Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Урок длиною в жизнь. «Нет должности почётней и трудней учить добру и доброте детей»




Скачать 60.64 Kb.
Дата04.07.2017
Размер60.64 Kb.
ТипУрок
УРОК ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ.

«Нет должности почётней и трудней

учить добру и доброте детей».
2008 год по инициативе Президента России Владимира Путина объявлено Годом семьи.

У нас, Гридневых – Черных, - свой год семьи – семьи учительской. Мы решили отметить его по - своему. Я предлагаю открыть его исследовательской работы

«Учительская династия».

Эту работу я посвящаю семье Гридневых, представителям славной педагогической династии, вся биография которых связана с педагогикой.

Считаю себя обязанным рассказать о судьбе моих предков в нескольких поколениях, об их трудовом пути, об уроке, который длится более полувека.

Мне хочется проследить и увидеть, почему все мои близкие по родству люди посвятили себя учительской деятельности: почему дедушка – математик, бабушка – филолог, мама – учитель начальных классов, а папа – художник. Может быть потому, что профессия педагога – самая важная на земле? Хочу понять и сделать для себя вывод: чем же так притягательна «школьная тропинка».


О дедушке.
Я оглядываюсь назад. Третий год нет со мной рядом любимого дедушки Гриднева Анатолия Александровича.

Из глубины моей детской памяти поднимается много ярких картин. Словно цветной кинолентой прокручиваются перед глазами те годы, когда я был рядом с этим удивительным человеком. О мудром, всегда очень добром образе моего настоящего учителя, рассказчика, я хочу начать свою родословную.

Он – математик. Он – романтик. Он – моряк. Но самое главное, он – учитель. Когда в 1958 году закончил Каменностепную школу, то для себя решил: только мореходка. Так и случилось. Моя прабабушка дала ему 10 рублей на дорогу до Ростова.

Деревенский парнишка разыскал мореходное училище, прошёл комиссию, сдал все экзамены на «отлично» и вернулся домой студентом Ростовского мореходного училища.

До сих пор я помню, как дедушка рассказывал о своих пяти годах морской жизни старшего механика. Порты Керчь – Ялта – Севастополь – Сухуми – Поти; Северное море, Атлантический океан, Канада, порт Галифакс.

Рыболовецкий траулер, СРТ, нефтеналивной танкер, - вот тот путь моряка, который он прошёл.

Море его звало, а на берегу жена – учительница, моя бабушка, готовила ему «сухопутную» жизнь педагога.

Вместе они поступили в Воронежский пединститут, он – на физмат, она – на филфак.

С учительством ему пришлось немного подождать, но должность заведующего заочным отделением в Таловском Роно стала для него подготовительной ступенькой в преподавательской работе.

В 1970 году на Высоком открылась восьмилетняя школа. С того времени и начинается отсчёт учительского стажа дедушки. У него были прекрасные ученики, он их всех очень любил и гордился ими, а они ему отвечали взаимностью. Мне он много рассказывал о них.

Я помню, как он ходил с ними в походы и всегда брал меня с собой. Мы ездили на велосипедах, на лошади, на машине, делали остановки в сёлах, купались, загорали, а он вместе с детьми разжигал костёр, варил кашу, играл в волейбол, рассказывал интересные истории о морской жизни. Когда я бывал в гостях у дедушки дома, то видел его всегда решающим или проверяющим тетради. Он мне доказывал теорему, что дважды два – будет пять и у него это получалось.

Человек он очень скромный, по складу характера не любил быть на виду, очень застенчив. Никогда не позволял ни себе, ни близким повышать голос.

Он был необычайно влюблён в математику. Бывали случаи, когда дедушка вставал среди ночи, зажигал свет и быстро писал решения каких–то сложных задач, а утром с радостью сообща, что нашёл правильный ответ.

За свой труд имел много наград, был Отличник народного образования РФ. Главная же его награда – это любимые ученики. Он так здорово учил, так тонко шутил! Чувство юмора, краткость и немногословность и очень высокая внутренняя культура заставляли любить математику. Любили дедушку все. А особенно любил его я. Он сядет со мной на скамейке и как –то спокойно заставляет думать, говорить. С ним было хорошо.

Особенно, когда он, заядлый шахматист, вёл сеанс одновременной игры с учениками и родителями. Я навсегда полюбил шахматы. Теперь уже нет в школе шахматного кружка, который когда – то вёл дедушка. Мы могли с ним играть часами. Мне так хотелось его обыграть, но он не поддавался. Я часто проигрывал, а он учил: «Думай, Чапай, думай, на то и башка на плечах!».

Больше всего мне нравилось слушать, как он с гордостью рассказывал о бабушке Любе, о Любови Яковлевне Гридневой. Я спрашивал его: «Деда, почему ты мужчина, а бабушка занимает пост директора, тебе не обидно?». Он мне отвечал: «Кто на что способен, тем и должен заниматься. У бабушки видишь, какая хватка! Она на своём месте, а мы должны обеспечивать её тыл: я на неё не в обиде. Хороший она директор. Я бы так не смог. Пусть работает, она как заводная машина. Она и меня со школой повенчала.

