Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Н.А. Есенкова Книги И.А. Гончарова в семье Ульяновых




страница8/11
Дата25.06.2017
Размер2.2 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Н.А. Есенкова




Книги И.А. Гончарова в семье Ульяновых

6 июня 1812 года в Симбирске в семье купца Александра Ивановича Гончарова и его супруги Авдотьи Матвеевны родился русский писатель наш земляк Иван Александрович Гончаров.

Симбирск занял видное место в жизни писателя. Здесь прошли его детские и юношеские годы. Здесь, в частном пансионе для детей дворян княгини Хованской, он получает первоначальное образование. Здесь прочитал лучшие произведения русской литературы, книги по естественной истории и путешествиям, начал изучение французского и немецкого языков. Сюда он приезжал на каникулы, когда учился в коммерческом училище и на словесном отделении Московского университета.

После окончания университета И. Гончаров осенью 1834 года поступил в канцелярию Симбирского губернатора, где проработал около года секретарем. Через его руки проходили дела об отыскивании вольности крестьян, об умертвлении помещиками крепостных, о подавлении крестьянских волнений в Симбирской губернии в 1835 году. Служба в канцелярии губернатора дала богатый материал для его художественных произведений.

Целая эпоха в истории русской литературы связана с Симбирским периодом творчества И.А. Гончарова.

В его романах «Обыкновенная история», «Обрыв», «Обломов» отражены существенные стороны жизни русского общества в 40-60-х годах XIX века.

В семье Ульяновых ценили А.И. Гончарова. О Гончарове Ульяновы знали из сборника «Исторические и статистические материалы Симбирской губернии», изданного в 1868 г. по инициативе и под редакцией В.И. Ауновского, сослуживца и друга И.Н. Ульянова. В Симбирске, в годы юности, дети Ульяновых, увлеклись книгами Гончарова. Семья Ульяновых отличалась высокими культурными интересами. Книга в семье Ульяновых была главным средством умственного развития детей, она обогащала их новыми знаниями.

Анна Ильинична Ульянова в воспоминаниях писала: «В семье большое значение имели книги, их было много». Двоюродный брат В.И. Ленина Николай Веретенников вспоминал, что в доме Ульяновых всегда имелись в изобилии книги отечественных писателей. Большим вниманием всех Ульяновых пользовались произведения писателей - уроженцев Симбирска и Симбирской губернии. Среди них первое место занимают произведения И.А. Гончарова.

В списке семейной библиотеки Ульяновых за 1869-1887 г. в разделе «Беллетристика» находим произведения И.А. Гончарова – «Обыкновенная история», «Обрыв», «Обломов», «Фрегат «Паллада».

В Симбирской гимназии только в 8 классе бегло изучали произведения Пушкина и Лермонтова. Произведения И.А. Гончарова в то время не были включены в гимназические программы. Но книги Гончарова были известны Анне и Александру, Владимиру и Ольге и были ими прочитаны. Отдельные положительные герои произведений Гончарова пленяли юных Ульяновых своей смелостью, глубиной переживаний.

В «Обрыве» их интересовали: описание окрестностей Симбирска, родной Волги, чистый и светлый образ Веры и очень знакомый образ учителя Леонтия Козлова, прототипом которого был близкий семье Ульяновых преподаватель латинского языка и истории Михаил Иванович Чугунов.

Анна Ильинична Ульянова, характеризуя отрицательно большинство преподавателей Симбирской классической гимназии, у которых учились Александр и Владимир, более или менее сочувственно остановилась на одном из них: «Лучшим, по крайней мере, чистым, как личность, был старик М.И. Чугунов, с которого, как говорят, Гончаров писал Козлова в «Обрыве».

В критических заметках «Лучше поздно, чем никогда» И.А. Гончаров писал: «В «Обрыве» больше и прежде всего меня занимали три лица: Райский, Бабушка и Вера, но особенно Райский. И это началось с 1855 года (роман задуман был в 1849 г., когда я, после 14-летнего отсутствия, приехал повидаться с родственниками на Волгу). Тут толпой хлынули ко мне старые, знакомые лица, и я увидел еще не отживший тогда патриархальный быт и вместе новые побеги, смесь молодого с старым. Сады, Волга, обрывы Поволжья, родной воздух, воспоминания детства – все это залегло мне в голову… За ним (Райским, когда он был в Италии) все стояли и горячо звали к себе его три фигуры: его Вера, его Марфенька, и бабушка, а за ними стояла и сильнее их влекла к себе еще другая исполинская фигура, другая великая бабушка – Россия».

В южной части города раскинулась Винновская роща, в прошлом называвшаяся Киндяковкой, со знаменитым обрывом, воспетым в романе Гончарова. По воспоминаниям Д. Андреева, товарища В. Ульянова по гимназии, однажды гимназисты, среди которых был и Владимир Ульянов, под свежим впечатлением от прочитанного ходили в Киндяковку, посмотреть на описанные в романе места. До Киндяковки их провожал Илья Николаевич Ульянов. «Он хорошо знал окрестных помещиков и рассказывал, кого Гончаров описал в своих романах. В Киндяковке отец Ульянова сел в ехавший за ним тарантас и отправился дальше по делам, а мы трое долго бродили по Киндяковской роще и рассуждали о Волохове, о Вере, о Райском. Мы обошли весь обрыв, искали следы знаменитой беседки, старались представить себе, как пробирается к этой беседке Марк Волохов. Мы так увлеклись, что не заметили, как село солнце и наступил вечер.

Дети в семье Ульяновых не только читали произведения Гончарова, но и за хорошую учебу награждались его книгами. Так среди книг, полученных Ольгой Ульяновой за учебу в гимназии – двухтомник «Фрегат «Паллада». Очерки путешествия в двух томах». Надпись на книге гласит: «Конференция Симбирской Мариинской женской гимназии за отличные успехи и благонравие удостоила ученицу III класса Ольгу Ульянову награды этой книгой при похвальном листе» июня 6 дня 1885 г.

В путевых очерках «Фрегат «Паллада» Гончаров обличает колониализм, раскрывает лицемерие буржуазных «цивилизаторов», хищнически грабивших колониальные народы Африки, Индии, Китая. Симпатии писателя-гуманиста на стороне колониальных народов, которых но называет братьями европейцев. По мнению Д.И. Писарева «Очерки путешествий Гончарова выражают то, что продумал, прочувствовал художник. Гончаровская одиссея – описание собственного кругосветного плавания - волнует сердце молодых романтиков. Книги Гончарова, учат любить Родину».

Гончаров был тесно связан с жизнью родного города. Он неоднократно приезжал в Симбирск, посылал сюда свои книги. В 1881 году Гончаров дарит Карамзинской библиотеке, почетным членом которой являлся до конца жизни, свою личную библиотеку.

В 1893 году в Симбирске А.А. Знаменской и В.В. Кашкадамовой была организована первая в России провинциальная бесплатная библиотека-читальня имени Гончарова.

По словам И.А. Гончарова дворянско-купеческий Симбирск способствовал развитию его духовных сил и дал богатый материал для художественных произведений. Гончаров писал о Симбирске, как о сонном городе. Здесь при виде «беззаботного жития-бытия, безделья и лежания» у писателя зародилось представление об «обломовщине».

В Критических заметках «Лучше поздно, чем никогда» Гончаров писал: «Мне, например, прежде всего бросался в глаза ленивый образ Обломова – в себе и других – и все ярче, и ярче выступал передо мною. Конечно, я инстинктивно чувствовал, что в эту фигуру вбираются мало-помалу элементарные свойства русского человека - и пока этого инстинкта довольно было, чтобы образ был верен характеру».

