и выражал мысль о заступничестве и молении святых «за род человеческий» перед Спа­сом. Эта идея была воплощена в иконах с особой проникновенно­стью и мастерством.
(слайд 6 )

На центральной иконе «Спас в Силах» изображен восседающий на престоле Иисус Христос с раскрытым текстом Евангелия. Худож­нику в полной мере удалось передать глубину и возвышенное бла­городство образа. Величавый облик Спаса в соединении с душевной отзывчивостью позволяют увидеть в нем национальный идеал, в ко­тором выражены народные представления о справедливости и свя­тости веры. Чистые, мягко звучащие тона иконы, ее торжествен­ный и четкий ритм свидетельствуют о высоком мастерстве худож­ника.


Сегодня многие росписи, созданные совместным трудом двух художников, рождают трудности в определении автора Рублева. Сами же мастера об этом мало заботились. В 1425 г. на Руси раз­разился страшный мор и голод, длившийся несколько лет. Одна­ко Андрей и Даниил не оставили начатого важного дела — в то время они были заняты росписью. Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Умерли они почти одновременно, в 1427 г., едва окончив работу1.
Не секрет, что биографию Андрея Рублева — одного из самых оду­хотворенных творцов русского искусства современные ученые собра­ли буквально по крупицам.

Известно, например, что иноческая жизнь молодого художника протекала в двух прославленных центрах русско­го православия. Сначала — в Троице-Сергиевой обители, где были силь­ные духовные традиции, установленные преподобным Сергием Радо­нежским.

Затем Андрей Рублев вместе со своим другом и соратником по работе Даниилом Черным перебрался в Андроников монастырь. Эта обитель была известна как средоточие книжности и учености. Осно­вал монастырь писатель-агиограф, митрополит всея Руси Киприан.
Вершиной художественного творчества Андрея Рублева является знаменитая «Троица» (слайд 7 ) (1425— 1427), выразившая идеалы Добра и Справедливости, Любви и Согласия.

«Старые источники указывают, что Рублев написал икону Троицы в похва­лу Сергию Радонежскому. (щелчок)

Иначе говоря, икона была создана в память того че­ловека, который всю свою жизнь призывал к прекращению подтачивавших силы Руси братоубийственных феодальных распрей, который принимал актив­ное участие в идейной подготовке Куликовской битвы, который проповедовал дружбу и любовь к ближнему, который всегда был склонен протянуть руку помощи маленьким людям. Действительность лишь частично оправдала надеж­ды Сергия.
Несмотря на то что Московское княжество встало на путь быстрого подъема и близился час освобождения от татарского ига, жизнь продолжала оставаться трудной, полной опасностей, необеспеченной... Не утихали княжес­кие междоусобия, мор и голод.

"Насилие со стороны сильных, хитрость, ко­варство со стороны слабых, недоверчивость, ослабление всех общественных уз среди всех", — вот черты, господствовавшие, по мнению СМ. Соловьева, в рус­ской жизни того времени.


В этих условиях личность Сергия приобретала со­всем особое значение. Он обладал неотразимым моральным авторитетом, с ним связывались мечты о национальном раскрепощении и социальном мире. В пред­ставлении людей XV в. Сергий был не только великим "сердцеведом", но и ве­ликим человеколюбцем. Вот почему в икону, написанную в его память, Анд­рей Рублев вложил идею мира, идею гармонического согласия трех душ.
Для него ангелы, символизировавшие триединое божество, были живым напоми­нанием о заветах Сергия. Здесь оказалась воплощенной, в совершенных худо­жественных формах, страстная мечта лучших русских людей о том социаль­ном мире и согласии, которые они тщетно искали в современной им действительности и которые были неосуществимы в тогдашних исторических условиях. И как раз потому, что мечта эта была чистой, благородной и высокочеловечной, она приобрела такую широту звучания» (Лазарев В.Н. Русская средневековая живопись. М., 1970. С. 296).
Икона была написана мастером Андреем для большого иконоста­са Троицкого собора Сергиева монастыря в память о святом Сергии1. На ней изображены три ангела, являющие единую Святую Троицу.
Этот символ христианской веры не стоит пытаться объяснить с помо­щью «людской логики». Чтобы постичь смысл рублевского творе­ния, гораздо важнее проникнуться высоким чувством соприкосно­вения со святостью, принять Святую Троицу как знак любви, соединяющий Бога и человека, вечное и земное, душ и душу.

Изображая триединую сущность Бога, не имеющего ни начала ни конца, мастер Андрей не пошел по пути своих предшественников, в подробностях бытописующих ветхозаветный сюжет.


