Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Управление по делам культуры и искусства




страница3/11
Дата25.06.2017
Размер2.2 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Шалева О.В. К вопросу об использовании элементов новых музейных технологий в Доме-музее В.И. Ленина Не секрет, что за последние десятилетия значительно снизился уровень посещаемости российских музеев, и это побудило музеи пересматривать свою деятельность по отношению к посетителям. В желании «завоевать» посетителя многие музеи значительно расширили содержательно-тематические рамки своей деятельности и стали в большей степени ориентироваться на детей и семью, как наиболее стабильные группы в структуре музейной аудитории.1 Для нашего музея эта проблема особо актуальна, так как 5-6 месяцев активного туристического сезона быстро проходят, и в музейных залах наступает затишье. К тому же возникновение целого ряда новых музеев в непосредственной близости от Дома-музея В.И. Ленина порождает определенную конкуренцию, борьбу за своего посетителя, в том числе и за школьника. Нельзя не учитывать и того, что в системе образования происходят серьезные перемены. Все большей популярностью в образовательной среде пользуются новые, развивающие методики обучения, разнообразные авторские программы. Все чаще на смену познанию-впитыванию информации приходит познание-открытие. И на этом фоне традиционные музейные экскурсии, где факты и различные сведения выдаются, как правило, в режиме «монолога», утрачивают свою притягательность. Для Ленинского музея год от года все большей проблемой становится привлечение новых поколений школьников, являющихся носителями постсоветского менталитета, и, к сожалению, практически неподготовленных к восприятию информации, которую несет музейная экспозиция. Сегодня музейщики всего мира ищут новые формы и средства, стремятся использовать новые музейные технологии в работе с детьми. На смену традиционным экскурсиям и витринам приходят разнообразные опытные площадки, интерактивные инсталляции, перформансы. Но здесь есть опасность, что в погоне за популярностью и стремлением привлечь все большее и большее количество посетителей музей может забыть о таких своих важных функциях, как образование и общение, то самое эмоциональное и интеллектуальное общение, какое рождается в не ярких комнатах городской усадьбы Ульяновых, дома, дарующего тишину для рождения мыслей, раздумий и чувств. Современный хорватский музеолог Томислав Шола заметил, что магическим словом будущего станет «наследие». Служить делу сохранения и передачи историко-культурного наследия будут существующие музеи традиционного и интерактивного типа. Только гармоничное сосуществование позволит выжить и действовать эффективно тем и другим. Вот мы и постарались сохранить эту гармонию при разработке в Доме-музее В.И. Ленина культурно-образовательного проекта «Мы - дети Галактики», суть которого состоит в создании интерактивного поля в музейном пространстве вокруг выставки различных экспонатов, связанных с историей освоения космоса: значков, вымпелов, медалей, бюстов космонавтов, фотографий и т.п. Причем упор здесь был сделан на то, как организуется взаимодействие посетителей с этой выставкой. Выставка предложила детям отказаться от привычной роли слушателя и созерцателя. Она потребовала иного - работать самостоятельно, уметь сочетать визуальную информацию с самостоятельной работой с интерактивным путеводителем. Сегодня, как нам кажется, для нашего общества актуальным является возрастание интереса к отечественному интеллектуальному и духовному наследию, осмысление значимости реального вклада России в общечеловеческую науку и культуру. Но не только это толкнуло нас на выбор темы проекта. Ульяновы и космос – это только на первый взгляд нелепое сочетание. Между тем, И.Н. Ульянов на публичных испытаниях по окончанию Казанского университета представил и успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Способ Ольберса и его применение к определению орбиты кометы Клинкерфуса». Работая в Пензе преподавателем, он продолжал внимательно следить за специальной литературой, и по его рекомендации Пензенский дворянский институт приобрел три тома книги «Космос». Под таким названием в 1860 г. в Петербурге вышла книга, адресованная детям, так же назывался солидный труд немецкого ученого Гумбольта.2 Известно, что младшая сестра Ленина Ольга одно время увлекалась чтением «Общепонятной астрономии» Араго, в библиотеке семьи Ульяновых была книга Мюллера «Учебник космической физики» и книга Краевича «Космос для юношества», а сам Илья Николаевич работал над составлением программ по космографии. В экспозиции Дома-музея В.И. Ленина в кабинете И.