«Обломов» – произведение огромной обличительной силы. Поэтому роман получил высокую оценку русской революционной демократии.

Добролюбов писал: «История о том, как лежит и спит добряк-ленивец Обломов, и как ни дружба, ни любовь не могут побудить и поднять его – не бог весть какая важная история. Но в ней отразилась русская жизнь, в ней предстает перед нами живой, современный русский тип, отчеканенный с беспощадной строгостью и правильностью: в ней сказалось новое слово нашего общественного развития… Слово это обломовщина; оно служит ключом к разгадке многих явлений русской жизни, оно придает роману Гончарову гораздо более общественного значения, нежели, сколько имеют его все наши отличительные повести».

Ленин неоднократно обращался к романам Гончарова и видел в них гениальное обобщение больших социально-исторических процессов. Образы и цитаты из «Обломова» занимают в произведениях Ленина третье место после «Мертвых душ» Гоголя и «Горе от ума» Грибоедова.

Слова «Обломов», «обломовщина» неоднократно встречаются в речах и статьях В.И. Ленина. В речи «О международном и внутреннем положении Советской республики», с которой В.И. Ленин выступил 6 марта 1922 г. на заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов, критикуя бюрократизм и волокиту советских учреждений, он сказал: «Был такой тип русской жизни – Обломов. Он все лежал на кровати и составлял планы. С тех пор прошло много времени. Россия проделала три революции, а все же Обломовы остались… Достаточно посмотреть на нас, как мы заседаем, как мы работаем в комиссиях, чтобы сказать, что старый Обломов остался и надо его долго мыть, чистить, трепать и драть, чтобы какой-нибудь толк вышел». (В.И. Ленин. ПСС; т. 45, с. 13).

Труды писателя издавались в нашей стране миллионными тиражами, переведены на многие языки населяющих Россию народов. После смерти Гончарова его произведения выдержали испытание инсценировкой трех его романов и сделались в наши дни театральной классикой.

Произведения И.А. Гончарова обогащали детей семьи Ульяновых знанием жизни и способствовали воспитанию в них лучших человеческих качеств. Произведения русского писателя И.А. Гончарова не потеряли своего воспитательного значения и в наши дни.



  1. И.А. Гончаров. Собрание сочинений т. 8, 1886. к «Лучше поздно чем никогда».

С. 210-212.

  1. М. Савич. «Комната памяти Гончарова». 1962.

  2. Сборник «Ленин и Симбирск». 1970 г. Раздел «Беллетристика». С. 445.

  3. Д. Андреев. «В гимназические годы». Журнал «Костер». 1957 г. № 4

  4. А.И. Ульянова-Елизарова. «Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта

1887 г.» 1927г.

Смирнова И.В.

История создания и сохранения беседки-памятника

И.А. Гончарову
6 июня 1912 года в Симбирске начались большие торжества, посвящённые 100-летию со дня рождения его великого уроженца - писателя Ивана Александровича Гончарова. В этот день должны были состояться закладка Дома-памятника И.А. Гончарову на Венце, переименование центральной улицы Симбирска Большой Саратовской в улицу Гончарова, открытие выставки подлинных вещей, принадлежавших писателю, торжественный обед.

В программе торжеств была запланирована и закладка памятника И.А.Гончарову в имении Киндяковых - Винновке близ Симбирска.

Вечером этого дня симбиряне с интересом наблюдали, как в сторону Винновки – имения последней представительницы симбирских дворян Киндяковых Е.М.Перси-Френч - двигалась целая процессия экипажей.

Газета «Симбирянин» писала: «6 июня перед вечером дорога на знаменитую Киндяковку имела необычайно оживлённый вид. По ней мчались тройки, пары, одноколки, вызывая недоумение прохожих. Это мчались гости Екатерины Максимилиановны Перси-Френч почтить память Гончарова на «обрыв». У границ имения гарцевали черкесы и, встречая подъезжавших, показывали путь к «обрыву». К 8 часам вечера на этом историческом месте на верху горы собралась масса публики. Здесь на площадке устроено возвышение, на котором сооружается памятник И.А. Гончарову. Сооружение памятника не закончено, но, судя по всему, должно быть удачным».1

После завершения церемонии все присутствующие были приглашены в имение Перси-Френч, где на лужайке перед домом были накрыты столы. Играл духовой оркестр. Был подан роскошный ужин. Празднества в Киндяковке продолжались до рассвета.

Когда памятник Гончарову в виде белоснежной беседки-ротонды был построен, он вызвал восхищение современников. Беседка располагалась на высоком волжском берегу южнее деревни Винновка. Проектировал беседку известный симбирский архитектор А. Шодэ. Она была выполнена в дорическом ордере с соблюдением всех пропорций и правил из специального фасонного кирпича. На круглой площадке цоколя было установлено восемь колонн, поддерживающих купол с карнизом и антаблементом. Под куполом в центре площадки был установлен четырёхгранный обелиск с двумя бронзовыми мемориальными досками. Одна представляла собой барельефный портрет И.А. Гончарова. На второй доске была сделана надпись о том, что памятник установлен в честь 100-летия со дня рождения И.А. Гончарова.

Жена симбирского губернского предводителя дворянства, председателя Симбирской учёной архивной комиссии В.Н. Поливанова Мария Николаевна Поливанова писала Екатерине Максимилиановне: «Я любовалась чудным мавзолеем Гончарова, построенным тобой в Киндяковке. Он замечательно удался по мысли и по местоположению. Браво, прекрасная архитектура!».2

Место для сооружения памятника – беседки было выбрано не случайно. В сознании симбирян эти места уже несколько десятилетий ассоциировались с гончаровским романом «Обрыв». Как известно, замысел «Обрыва» возник у И.А.Гончарова в Симбирске летом 1849 года. В семье Киндяковых хранилось предание о том, что Гончаров посетил Винновку и, восхищённый красотой этих живописных мест, задумал там свой роман. Пока что ни в письмах Гончарова из Симбирска, ни в его воспоминаниях, ни в статьях, посвящённых роману «Обрыв», мы ни разу не встретили фамилии Киндяковых. Но то, что Гончаров с детства великолепно знал эти места – бесспорно. Киндяковская роща всегда была любимым местом отдыха симбирян.

Когда в 1870 году роман «Обрыв» вышел из печати, симбиряне сразу узнали в гончаровской «Малиновке рядом с городом С.» киндяковскую Винновку. Так же как и Винновка, Малиновка находилась южнее « города С.», на берегу Волги. Когда читаешь романное описание Малиновки, понимаешь, что её жители видели практически то же, что и мы сейчас, когда выходим на волжский обрыв рядом с беседкой – памятником И.А. Гончарову.

И форма памятника в виде беседки была выбрана архитектором тоже не случайно. В гончаровском романе существует беседка, находящаяся под обрывом, где и происходят свидания героев романа Веры и Марка Волохова. После «падения» Веры бабушка Татьяна Марковна приказывает снести эту беседку, уничтожить все её следы.

