Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие по интерпретации образов и сновидений ннбф «Онтопсихология»




страница24/30
Дата15.05.2017
Размер5.97 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   30

Часть третья

ГРАФИЧЕСКИЕ ТЕСТЫ




Глава первая
ИСКУССТВО И РИСУНОК КАК ПРОЕКЦИЯ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО


1.1. Выражение и бессознательное
Бессознательное способно выражать себя с помощью различных языков как в крайне жестких, так и в нежнейших, прозрачных фор­мах. Например, в качестве языка оно может использовать сложение тела и манеру одеваться (кинетико-физиогномический язык). По сти­лю одежды данной личности можно интуитивно определить то, что выражает его бессознательное в данный момент. Иногда мы замечаем за собой, что машинально напеваем какую-то мелодию. Если проана­лизировать ее с этой точки зрения, то можно понять, какое состояние бессознательного она отражает в данное время; спонтанность возни­кающей мелодии дает четкий снимок собственной эмоции, своего со­стояния и отношения.

Бессознательное всегда выражает собственное видение ситуации или оценку данной личности, данного дела или данной идеи. Однако необ­ходимо научиться различать те случаи, когда речь идет об остаточных воспоминаниях, связанных с комплексом: островки памяти являются теми осадками следов в памяти, которые странствуют в океане нашего бессознательного и внезапно пробуждаются к жизни при любом удоб­ном случае, используемом тематическим отбором нашего комплекса. Бессознательное пробуждается и усиливается при любом событии, при любой встрече или эмоции, которые распознаются и идентифицируют­ся этими следами в памяти или островками памяти. Нередко контакт с определенной ситуацией активизирует рефлективная матрица, которая лишает субъекта автономии. Последний, принимая решение под воз­действием своего комплекса, мнит себя свободным в своих поступках, даже если его дела и жизнь терпят крах.


В действительности комплекс и, прежде всего, рефлективная мат­рица, всегда являются тем умом, который определяет человеческое по­ведение, поэтому при спонтанных внешних проявлениях достаточно сложно определить, с чем мы имеем дело: со следом комплекса в па­мяти, с патологией или же с импульсом нашего онто Ин-се. Различе­ние проводится на основе следующего критерия: если выбор контакта обеспечивает и усиливает жизненную функцию и увеличивает умствен­ные способности, то речь идет об онто Ин-се; если же выбор приводит субъекта к потерям, значит, мы, несомненно, имеем дело с рефлек­тивной матрицей. По сути, речь идет о применении критерия функци­онального утилитаризма.

Бессознательное понимает интуитивным путем. "Интуиция" озна­чает: действие, происходящее внутри, действовать внутри, то есть про­никать внутрь. Интуиция — это познание, которое не запоминает, но пребывает внутри вещей: оно не использует слов, проникает в предмет, личность, среду и познает. В дальнейшем, чтобы передать познанное интуитивно, мы используем различные логические процессы: память, рефлексию, повторение, рациональное соизмерение. Мы имеем в сво­ем распоряжении лингвистическую математику, которая позволяет нам описать внутренний мир интуиции.


1.2. Спонтанный рисунок
Спонтанный рисунок — это еще один язык бессознательного, кото­рым оно непосредственно себя выражает. Онтопсихология в большин­стве случаев не склонна доверять тестам, поскольку оценка теста вмес­то спонтанного раскрытия ситуации проходит через фильтр монитора отклонения, становясь легкой добычей для манипуляций искаженной, а, следовательно, лишенной точности рациональности. Я считаю, что понять другого человека и помочь ему можно только с помощью теста шести рисунков (или психосематического рисунка)1 и психосеманти­ческого рисунка, поскольку они отражают ситуацию субъекта. Тест Роршаха недостаточен. Я противник применения теста Роршаха, как, впро­чем, и других тестов, так как они задают механистическую установку, препятствующую свободному проявлению психической деятельности. Я верю лишь тем тестам, которые создает сам пациент: сам субъект вы­бирает пространство, цвет, технику исполнения, придумывает сюжет. Все ed Integra (целиком) должно исходить от субъекта: только в этом

_______________________

1 См. гл. 2.2 настоящей части.
случае мы можем провести анализ и вынести суждение. Навязывая па­циенту определенные таблицы, воспоминания, рисунки, искусственные пятна, мы сами закладываем ложную предпосылку.

Единственным тестом, действительно способным отразить реаль­ность субъекта, являются спонтанные рисунки, картины или скульп­турные изображения. Сновидение также представляет собой спонтан­ный рисунок. Бессознательное и, прежде всего, онто Ин-се, является великим художником: каждый раз, расписывая во сне свои картины, оно использует новый язык красок, но при этом точно отражает струк­турную ситуацию субъекта.

В психотерапии с помощью нескольких спонтанных рисунков мож­но легко проследить идентичность ситуации клиента. Важно, чтобы субъект рисовал действительно спонтанно: на белом пространстве бу­маги он может создавать графические или цветные изображения, ис­пользуя акварель, масло, карандаши или уголь, или любую другую тех­нику, соответствующую его эмоциональному состоянию в данный мо­мент. Он должен также прекратить рисовать сам, как только почувству­ет, что рисунок закончен. Даже если свое произведение ему не понра­вится, он должен сохранить рисунок для психотерапевта. Опыт, спо­собность к критическому анализу и знание семантического поля под­водят психотерапевта к раскрытию кода прочтения знаков, как это про­исходит со сновидением, что позволяет ему вскрыть объективную си­туацию субъекта.