В иконе Рубле­ва отсутствуют Аврам и Сарра. Это сделано сознательно: художника влекла религиозная, вневременная суть сюжета, но не его бытовые подробности. Очевидно, что высокое творческое озарение пришло к Рублеву, когда он «увидел» внутренним «духовным зрением» ком­позицию иконы, в центре которой ее важный символ — евхаристи­ческая чаша.
Евхаристия... Это таинство и одновременно символ искупитель­ной жертвы: Бог Отец послал своего Сына принять смерть на кресте во имя спасения душ человеческих. В евхаристическую чашу Анд­рей Рублев поместил голову тельца — еще один символ. В новозавет­ной практике телец рассматривается как образ Иисуса Христа.

На иконе жертвенную чащу благословляют левый и средний анге­лы. Тем самым Бог Отец призывает Сына смириться и пойти на жер­тву. Бог Сын кротко выражает согласие с волей Бога Отца.


Третий ангел не принимает участия в этой неслышной беседе, он присутствует здесь как образ вечной жизни, дарованной людям «во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа». «Среди мятущихся обстоятельств времени, среди раздоров, междоусобных распрей, всеобщего одичания и татар­ских набегов, среди этого глубокого безмирия, растлившего Русь, открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир, "свышни мир" горнего мира.
Вражде и ненависти, царящим в мире дольнем, противопоставлялись взаимная любовь, струящаяся в вечном согласии, в вечной безмолвной беседе, в вечном единстве сфер горних... эту невыразимую грацию взаимных склонений, эту премирную тишину безглагольности, эту бесконечную друг пред дру­гом покорность — мы считаем творческим содержанием Троицы.
Че­ловеческая культура, представленная палатами, мир жизни — дере­вом и земля — скалою, — все мало и ничтожно пред этим общением неиссякаемой бесконечной любви: все — лишь около нея и для ня, ибо она — своею глоубизною, музыкою своей красоты, своим пребы­ванием выше пола, выше возраста, выше всех земных определений и разделений — есть само небо, есть сама безусловная реальность, есть то истинно лучшее, что выше всего сущего.
Андрей Рублев вопло­тил столь и кристально-твердое и непоколебимо-верное видение мира»1, — так размышлял о «Троице» известный ученый-богослов.
Композиция «Троицы» заключена в круг (или овал), который об­разуют фигуры ангелов. Мир вечности, тишины, покоя передан с по­мощью мягких, округлых линий в очертаниях голов, плеч, рук, в изгибах крыльев, в силуэте наклоненного тонкого деревца и горки.
Краски иконы словно пронизаны вечным божественным светом, сим­волом которого является золото. Золотистые крылья подчеркивают­ся мягкой лазурью — прекрасным рублевским «голубцом».
Такие же мягкие сочетания колорита составляют золотой фон, зеленовато-жел­тая горка, зеленовато-оливковое дерево, бледно-зеленый «позем» (земля). В центре иконы художник выделил насыщенное темно-виш­невое пятно в одеянии центрального ангела и оттенил его сияющим «голубцом». «Сколько творческого дерзания требовалось для того, чтобы похитить кусок небесной лазури»1, — отметил один из знато­ков древнерусской живописи.
Другой исследователь сравнивал краски «Троицы» с цветовой гам­мой созревающей нивы, где синеют головки васильков. И все же ду­мается, что линии и колорит этого совершенного творения были за­имствованы Рублевым не у природы, а в сфере иных, идеальных представлений о высшем Божием обетовании, где царит вечный свет, красота и гармония.
«Троица» относится к числу произведений, рассчитанных на дли­тельное и неспешное созерцание, раздумье, на тихую молитву. Ху­дожник проявил себя как тонкий психолог, прекрасно чувствующий неписаные «законы» восприятия живописи.
В поздний период творчества (1408—1427) Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным, кроме иконостаса и фрески Успенского собора во Владимире, создали фрески в соборе(слайд 8 3(щелчока ) Успения Звенигорода и хра­ме Рождества (слайд 9 2(щелчока )

богородицы Саввино-Сторожевского монастыря, ико­ностас и фрески Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. (слайд 10 (щелчок) Андроников монастырь(слайд 11 (щелчок )

Возмож­но, мастер Андрей расписал собор Симонова монастыря. (слайд 12 (щелчок)

Немало им было создано и икон, в каждой из которых, виден удивительный и неповторимый почерк художника.