Роман «Обрыв» имел огромный успех у читающей публики, особенно у молодёжи. В Симбирске его читали, надо полагать, с особым интересом. Свидетельством этого могут служить воспоминания одноклассника Владимира Ульянова Дмитрия Андреева. В воспоминаниях «В гимназические годы», относящихся ко второй половине 1880-х годов, он писал: « В Симбирске увлекались этим романом как раз в годы нашей гимназической жизни. Гимназисты, под свежим впечатлением романа, ходили в Киндяковку посмотреть на знаменитые места. Я был там в компании с Ульяновым и Сердюковым. До Киндяковки нас провожал отец Володи. Он хорошо знал окрестных помещиков и рассказывал нам, кого Гончаров описал в своих романах. У Киндяковки отец Ульянова сел в ехавший за нами тарантас и отправился дальше по делам, а мы трое долго бродили ещё по Киндяковской роще и рассуждали о Волохове, о Вере, о Райском. Мы обошли весь обрыв, искали следы знаменитой беседки и старались представить себе, как пробирался к этой беседке Волохов. Мы так увлеклись, что не заметили, как село солнце и наступил вечер».3

О том, что Гончаров в «Обрыве» описал Киндяковку, было известно и за пределами Симбирска. Так, путешествовавший в 1904 году по Волге некто Павел Россиев остановился в Симбирске, чтобы осмотреть его достопримечательности. В журнале «Родная нива» он опубликовал заметку «Гончаровский уголок», где писал: «Я отправился в Киндяковку, вечно памятную, благодаря гончаровскому «Обрыву». От Симбирска до нея около четырёх вёрст. И вот она, эта «Малиновка»-Киндяковка… <…> Я знаю, что Гончаров не выдумал действующих в «Обрыве», я знаю, что «бабинька» - А.В.Киндякова, которая пережила крымскую кампанию и умерла в 1857 году. А Вера, Козлов, Волохов, Тушин, Марфинька? Всё это члены симбирского общества 30-х годов…».4

В годы революции имение Перси-Френч было разрушено местными крестьянами, но беседка уцелела. Интересно было проследить историю сохранения этого памятника до наших дней. В Государственном архиве Ульяновской области удалось выявить более двадцати документов об этом. Выяснилось, что предание о том, что Гончаров побывал у Киндяковых, продолжает существовать и даже обрастает новыми подробностями.

Например, в 1927 году зам. зав. губотдела союза сельскохозяйственных и лесных рабочих Виноградов составил подробный перечень мест экскурсий по г. Ульяновску и его окрестностям. В маршрут летних экскурсий он включил и Киндяковскую рощу. Описывая привлекательность рощи для экскурсантов, он отмечал: « В усадьбе Киндяковых часто бывал писатель И.А. Гончаров, действие его романа «Обрыв» происходит в этой местности. В деревне Винновке за рощей в году (год не указан – И.С.) поставлен памятник И.А. Гончарову. Роща расположена в трёх верстах к югу от Ульяновска».5

В 1937 году по поручению Исполкома Ульяновского горсовета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов были составлены списки зданий и памятников, которые «по внешнему стильно-архитектурному оформлению, историко-революционному и культурному значению подлежат особой охране». Всего в список было внесено 17 памятников. Под №13 в списке значится: «Памятник писателю И.А. Гончарову. Деревня Винновка близь Ульяновска. Памятник поставлен на месте беседки, где Гончаров написал лучшие главы своего романа «Обрыв». Требует ремонта. В ведении сельсовета».6 Видно, что составитель списка не очень хорошо знаком с биографией И.А. Гончарова и историей создания романа «Обрыв».

В 1941 году в Ульяновск перевели сборочное производство московского автомобильного завода имени Сталина (ЗИС). Часть цехов была размещена на южной окраине Ульяновска. Этот район стал называться Сталинским. 24 июня 1943 года исполком Ульяновского городского совета депутатов трудящихся принимает решение «О благоустройстве Сталинского района», в котором отмечается, что организации не выполнили ряда намеченных мероприятий. В том числе «ЗИС не приступил к ремонту и благоустройству беседки Гончарова, передача заводу Винновской рощи не произведена». 7 Исходя из этого, исполком горсовета решает предложить директору горзеленстроя т. Кувшиновой закончить передачу ЗИС Винновской рощи и обязывает директора ЗИС тов. Дундукова произвести ремонт и благоустройство беседки Гончарова в 10-дневный срок.

По-видимому, эти решения так и остались на бумаге, так как в документах исполкома горсовета и в последующие годы значится ремонт беседки и благоустройство территории вокруг неё.

14 октября 1948 года Совет Министров СССР принимает важное постановление «О мерах улучшения охраны памятников культуры».

Уже 29 октября 1948 года исполком Ульяновского областного Совета депутатов трудящихся принимает соответствующее постановление, в котором отмечает, что « в деле охраны памятников культуры имеются серьёзные недостатки. Контроль за сохранением памятников искусств, исторических и архитектурных не осуществляется. <…> Всё это приводит к тому, что некоторые памятники находятся без надзора и постепенно разрушаются (памятник-беседка на обрыве писателю Гончарову), … большинство памятников требуют благоустройства территории и замены ограждений».8 К решению облисполкома был приложен список исторических памятников, подлежащих государственной охране на территории Ульяновской области. В нём под №7 значится «Беседка с бюстом И.А.Гончарова». Областному отделу искусств, областному отделу культпросветучреждений и областному отделу по делам архитектуры было предложено произвести точный учёт всех памятников на территории области и внести на рассмотрение исполкома предложения об их сохранности и реставрации по каждому району и городу в отдельности.

Ульяновский горисполком также принимает постановление «О благоустройстве ленинских мест и исторических памятников».9 На заседании 21 июля 1949 года было отмечено, что это решение заведующим культпросветотделом горисполкома т. Ревенгиным провалено. Горисполком обязывает горкоммунотдел с 22 июля приступить к ремонту памятников В.И. Ленину, К. Марксу, Н.М. Карамзину, обелиска «Братской могилы» и установке ограждения у Гончаровской беседки. Горжилуправлению поручается произвести реставрацию Гончаровской беседки. К этому же вопросу исполком горсовета возвращается ещё 28 июля и 4 августа. Судя по всему, эти решения так и не были выполнены. В результате тов. Ревенгин был освобождён от занимаемой должности и назначен директором парка им. Я.М. Свердлова.

19 мая 1950 года облисполком принимает специальное постановление «О благоустройстве и охране исторического памятника «Беседка Гончарова» в с. Винновка Ульяновского района»10, в котором обязывает исполком горсовета разработать к 15 июня 1950 года проект по реставрации и благоустройству гончаровского памятника.

Инженер-архитектор областной архитектурно-проектной конторы В. Владиславлев составил подробную пояснительную записку к проекту планировки участка беседки-памятника. В ней он, в частности, указывал, что местность вокруг беседки имеет совершенно другой вид, чем во второй половине 19 века: « обрывы оползли и округлились, крупные глинистые срезы пропали и превратились в округлые спуски, поросшие травой, река Волга далеко отошла к левому берегу (до 4-5 км.), на месте зарослей кустарников и леса сейчас голая местность, поросшая низкой травой».11 Место беседки-памятника, которую построила Перси-Френч, было отнесено на 60-70 метров от бровки уже сползшего обрыва. Беседка была ограждена деревянным невысоким забором на кирпичных столбах. Внутри площадки были кустарники, цветы и цветочные клумбы, которых давно уже не существовало, и лишь по некоторым следам можно было восстановить их первоначальные размеры.

Судя по перечислению реставрационных работ, заложенных в смету, беседка к этому времени требовала капитального ремонта.