Всем нам знакома такая картина: разговаривая по телефону, мы ма­шинально начинаем что-то чертить на бумаге. На самом деле эти ка­ракули, как правило, выражают наше реальное впечатление от собе­седника, наше душевное состояние и наше решение, связанное с дан­ными конкретными отношениями. Рисунок помогает понять, симпа­тичен или антипатичен нам этот человек, позитивен он или негати­вен, насколько отношения с ним выгодны для нас или, наоборот, про­игрышны. Эти рисунки, сделанные во время телефонного разговора, которые напоминают автоматическое письмо, нередко бывают очень точны. Рука говорит языком бессознательного и идентифицирует дру­гую личность с помощью целостных оценок: "это лжец", "это преступ­ник", "я не должен доверять ему", "это действительно хороший чело­век", "я должен как следует подумать", "мне нравится"... Важно, что­бы рука двигалась свободно.

Высокий уровень владения данной тестовой методикой позволяет диагностировать наличие болезни или специфической проблемы. Рас­ширяя область применения графических тестов, в случае, если рисунок действительно сделан спонтанно, можно обнаружить встроенный внутрь субъекта вид памяти, направленной против его жизни. Например, дос­таточно попросить человека несколько раз нарисовать дерево2 в различ­ные моменты его развития: рано или поздно проявится знак воспоми­нания, идущего против жизни, то есть причина, постоянно пробужда­ющая карму3.

Все тот же рисунок позволяет предугадать и творческую зрелость от­дельного субъекта или молодого человека, наделенного особой воспри­имчивостью: спонтанность рисунка позволяет точно распознать буду­щего художника и помочь ему развиться.



_____________________________________________________________________

2 Дерево - первый из батареи рисунков «Теста шести рисунков»; более подроб­но см. в следующей главе.

3 A. Meneghetti. "La diade patologica: karma, rimosso, complesso, monitor di deflessione". La struttura etica della personalita. Op. cit.


Глава вторая
ТЕСТ ШЕСТИ РИСУНКОВ


2.1. Описание теста шести рисунков
2.1.1. Предпосылка
Одним из инструментов психической диагностики с использовани­ем клинического онтопсихологического метода является проективный тест1 шести рисунков. Для каждого рисунка задаётся свой предмет изоб­ражения, который субъект может исполнить по собственному усмотре­нию, следуя только свободному проявлению фантазии.2 Тест шести ри­сунков основан на способности к изложению или выражению на эле­ментарном языке.

В основе интерпретации графической спонтанности, выраженной в шести символических проекциях, которые отражают совокупность экзистенциального действия субъекта, лежит верификация того, на­сколько и каким образом интенциональная идентичность субъекта (а, следовательно, пропорциональная динамика проецируемого) фун­кциональна и утилитарна в контексте в соответствии с обычными и общепринятыми парадигмами биосоциальной реальности (для субъекта).


2.1.2 Материал
Материалом для теста служат шесть чистых листов бумаги для рисо­вания, на которых испытуемый должен последовательно изобразить: дерево, мужчину3, женщину, родительскую семью, собственную акту­альную ситуацию, цель или то, как он видит свое будущее, причем каж-

______________________________________________________________

1 Проективный тест основан на интерпретации испытуемым неопределенной ин­формации и предполагает проецирование на эту информацию содержимого его психики. Прим. пер.

2 Тест данного типа включает в себя всю литературу, посвященную использова­нию графических тестов — полуструктурированных и неструктурированных. Наи­более значимые работы: Test della figura umana, Goodenough, Harris; Draw a family test, Hulse; Kinetic family drawings, Bums, Kaufman; House-tree-person projective technique, Buch, Kinetic house-tree-person test, Bum, а также test Rorschach; TAT, Murray; CAT, Bellak; Inkblot technique, Holzman; P-F-study, Rosenzweig. Подробнее см. A. Anastasi, I test psicologici, Franco Angeli, Milano, 1982.

3 В случае с рисунками «мужчины» и «женщины» сначала необходимо изобра­зить фигуру одного с испытуемым пола.

дую тему — на отдельном листе. Инструкцию к тесту не следует давать испытуемым в печатном виде.

Для теста данного типа предпочтительно использование одного цве­та, поскольку в нем крайне важна графическая прорисовка. Все рисунки должны быть сделаны одновременно и рассматриваться в совокупности.


2.1.3. Преимущества
Данный тест может быть предложен любому человеку, так как он не требует особых навыков в рисовании и не зависит от уровня интеллек­та, поэтому его эффективность не снижается с возрастом. Кроме того, на его достоверность не влияют культурные, общественные факторы, пол, уровень образования и т.п., которые в ходе психологического диаг­ноза непосредственно с помощью данного теста не измеряются. Выпол­нение теста не требует много времени, так же как и специальной подго­товки пациента и психотерапевта, кроме базовых знании психотерапии и онтопсихологического анализа снов.

Задания исключительно легки и доступны пониманию каждого, а простота инструкций значительно снижает возможность ошибки. Кро­ме того, к рисованию в той или иной степени склонны практически все люди, что облегчает мотивацию к выполнению теста и устраняет сопро­тивление субъекта.


