Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Часть четвертая ОБРАЗ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ




страница25/30
Дата15.05.2017
Размер5.97 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30
Часть четвертая ОБРАЗ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ Глава первая ОБРАЗ В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ, ИСКУССТВЕ И РЕКЛАМЕ Мы ежедневно впитываем в себя образы, которые, по нашему мне­нию, не оказывают на нас никакого влияния, не властны над нами или совершенно индифферентны. Однако образы проникают в нас, влияют на нашу внутреннюю структуру и усиливают худшие аспекты нашего комплекса. Если мы попытаемся понять, какую цель ставят перед со­бой люди, посвятившие себя созданию рекламы, то увидим, что их уси­лия направлены на то, чтобы привлечь внимание и вызвать эмоции всех окружающих. За простыми, на первый взгляд, ничего не значащими образами скрывается конкретный технический замысел, целью кото­рого является завладение волей всех увидевших данную рекламу1. Если мы обратимся к истории искусства, то увидим, что все религи­озные художественные образы, встречающиеся на полотнах таких мас­теров, как Чимабуе, Джотто, Рафаэль, Микеланджело, великих русских художников XIV-XVI вв. и т.д., созданы вовсе не свободным, спонтан­ным вдохновением творца. Все эти произведения искусства, живущие в веках, дошли до нас благодаря тому, что их создатели в своей работе ру­ководствовались точной теологической информацией. Художнику вплоть до мельчайших подробностей объясняли, как именно он дол­жен воплотить тот или иной образ, поскольку эти образы создавались не во имя искусства и воспевания красоты, а служили кладезем идеоло­гической информации, моральным назиданием для верующих. Когда я созерцаю великие произведения искусства, отстраняясь от их автора и художественных достоинств, то оказываюсь под влиянием формы, про- __________________________________________________________________ 1 Подробнее о рекламе см.: А. Менегетга.Реклама: факт, корни, власть. Сис­тема и личность. - М: Серебряные нити, 1996. диктованной тем, кто стремился подвести под определенный закон вся­кого, кому довелось увидеть этот образ. Например, на отдельных иконах с изображением Богоматери, создан­ных спонтанным вдохновением художника, я воспринимаю свежесть женского очарования. Если же икона написана с соблюдением всех цер­ковных канонов, то я вижу в ней пожилую мать в негативном понима­нии. В арабо-мусульманском мире запрещено иметь изображения в ме­четях и домах, так как - согласно догмам ислама - Бог не имеет образа, поэтому всякий образ, приписываемый сакральному, является его из­вращением. Арабо-мусульманская психология прекрасно сознает, что с помощью воплощенных образов можно оказать разрушительное воз­действие на чувствительность человека. В восточном мире существуют лишь две единственные формы изображения, дозволяемые исламом (мы находим их на кашмирских или турецких тканях): это геометрические вертикальные линии и типичные фигуры, которые используются в Каш­мире, напоминающие движения сперматозоидов и клеток внутри мат­ки или в космическом пространстве. Если мы обратимся к современному искусству, то увидим, что оно использует символы, которые почти всегда носят патологический ха­рактер для динамической жизнеспособности нашего бессознательно­го. К примеру, отдельные полотна Кандинского, Клее, Ван Гога, неко­торые произведения Гогена и большинства современных художников, прежде всего, Шагала, в значительной степени напоминают рисунки шизофреников. Например, осколочные фигуры, часто встречающиеся на картинах Пикассо, точно соответствуют проекциям шизофреничес­кого восприятия реальности. Подобное искусство, воздействуя на вос­приимчивость человеческого бессознательного, косвенным образом мотивирует патологию. Современное искусство, вместо того чтобы питать разум и способ­ствовать эволюции человека, является рассадником болезнетворной психологии. Чтобы понять - с точки зрения жизнеспособности - мно­гие картины, достаточно применить тот же критерий, который исполь­зуется для толкования сновидений. Возьмем, к примеру, Шагала: ангел, мандолина, гитара, корова, мать, кормящая ребенка - все это символы инфантилизма, разрушающего первичные инстинкты. Конечно, верно и то, что великие художники отображают коллективную ситуацию боль­шинства людей в их бессознательном2. _______________________________________________________________ 2 Вопросы кино автор рассматривает также в следующих работах: A. Meneghetti. La cineterapia. Op. cit., cap. 4; II cinema e 1inconscio. Ontopsicologica Ed., Roma, 1982. То же самое относится и к рекламным щитам, установленным в го­родах. Какую динамику вносят они в гармоничную восприимчивость нашей человеческой жизни Постоянный образ банки или бутылки, в конце концов, заставляет почувствовать, что все способности человека ограничиваются рамками этих предметов. Чтобы понять, какое влия­ние оказывают на человека рекламные образы, достаточно присмотреть­ся к графическим знакам, составляющим любое рекламное изображе­ние, и попытаться понять, какое ощущение при этом возникает в обла­сти солнечного сплетения, насколько они вызывают эмоциональный отклик в собственном организме. Когда мы считываем образ и преобразуем его в эмоцию, происхо­дит следующее: если рисунок нам неприятен, замкнут и механисти­чен, мы