В смету было заложено устройство монолитного бетонного крыльца с тумбами, устройство новых полов, изготовление и установка цементных балясин, реставрация лепных украшений, ремонт штукатурки стенок, а также внутренней и внешней поверхности купола, колонн, столбиков и обелиска, изготовление и установка нового бронзового барельефа И.А.Гончарова и восстановление бронзовой надписи в овале обелиска - «Памяти И.А.Гончарова.1812-1891.Сооружён в день столетия в 1912 году». На все эти работы планировалось затратить 6770 рублей. Гораздо больших расходов требовало благоустройство прилегающей к беседке территории. На изготовление чугунного ограждения и озеленение было заложено 55725 рублей. Планировалось высадить более 120 деревьев (липа, тополь, вяз, берёза), 822 куста акации, 678 кустов сирени. Должны были быть разбиты газоны и большая цветочная клумба, на дорожках планировали установить 14 скамеек для отдыха.12

Действительно, были проделаны большие восстановительные работы: горзеленхозом высажено более 400 деревьев и 4000 кустарников, отремонтирована беседка, установлена архитектурная ограда. Было даже подписано специальное охранное обязательство с председателем Винновского сельсовета Павлом Петровичем Разиным, согласно которому сельсовет брал на себя обязательства сохранять памятник от разрушения и расхищения, не производить никаких земляных работ в пределах охранной зоны, не использовать сооружения памятника в качестве строительного материала или для других хозяйственных целей, не производить никакого строительства в пределах охранной зоны. Виновных в нарушении этих положений предлагалось задерживать, составлять акты и передавать в следственные органы.

Но уже в апреле 1952 года исполком горсовета констатирует: « В результате того, что ни правление колхоза им. ОГПУ, ни сельский совет не желают оберегать это место и сохранять, то, что сделано было городом, в1951 году погибло. (Высаженные деревья и кустарники из-за отсутствия ухода посохли, цветы на клумбах погибли через 10 дней после посадки, т.к. их никто не поливал. Бродячий скот граждан Винновки уничтожает кустарники)».13 Исполком горсовета вносит на рассмотрение исполкома областного совета проект нового постановления «Об охране исторического памятника-беседки писателя Гончарова И.А. в с. Винновка Ульяновского района», которое было рассмотрено и принято 23 августа 1952 года.14 В постановлении предусматривалось обязать исполком Ульяновского райсовета депутатов трудящихся обеспечить постоянную охрану и уход за беседкой-памятником, до октября 1952 года восстановить все посадки деревьев на территории беседки, взамен погибших в1951 году, обеспечить постоянную охрану, благоустройство и уход за насаждениями.

Скорее всего, и это постановление не было выполнено, т.к. в решении исполкома горсовета от 22 декабря 1955 года речь идёт о необходимости капитального ремонта беседки И.А. Гончарова и организации должной охраны её.15 Более того, в распоряжении исполкома облсовета от 25 июня 1959 года записано: «Ввиду того, что памятник культуры союзного значения – беседка И.А. Гончарова в с. Винновка находится в аварийном состоянии, обязать облпроект (тов. Полещук) в 2-х недельный срок составить проектно-сметную документацию на проведение работ, связанных с укреплением волжского обрыва и благоустройством беседки, на сумму 3000 рублей, как сверхплановую платную работу».16

Обследование показало, что выполнить это постановление было сложно. Менее чем за пятьдесят лет существования памятника, интенсивное развитие обрыва превратило его в глубокий овраг, наступавший с востока на территорию расположения памятника. Отсутствие охранной зоны привело к тому, что с севера и с запада район беседки оказался застроенным домами и хозяйственными постройками жителей Винновки.

Эти обстоятельства привели к решению о необходимости переноса беседки-памятника. В постановлении исполкома облсовета от 17 июня 1960 года отмечалось: « В связи с размывом берега Волги в районе расположения исторического памятника «Беседки И.А. Гончарова» и создавшейся угрозой его разрушения, а также учитывая, что памятник «Беседка И.А. Гончарова» находится под государственной охраной согласно постановления Совета Министров РСФСР от 20 ноября 1958 года № 1292 и является памятником республиканского значения, исполком областного Совета депутатов трудящихся решает: Просить Совет Министров РСФСР разрешить перенести памятник «Беседку И.А. Гончарова» на исторически приемлемое место – волжский обрыв в районе Винновской рощи».17

В 1961 году в Винновской роще был отведён земельный участок для переноса беседки.18 Этот участок был указан известным ульяновским гончарововедом П.С. Бейсовым и представлял собой высокий холм на берегу волжского водохранилища севернее деревни Винновка. На этом месте в своё время располагался барский дом Киндяковых, сгоревший в 1918 году.

Ульяновскгражданпроект в 1961 году начал работать над « Проектом переноса беседки И.А. Гончарова из деревни Винновки в парк культуры и отдыха «Винновская роща».19 В архитектурно-планировочном задании указывалось: «Основные габариты и архитектурное оформление ротонды-памятника необходимо восстановить по существующему, и сохранить обелиск с портретом». Были произведены обмеры беседки и выполнены необходимые чертежи. Беседка была привязана на новом месте по оси существующей аллеи с таким расчётом, чтобы она просматривалась по всей аллее. Площадка, в центре которой находится беседка, была решена как видовая площадка, с неё открывается панорама Волги, набережной и города. Вокруг памятника по проекту размещались цветники, а в северо-восточной части высаживались деревья и кустарники. Аллеи, примыкающие к участку, обеспечивали удобный въезд и выезд. Размеры видовой площадки позволяли разместить большую группу экскурсантов и отдыхающих.

В строительной части проекта указывалось, что беседку необходимо сооружать строго по чертежам с точностью до миллиметра. Архитектурные детали беседки должен выполнять высококвалифицированный мастер-лепщик. Купол, антаблемент, колонны, пьедесталы и балясины выполнялись из железобетона. Все одноименные элементы должны быть строго одинаковыми как размерами, так и профилями. На работы по переносу беседки-памятника и благоустройству территории вокруг неё планировалось затратить 22861 рубль.20

В июне 1962 года Ульяновск отмечал 150-летие со дня рождения И.А.Гончарова. В городе прошла Гончаровская конференция, организованная П.С. Бейсовым. На заводе в Мытищах к гончаровскому юбилею был изготовлен памятник И.А. Гончарову, установленный позднее в сквере на улице Гончарова. Но вопрос с переносом беседки так и не был решён. Возможно, прошедший юбилей послужил толчком к тому, что в феврале 1963 года исполком горсовета вновь возвращается к этой теме и принимает новое постановление «О переносе памятника-беседки И.А. Гончарова».21 К сожалению, и это постановление осталось на бумаге.

Наконец, в августе 1966 года исполком областного Ссовета принимает решение №620/16 «О состоянии и мерах улучшения охраны памятников истории и культуры Ульяновской области». К решению был приложен перечень памятников, находящихся на важнейших туристических маршрутах и требующих проведения первоочередных ремонтно-реставрационных работ. Среди них названа и беседка-памятник И.А. Гончарову.

Известный ульяновский краевед А.Н. Блохинцев в своих «Заметках о памятниках» пишет, что « работы по переносу беседки были начаты в июне и закончены в октябре 1967 года, хотя термин «перенос» в данном случае имеет условное значение, т.к. фактически, исключая 2 мемориальные доски, никакого переноса не было. Согласно чертежей, разработанных облпроектом в 1961 году, памятник был построен вновь».22 А.Н. Блохинцев отмечает также, что в процессе работ было допущено некоторое отступление от стройности и строгости архитектурного стиля. По его мнению, новый вариант памятника значительно уступает прежнему, хотя размещён он гораздо удачнее и выгоднее для его осмотра.