2.1.4. Испытуемые
Тест шести рисунков можно применять с трехлетнего возраста. Он не зависит от уровня интеллектуального развития, поскольку представ­ляет собой динамический, по сути, тест. Он не требует умения рисовать и не имеет никаких противопоказаний в пределах целевого использо­вания для онтопсихологической психотерапии.
2.1.5. Конечная цель
Тест шести рисунков раскрывает общую картину психической дина­мики человека. Этот тест создается самим субъектом, следовательно, он представляет собой его психическую графологию. Тест базируется на нескольких фигурах — на шести простейших универсальных идеях. Однако эта простота позволяет описать бесконечный ряд характеров.

Кроме того, тест позволяет определить в человеке художественные способности: если таковые обнаруживаются, ему следует на них указать. Истинный художник проясняется сразу, поскольку изображаемые им простейшие знаки создают настоящую картину.

Помимо своего диагностического назначения тест шести рисунков представляет собой полезный инструмент сравнения при проведении психотерапевтического тренинга, используемый для верификации лич­ностных изменений, произошедших в клиенте в процессе психотера­пии. Естественно, применение теста требует предварительного ознаком­ления с испытуемой личностью и ее семейным окружением, или, как минимум, сбора необходимой информации о семье, так как наличие анамнестических данных облегчает понимание спонтанной графики. Подобный тест рекомендуется проводить только единожды, поскольку, к примеру, еженедельное применение вместо устранения невроза или шизофренической проекции может привести к их усилению или фик­сации, сведя на нет научно-аналитическую ценность данного метода.

Интерпретация теста шести рисунков близка к толкованию снов, имагогики, анамнеза и позволяет выявить направленность бессознатель­ного у клиента. Тест служит для понимания глубинной экзистенциаль­ной установки субъекта, но его можно использовать и для выявления заболеваний субъекта. Если глубинная структура клиента позитивна, то можно начинать любое дело. Неважно, скуп он или щедр, интроверт или экстраверт: важно понять его позицию по отношению к бытию как в патологическом, так и в эволюционном смысле.


2.2. Теоретические и методологические принципы
"Тест" означает свидетельствовать, удостоверять (иг. testimoniare): знак представляет собой место, в котором произошло действие, в кото­ром был обнаружен факт. Этимологическое значение слова "teste" рав­нозначно повторению, воспроизведению некоего места, следователь­но, подлинный свидетель (иг. testimone) дает версию повторения исти­ны. Свидетелем является тот, кто проводит знаки, описывающие изла­гаемую им реальность.

Проводить тест может лишь тот, кто являет собой "обозначающего", обладающего точностью познания. Под обозначающим или тем, кто вкла­дывает содержание, я имею в виду того, кто выражает самого себя посред­ством культуры, стереотипов, типа мышления, науки; "обозначающий" — это тот, кто создает знак. Однако через знаки невозможно достичь онто Ин-се субъекта, так как всеобщая целостность онто Ин-се лишена знака, несмотря на то, что поддерживает все, создающее знак. Таким образом, "обозначающий" — это личность, создающая данные знаки. Это не окончательная бытийная истина, но позиция субъекта на данный момент (фаль­шив он или нет, каково его отношение к данному объекту и т.п.).

Существует великое множество языков, позволяющих идентифици­ровать некую личность. По тому, как человек говорит и пишет, можно установить виды объектньгх отношений (повседневных или межлично­стных), идущих из его детства, присущих ему в настоящем и предстоя­щих в будущем. Знак заложен в сокровенном внутреннем мире субъек­та. Если субъект не проявился, его сложно познать, поэтому мы пыта­емся отыскать знаки, способные точно индивидуализировать его.

Познав динамическое ядро субъекта (онто Ин-се), его структуру (реф­лективную матрицу, монитор отклонения, комплексы, стереотипы и т.п.), взаимодействия негативных или позитивных семантических по­лей, интенциональность субъекта в его поле деятельности, в социаль­ной структуре и т.п., можно установить соотношение между его интенциональностью и позицией знака или факта, однако, для достижения научной точности необходимо знание интенциональности.

Графику теста шести рисунков мы называем "психосематической" в отличие от понятия "психосемантическое". "Сематика" означает уже определившуюся графику, тогда как в слове "семантика" суффикс "ан" указывает на нахождение в действии, на деятельность. Семантика — это семантическое поле в действии, тогда как психосематический рисунок — результат уже прошедшей семантики.

Тест шести рисунков чрезвычайно полезен как практический инстру­мент для психотерапевта. Он помогает ему понять позицию субъекта, что, в свою очередь, способствует:

1) установлению болезни клиента;

2) определению его комплексуальной патологической или инфантиль­ной позиции;

3) выявлению негативного, как правило, семантического захвата, не осознаваемого пациентом.

По рисунку, как и по сновидению, можно определить динамическую позицию, внутреннюю причинность субъекта.

Психотерапевт, интерпретируя изображение, лишь раскрывает реаль­ность клиента, но не проводит психотерапию. Во время тренинга он использует это знание в педагогических целях для объяснения ситуа­ции искаженному логико-историческому "Я" субъекта. Психотерапевт без спешки работает в ходе тренинга, чтобы достичь рациональной ло­гики клиента, не стремясь опередить ее. Графический тест сообщает координаты действующего потенциала и раскрывает специфическую предрасположенность субъекта, то есть стремления Ин-се. Интерпре-

тируя язык, проецируемый онто Ин-се в рисунках, он понимает, в чем нуждается данный человек в соответствии с его природным проектом.