Н. Ульянова экспонируется прибор теллурий, который дает возможность показать, что интерес к небу, к устройству нашей Вселенной, к тому загадочному и таинственному, что мы называем словом «космос», был присущ детям Ульяновых - и это сближает их с современными детьми, позволяет протянуть связующую нить истории из Х1Х в ХХ1 в., формировать у детей ощущение преемственности поколений. Исходя из того, что одна из задач музея есть воспитание исторического сознания, музей и осуществляет, таким образом, связь времен, в доступной для понимания детей форме дает им понять, что прошлое не исчезает бесследно, оно прорастает в настоящее, оставляя тысячи свидетельств своего развития в виде памятников материальной и духовной культуры, которые хранят и пропагандируют музеи. И так же, как сегодня посетители восхищаются рисунками Ольги Ульяновой или поделками других детей Ульяновых, возможно лет через сто наши потомки будут рассматривать рисунки и поделки, созданные нашими посетителями в процессе ознакомления с выставкой в музее на интерактивной площадке. Термин «интерактивность» еще недавно вызывала у многих недоумение. Но постепенно интерактивность становится естественной частью многих музейных программ и проектов. В конечном итоге интерактивность означает право посетителя на проявление свободы и творчества в пространстве музея. И получая в руки путеводитель, содержащий разнообразные развивающие задания, посетитель погружается в такую свободную и творческую атмосферу. Путеводитель, который предназначается для самостоятельной работы с выставкой, можно, наверное, назвать новым типом учебного пособия. При его создании мы руководствовались слоганом немецкого педагога-демократа Дистервега высказанным им еще в XIX веке: «Плохой учитель преподносит истину, хороший - учит ее находить». Так вот наш путеводитель и настраивает детей самим находить эту истину. Разгадывая ребусы, кроссворды, шарады, ломая голову над анограммами, дети нередко начинают спорить между собой, обмениваются мнениями, наперебой выдвигают разнообразные версии, пытаются найти общее решение той или иной задачи. Сама экспонатура, предметный ряд призваны сообщать учащимся новые для них сведения, но это узнавание нового максимально связано с развлечением. Ребенок обучается, усваивает новую информацию, играя. Ведь игра остается в жизни младшего школьника ведущей формой познания. Именно в игре дети лучше сосредотачиваются и больше запоминают, у них пробуждается творческое начало, развивается воображение.3 Творческая работа для детей - самый естественный способ усвоения информации. Вот почему в ходе занятия на нашей учебно-игровой площадке мы предлагаем ребятам воплотить в рисунках свои космические фантазии, смастерить из конструктора или любых подручных средств (гвозди, болты, шурупы, коробочки) модели космических кораблей, проявив немалую изобретательность и выдумку при этом. В процессе творчества дети взаимодействуют с музейным предметом визуально и тактильно. Через значки, эмблемы, другие экспонаты выставки дети узнают о самых грандиозных реализованных технических проектах XX века, получают возможность ощутить особенности ушедшего в историю XX столетия, ознаменованного поразительным развитием науки, техники, появлением новых феноменальных технологий, новыми открытиями и достижениями. Проект адресован школьникам младшего и среднего возраста. В этом возрасте дети особенно расположены к общению, поэтому, размышляя над вопросом путеводителя «Кем ты хочешь быть», часто вслух начинают аргументировать свое решение стать политиком, бизнесменом, моделью, а иногда и рэкетиром (были и такие ответы). Все эти откровения детей дают нам, взрослым, серьезную пищу для размышлений о формировании жизненных ценностей и приоритетов у подрастающего поколения и, надеюсь, послужат грядущим поколениям источником информации о жизни и мироощущении детей на рубеже веков и тысячелетий, каким, например, для нас является сегодня экспозиция Дома-музея В.И. Ленина. Проект «Мы – дети Галактики» реализует образовательный аспект музейной коммуникации. Если говорить о типах музейной коммуникации, то в рамках проекта их несколько – это и экскурсия, и выставка, и путеводитель; это и обратная коммуникация – наблюдения за посетителями, беседы с ними, изучение «Книги отзывов». «Спасибо за проект «Мы - дети Галактики». Это очень интересное, увлекательное и познавательное путешествие в мир космоса» учащиеся гуманитарного лицея № 2 4 А вот пожелание педагога физико-математической школы № 38 Лисецкой В.Н. «Составлять и организовывать экскурсии с играми, которые увлекали бы детей и заинтересовывали. У вас прекрасная идея. Не погубите ее и продолжайте».5 Учитель 24 средней школы Новичкова Е.В. в книге отзывов так охарактеризовала интерактивный путеводитель: «Я, как учитель, буду применять этот материал на уроках чтения, внеклассного чтения, на классном часе».6 Музейные проекты, подобные этому, могут дать современной школе очень многое. Музей формирует навыки предметного видения, развивает наблюдательность. В этом его не может заменить ни одно учебное или культурно-просветительное учреждение. Музей может выработать у детей потребность в общении с музейным предметом, а главное – способствует формированию музейной культуры. Именно музейные проекты дают органическое сочетание предметной наглядности, документальности и эмоциональной выразительности, – а это основа для нравственного, трудового и эстетического воспитания школьников. Кто-то сказал, что музей – форма существования традиции в культуре. Важно не разрушить унаследованные от прошлых поколений традиции и при этом умело соединить их с задачами и потребностями современности. Сегодня одна из актуальных задач – гуманизация образования, гуманизация всего нашего общества. И создание подобных проектов – адресных, образовательных, интерактивных – еще один шаг в развитии детского направления музейной деятельности. Юхневич М.