Можно сказать, что существующая ныне беседка – это памятник И.А. Гончарову, построенный уже не симбирянами, а ульяновцами. О сохранности беседки и благоустройстве территории вокруг неё заботится администрация Железнодорожного района г. Ульяновска. Двадцать пять лет в Винновской роще сотрудники музея И.А.Гончарова проводят литературные гончаровские праздники, которые с каждым годом привлекают всё больше поклонников творчества нашего великого земляка, да и просто людей, интересующихся историей родного края. Неизменно праздники заканчиваются экскурсией по гончаровским местам Винновской рощи, которой завершается на волжском берегу у гончаровской беседки. Сюда приезжают на экскурсию многочисленные группы школьников, изучающих творчество Гончарова. Не так давно появилась новая традиция – молодожёны после регистрации брака приезжают к беседке возложить цветы. Это место стало одним из самых любимых горожанами уголков города. Отрадно отметить, что беседка-памятник И.А.Гончарову пережила самые сложные времена в своей истории, в прошлом году отметила своё девяностолетие и по-прежнему остаётся символом гончаровского романа, напоминанием о том, что именно родные места вдохновили писателя на создание его замечательного шедевра.



  1. Симбирянин, 1912 г. 9 июня.

  2. ГАУО,ф.665, оп.1, д.126. Письмо М.Н. Поливановой Е.М.Перси-Френч. 1914 г.

  3. Андреев Д.М. В гимназические годы. «Звезда», 1941, №6, с.9

  4. П.Россиев. Гончаровский уголок .«Родная нива»,1904, №3, с 32-35

  5. ГАУО, ф.Р-632, оп.1, д.23, л.л. 127-130. Разные циркуляры и распоряжения Губотдела союза сельскохозяйственных и лесных рабочих и переписка с ним. 1 января- 1 июля 1928 г.

  6. ГАУО, ф.Р-634, оп.1,д.1326, л.1-2об. Списки предприятий и учреждений г.Ульяновска, зданий и памятников, расположенных в Ульяновске и подлежащих особой охране… 1937 г.

  7. ГАУО, фР-.535, оп.1, д.182, л.144. Выписки из протоколов заседаний исполкома горсовета. 3 января – 28 декабря 1943 г.

  8. ГАУО, ф.Р-2396, оп.1. д.88, л.168. Решения исполкома Ульяновского областного совета депутатов трудящихся. 15 января –24 декабря 1948 г.

  9. ГАУО, ф.Р-535, оп.5, д.87, л.80. Решения и распоряжения Ульяновского горисполкома по вопросам коммунального хозяйства. 5 января – 29 декабря 1949 г.

  10. ГАУО, ф.Р-3038, оп.4, д.444, л.л.26-27. Решения исполкома Ульяновского областного совета депутатов трудящихся. 19 мая – 24 мая 1950 г.

  11. ГАУО, ф. Р- 2509, оп.1-4, д.22, л.2. Восстановление беседки-памятника И.А.Гончарову в Винновской роще. Пояснительная записка.

  12. ГАУО, ф.Р-535, оп.5, д.110, л.л.85-99.Смета на работы по реставрации памятника

«Беседка Гончарова» в д. Винновке Ульяновского района. 1950 г.

  1. ГАУО, ф. Р-3038, оп.4, д.666, л.223. Решения исполкома Ульяновского областного совета депутатов трудящихся. 23 августа 1952 г. Письмо заместителя председателя исполкома горсовета Ф.Корнева заместителю председателя исполкома облсовета депутатов трудящихся Коховой А.И. 30 апреля 1952 г.

  2. Там же, л.222.

  3. ГАУО, ф. Р-535,оп.5, д.191.,л.120. Приказы и распоряжения Министерства коммунального хозяйства РСФСР, областных и городских отделов коммунального хозяйства по вопросам деятельности предприятий. 13 января-30 декабря 1955 г. Решение исполкома Ульяновского горсовета депутатов трудящихся № 629/53 от 22 декабря 1955 г. « О состоянии исторических памятников г. Ульяновска».

  4. ГАУО, ф. Р-2509, оп.2, д.32, л.142. Решения и распоряжения исполкома Ульяновского облсовета депутатов трудящихся. Распоряжение № 364-р от 25 июня 1959 г.

  5. ГАУО, ф. Р-3038, оп.5, д.119. л.300. Решения исполкома Ульяновского областного совета депутатов трудящихся .17-22 июня 1960 г. Решение № 610/10 от 17 июня «О переносе памятника «Беседки И.А.Гончарова».

  6. ГАУО, ф.Р-1941, оп.9, д.89, л.91. Решения исполкома Ульяновского горсовета депутатов трудящихся. 6 мая – 31 августа 1961 г. Решение № 771/19 от 7 июля «Об отводе участка под переносимый памятник «Беседка И.А.Гончарова» в зелёном массиве «Винновская роща».

  7. ГАУО, ф.Р-2509,оп.1-4, д.24, л.л.1-9. Проект переноса памятника-беседки И.А.Гончарову из деревни Винновка в парк культуры и отдыха «Винновская роща». Август 1961 г.

  8. ГАУО, ф.3049, оп.3, д.14.Сводка затрат на строительство беседки Гончарова в парке культуры и отдыха Винновской роще в г. Ульяновске в августе 1961 г.

  9. ГАУО, ф. Р-634, оп.2, д.209, л.225. Решения Ульяновского горсовета депутатов трудящихся. 1963 г.

  10. А.Н. Блохинцев. Заметки о памятниках. Мемориальная беседка И.А. Гончарова. Машинопись. 1969. Отдел краеведения УГНОНБ.


Головина С. А.

Симбирянин Александр Сергеевич Глинка (Волжский) и Самара

(по материалам "Самарской Газеты")
Тема взаимоотношений А. С. Глинки и Самары, в частности, относительно его публикаций в самарских газетах, на данный момент практически не изучена. Есть только несколько работ, в которых упоминается имя Волжского в связи с Самаройxxxvii. Однако, эта тема является тем более интересной для исследования, поскольку именно в сотрудничестве с "Самарской Газетой" А. С. Глинка опубликовал множество статей на различные темы. Кроме того, в наследии этого публициста, литературоведа и литературного критика есть ряд статей, появившихся впервые именно в самарских газетах и больше нигде не публиковавшихся, что делает эти издания раритетными и малоизученными. Поэтому мы считаем необходимым рассмотреть вопрос сотрудничества А. С. Глинки (Волжского) и самарских газет. Главным источником по данной проблеме являются периодические издания, в данном случае – "Самарская Газета", с которой А. С. Глинка сотрудничал наиболее тесно в период с 1901 по 1903 год.

Интересно, что в этот период А. С. Глинка под псевдонимом "Волжский" опубликовал две книги очерков об Успенском, Достоевском и Чеховеxxxviii.