ощущаем отвердение в висцеральной области; иное же изоб­ражение, пусть даже непонятное нам, может отозваться внутри и выз­вать ощущение раскрытия, расширения. Поскольку в своем большин­стве люди больны или не достигли самореализации, то, очевидно, при создании образов они проецируют свою ограниченность, инфан­тилизм, а в некоторых случаях даже неосознанную, скрытую в них болезнь. От рекламы можно защититься, научившись не видеть, не слышать и соблюдать правила гигиены во всей гамме нашего восприятия. Врачи приучили нас соблюдать правила биологической и физиологической ги­гиены, а психологи должны обучать гигиене чувствительности. Нужно приучить людей - особенно в сфере педагогики - к мысли о том, что существует гигиена ума в процессе восприятия3. Мы впитываем в себя образы, и в зависимости от того, что видим и выбираем, тем и становимся. Если мы хотим, чтобы элементы окружа­ющего нас пространства (в школе, в собственной спальне, в ванной ком­нате) способствовали росту нашей жизненной силы, то должны быть внимательными к функциональности для нашей жизненной нормы как самих образов, так и способов их воплощения. Всякий образ должен проверяться на основе динамики, которая вступает во взаимодействие с организмом зрителя. _________________________________________________________ 3 Обучать, например, тому, как следует смотреть на пиджак: даже будучи сши­тым из красивой ткани, он может быть скроен модельером, не понимающим гар­монию рисунка ткани. Занимаясь модой, необходимо быть очень внимательными к эстетическому порядку рисунка ткани и раскрою как важнейшему фактору жиз­ненной красоты искусства. В моде богатство не главное: достаточно любой дета­ли, чтобы создать гармонию. Красота не может сопутствовать болезни, неврозам, психосоматике: красивый человек не может быть больным. Красота — это макси­мальный критерий здоровья. К сожалению, в наших городах встречаются преимущественно рег­рессивные образы. Это относится также и к молодежной музыке. Со­временная музыка физически убивает некоторые сверхчувствительные нейроны нашей слуховой системы4. Когда в наш слуховой аппарат про­никает жизненный, позитивный звук, нейроны увеличиваются, то есть получают удовольствие и энергию и передают мозгу всю жизненную силу, которая содержится в такой музыке. Если же мы воспринимаем извращенную музыку, может случиться так, что при переходе произой­дет повреждение синапсов, и спустя некоторое время субъект потеряет способность воспринимать отдельные звуки, так как некоторые нейро­ны оказываются физиологически разрушенными. Точнее говоря, раз­рушаются фильтры эстетики и восприятия. Знак болезни может свободно витать внутри множества людей. Пер­версия может легко передаваться через образы, даже если субъект не умеет их считывать. Реализм семантики образов всегда переживается бессознательным. Поэтому очень важно то, как складывается эстетика окружающего нас пространства. Действительно, индивид может изме­нить свою жизнь, сделать позитивный экзистенциальный выбор, но если в своем повседневном существовании он привык к искусству, музыке определенного типа, образам, которые являются извращенными дина­миками бессознательного, то он никогда не сумеет реализовать собствен­ную позитивность. Необходимо крайне осторожно подходить ко всем образам, пытаясь понять, увеличивают ли они жизненные силы или же сами являются графическими знаками монитора отклонения, прони­кающего во все сферы социума. Например, рисунки настоящих древних шаманов, мудрецов-целите­лей из Сибири являются оптическими знаками, семантикой бытия. Их знаковая система - это архитектура жизненных чувств, то есть алфавит, который организует жизненные формы. Точно так же рисунки ОнтоАрта могут нравиться или нет с художественной точки зрения, однако, в бес­сознательном они активизируют жизненную динамику субъекта. Например, рассматривая кашмирские узоры, можно ощутить, с ка­ким удовольствием активизируются мозговые клетки, то есть, воспри­нимая эти рисунки, мои клетки поют и рождают во мне чудесные пей­зажи, пробуждая эротизм, жизненные силы, вызывая ассоциации с яй­цеклеткой, сперматозоидами. Кашмирский узор - это проекция Ман-далы. Круглые, резные окна в больших соборах, на фасадах римских, готических церквей - это также одна из разновидностей тех неисчисли- ___________________________________________ 4 См.: A. Meneghetti. La musica come ordine di vita. Psicologica Ed., Roma, 1991. мых форм, в которых может воплощаться Мандата. Мандала - это онто Ин-се и универсальное бытие вещей, это идентичность, в которой я су­ществую и в который бытие есть. Таким образом, Мандала олицетворя­ет собой движение универсального в бесконечном космосе или меж­звездных пространствах, устремленное к одному центру, который все­гда задает центростремительное движение. В кашмирских узорах всегда главенствует один образ: солнце в цент­ре с вращающимися вокруг него планетами, динамический и химичес­кий порядок внутри клетки5. Образы, составляющие эти узоры, всегда представляют собой позитивные жизненные импульсы; это движение жизненной динамики: единообразная, гармоничная композиция, все­гда возвращающая к единому6; все исходит из внешней совокупности, но дает единство. Эти формы не могут быть связаны ни с каким заболе­ванием, так как являются позитивными формами жизни.
Каталог: files
files -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30