Ю. Я поведу тебя в музей. М. 2001 г., с. 87 Трофимов Ж.А. И.Н. Ульянов в Пензе. Саратов. 1973 г., с. 37 Эльконин Д.Б. Психология игры. М., Гуманитарный центр ВЛАДОС, 1999 г., с.134 Отзыв о посещении Дома-музея В.И. Ленина от 12 апреля 2002 г. Фонды Музея-мемориала В.И. Ленина. Отзыв о посещении Дома-музея В.И. Ленина от 29 апреля 2001 г. Фонды Музея-мемориала В.И. Ленина. Отзыв о посещении Дома-музея В.И. Ленина от 18 апреля 2001 г. Фонды Музея-мемориала В.И. Ленина. Поддубная Р. П. Научные изыскания по ленинской проблематике в изменившейся социокультурной ситуации. Важнейшими центрами достоверной информации о жизни и деятельности В.И. Ленина и всех членов семьи Ульяновых в современных условиях являются Дома-музеи В.И. Ленина. Музеи располагают богатой документальной базой и большим количеством фотоматериалов, их сотрудники продолжают исследовательскую работу в архивах, выявляют новые документы, позволяющие более полно и правдиво рассказывать об Ульяновых, их родственниках и соратниках. Научно обоснованные экспозиции мемориальных музеев, тематические выставки, проблемные дискуссии помогают музейным работникам в достоверном освещении жизни Ульяновых в Поволжье. Исследования последних лет наглядно свидетельствуют о том, что в центральных и региональных архивах имеется ещё немало документов, включение которых в научный оборот будет серьёзным вкладом учёных и сотрудников Домов-музеев в достоверное освещение жизни и деятельности В.И. Ульянова-Ленина, его связей с марксистами Поволжья, Урала и другими центрами революционного движения. В архивах Нижнего Новгорода, Казани, Оренбурга, Владимира и др. выявлены новые документы, позволяющие установить, через кого велась переписка молодых марксистов. Большую ценность в связи с этим представляет письмо П.В. Балашова. Арестованный в 1889 году по казанскому делу Н.Е. Федосеева, он отбывал наказание в Петербургской тюрьме, по освобождении из которой побывал во Владимире у Федосеева. В июне 1892 года прибыл в Самару, устроился работать в управление железной дороги, установил связи с революционной молодёжью города. В конце мая 1893 года П.В. Балашов и А.А. Беляков выехали в Челябинск. Обосновавшись в Челябинске, где жили в доме Пчелина, казанского знакомого Владимира Ульянова, вели переписку с самарцами и с Н.Е. Федосеевым. В письме в Самару к А.А. Кацнельсон 18 июня 1893 года Балашов писал: «Беляков послал Ульянову ответ Маслова Федосееву, попросите Ульянова переслать его во Владимир Map. Герм. (Марии Германовне Гопфенгауз - Р.П.). Только скорее как можно». Вот как о переписке с Владимиром Ульяновым вспоминает П.П. Маслов: «В 1892 году ко мне в деревню на Урале, куда я был выслан, приехало несколько друзей из Самары. Их я познакомил с написанной мной первой теоретической работой по экономике, но, вместо отзыва о прочитанном, мои друзья лишь сообщили, что в Самаре живёт поднадзорный казанский студент Владимир Ильич Ульянов, который также интересуется этими вопросами и вообще является выдающимся человеком по своему уму и образованию». В письме Н.Е. Федосеева мы находим первые, дошедшие до нас отзывы о теоретической работе В.И. Ульянова. 19 января 1894 года он писал из Сольвычегодска П.П. Маслову: «Если ты познакомился с моей рукописью, присланной тебе В.И. (Ульяновым В.И. - Р.П.), то как можно скорее напиши твой отзыв… я с большим интересом ожидаю от тебя оценки,. а не критики отдельных, зачастую маловажных положений, как это ты делал по отношению к первой рукописи. Если у тебя не составится общего представления о моём взгляде на предмет, то ты изложишь свой собственный взгляд на затронутые мною вопросы, как это сделал В.И. Я просил переслать тебе его отзывы. В отзывах В.И. обрати особенное внимание на его взгляд на участие буржуазии в уничтожении крепостного права...» Важную роль в укреплении связей самарских марксистов с единомышленниками в других городах играли участницы кружка самарской фельдшерской школы, примыкавшего к кружку В.И. Ульянова - А.М. Лукашевич, Р.П. Поморцева, С.М. Моршанская и Е.М. Карпер. Арестовывавшаяся ранее по делам нелегальных кружков Петербурга, Харькова, Житомира, Е.М. Карпер поселилась в Самаре весной 1891 года. Она сообщила своим друзьям, что «вошла в местные кружки». Жандармские чиновники доносили, что Евгения Карпер получала из разных городов страны письма, «касающиеся революционной агитации». Их авторы, как пишут блюстители порядка, выступали «за изменение существующего государственного строя» с позиций «интернациональной рабочей партии». Оценивая перспективы развития русского освободительного движения, корреспонденты Карпер писали о распространении влияния группы «Освобождение труда» и рекомендовали изучать работы Г.В. Плеханова. Петербургский корреспондент, в частности, писал ей, что есть «только один путь к тому общественному строю, к которому стремится интернациональная рабочая партия, а главная сила - это рабочие, которые изменят существующий строй». Харьковский сообщал, что «... группа «Освобождение труда» здесь наиболее действенна». Как известно, 20 августа 1893 года Владимир Ильич Ульянов уезжает из Самары в Петербург, остальные Ульяновы - в Москву. Владимир Ильич постоянно поддерживал связи с самарскими марксистами. Из четырёх сохранившихся его писем за 1893-1894 годы, которыми открывается 46 том Полного Собрания Сочинений В.