Александр Сергеевич Глинка (18. 06. 1878 – 7. 02. 1940) тесно, хотя и сравнительно недолго, сотрудничал с самарскими газетами. Причем это сотрудничество началось за два года до его переезда в Самару. По его собственным словам, после исключения из Московского университета и ссылки на родину в Симбирск, А. С. Глинка "кормился корреспонденциями в Самару"xxxix, печатаясь под псевдонимом "Волжский". В это время его статьи отражали все стороны жизни Симбирска. Вот названия наиболее ярких статей, опубликованных им в "Самарской Газете" в 1901 – 1902 годах: "Два доклада в земском собрании"xl, "Кризис в земской статистике"xli, "Наша экономия" (об училищах)xlii, "Развлечения для народа"xliii, "О заседании правления общества взаимопомощи учащим и учившим Симбирской губернии"xliv, серия статей о Гончаровской народной библиотеке-читальнеxlv, "Вопрос об открытии педагогического общества"xlvi, "Иск 24000 рублей"xlvii, "Симбирский Свияжский вопрос"xlviii, "Отчет о деятельности артели кустарей – крестьян Мордовского Наймара"1, "Сельско-хозяйственные нужды. (Письмо из Сибирска)"2, серии статей о заседаниях уездногоxlix и губернского земского собранияl, уездной комиссии о нуждах сельского хозяйстваli. Как видим, статьи отражают все стороны жизни провинциального города, которые могут быть интересны жителям соседних губерний.

Статьи содержали критику тех явлений, которые автор считал не правильными и которые хотел изменить, зная, что самарские газеты доставляются и в Симбирск.

Целая серия статей Волжского посвящена происходившим в 1902 году в России, и Симбирске, в частности, чествованиям памяти выдающихся русских писателей Н. В. Гоголя и В. А. Жуковского. И вот на какие размышления навели автора эти торжества: "Вообще наши чествования не блещут не только оригинальностью, но хотя бы содержательностью… Все тот же г. Охотин, фонари и раздача портретов. Правда, надо отдать честь Симбирцам, с чествованием Гоголя не вышло такого смехотворного инцидента, какой был с чествованием Гончарова, которого в своих пригласительных записках, городской голова именовал "поэтом Гончаровым". Но все же чествуем мы не столько из уважения к заслугам писателей, о которых зачастую имеем самые смутные представления, сколько по сознанию солидной давности писателя, а, следовательно, безопасности для нашего обывательского самолюбия.

В заключение сознаемтесь-ка читатель, если только Вы симбирский обыватель, что каких-нибудь своих человечков вроде врачей г. Боровского или Коносова, мы чествуем гораздо оживленнее, пышнее и, главное, чего греха таить, искреннее, охотнее, непринужденнее, чем Гончаровых, Гоголей и т. п. "Симбирские Губернские Ведомости" перепечатают на своих страницах – слащаво-напыщенные речи.

А что нам Гоголь – неприятные хлопоты и только"lii.

«Дворянство наше ничем не откликнулось на Гоголевское празднество, "прекрасный зал" дворянского собрания 21-го февраля был закрыт»liii.

«Чествование Жуковского представляет собой у нас почти дословное повторение чествований Гоголя. В пригласительных афишах от городской думы вместо великого писателя земли русской Н. В. Гоголя поставлен великий писатель-поэт земли русской В. А. Жуковский. Вот и все отличие. Остальное по-старому»liv. И это при том, что "дословное повторение" празднества занимало целый день и было обращено ко всем возрастным группам населения.

Интересно отметить, что негативные явления, показанные Волжским в его статьях, продолжали тем не менее существовать в России и Советском Союзе в течение всего ХХ века. Например, в 1902 году он пишет: "Особенно следует отметить похвальную тенденцию именовать городские училища именами великих писателей. У нас есть Гончаровское училище, есть Языковское, теперь приобретем еще Гоголевское; училищ не прибывает, но они украшаются великими именами, и мы сами как бы возвышаемся в своих собственных глазах и духовно растем. К тому же это ничего не стоит, звучно, дешево и сердито…»lv

В местной потребительской лавке продаются гребенки, черные, обыкновенные гребенки, но вместо названия фирмы на них золотыми буквами написано: "Гоголь"… Это рынок чествует великого писателя. С великими именами происходит тоже, что с "хорошими словами". Их захватывают, изнашивают, они выветриваются и обкрадываются также, как "хорошие слова". Слово "идеал" украшает собой пуговицы для брюк и притом очень скверные пуговицы. Пушкина и Гоголя употребляют на конфектные обертки, брелоки, гребенки, папиросы и т. д. От великого имени писателя рынок стремится урвать для себя малую толику, спешит снять с него пенку…"lvi

То же самое происходило на протяжении всего ХХ века, но почему-то никого уже не возмущало.

В следующем, 1903 году, А. С. Глинка переезжает с семьей в Самару и продолжает сотрудничать с "Самарской Газетой". В это время тематика его статей уже определена. Это литературоведение и литературная критика.

В "Самарской Газете" начала ХХ века существовал литературный "подвал", в котором печатали свои произведения многие выдающиеся писатели, в т. ч. Максим Горький. Здесь же Волжский публиковал свои обширные литературоведческие и критические статьи о творчестве И. С. Тургенева, Л. Андреева, В. О. Новодворского, И. Бунина.

Интересна рецензия "Ужасы жизни в произведениях Леонида Андреева", опубликованная на страницах нескольких номеров "Самарской Газеты". Волжский анализирует творчество писателя и дает ему такую характеристику: "Леонид Андреев, несомненно, талантливый художник, большой, сильный и оригинальный, хотя написано им до сих пор еще очень немного, и это немногое – очень неровно и разноценно. Среди его рассказов есть вещи, заставившие критиков говорить о нем, как о крупном таланте, и есть вещи, не стоящие не только отдельных, но и вообще никаких изданий.

Не во всех своих произведениях Леонид Андреев пытается подсмотреть тайну жизни, свешиваясь над пропастями и безднами, не везде он подходит к самому краю жизни, чтобы лучше видеть ее. Не везде он ищет разгадку смысла жизни в крайних ее проявлениях, экстраординарностях и экстравагантностях, не всегда висит над пропастями и безднами. Но везде и всегда наблюдения этого художника над явлениями, окружающими его, не столько захватывают их в ширь, сколько идут в глубь жизни, касаясь далеко открытых подпочвенных слоев, устремляясь внутрь человеческой души. И здесь, под порогом сознания, в сфере бессознательных душевных явлений, в темном психологическом подполье художник доискивается объяснения наблюдаемых им жизненных явлений. Во многих же, количественно, быть может, в большинстве своих рассказов г. Андреев является изобразителем обыденной будничной жизни повседневных человеческих отношений. Здесь перед нами не уголовщина и психопатия, а обыкновенная жизнь с ее мелочами и пустяками, заурядная российская обывательщина"3. Таким образом, А. С. Глинка (Волжский) на страницах "Самарской Газеты" знакомил читателей с творчеством наиболее интересных писателей – классиков и современников, стараясь давать объективную характеристику как таланту писателя, так и его произведениям, обращая внимание читателей на сильные и слабые стороны его творчества.

Еще одна сфера литературной деятельности Волжского – рецензирование наиболее интересных, популярных и распространенных периодических изданий. В частности, в 1903 году в "Самарской Газете" была опубликована статья Волжского "Отголоски журналов (О "Журнале для всех" и "Народном Благе")". Причем, если "Журнал для всех" получает однозначно высокую оценку автора статьи по цене, качеству и распространенности, то "Народное Благо" заслуживает следующую характеристику: "Он не является, - по крайней мере, пока, - народным журналом в собственном смысле. Для этого он слишком дорог, недостаточно популярен и слишком популярен в одно и то же время; недостаточно популярен потому, что нередкость встретить здесь вещи для читателя из народа не только малоценные, но и вовсе неподходящие. Слишком популярен потому, что порою статьи "Народного Блага" бывают до водянистости бессодержательны.

В общем издание это заслуживает признательности просто уже по самой громадности задачи, первостепенной важности и ничтожной вольной или невольной, реализации ее в настоящее время"lvii.