Новизна данного теста заключается не столько в том, о чем говори­лось выше, сколько в критерии интерпретации. В действительности расшифровка данного теста строится не на культурных кодах, а на био­логическом критерии: критерий выводится из организмического поряд­ка, который представляет собой онто Ин-се. Знак позитивен, если он соответствует идентичности целостной динамики индивида и увеличи­вает ее функциональность.

Научиться интерпретировать тест и читать реальность, спроециро­ванную в рисунках, может только здоровый оператор, чье сознание спо­собно достичь совпадения с собственным организмическим; в против­ном случае он будет осуществлять сюрреальную проекцию, внешний анализ и не сумеет постичь сущность другого человека.


2.3. Метрологические характеристики
2.3.1. Надежность
Под надежностью теста подразумевается точность психодиагности­ческих измерений, проводимых с помощью данного теста. Ее можно рассматривать, исходя из двух аспектов — степени согласованности и объективности результатов теста, получаемых:

1) с постоянной выборкой испытуемых в различные моменты време­ни либо при проведении тестирования разными исследователями;

2) при первичном и повторном его применении по отношению к тем же испытуемым.

В самом широком смысле надежность теста — это определение того, насколько выявленные у испытуемых различия по тестовым результа­там являются отражением действительных различий в измеряемых свой­ствах и в какой мере они могут быть приписаны случайным ошибкам. Кроме того, надежность позволяет вычислить величину ошибки изме­рения. Любое условие, влияющее на измеряемый тестом признак, мо­жет послужить источником ошибки измерения.

Первый аспект надежности заключается в том, что результаты, полу­ченные с помощью теста шести рисунков, должны оцениваться профес­сионалом, владеющим онтопсихологическим методом интерпретации сновидений и образов — как правило, психологом, психотерапевтом, специалистом в области педагогической психологиии. Если указанный метод применяется точным образом, то результаты одного и того же рисунка или серии рисунков, полученные одним исследователем, про­водившим анализ два-три раза, либо двумя или более исследователями, должны совпадать.

Действительно, в обоих случаях прочитывается и интерпретирует­ся рисунок, представляющий собой "фотографический снимок" ак­туальной ситуации рисующего: закрепленная на бумаге ситуация ос­тается неизменной независимо от времени и ее интерпретатора (если критерии, используемые для расшифровки, точны и универсальны). Согласованности и объективности результатов теста может помешать лишь техническая ошибка при интерпретации, обусловленная непра­вильным применением методики интерпретации, отсутствием доста­точного практического опыта и специальной теоретической подготов­ки в использовании данного метода или его субъективным трактова­нием самим интерпретатором.

Второй аспект надежности, который отражает степень согласован­ности результатов теста, полученных при первичном и повторном его применении по отношению к одному и тому же испытуемому, должен оцениваться не на основании приводимого изображения, а на основа­нии содержания, поскольку этот тест является проективным динами­ческим тестом. Это означает следующее: если попросить субъекта сразу или через короткий промежуток времени повторить батарею тестов, возможно, в иной графической манере, то новые изображения по свое­му динамическому содержанию должны быть идентичны тем, которые были выполнены только что.

Постоянство динамического выражения предопределено неизмен­ностью ситуации субъекта. Здесь действует тот же принцип, согласно которому в идентичной динамической ситуации сновидение может вы­ражать одни и те же реалии с помощью различных образов. Хороший специалист при интерпретации сновидений способен установить за раз­личной онейрической постановкой действие одной и той же скрытой побудительной причины.

Кроме того, если динамика, действующая в субъекте, изменяется, то меняется и способ ее выражения в сновидении или рисунке. По­этому тест шести рисунков, если проводить его несколько раз в тече­ние года при психотерапевтическом тренинге, подтвердит изменения, происходящие в ходе психотерапии; в рисунках субъект выражает иден­тичные динамические содержания, различающиеся своей направлен­ностью на статичность или регресс либо на эволюционное развитие — в зависимости от ухудшения или улучшения в течение определенного периода времени.

2.3.2. Валидность
Валидность — обязательная и наиболее важная часть информации о любом тесте — определяется как комплекс сведений о том, относительно каких групп психологических свойств личности могут быть сделаны вы­воды, а также о степени их обоснованности на основании конкретных тестовых оценок или других форм оценивания (с какой степенью точно­сти производится измерение). В связи с этим вопрос, который мы ставим при использовании теста шести рисунков, состоит в следующем: действи­тельно ли он способен предоставить информацию об общей динамичес­кой ситуации субъекта и среды, в которой находится испытуемый.

В рамках одного теста можно верифицировать три следующих типа валидности.



1. Критериальная вшгидность: проверка степени эффективности теста на предмет прогнозирования поведения индивида в заранее пре­допределенных ситуациях. В качестве валидизации критерия выступа­ют независимые от результатов теста и непосредственные меры изме­ряемого качества (например, при валидизации установочного теста, проводимого в начале учебного года, критерием могут стать реальные достижения в учебе, проверяемые в конце года).

2. Содержательная валидность: систематическое изучение теста для определения степени репрезентативности содержания заданий теста измеряемой области психических свойств.