И. Ленина три письма написаны в Самару (декабрь 1893, 30 и 31 мая 1894 г.) П.П. Маслову. Во второй половине декабря 1893 года Владимир Ильич писал Петру Павловичу: «Третьего дня получил Ваше письмо и вчера же написал о высылке Вам статей о крестьянской реформе. Сообщите у Вас ли статья о Постникове. Если у Вас, пошлите её поскорее Н.Е. с просьбой отправить ко мне тотчас по прочтении: мне она нужна… …Очень жалею, что Вы не застали меня в Самаре: не думаете ли съездить в столицы на праздники - тогда мы могли бы увидаться….» (ПСС. Т. 46. С. 1-2). В фонде «Отдел истории партии» бывшего ЦПА ИМЛ, опись 8, дело 42, находится папка с письмами П.П. Маслову в Самару. Среди них письмо П.В. Левашовой (сестры П.В. Балашова) из Женевы, несколько писем из Устюга Николая Подбельского, письмо С.Г. Беркович из Вятской губернии, шесть писем А.М. Лукашевич, написанных осенью 1892 - весной 1894 гг. В письмах A.M.Лукашевич из Подмосковья имеются сведения о В.И. Ульянове, всей семье Ульяновых. Именно она сообщила Маслову адрес Владимира Ильича. Впервые приведу фрагменты из некоторых писем Анны Морицовны. В одном из первых писем (сентябрь 1893 г.) она писала Маслову: «В Москве, кроме Ульяновых, у меня нет больше знакомых; тот же Ульянов, про которого Вы слыхали, живёт не в Москве, а в Питере». В письме от 14 апреля 1894 года Лукашевич сообщает Маслову, что встречалась в Москве с Ульяновым и даёт его петербургский адрес: «Вот адрес, о котором Вы спрашивали: Малый Казачий переулок, дом № 7 кв. 13. Петербург. Он будет там не позже как до 20 мая». В названии переулка неточность. С 12 февраля 1894 года В.И. Ульянов жил в Большом Казачьем переулке. По этому адресу он получил письма от Маслова и здесь написал ему два письма от 30 и 31 мая 1894 года. (ПСС. Т. 46. С. 3-6) В письме П.П. Маслову от 10 апреля 1894 года A.M. Лукашевич спрашивает: «Читали ли Вы в «Русском Богатстве» (т. I, 11 кн. 1894 год) статьи Михайловского.. Он или в самом деле не понимает, или не хочет понять марксистов. Но зато сколько иронии и с каким победоносным видом говорит о них! Можно только его пожалеть, что весь его пыл пропадает даром...» О статье Михайловского писала и Павла Васильевна Левашова из Женевы: «Русское Богатство» здесь особенно пользуется всеобщим интересом, благодаря статьям Южакова и Михайловского...» 7 марта 1894 года в письме Маслову «Пафнутий» делится своими впечатлениями о статье Михайловского: «В «Р. Богатстве» все громят разных русских марксистов. Любопытная статья Южакова в последней книге Р.В. («Русского Вестника»). Автор признаёт существование товарного производства в России и отрицает законы этого производства». Он же в другом письме сообщал Маслову: «Я нахожусь теперь под чудным обаянием чтения Маркса. Стыдно сказать, но раньше я говорил о Марксе со слов других... Без преувеличения могу теперь сказать, что я понял философский смысл материалистического учения. Мною говорит не минутное увлечение блестящею, стройною философскою системой, - нет, одно глубокое убеждение руководит мною. - Ближайшая задача работы моей мысли – изучение политической экономии... Опираясь на п. эк., я хочу заняться историей вообще, но главным образом историей России...» Переписывались с В.И. Ульяновым и проявляли трогательную заботу о его судьбе Хардины. В письме от 4 октября 1893 года Мария Григорьевна Хардина спрашивает свою племянницу Антонину Андреевну, учившуюся в то время на Высших женских курсах в Петербурге: «Не приходил ли Ульянов за запиской к Россинев (ичу), как я ему написала» И сообщает, что «Николай Степанович (Долгов - Р.П.) говорит, что у Ульянова знакомств совсем нет и скучно ему поэтому». В другом письме она просит племянницу: «Если увидишь его (В.И. Ульянова - Р.П.), убеди попробовать к Россинев (ичу)... Может был бы полезен Ульянову хоть знакомством, если ничем другим». Неделей раньше, 28 сентября, Хардина писала своей дочери Александре Николаевне, учившейся в Петербурге: «Сейчас написала письмо Ульянову с советом поехать к Россиневичу, не пригодится ли он ему для юридических знакомств. Может быть ему понадобится рекомендательная записка к Россиневичу. За ней я посоветовала Ульянову сходить к Нине (Антонине Андреевне Хардиной - Р.П.). Когда её увидишь, предупреди об этом, пусть настрочит напутственную записку Ульянову... Нинин адрес я дала Ульянову». Из писем же Марии Григорьевны узнаём, что в середине октября в Петербург выезжал Андрей Николаевич Хардин и о том, что он и Александра Николаевна встречались с Владимиром Ильичом Ульяновым. Что же касается знакомства с Россиневичем, то А.Н. Хардин по возвращении из Петербурга рассказал домашним и друзьям, что «... Ульянов нашёл другие занятия»… (подчёркнуто мною - Р.П.). Письмо написано 27 октября 1893 года. К этому времени Владимир Ильич установил связи с революционными кружками Петербурга. Хардины пересылали Владимиру Ильичу письма, приходившие на его имя в Самару. К письму дочери от 10 февраля 1894 года Мария Григорьевна сделала приписку: «Это письмо или пошли по городской почте, положив в другой конверт и надписав адрес Ульянова (Леуштков пер. 15. 