Таким образом, по мнению Волжского, народный журнал должен иметь низкую цену и полезную для народа информацию. Только тогда он будет истинно народным.

Итак, самарский этап деятельности А. С. Глинки делится на два периода – период журналистики, когда Волжский жил в Симбирске и оттуда писал письма-корреспонденции в "Самарскую Газету", и период литературоведческого творчества, когда уже проживая с семьей в Самаре, Волжский писал книги и статьи о писателях. Тема требует дальнейшей разработки, поскольку невозможно ее глубокое раскрытие в рамках данной статьи в силу недостаточности источников, проработанных до настоящего времени. Кроме периодической печати для более полного раскрытия темы предполагается исследовать архивные материалы.


Селиванов К. Русские писатели в Самаре и Самарской губернии. Куйбышев, 1953. С. 7; Историко-культурная энциклопедия Самарского края. Персоналии. – Самара: Самар. Дом Печати, 1993. С. 269; Петров С. Б. Литератор А. С. Глинка (Волжский) и его личный фонд в РГАЛИ. // Симбирский Вестник. Историко-краеведческий сборник. – Вып. 3. – Ульяновск: "Симбирская книга", - 1996. – С. 126 – 130.

2 Волжский. Два очерка об Успенском и Достоевском. СПб., 1902. Он же. Очерки о Чехове. СПБ., 1903.

3 Цит. по: Петров С. Б. Литератор А. С. Глинка (Волжский) и его личный фонд в РГАЛИ. // Симбирский Вестник. Историко-краеведческий сборник. – Вып. 3. – Ульяновск: "Симбирская книга", - 1996. – С. 127 – 128.

4Самарская Газета. – 1901. – 19 декабря.

5 Самарская Газета. – 1902. – 22 января.

6 Самарская Газета. – 1902. – 25 января.

7Самарская Газета. – 1902. – 12 марта.

8 Самарская Газета. – 1902. – 19 марта.

9 Самарская Газета. – 1902. – 23 марта, 9 апреля, 10 апреля.

10 Самарская Газета. – 1902. – 2 мая.

11 Самарская Газета. – 1902. – 3 июля.

12 Самарская Газета. – 1902. – 23 августа.

13 Самарская Газета. – 1902. – 29 августа.

14 Самарская Газета. – 1902. – 22 сентября.

15 Самарская Газета. – 1902. – 4, 5, 6 октября.

16 Самарская Газета. – 1902. – 8, 11, 12, 14, 20, 21 декабря.

17 Самарская Газета. – 1902. – 12 октября.

18 К чествованию Гоголя в Симбирске. // Самарская Газета. – 1902. – 22 февраля.

19 Самарская Газета. – 1902. – 27 февраля.

20 Чествования памяти В. А. Жуковского. // Самарская Газета. – 1902. – 26 апреля.

21 Самарская Газета. – 1902. – 22 февраля.

22 Самарская Газета. – 1902. – 27 февраля.
23Самарская Газета. – 1903. – 3, 4 сентября.

24 Самарская Газета. – 1903. – 25 сентября.

Цветоватый Н.И.


«Горки Ленинские» сегодня
Сложны и противоречивы были судьбы Российских музеев на протяжении ХХ столетия. И если, как склонны считать многие исследователи, в начале века «музейная сеть России формировалась стихийно, разобщенность музеев отрицательно сказывалась на развитии всей отрасли, в первую очередь, в разработке научно-методических основ»1, то этого ни в коей мере мы не можем сказать о формировании сети ленинских музеев.

На протяжении десятилетий их создание, научная и просветительская деятельность осуществлялась под руководством единого центра, которым являлся Центральный музей В. И. Ленина. Методологические принципы создания новых экспозиций, экскурсионной работы, хозяйственная деятельность, т.е. вся жизнь ленинских музеев, протекала под неусыпным наблюдением ЦМЛ. Были в этом свои большие плюсы, поскольку целью ленинских музеев была пропаганда жизни и деятельности Ленина, достижений советского народа под руководством КПСС, и в ЦМЛ были сосредоточены наиболее сильные кадры для работы в этом направлении.

Вместе с тем были и несомненные минусы. Далеко не приветствовалось внесение в экспозиции документов и фотографий, идущих вразрез общепринятым трактовкам истории КПСС, жизни Ленина и его соратников.

Сотрудникам мемориальных музеев настоятельно не рекомендовалось подробно останавливаться на бытовых условиях жизни семьи Ульяновых, как в дореволюционный, так и в советский периоды. В частности, упоминания о бывших владельцах усадьбы Горки, ее истории сводились в лекции к минимуму, хотя эти вопросы постоянно интересовали посетителей.

События 90-х гг. прошлого столетия поставили перед ленинскими музеями серьезнейший вопрос о возможности выживания в новых исторических условиях. Некоторые из них - все за рубежами СССР (за исключением Финляндии) и часть в нашей стране - или вообще закрылись, или полностью отказались от ленинской темы.

Не считая приемлемым такой путь, коллектив Государственного исторического заповедника «Горки Ленинские» попытался найти золотую середину. Именно так. Не усидеть на двух стульях, а найти новые формы работы. Резкое падение посещаемости заповедника, ранее одного из наиболее востребованных музеев страны (с 800 тысяч в 1988 году до 12 тысяч в1992-ом), шквал публикаций в печати и на телевидении, большая часть которых была построена на самых низких слухах и домыслах – все это не могло оставить нас равнодушными к происходящему.

С целью возможного расширения просветительской, научно-исследовательской деятельности были созданы новые секторы: краеведения, истории усадьбы, выставочный, музееведения, политической истории.

Нельзя сказать, что их работа сразу принесла ощутимые плоды. Но постепенно расширилась тематика экскурсий, стали проводиться различные выставки, археологические раскопки (совместно с Историческим музеем),

открылись интереснейшие страницы истории усадьбы и ее владельцев. Немало изменений было внесено в существующую экспозицию музея политической истории.

Мне меньше всего хотелось, чтобы это выступление прозвучало, как отчет о нашей деятельности, поэтому я поделюсь только некоторыми новыми для нас формами работы.

Прежде всего это касается расширения тематики проводимых экскурсий. В зависимости от интереса посетителя ему предлагаются темы: «Жизнь и деятельность В. И. Ленина в Горках», «Ленин и соратники», «Ленинский стиль партийной и государственной деятельности», «Усадьба Горки и ее владельцы», «Архитектурные особенности усадьбы Горки», «Парк и усадьба», «Горки, которые мы не знаем».

Регулярное анкетирование, которое проводит сектор музееведения совместно с экскурсионным отделом, позволяет выявлять направления и изменения интересов наших посетителей, их пожелания. Благодаря этой работе, в заповеднике разработан и действует двухдневный экскурсионно-туристический маршрут «Усадьба сквозь века. Суханово-Горки». Особенности архитектурных стилей двух известных подмосковных усадьб и, не побоюсь этого слова, захватывающие истории их владельцев, пользуются устойчивым интересом не только у специалистов, но и у широкого круга москвичей и гостей столицы. Благодаря тому, что силами наших хозяйственников удалось частично реконструировать свободное помещение, мы сегодня имеем небольшую гостиницу на 28 мест, что дает возможность размещать экскурсантов и кормить в нашем буфете. Поэтому стоимость экскурсии невелика – 75 рублей со взрослого и 60 рублей с ребенка (без учета автобусного проезда).