Иконы Андрея Рублева уже в XV в. ценились буквально на вес зо­лота. За ними охотились собиратели и почитатели рублевского та­ланта.
(слайд 13 )Монастыри и церкви гордились работами, считавшимися руб­левскими, упоминали их во всех описях икон, находившихся в иконостасах и ризницах. В XIX в. ценность любой коллекции, от монастырской до частной, определялась тем, что в ее собрании хра­нились иконы Рублева или его учеников. Последователей же у вели­кого мастера было много во все времена. (щелчок)

Еще в 1551 г. в постановле­ниях Стоглавого собора было сказано о том, что иконы писать следует «с древних образов, как писали греческие живописцы и как писал Андрей Рублев». (щелчок)


Чем же отличается живопись Рублева от работ других мастеров?

При обращении к Андрею Рублеву духовность становится первым «ключевым» словом, вне которого невозможно понять, в чем же заключается притягательная сила его искусства — искусства на все времена. Второе «ключевое» слово — благодать. (щелчок) Иконы Рублева пронизаны благодатным божественным светом. Каждый рублевский образ — совершенная гармония где соединились любовь и красота, духовная возвышенность и простота, которую в искусстве достига­ют лишь гении. (щелчок)



(слайд 14 )Достойным преемником Рублева во второй половине XV столетия стал Дионисий. Правда, преемственность эта была особой и жизнь в ту эпоху, когда творил Дионисий, была совершенно иной.
Великокняжеский двор в период правления Ивана III поражал аскетичную средневековую Русь стремлением к парадной пышно­сти. Зодчество, иконопись, музыка призваны были украшать жизнь кремлевских правителей, прославлять величие молодой московской государственности.
Поэтому в работах Дионисия мы не найдем ни трагической экспрессии Феофана Грека, ни глубины философских обобщений Андрея Рублева. Искусство Дионисия — иной образный мир, исполненный изящества, радостного ликова­ния и света. Для художника характерна классическая неторопли­вость повествования, ясность видения сюжета. Чистота линий и мерность ритма позволяют вспомнить «рублевские интонации» и вновь поразмышлять об удивительной взаимосвязи иконописи и музыки.
О Дионисии мы знаем столь же мало, сколь и о других его собрать­ях по профессии. Известно, что родился он уже после смерти Андрея Рублева и Даниила Черного, (щелчок)_Общая_композиция_росписей_отличается_размеренной_сдержаннос­тью_ритма,_стройностью_и_гармоничностью._(щелчок)'>(щелчок) в 40-х годах XV в. Монахом не был, имел семью. Работал вместе со своими сыновьями, Владимиром и Феодосием, тоже профессиональными живописцами. Умер художник пос­ле 1502 г. (позднее его имя не упоминается в летописях).
Ранний период творчества Дионисия приходится на 60—70-е годы XV в., когда он работал в (слайд 15 )Пафнутьево-Боровском монастыре. К сожа­лению, росписи эти до нас не дошли. Однако можно предположить, что именно они принесли молодому мастеру известность. Во всяком случае, в 80-е годы его приглашают в Москву и поручают выполнить ряд важных заказов. Летопись сообщает, что в 1481 г. Дионисий рас­писал большой многоярусный иконостас (щелчок) московского Успенского собора. Эта работа тоже не сохранилась.
Первые дошедшие до нас произведения Дионисия — фрески ал­тарной части (слайд 16 (щелчок )Успенского собора Московского Кремля. Многие иссле­дователи приписывают кисти Дионисия фреску(щелчок) «Поклонение волх­вов», что расположена в Похвальском приделе храма.
Однако не московские работы сделали имя мастера всемирно известным. Мес­том паломничества сегодня стали северные земли, где расположен (слайд 17 )

Ферапонтов монастырь и где в храме Рождества Богородицы сохра­нились бесценные фрески, созданные Дионисием в 1502—1503 гг. Расписывать храм, прославляющий покровительницу русской зем­ли, — большая честь для любого художника. Дионисий, работая вме­сте «со своими чады», блестяще справился с этой сложной задачей. (щелчок)