14), или передай Ал. Ал. Он может сам ему снесёт его, если ещё не бывал у него. Я было ему прямо адресовала, да раздумала». Речь в этом письме идёт об Алексее Алексеевиче Борисяке, знакомом Хардиных и Ульяновых по Самаре, студенте Петербургского горного института, будущем муже Александры Николаевны Хардиной. В 1891 году Алексей окончил с золотой медалью Самарскую гимназию, в 1896 - горный институт. Имя Борисяка занесено на Золотую доску института... А.А. Борисяк стал крупным учёным, общепризнанным главой советской палеонтологии. В годы Великой Отечественной войны был уполномоченным президиума Академии наук в Киргизии. В 1943 году за многочисленные выдающиеся работы в области геологической и палеонтологической науки ему была присуждена Государственная премия. Всю премию А.А. Борисяк передал на нужды фронта. В 1892-1895 гг. Борисяк встречался с Владимиром Ульяновым в Самаре и Петербурге. Очень ценным является свидетельство М.Г. Хардиной о посещении В.И. Лениным Самары и их дома по дороге в сибирскую ссылку. В письме от 25 февраля 1897 года она сообщает дочери: «Сегодня проездом заходил Вл. Ил., очень приятное впечатление оставил, и человек крепкий, не растерял свои нервы, хотя мог бы, как и другие, которые плохи стали здоровьем после сидячей жизни...» П.П. Маслов писал в 1926 году: «Историки из Истпарта отрицают возможность заезда Ленина ко мне в Самару, так как он уехал с тем же поездом, с которым приехал в Самару. На этом основании отрицают его авторство статьи о хлебных ценах. Если бы они не поленились заглянуть в расписание сибирских поездов того времени, то увидели бы, что поезда стояли в Самаре достаточно времени, чтобы возможно было сходить в город и пообедать у меня, взять последние вышедшие номера «Самарского вестника» и из Уфы прислать возражение на редакционную статью о хлебных ценах». Исследования, проведённые в конце 80-х годов XX века, подтвердили достоверность воспоминаний П.П. Маслова. Работа «К вопросу о хлебных ценах» принадлежит В.И. Ленину. Из переписки дочери М.Г. Хардиной - Александры Николаевны - узнаём о таком важном факте, как приезд В.И. Ленина в Самару в начале 1900 года. В книге «Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника». Т. I на странице 243 отмечается, что он не ранее 9 февраля 1900 года выезжает из Уфы в Москву и не позднее 16 февраля приезжает в Москву. Станция Самара - важнейший железнодорожный узел, через Самару шёл поезд из Уфы до Москвы. Но до недавнего времени историки и краеведы не располагали документальным подтверждением приезда В.И. Ленина в Самару в феврале 1900 года. Внимательное исследование переписки семьи Борисяков и Хардиных позволило установить этот факт. Вот что пишет А.Н. Борисяк 26 февраля 1900 года своему мужу из Петербурга в Ялту, где тот в это время работал по заданию Геологического комитета: «...Сейчас видела, представь, и Вальдемара и Рыжего (Владимира Хардина и П.П. Румянцева - Р.П.) - они оба шлют привет тебе... Рыжий рассказывает, что видел перед отъездом Ильина Ульянова и говорит: такой он стал живой и обо всём осведомлённый, точно из Лондона или Парижа, а не из мест отдалённых, новостей привёз столько, что только слушай. Жить будет в Пскове, а едет точно в Нью-Йорк». Здесь названы лишь несколько фактов, но и их достаточно, чтобы убедиться, что в центральных и местных архивах имеется еще немало документов и материалов, связанных с жизнью и деятельностью В.И. Ленина, всей семьи Ульяновых, обогащающих и расширяющих наши знания об их связях с Поволжьем. Многие из них заслуживают включения в Биографическую хронику В.И. Ленина. В изданном к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина первом томе книги «Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника» (М. 1970) даётся богатейший фактический материал о многогранной жизни и деятельности В.И. Ленина с указанием лиц - участников событий – и мест (адресов), где эти события происходили. Её составители, проделав колоссальную работу по выявлению и систематизации документов и других источников, к сожалению, включили в книгу несколько недостоверных фактов из воспоминаний очевидцев и участников событий. По самарскому периоду жизни Владимира Ильича Ульянова это, прежде всего, относится к воспоминаниям А.А. Белякова под названием «Около самарских кружков до Ленина и при Ленине с 1883 по 1893 год (воспоминания участника кружков)», рукопись которых находилась в ЦПА ИМЛ при ЦК КПСС. В 1956 -1957 гг. с рукописью Белякова познакомились А.И. Иванский и другие авторы работ о молодом Владимире Ульянове. В 1958 г. на её основе издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу А.А. Белякова «Юность вождя», в 1960 году вышло второе её издание. Из этой книги многое взято в первый том Биохроники (с. 40 - 71). В соответствии с архивными документами А.А. Беляков был освобождён из тюрьмы 7 декабря 1892 года. И сам он утверждает, что познакомился с В.И. Ульяновым, «выйдя из тюрьмы в декабре», но не указывает какого года. Следовательно, очевидцем того, о чём он пишет, о 1889-1892 гг., он не мог быть. Это относится к участию В.И. Ленина в т.н. «кругосветном путешествии» по рекам Волге и Усе, соответственно посещению в с. Екатериновка дома А.П. Нечаева, села Царевщина и беседы с крестьянами в доме Василия Князева и т.д. На 45 странице Биохроники отмечается, что в декабре 1889 года, позднее 20, Владимир Ульянов «встречается с новонародовольцем М.