Достаточен спрос и на программу «Журфикс в Горках», которая включает не только осмотр усадьбы и знакомство с ее коллекцией, но и концертную программу, состоящую из музыкальных произведений русских композиторов ХIХ века, чтения фрагментов воспоминаний и художественных произведений того времени.

На школьников рассчитана программа «Один день в усадьбе». Здесь широко используются возможности Музея крестьянского быта. Наряду со знакомством с бытом крестьян Подмосковья, учащиеся узнают о таких забытых играх, как «городки», «чиж», «лапта», учатся ходить на ходулях и слушают исполнение русских народных песен и мелодий. Затем на экологической тропе во время перехода в усадьбу «Горки» они узнают об особенностях местной фауны и флоры. В усадьбе им рассказывают об особенностях обучения и воспитания в буржуазной семье и помогают освоить популярную в те времена забаву – «живые картины».

В прошлом году, на основании новых материалов, найденных в архивах,

нашими научными сотрудниками разработана программа «Отдых вождя». Поскольку Горки были не только местом постоянно продолжающейся работы Ленина, но и местом его отдыха, мы сочли возможным более подробно рассказать о том, как проходил этот отдых, вплоть до того, чем же кормили Ленина на отдыхе. В нашем буфете экскурсанты могут пообедать по тому меню, по которому кормили Ильича.

В заповеднике постоянно ведется необходимая исследовательская работа по изучению реальной и потенциальной аудитории. И, хотя в штате нет социолога, тем не менее, нам удалось установить постоянно растущий спрос молодежи и юношества. Вероятно, в этом есть своя логика. Поколение, которому сегодня 16 –20 лет, знает преимущественно негативные стороны истории советского государства, жизни Ленина. Свойственное молодости стремление самому разобраться во многих вопросах, в том числе, касающихся истории России, естественным образом приводит их в музей. И кому, как не нам, сотрудникам ленинских музеев, обладающим и подлинными знаниями и опытом, рассказывать о действительной истории нашей Родины? Исходя из этого, мы считаем, что приоритетным направлением должна являться работа с детской и молодежной аудиторией, имеющая своей целью воспитание истинного, а не квасного патриотизма, исторического сознания и музейной культуры. Разработка новых познавательно-досуговых программ «У пионерского костра», «Что ты знаешь о гражданской войне?», с учетом пожеланий учителей-предметников, должна помочь в решении этой задачи.

Интересно работает в этом направлении постоянная выставка из коллекции «Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле». До того, как в 1994 году музей передали в Горки, это был по преимуществу «взрослый» музей. Детские группы там появлялись очень редко. В Горках же школьники, посещающие кремлевскую экспозицию, составляют 25-30 %, а в дни каникул и до 40% всех экскурсантов. Рассказ о жизни и деятельности В. И. Ленина в период 1918-1924 годов для них приходится начинать с 1870-х годов, с биографии Ленина. Знакомству юных посетителей с ленинской биографией способствуют организуемые сотрудниками тематические вечера (или утренники) для учащихся 3-7 классов. Они обычно приурочивались к ленинским памятным датам, но с прошлого года стали проводится по заявкам школ.

Их темы: «Музыка в семье Ульяновых», «Русская литература в семье Ульяновых», «Дни рождения» и др. Проходят эти мероприятия в гостиной кремлевской квартиры. В ходе беседы используются сохранившиеся в коллекции музея (правда, очень немногочисленные) экспонаты симбирского периода жизни Ульяновых: фотографии, книги, ноты, гербарии. С обстановкой ульяновского дома в Симбирске ребята могут познакомиться по серии эскизов «Дом-музей В. И. Ленина в Ульяновске», выполненной художником А. Н. Грошевым в 1929 году. Рассказ научного сотрудника чередуется аудиозаписью музыкальных произведений. Заканчивается такой утренник, как правило, концертом, в котором принимают участие сами слушатели: ребят привлекает возможность исполнить доступные им музыкальные пьесы на мемориальном рояле.

Наряду с работой, которая ведется для молодежи, мы не можем забывать о тех, для кого история советского государства – неотъемлемая часть всей жизни: о ветеранах и пенсионерах.

Праздничные концертные программы, музыкально-поэтические вечера, встречи с деятелями культуры – все это обращено, прежде всего, к ней, наиболее незащищенной части нашего сегодняшнего общества.

Подлинно новым является для нас такое направление, как приобщение посетителя к культуре и традициям нашего края. Это и театрализованные представления, и викторины, и конкурсы, чаепития с вручением подарков, призов, выставки детского творчества. Активно, при большом стечении местного населения проходят христианские и народные праздники: «Рождество», «Масленица», «Зеленые святки».

Как видите, форм и методов культурно-образовательной работы немало. Можно ли сделать что-то еще? Несомненно. Тем более, если учесть, что Московским правительством школам вменено обязательное посещение музеев Москвы и области, для чего им бесплатно раз в месяц выделяются автобусы. От нас зависит, чтобы наше существование, наша работа были известны как можно большему числу жителей Москвы и Подмосковья. Без рекламы здесь не обойтись, а наши возможности в этом направлении еще очень и очень малы. Да и не везде местные власти и школьные педагоги настроены положительно к ленинским музеям.

Ярким примером тому является нынешняя ситуация с музеем Ленина в Подольске (ныне музей - заповедник «Подолье»). Все усилия его директора И.А. Романкевич по созданию нового облика музея оказались затраченными зря. Новый глава администрации г. Подольска решил назначить нового директора, перепрофилировать музей и использовать его земли для строительства развлекательных заведений. Можем ли мы оставаться

в стороне от столь вопиющего беззакония. Мы подготовили обращение от имени Товарищества историко-революционных музеев в Комитет по культуре Государственной думы, в Министерство культуры Московской области и в администрацию г. Подольска о недопустимости подобного произвола2.

Не хотелось бы заканчивать свое выступление на этой печальной ноте. Но, к сожалению, этот факт характерен для многих регионов России.

Коротко о ближайших планах «Товарищества историко-революционных музеев». В мае 2004 года на базе Заповедника предлагается провести практический семинар по музейному проектированию, с приглашением ведущих специалистов в этой области. Мы предполагали выпустить первый номер информационного бюллетеня (даже приобрели для этого офисное полиграфическое оборудование), но до сих пор не получили информацию о деятельности музеев-участников товарищества.

И все-таки, несмотря на все трудности, ленинские музеи живут и работают. Правители – преходящи. История – вечна.



  1. Глазова К.М. Музей в современных социокультурных условиях.

// Музей в современном мире: традиции и новаторство. М., 1999 , с. 9


  1. Во время подготовки «Вестника» к печати от директора музея-заповедника «Подолье» Ирины Алексеевны Романкевич было получено сообщение о том, что в результате предпринятых мер, при поддержке Министерства культуры правительства Московской области и аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, конфликтная ситуация, сложившаяся вокруг музея, разрешена в его пользу.



Каталог: upload -> New%20Folder
upload -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
upload -> Урок: Ледовое побоище (6 класс)
upload -> Александр невский в русской дореволюционной историографии
upload -> «Тосненские генералы -герои Отечественной войны 1812 года»
upload -> Г. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
upload -> Методическая разработка применение инновационных педагогических технологий при изучении отдельных тем по литературе в старших классах
upload -> Диалог культурных традиций в поэтическом мире и. А. Бродского
New%20Folder -> Вестник ленинского мемориала Выпуск 9 Материалы Всероссийской научной конференции «1917 год в зеркале истории»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11