3. Конструктная валидность: определение той степени, в какой мож­но считать, что тест измеряет некий "теоретический конструкт" или ка­чество (например, умственные способности, невроз, тревожность и т.п.).

Несмотря на неподтвержденность валидности теста шести рисунков результатами исследований (эмпирическими экспериментами и объек­тивными оценками, подкрепленными статической валидизацией, ко­торые проводятся в настоящее время), она верифицируется психотера­певтическими результатами, достигнутыми при постановке диагнозов на основании данного теста. Несмотря на отсутствие количественных данных, мы имеем достаточно качественных. Кроме того, из приведен­ных выше типов валидности можно выделить лишь несколько каче­ственных аспектов, применимых к тесту шести рисунков.

В случае с критериальной валидностью результаты теста будут под­вергнуты корреляционному анализу для определения их связи с други­ми диагностическими источниками — анамнезом, снами, кинетико-проксемическим языком, симптомом или проблемой, семантическим полем клиента. Реальный диагноз устанавливается путем применения всех вышеуказанных инструментов. Следует учесть, что в дальнейшем как использование всех вышеперечисленных диагностических инстру­ментов, так и раскрытие экзистенциальных объективных данных, пред­ставляют собой исторические факты, обусловленные результатом про­ведения психотерапии, которые находят соответствующее медицинс­кое подтверждение. Корреляция результатов теста и разворачивающих­ся в дальнейшем ситуаций подтверждает достоверность прогноза, осу­ществленного при использовании теста шести рисунков.

Содержательная валидность обеспечивается универсальностью ха­рактера тем, отобранных для теста шести рисунков: это аспекты жизни, близкие людям различных рас и культур, что обуславливает надежность оценки реальности как личного, так и межличностного плана.

Наконец, конструктная валидность: психотерапевты-онтопсихоло-ги разных стран мира единодушны в том, что тест шести рисунков эф­фективно измеряет психодинамическую реальность индивида и струк­туру его межличностных отношений. Это говорит о достоверности тео­ретической основы теста, учитывая то, что результаты теста коррелиру­ют с данными, полученными из диагностических источников, направ­ленных на оценку динамической структуры личности.

В заключение следует сказать, что клиническая практика также под­тверждает ценность теста шести рисунков как инструмента индивиду­альной диагностики и последующей верификации роста психосоциаль­ной зрелости испытуемых субъектов.


2.4. Тестирование
2.4.1. Мотивация
Предлагая клиенту тестирование, психотерапевт должен мотивиро­вать его к выполнению этой процедуры, объяснив ему в общих чертах цель теста. Особенно это необходимо при работе с излишне рациональ­ной или недоверчивой личностью, сопротивляющейся выполнению теста. Например, такому человеку можно сказать: "Сейчас я попрошу тебя пройти тест, который не отнимет много времени, но позволит мне понять, как ты склонен выражать свои идеи. Речь идет о шести рисун­ках, шести достаточно универсальных жизненных ситуациях...". Затем даются инструкции по выполнению теста.

Следует убедить клиента рисовать прилежно, в спонтанной манере и со всеми деталями, объяснив ему, что тем самым он берет на себя ответ­ственность перед собственной жизнью.



2.4.2. Процедура проведения.тестирования
Тестирование происходит индивидуально. Оно не требует особых инструкций, за исключением указаний психотерапевта, направленных на то, чтобы клиент начал рисовать: "Рисуй на шести отдельных белых листах бумаги так, как тебе нравится, в следующем порядке: дерево, мужчину, женщину, семью, текущую ситуацию, цель или будущую си­туацию. Тебе необязательно уметь рисовать, ты должен лишь попытать­ся сделать это спонтанно, не заботясь о художественных, психологи­ческих или моральных оценках. Однако рисовать нужно старательно...".

Задавая клиенту темы для изображения, психотерапевт должен вкрат­це пояснить их, например:

а) как изобразить семью: "Даже если ты родился в многодетной се­мье, нарисовать можно лишь наиболее важных для тебя членов семьи";

б) как изобразить текущую ситуацию: "Попробуй, как тебе будет удоб­но, изобразить свое нынешнее жизненное состояние, наиболее при­вычное, обыденное для тебя — то, в котором ты пребываешь сегодня, независимо от того, нравится оно тебе или нет";

в) как изобразить цель или то, как ты видишь свое будущее: "Нари­суй те образы, которые ты предвидишь в своем будущем, то, чем тебе хотелось бы заниматься спустя пять-десять лет, где бы ты хотел оказать­ся и кем стать, что бы ты хотел иметь; либо же изобрази свою идеальную цель счастья, которая пришлась бы тебе по душе".

Проведение теста требует соблюдения лишь двух обязательных усло­вий: порядка выполнения рисунков (дерево, мужчина, женщина, семья, текущая ситуация, цель или то, как испытуемый видит свое будущее) и спонтанности или непосредственности их изображения.

Порядок выполнения рисунков не является определяющим моментом, однако, лучше придерживаться его, поскольку он предполагает своего рода формализованную интроспекцию; субъект как бы должен отразить опре­деленную тему, чтобы сделать шаг к раскрытию своей идентичности.

Желательно, чтобы субъект не пользовался ластиком и представлял рисунки в первозданном виде, тем не менее, наиболее значимыми яв­ляются окончательные варианты, которые он передает психотерапевту.