В. Сабунаевым, объезжавшим Поволжье и приехавшим в Самару с целью организации самарской группы народовольцев. Выступает с критикой взглядов Сабунаева». Составители книги ссылаются только на А. Белякова (Юность вождя. 1960. С. 3 1-36, где подробно излагаются речи В.И. Ульянова и М.В. Сабунаева). Но М.В. Сабунаев в Самаре в 1889 году не был. В «Обзоре важнейших дознаний…» говорится: «По окончании съезда (в Казани, в сентябре 1889 г. - Р. П.) Сабунаев отправился в Нижний и Москву, а Беляев, Сазонов и Гусев - в Самару, откуда Беляев вернулся в Казань, а последние двое поехали в Саратов, … где Сазонов остался, Гусев же направился через Воронеж… в Москву… и в Петербург (ГАСО Ф. 468. О. 1. Д. 83). Следует также заметить, что М.В. Сабунаев был категорически против объединения народовольцев и марксистов и именно из-за этого порвал с Петербургской группой, выступавшей за объединение. Со ссылкой на Белякова и книгу И.А. Ерканова «Близкое, дорогое….» (который, в свою очередь, ссылается на Белякова) в Биохронике сообщается, что в начале марта 1891 года В.И. Ульянов «выступает с речью против народника Россиневича по вопросу о путях экономического развития России». Но А.П. Россиневич в это время был в Черниговской губернии и, как видно из писем М.Г. Хардиной, Владимир Ульянов не был с ним знаком. В Биографической хронике имеются и другие недостоверные сведения, почерпнутые из книги А.А. Белякова. К сожалению, в Биографической хронике В И. Ленина также имеются некоторые неточности в освещении жизни Ульяновых и по другим регионам Поволжья. Остановлюсь только на одном эпизоде, касающемся встречи самарца И.Н. Чеботарёва с Владимиром Ульяновым в 1887 году. На странице 26 первого тома Биохроники написано: «Начало июня. Ленин беседует с И.Н. Чеботарёвым, товарищем Александра Ильича по Петербургскому университету, расспрашивает его о революционном настроении брата, о последних днях их совместной жизни на одной квартире, о допросах на предварительном следствии и в суде, о том, как держался брат на суде». 1) Об Ильиче, 1924, с. 137». Указан только один источник. В начале июня все члены семьи Ульяновых были в Симбирске. И если на момент беседы Владимира Ульянова с Чеботарёвым их не было дома, то Владимир мог бы потом рассказать им, что заходил Чеботарёв, который учился раньше в Симбирске, в Петербурге с октября 1886 по 20 января 1887 года снимал вместе с Александром Ульяновым две комнаты, его знала Анна Ильинична, встречалась с ним в Петербурге и Мария Александровна. Однако в воспоминаниях Анны Ильиничны ничего не сказано об этой встрече. Многие авторы, освещающие события 1887 года со ссылкой на Биохронику, иногда непосредственно на воспоминания И.Н. Чеботарёва, дают разные даты его «заезда» в Симбирск и в зависимости от своего эмоционального настроя трактуют характер беседы Владимира Ульянова и И.Н. Чеботарёва. В подтверждение этого сошлюсь на книгу «Ленин в Петербурге-Петрограде» (Л. 1980) и на книгу Семёна Рубанова «Красная папка» (Л. 1982). Замечу, что составители первой книги и историк-писатель С. Рубанов – серьёзные исследователи, сделали очень много для выявления адресов, встреч Ульяновых, много доброго сказали об их родственниках и соратниках по революционной борьбе. В книге «Ленин в Петербурге-Петрограде» написано: «После ареста Александра Ильича Чеботарёв, несмотря на то, что его привлекли к следствию, помогал приехавшей в Петербург Марии Александровне хлопотать об освобождении арестованных Александра и Анны. А через месяц после казни Александра Ульянова, в начале июня 1887 года, Чеботарёв посетил семью Ульяновых в Симбирске. «Я встретил в полном сборе осиротевшую семью, - вспоминал он. - Наравне с другими членами семьи, а может быть и больше других, Владимир Ильич расспрашивал меня о последних днях моей совместной жизни с Александром, о допросах меня на предварительном следствии и на самом Верховном суде, в особенности о впечатлении, какое произвёл на меня Александр на скамье подсудимых. ...Его особенно интересовало революционное настроение брата» (с. 97-98). С.А. Рубанов приводит более полную цитату из воспоминаний И.Н. Чеботарёва: «…Сам Владимир Ильич... произвёл на меня тогда впечатление вполне уже сформировавшегося молодого человека, с серьёзной теоретической подготовкой» (С.А. Рубанов в указ. Соч. с. 82). На странице 148 Рубанов пишет: «Сам же Иван Николаевич, несмотря на отсутствие улик и непричастность к делу 1 марта, был привлечён к следствию и позже выслан в Самару без права проживания в столичных губерниях... В Самару Иван Николаевич был выслан ещё до окончания процесса «по делу 1 марта». На странице 150 сообщается, что он выезжал «в Самару в сопровождении городового». И.Н. Чеботарёв не привлекался к дознанию по «делу 1 марта 1887 года», а всего лишь был допрошен на суде как свидетель со стороны Ульянова. Сам Чеботарёв об этом писал так: «Во время судебного следствия Александр Ильич просил суд допросить меня; видел ли я хотя раз в нашей квартире М.