А было так. Свадьбу с бабушкой сыграли в феврале 1963 года, когда я был в отпуске. Катали под бубенцами на лошадях. Зима была суровая, снежная.

Прожили мы с ней три дня вместе, и с Калининграда пришла телеграмма: «Срочно вылетай. В море выходим восьмого. СРТ у причала».

Ушёл я в море ловить рыбу на полгода, а на душе кошки скребут. Моя Любаша уехала в Павловск, заканчивать педучилище. Вот такой наш медовый месяц. Писал ежедневной ей письма, а пересылать приходилось только тогда, когда подходила плавбаза за рыбой. От неё тоже – редкие весточки.

Через полгода она приехала в Калининград меня встречать из рейса. Я точно решил – списываюсь на берег. Нам предлагали квартиру, бабушке – работу в школе, но выбор сделали такой: «Едем домой на Высокий!»

Хрупкая моя Люба уже стала Любовь Яковлевна. Один год она проработала воспитателем в школе – интернате, а потом - начальная Высоковская школа. Сначала воспитатель, потом учитель начальных классов, а с 1970 года – заместитель директора Высоковской восьмилетней школы.

Директором был тогда Копытин В.В. Строгий был, фронтовик, всех нас держал в «узде». С 1979 года Любовь Яковлевна стала директором этой же школы. И пошло, и поехало».

Дедушка замолчал, а потом тихо сказал: «Бабушка – лучший рассказчик».

В нашу беседу включилась Любовь Яковлевна Гриднева. В школу пришёл ещё один представитель династии - Гриднев Яков Иосифович – племянник Любовь Яковлевны. Он стал завучем школы. И до сих пор они вместе ведут школьный корабль.

Те годы, - говорит она с большой теплотой о школе, - педагогический коллектив создал лучшую в области производственную бригаду и в 1980 году на базе нашей школы проводился Всероссийский слёт производственных бригад. К нам приезжала министр Л. Балясная. Зелёный класс, каких не было ни у кого, огромная школьная теплица, поливной пришкольный участок, два гектара посаженной капусты, комната сказок…

Мы увлеклись туризмом. Не счесть походов и мест, где ребята побывали со своими учителями. Всей семьёй (брали Юру и Лилю с собой) уходили в походы, ночевали в палатках, готовили пищу на костре, давали концерты в сёлах. Это были самые лучшие годы.

А дальше - больше. Не сиделось на месте. Вздумали сделать пристройку к школе, чтобы открыть на селе среднюю школу. В 1985 году привезла из Киевского института проект на новую школу, а в 1986г. первого января Туровский А. И. директор НИИ им. Докучаева, вручал ключ от новой, теперь уже средней школы.

В школе увеличился педагогический коллектив.

И вот уже вместе с нами с 1 сентября 1986 года работают наши дети: Юра – мастер производственного обучения, Лиля – учитель начальных классов.

Такая гордость и такая ответственность легла на наши плечи. Мы должны показать пример в работе целой педагогической династии.

Через год пришли в школу преподавать невестка, Зоя Анатольевна, учитель русского языка и зять, Леонид Михайлович, художник, трудовик, а позже преподаватель ОБЖ и информатики. Собрались представители одной профессии, но всех её «оттенков».

В нашей домашней библиотеки было более тысячи книг, связанных с педагогикой, школой.

Если бы ты, Алёша, спросил меня: «А если бы начать заново?», конечно отвечу: «Снова пошла бы в учителя». Знаешь, как это здорово, когда твои ученики верят в тебя и когда твоё дело продолжают дети.

Лилия Анатольевна, сказала мне такую фразу: «Алёша, у меня нет права на ошибку, нет её и у тебя. Твои родители – учителя!» Смысл этих слов мне понятен. Да. Печать родительского авторитета имеет две стороны: уважение, великую ответственность и постоянный риск несоответствия.

Семейную марку Гридневы держат.

На двадцать два года учит малышей. В её домашнем кабинете свет не гаснет до полуночи: она что-то вырезает, клеит, рисует, много работает на компьютере. Презентации, планы, тетрадки и вечный поиск. Мама выпустила сто два ученика. Как она следит за учёбой своих воспитанников, как волнует её их судьба!

И вот он, её выпускник, Стёпа Воронин, уже офицер, входит к нам в дом с охапкой цветов. Он приехал из Петербурга в отпуск на Родину и пришёл на «отчёт» к своей первой учительнице. Мама вся светится.

Вот оно учительское счастье!

Ей пишут, звонят, её очень любят родители.

Мама – Почётный работник образования РФ. А по – другому и быть не должно. Ей не навязывали профессию педагога. Почтение к этому труду привили дедушка и бабушка.

«Меня научили родители дорожить семьёй, быть честной в помыслах и поступках, прежде всего перед самой собой», - говорит мама.







  • Вот оно учительское счастье!