Рисунок должен отражать старание, а его линии — эмоциональную решительность субъекта, иначе прочтение его психической динамики окажется невозможным. Субъект непрерывно должен следовать своему спонтанному порыву, а не технике рисования.

Совершенно неважно, как рисует субъект: как трехлетний ребенок, школьник или Леонардо да Винчи, главное — его способность к самовыражению, пониманию того, что тему рисунка необходимо наполнить содержанием.

Субъект должен рисовать до тех пор, пока рисунок не обретет заду­манный им смысл.

Если клиенту не удается вспомнить какой-либо сон или он оказыва­ет сопротивление во время психотерапевтического сеанса, психотера­певт может предложить ему пройти тест шести рисунков.

Процесс тестирования можно разделить на три стадии:

1) указания психотерапевта об исполнении рисунков, даваемые им клиенту;

2) исполнение рисунков клиентом;

3) интерпретация рисунков психотерапевтом.


2.5. Оценка
2.5.1. Общие указания
Итак, в основе интерпретации графической спонтанности, выражен­ной в шести символических проекциях (отражающих совокупность экзис­тенциального действия субъекта), лежит верификация того, насколько и каким образом интенциональная идентичность субъекта (а, следователь­но, пропорциональная динамика проецируемого) функциональна и утили­тарна в контексте в соответствии с обычными и общепринятыми пара­дигмами биосоциальной реальности (для субъекта).

Несмотря на стандартность предлагаемых тем рисунков, для каждого субъекта существует свое четкое видение значимого для него универсума.

Отвлекаясь на рисунок, субъект попадает в свою всеобъемлющую ре­альность, выходя за рамки сознательных намерении. Психотерапевт дол­жен проявлять максимальное внимание при первом соприкосновении с рисунками: в одно мгновение он схватывает в них интенциональный це­лостный образ. Самым важным для понимания сути ситуации субъекта является первоначальное впечатление от рисунков. Если рисунки непри­ятны, механистичны, то в висцеральной зоне возникает чувство холода и ригидности. Вследствие взаимообратимости образа и энергии рисунок или картина, запечатлевшие ошибку, приводят в расстройство органи­ческое в субъекте, который организмически считывает его. Если же ри­сунки, напротив, выявляют реальность, отражающую наличие жизнен­ных сил клиента, возникает ощущение циркулярного расширения.

Несмотря на указания психотерапевта, клиент может выполнить ри­сунки в иной последовательности. В этом случае необходимо обратить особое внимание на их последовательность, особенно на то, в каком порядке выполнены рисунки мужчины и женщины, поскольку это от­ражает доминантную семантику, действующую в клиенте.

Если субъект во всех своих рисунках ориентируется исключительно на себя, а не на других, это не говорит об его асоциальной настроенно­сти, а только отражает высокий уровень ответственности, поскольку он уже вполне осознает, что любая проблема берет свое начало и находит свое разрешение именно в нем. Рисунки данного типа, в основном ори­ентированные на себя, свидетельствуют о дальнейшем продвижении к достижению собственной аутентичности.

Тот из шести рисунков, который сделан наиболее тщательно (напри­мер, большее внимание уделено изображению лица, глаз, выполненно­му с максимально эмоциональной интенсивностью и т.п.), составляет эпицентр ситуации, то есть является наиболее правдивым и дает ключ к целостной интерпретации. В любом случае необходимо просмотреть все рисунки: их совокупность дает сигнал, который способствует проведе­нию психологического анализа.

Оценку рисунков можно подразделить на две стадии:

1) интерпретация графического исполнения;

2) интерпретация символизма.

В целом, рассматривая рисунки, психотерапевт должен уделить вни­мание используемой технике, одинаково ли она применяется во всех ри­сунках; характеру линий (уверенные, нерешительные, прерывистые, не­прерывные и т.п.); наличию или отсутствию цвета вообще и конкретного цвета в частности (если тест выполняется с использованием цвета); про­порциональности размещения рисунка на листе бумаги (занимает весь лист либо это маленькое изображение в центре листа и т.п.); расположе­нию рисунка на бумаге (вверху листа, внизу, на правой стороне и т.п.), то есть он должен собрать всю информацию, необходимую для расшифров­ки рисунка. Например, рисунок выполнен очень мелкими штрихами с минимальным использованием знаков: в этом случае психотерапевту необходимо понять, чем вызвана эта скупость изображения. Иногда это объясняется нежеланием субъекта раскрывать себя, однако, может озна­чать и стремление субъекта быть опознанным без знаковой феноменоло­гии; его потребность в абсолютном как бы пытается сказать: "Либо все такою, каким я того желаю, и тогда я весь здесь, либо я не существую". В других случаях скупость изображения может указывать на психологичес­кую неполноценность либо на фальшивость самовыражения.

Иногда рисунки самым очевидным образом отражают либо эмоциональ­но-чувственные установки субъекта, либо то, что в данный момент он захвачен чуждым семантическим полем. В подобной ситуации психотерапев­тическим путем необходимо, в первую очередь, восстановить психологи­ческую целостность субъекта и затем вновь предложить ему пройти тест.

Если на всех рисунках постоянно появляется один и тот же элемент, это свидетельствует о захватившей субъекта навязчивой идее, которой, например, может оказаться сопротивление психотерапевту, отстаивание собственного мнения и т.п. Как следствие — разрушается реальность всех шести рисунков. Действительно, подобная одержимость настолько обус­лавливает субъекта, что не позволяет ему вступить в разумный диалог. Развеяв навязчивую идею, можно продолжать психотерапию.