В. Новорусского. Я быстро по чистой совести сказал, что Новорусский никогда не бывал…На вопрос председателя суда, имеет ли Ульянов ещё какие-либо вопросы ко мне, Александр Ильич ответил, что нет, и я был оставлен в зале суда до окончания заседания» (Александр Ильич Ульянов. Л. 1927. С. 252). Особое Присутствие Правительствующего Сената с участием сословных присяжных рассматривало «дело 1 марта 1887 года» с 15 по 19 апреля. Обратимся к архивным документам. Самарский губернатор 28 апреля писал полицмейстеру: «С-Петербургский градоначальник отношением от 21 апреля за № 3079 уведомил меня, что из С-Петербурга в Самару выбыл кандидат С-П-го Университета Иван Николаевич Чеботарёв, которому на основании 16 ст. Положения о государственной охране воспрещено жительство в С-Петербурге и в С-Петербургской губернии. Об этом поставлено Вам в известность для надлежащих распоряжений по учреждению негласного надзора полиции за Чеботарёвым по прибытии его в Самару». Одновременно в Самаре были получены документы И.Н. Чеботарёва. И.Н. Чеботарёв появился в Самаре, имея на руках только Пропуск Петербургского градоначальника, выданный ему 18 апреля «для следования в г. Самару с тем, чтоб по прибытии в названный город он немедленно явился в местное полицейское управление». Сразу же по прибытии Чеботарёва в Самару за ним был учреждён негласный надзор полиции. Здесь он услышал о казни Александра Ульянова и его четырёх товарищей. У Самарского губернатора и начальника губернского жандармского управления особое беспокойство вызывала возможность влияния Чеботарёва на местную революционно настроенную молодёжь. Поэтому губернатор 20 мая направил полицмейстеру дополнительное предписание, чтобы тот учитывал, «что Чеботарёв 4 месяца квартировал с ныне казнённым государственным преступником Ульяновым и лишь за месяц до злодеяния 1 марта сего года уехал на другую квартиру» и потребовал «учредить за ним, Чеботарёвым, строгое полицейское наблюдение». Не подтверждается архивными документами и утверждение некоторых авторов о том, что Чеботарев «заезжал» в Симбирск в конце мая 1887 года. Как свидетельствуют рапорты приставов и уездного исправника, Чеботарёв в первых числах июня находился в селе Берёзово Николаевского уезда Самарской губернии «в доме своего отца». Во время пребывания в Берёзово губернатору поступило несколько рапортов о постоянном и тщательном надзоре за Чеботарёвым. По возвращении в Самару он пытался устроиться на любую службу. Ему всюду было отказано в работе, и только материальная поддержка М.Т. Елизарова, поселившегося вместе с Чеботарёвым у присяжного поверенного Г.А. Клеменца спасала его от голода (ГАСО Ф. 465. О. 1. Д. 439; Ф. 3. О. 174. Д. 19). Архивные документы также свидетельствуют, что проживая в Самаре, И.Н. Чеботарёв переписывался с А.И. Ульяновой, находившейся под гласным надзором полиции в Кокушкино. При обыске у Чеботарёва, участвовавшего в самарских подпольных кружках, в ночь с 13 на 14 января 1888 года были изъяты рукописные стихотворения «Многим», «Дума», «В глуши» и три письма от 14 июля, 31 октября и 28 декабря 1887 года, «... писанные Анной Ульяновой, сестрой казнённого государственного преступника Александра Ульянова». (ГАСО. Ф. 3, О. 174. Д. 19). Весной 1888 года Чеботарёв выезжал в Саратов, лето провёл «в доме отца своего в Берёзове». Затем «по полученным сведениям поступил на Закаспийскую железную дорогу... в качестве старшего контролёра» (ГАСО. Ф. 465. Ф. 1. Д. 490). Из приведённых выше фактов видно, что объективно и более полно показать жизнь Ульяновых в их Поволжский период невозможно без тщательного исследования государственных архивов областей Поволжья и Урала, документов центральных архивов, в том числе бывшего ЦПА. Например, в 2004 году исполняется 130 лет со дня рождения Дмитрия Ильича Ульянова, профессионального революционера, члена партии большевиков и государственного деятеля, отдавшего всю свою жизнь делу трудового народа. Многое его связывает с Поволжьем. Он не только родился и учился здесь, но и вёл большую революционную работу. Агент «Искры», участник совещания «искровцев» России в Самаре, делегат II съезда РСДРП от Тульского комитета, выехал на съезд из Самары, активный участник II съезда, после которого объехал ряд поволжских городов с докладом о II съезде партии. Так, например, в своем отчёте ЦК РСДРП Д.И. Ульянов сообщал, что Самарский комитет - большевистский, тревожиться за него нет оснований. В 1905 году Д.И. Ульянов был земским санитарным врачом в Симбирском уезде, вёл здесь революционную работу. В 1941-1942 годах он жил в Ульяновске и в Самаре. Так уж сложилось, что учиться Дмитрию Ульянову пришлось в Симбирской, Казанской и Самарской гимназиях. 19-летним юношей он уезжал из Самары, окончив Самарскую мужскую гимназию. Чтобы подготовиться к выставке и беседе экскурсоводов о юности профессионального революционера, о годах учёбы Д.И. Ульянова, сотрудникам мемориальных музеев предстоит побывать в ЦГА Республики Татарстан, где сосредоточены документы всех гимназий Казанского учебного округа. В архиве имеется перечень тем домашних сочинений, написанных учеником VIII класса Самарской мужской гимназии Дмитрием Ульяновым: Эстетическое чувство, как один из факторов нормального воспитания. Выдающиеся типы помещиков XVIII века в сочинениях С.Т. Аксакова Семейная хроника и Детские годы Багрова - внука. Мысли Н.М. Карамзина о семейной жизни и воспитании. Типичные черты характеров и жизни средневекового общества в сочинениях В.А. Жуковского. Домашний быт греков по Одиссее Гомера. 