Общая композиция росписей отличается размеренной сдержаннос­тью ритма, стройностью и гармоничностью. (щелчок) Некоторая украшенность и декоративность образов здесь вполне уместна — мастер воплотил настроение праздничного ликования вселенского масштаба! (щелчок)
Когда утром и вечером солнце пробивается в узкие окна храма, то фрески Дионисия вспыхивают янтарным светом радостно и торжественно. (щелчок) Кажется, что еще миг — и этот гимн в красках зазвучит победным песнопением(щелчок)! И это не случайные ассоциации: значительная часть сюжетов фресок связана с распевами в честь Пресвятой Богородицы. (щелчок)
В трех больших люнетах центральной части храма представлены крупные композиции, имеющие важное смысловое значение. (щелчок) На южном люнете — «Собор Пресвятой Богородицы», фреска во славу Той, что родила Христа!. С восточной стороны на­ходится фреска(щелчок) «Покров Богородицы» На северном люнете — композиция(щелчок) «О Тебе радуется», прославляющая Царицу мира — славословие в честь Небес­ной заступницы рода человеческого.
Среди центральных фресок выделяются «Богоматерь с младенцем на троне» и самая «музыкальная» композиция — «О Тебе радуется».
Она выполнена под впечатлением известного гимна, созданного визан­тийским богословом, поэтом и музыкантом Иоанном Дамаскиным. (щелчок) Образы фрески изысканно грациозны; здесь и небесные силы (ангельский со­бор), и предстоящие люди (род человеческий). В центре росписи — Бо­городица, восседающая с младенцем на престоле. Все присутствующие торжественно славят Богоматерь знаменитым песнопением. Порой ка­жется, что округлые плавные линии композиции, ее завершенность соответствуют закругленности, повторности текста.
На втором ярусе фресок, выполненных на стенах и столбах, пред­ставлено еще одно песнопение — Акафист Богородице. Здесь в лег­ких, чуть удлиненных образах воплощена сложнейшая музыкально-поэтическая композиция, состоящая из нескольких частей. Обратим внимание на фреску, изображающую пение Акафиста Священника­ми, князем и народом перед иконой Пресвятой Богородице.

Богородице Дево, Радуйся,

Благодатная Марие,

Господь с Тобою; благословена Ты

в женах и благословен плод чрева Твоего,

яко Спаса родила еси душ наших.

Тебе, Высшей Военачальнице,

избавившей от бед,

мы, рабы Твои, Богородица,

воспеваем победную и благодарственную песнь.

Ты же, имеющая силу непобедимую,

освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали

к Тебе: радуйся, Невеста Вечнодевственная.
Под сводами храма, украшенного Дионисием с сыновьями, чув­ствуешь себя легко и свободно. Настроение лирической приподнятос­ти фресковых образов передается людям, освобождая их от повседнев­ных суетных мыслей, вселяя надежду и тихую сердечную радость.
В Третьяковской галерее находится одна из немногих дошедших до нас икон Дионисия, некогда созданная для иконостаса(слайд 18 )

Павлово-Обнорского монастыря, —(щелчок) «Распятие», одно из самых совершенных творений зрелого мастера!


В иконе главенствует белый цвет как знак чистоты и благодати. Фигуры иконы составляют группы соразмерно расположенные на ее плоскости. Между ними — молчаливое пустое пространство, своеобразные «музыкальные паузы». Как не похожа эта икона на изображение земных мук Христа в католических хра­мах! Художнику чужда пронзительная экспрессия и трагедийность. Его образы — вне людских представлений о страданиях и смерти. Мастер передает сакральный (священный) смысл сюжета. Его творе­ние — символ вечности и покоя.

(слайд 19 )

Дионисий.

Синие выси. (щелчок)

Кисть, как факел, в его руке, (щелчок)

Изумрудное солнце виснет (щелчок)

В крупной капле на кончике. (щелчок)

Не крестьян писал Дионисий, (щелчок)
Не святых писал —Красоту. (щелчок)

С. С. Орлов. «Сказы о Дионисии»


Искусство Дионисия было последним и, пожалуй, самым «музы­кальным» аккордом великой иконописной «симфонии», (щелчок) созданной мастерами русского Предвозрождения. (щелчок) Он оставил учеников, кото­рые достойно продолжали профессиональные традиции «мистичес­кого реализма» в последующем столетии. (6 щелчков) И все же, если говорить о вершинах древнерусской живописи, то вспоминаются прежде всего три великих имени: Феофан Грек, Андрей Рублев и Дионисий.




  • (щелчок)
  • (щелчок)
  • (слайд 8 +3(щелчока )
  • (слайд 10+(щелчок)
  • (щелчок) Чем же отличается живопись Рублева от работ других мастеров При обращении к Андрею Рублеву духовность
  • (щелчок) (слайд 14 )
  • (щелчок) Общая композиция росписей отличается размеренной сдержаннос­тью ритма, стройностью и гармоничностью. (щелчок)
  • (щелчок) Когда утром и вечером солнце пробивается в узкие окна храма, то фрески Дионисия вспыхивают янтарным светом радостно и торжественно. (щелчок)
  • (слайд 18 )
  • (слайд 19 )