Постоянно держа в памяти свое первоначальное впечатление, пси­хотерапевт переходит к частному анализу шести рисунков теста. При интерпретации используются те же критерии, что и при толковании сно­видений, о чем более подробно уже было сказано ранее4: 1) функцио­нальная природа указанного символом объекта или контекста по отно­шению к человеку; 2) причинно-следственная действенность символа; 3) семантический критерий. Эти критерии дополняются четырьмя фак­торами-источниками психогенеза символа (социальной действительно­стью, визуализацией инстинктов, семантическим формообразованием внешнего происхождения, метаисторическими импульсами человече­ства) и четырьмя элементами, которые необходимо учитывать в любом процессе интерпретации (действием в изменении, средой, личностью или индивидом, чувствами). Лучшим источником для толкования сим­волов неизменно остается пособие по имагогике "Мир образов".

При интерпретации теста, как уже ранее упоминалось, основным явля­ется первоначальное организмическое впечатление от рисунков, получен­ное психотерапевтом. Жизнь действует в унисон: если субъект болен, то здоровая жизнь аутентичного терапевта реагирует защитным образом, то есть не принимает психологическую структуру ситуации клиента.

Аналитический метод, используемый при интерпретации теста шести рисунков, применяется также при исследовании психологической состав­ляющей художественных произведений. Нередко онтопсихологический анализ творения великого мастера выявляет, скорее, шизофрению или болезнь, нежели художественный фактор, как таковой. Например, все картины Ван Гога свидетельствуют о шизофрении. Хотя сегодня карти­ны Ван Гога пользуются огромной популярностью, действительно ли это искусство высшего порядка, которое способен воплотить человек? Дей­ствительно ли в его картинах выражается высшее искусство?

____________________________________________________________

4 См. гл. 4, 5, 10 части первой и часть пятую настоящей книги.



В оценке теста следует отличать правдивые рисунки от фальшивых. Я считаю "фальшивыми" те рисунки, в которых не выражается бессознатель­ное. Разница между правдивым и фальшивым рисунками состоит в том, что правдивый рисунок всегда вызывает в зрителе динамический, эмоцио­нальный контакт, тогда как фальшивый никогда не создает динамики.

Прежде чем перейти к рассмотрению деталей рисунка, необходимо исследовать основные показатели: есть ли у дерева земля, корни, ствол, крона, дерево ли это вообще и т.п. Мы можем обладать богатой фанта­зией, однако, все мы — люди и, как таковые, уже являемся структура­ми, предопределенными жизнью, природой: мы изначально обладаем желудком и не можем есть ногами. Я могу положить ноги на стол, ус­тавленный едой, но если я не поднесу пишу ко рту и не прожую ее, то умру. Следовательно, знак, для того чтобы быть здоровым, должен иметь функциональное соответствие. Это первый аналитический показатель для установления подлинного "адреса" рисунка.

Хаотичность рисунка свидетельствует о том, что в личности рисую­щего отсутствует сосредоточенность.

Если в рисунке навязчиво повторяется круг с точкой, то можно не сомневаться в его шизофреническом характере и присутствии в нем монитора отклонения. В этих случаях необходим тщательный и нето­ропливый анализ субъекта. Прежде чем он сможет достичь собствен­ной аутентичности, потребуется не менее шести месяцев. Если на ри­сунке появляются два солнца, это свидетельствует о раздвоенности, шизофрении, но может быть и признаком деления больных клеток.

Субъект является шизофреником, если все его установки и воспита­ние совершенно оторваны от логики его Ин-се. Символы, появляющи­еся на рисунках шизофреников, обычно очень сильны и заряжены ло­гическим, причудливым или моралистическим "Сверх-Я". Прежде все­го, это относится к фантазиям в искусстве — от примитивизма до луб­ка, от демонстрации астрального, сцен ужасов до изображения мысля­щих животных или растений и т.п. По сути, это иконография, вырван­ная из естественного биологического контекста. Появление подобных элементов говорит о шизофрении, но необязательно как о тяжелом за­болевании. "Экзистенциальная шизофрения" означает, что идеи и по­ступки субъекта нефункциональны по отношению к его эгоизму.

Не имеет смысла интерпретировать шизофренические рисунки, мож­но лишь проанализировать интенсивность действия монитора откло­нения в испытуемом. По сути, индивиды этого типа обладают личнос­тью, интегрированной в некий стереотип, то есть основанной, скорее, на комплексе, нежели на обычном "Я". То, что символы, встречаюшиеся в рисунках таких шизофреников, можно обнаружить и на картинах известных мастеров, лишь подтверждает сказанное мною ранее: эти ху­дожники являются выразителями универсальной шизофрении. Их ис­кусство не является искусством жизни5, оно отражает болезнь нашего поколения, вследствие чего мы понимаем и превозносим болезнь на­ших художников.


2.5.2 Рисунок дерева
Дерево отражает индивидуальную психобиологическую ситуацию — это видение собственной в мире жизни. Следовательно, данный рису­нок дает представление о целостной ситуации индивида в контексте среды. Изображение дерева выражает интенцию и ситуацию в действии клиента; кроме того, оно позволяет психотерапевту установить уровень психологической и социологической стабильности субъекта.