6. Всякий человек да будет скор на сложение, медлен на слово, медлен на гнев. (Псм. Иакова, 1, 9) Немалый интерес представляет Отзыв на письменные работы ученика VIII класса Дмитрия Ульянова: «Запас чтения достаточный. В последний год пребывания в гимназии читал сочинения по разным отделам знаний, почему указать на род сочинений, преимущественно интересовавших ученика, трудно. Достаточный запас сведений дал возможность ученику сообщить своим письменным работам достаточную содержательность. Классные занятия логикою были успешны; умственная сообразительность, обнаруженная Ульяновым на этих занятиях, средняя. Изложение содержания в письменных работах было последовательное и соответствовало плану; орфография и пунктуация правильны. Объём домашних работ равнялся двум и трём листам, ни излишней краткости, ни непроизводительной полноты в них не заключалось. Тексты латинских и греческих авторов, назначавшиеся для весенних упражнений словесности, передавались правильно». (ЦГAPT Ф. 92. О. 1. Д. 20408. Л.Л. 11, 21, 257, 558 об., 259, 270, 273). За годы учёбы Дмитрия Ульянова сменился директор гимназии. С 1 июля 1891 года им стал статский советник Илья Николаевич Редников. Он окончил Казанский университет, кандидат наук. Редников же был классным наставником VIII класса в 1892-1893 учебном году, преподавал греческий язык. Познавательный интерес представляет составленная им диаграмма распределения учащихся гимназии по сословиям. Исследование фондов Казанского учебного округа позволит выявить немало интересного материала о Д.И. Ульянове - ученике Симбирской и Казанской гимназий. В настоящее время в печати и разных радиотелевизионных СМИ постоянно утверждается, что в последние 10-15 лет все архивы страны (России) стали доступны каждому, желающему в них работать, рассекречены бывшие «Сов. Секретные» документы, в том числе касающиеся жизни и деятельности Ульяновых. Архивы открыты... А как штатным сотрудникам мемориальных музеев, их активу исследователей попасть в них Практически архивы центральные, республиканские и областные, кроме местных, работникам музеев недоступны, командировок на научно-исследовательскую работу не дают. Отказалось вышестоящее руководство многих музеев и от предоставления научным работникам и лекторам-экскурсоводам одного дня в неделю для работы в архивах, в которых имеется ещё много документов и материалов, позволяющих обновить экспозицию и ввести новые сведения в рассказы лекторов-экскурсоводов. На мой взгляд, вполне целесообразно от имени участников конференции обратиться в ЦК КПРФ с предложением организовать при Центральном Комитете рабочую группу по подготовке к переизданию первого тома книги «Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника», включить в неё документы, сведения из эпистолярного наследия о действительно серьёзной работе В.И. Ульянова в марксистских кружках, о глубоком изучении марксистской литературы (Письмо В.И. Ленина из Самары в Лейпциг от 27 декабря 1889 года и др.), широких связях с марксистами других городов, исключив надуманные и недостоверные «воспоминания». Обратиться к историкам и краеведам Нижнего Новгорода, Казани, Ульяновска, Самары, Владимира, Уфы и Оренбурга с предложением внимательно исследовать архивные материалы за 1870-1905 годы о деятельности революционного подполья в их регионах. Безусловно, на первом этапе все материалы по Поволжью сосредоточить в Ульяновске, обсудить с представителями регионов и передать в рабочую группу Центрального Комитета КПРФ. Настало время объединить усилия исследователей Поволжья и Урала, пишущих только о своём регионе, для создания действительно серьёзного труда о жизни и деятельности В.И. Ленина в Поволжье, его связях с марксистами Урала и других районов России. История должна сохраниться, из неё нельзя выбрасывать те или иные имена. Мемориальные музеи призваны не только бережно сохранить созданное их сотрудниками за многие десятилетия, но и корректно, уважительно относиться к памяти тех, кому посвящены эти музеи. Научно обоснованный и в то же время эмоциональный рассказ лектора-экскурсовода всегда находит благожелательный отклик в душе посетителя, вызывает желание самому больше узнать об Ульяновых. Большая ответственность лежит на каждом, кто берётся за организацию экскурсий и выставок с целью наглядно представить свою точку зрения на роль В.И. Ульянова-Ленина в историческом процессе, в истории России.
Каталог: upload -> New%20Folder
upload -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
upload -> Урок: Ледовое побоище (6 класс)
upload -> Александр невский в русской дореволюционной историографии
upload -> «Тосненские генералы -герои Отечественной войны 1812 года»
upload -> Г. С. Гадалова ангел–хранитель Тверского княжеского двора: Софья Ярославна княжна Тверская
upload -> Методическая разработка применение инновационных педагогических технологий при изучении отдельных тем по литературе в старших классах
upload -> Диалог культурных традиций в поэтическом мире и. А. Бродского
New%20Folder -> Вестник ленинского мемориала Выпуск 9 Материалы Всероссийской научной конференции «1917 год в зеркале истории»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

  • Поддубная Р. П. Научные изыскания по ленинской проблематике в изменившейся социокультурной ситуации.