Различие между личностями обнаруживается уже в том, как клиент изображает дерево. Существует множество способов изображения де­рева, каждый из которых характеризует особый жизненный стиль. К примеру, на дереве зачастую рисуют отверстия, которые символизиру­ют сучки или обрезанные и засохшие ветви. В этом случае мы сталкива­емся с комплексом определенного типа или с травматическим пережи­ванием (которое может быть как болезнью, так и пережитым насили­ем), либо же с принудительной фрустрацией.

Например, субъект может нарисовать дерево с дуплом. Затем на ри­сунке, изображающем семейную ситуацию, среди нескольких лиц (число их равно членам исторического или психологического семейства) мож­но проследить фигуру самого субъекта по наличию аномального знака, раны. Далее пациент рисует другой знак, похожий на надрез или рану, на рисунке, изображающем женщину. На основании этого психотера­певт способен установить, что травматическое или комплексуальное переживание субъекта связано с женщиной, например, с сестрой. На данном этапе необходимо проанализировать прошлое. Если из рисунка следует, что пациенту была нанесена травма, то необходимо отследить и разрешить ее. Лишь тогда субъект освободится и сможет продолжить свое жизненное развитие. Если травматическая ситуация остается не­разрешенной, то она увеличивается и однажды в будущем приведет к психосоматической или психической патологии.

_____________________________________________________________________________

5 См. А. Менегетга. Ин-се искусства и творчества. — Екатеринбург: "Крикет", 1997, особенно в той ее части, где приводится различие между искусством как шизофренической проекцией и искусством как проекцией экзистенциальной.

При анализе рисунка необходимо обратить внимание на располо­жение дерева на листе и его размер по отношению к листу бумаги, по­скольку пространство листа указывает на широту амбициозных устрем­лений субъекта. Например, прорисованная верхушка дерева и не поса­женное в землю дерево свидетельствуют о том, что субъект в своем раз­витии стремится достичь общественного одобрения, не учитывая своих возможностей.

Если дерево целиком занимает весь лист бумаги, чуть ли не выходя вершиной за край листа, необходимо проверить его корневую систему. Если корни дерева укреплены в земле, это означает, что субъект нахо­дится в позитивном организмическом напряжении (в нем присутствует ярко выраженное стремление к четко определенной цели, требующей своего осуществления) и обладает персонологической прочностью. Если же дерево, напротив, лишено основания, это свидетельствует о преоб­ладании в данном субъекте рациональной схемы над инстинктом (для него важнее метод, нежели интуиция) и присущей ему чрезмерной эк-стравертности, то есть он пренебрегает своим внутренним миром.

Если у дерева маленькое основание, как правило, это указывает на поверхностность, легковесность субъекта и означает, что он еще не об­рел своей основополагающей структуры, не имеет действенной базо­вой связи с собственным бессознательным, а, следовательно, его "Я" лишено внутренней уверенности. Это также может свидетельствовать о чрезмерной подавленности личности, то есть потребности в усилении диалектической внешней связи с другими людьми.

Иногда клиент может нарисовать ветку с одним или несколькими листьями вместо целого дерева. Это может говорить об излишке идеа­лизма, энтузиазма, множестве замыслов при недостатке конкретности. Также можно объяснить и рисунок, на котором у дерева отсутствует основание: нет земли. В этом случае необходимо провести психотера­пию, чтобы вернуть основание будущему дереву.

Большое значение имеет пропорциональное соотношение между стволом и кроной. Если у дерева маленькое основание, это, как прави­ло, свидетельствует о поверхностности субъекта и отсутствии фундамен­тальной структуры.

Ствол и крона могут указывать на мужскую и женскую половую сис­тему, поэтому следует тщательно исследовать впечатление, которое они производят.

Важно также и то, дерево какого вида рисует субъект; есть ли на нем листья, цветы, множество ветвей и т.п. Сквозь кроны дерева может просту­пить профиль субъекта (веселый, подавленный, гордый, "старуха" и т.п.).
Кроме того, следует обратить внимание на мелочи, которые дополняют общий вид: грибы, животные на ветвях или в районе корней, отверстия или сучки на стволе и т.п. Если клиент изображает на дереве гнездо, дупло, сучок — это означает болезнь, является символом чего-то не свойственно­го дереву. Гнездо с птицами чуждо дереву, оно указывает на наличие чуже­родных ситуаций в жизни субъекта. Например, если женщина рисует гнез­до между двумя ветвями дерева, это может означать кисту или новообразо­вание в области яичников или матки. Принцип здоровья дерева заложен в земле, в ответвлениях, в мощной корневой системе и в его устремленности к небу. Существуют различные способы выражения этого принципа.

Плоды на дереве, если они без червоточины или сидящих на них насекомых, всегда означают актуальное психическое благосостояние субъекта, то есть его удовлетворенность, самореализованность. Если на дереве отсутствуют плоды, то для молодых это может означать движе­ние вперед, необходимость в самостановлении.


2.5.3. Рисунок мужчины и женщины
Персонаж одного пола с клиентом указывает на то, как он восприни­мает себя самого, а персонаж противоположного пола выявляет то, как клиент видит индивида противоположного пола и его отношение к нему.

Необходимо исследовать то, как клиент изображает фигуру проти­воположного пола, и сопоставить это изображение с рисунком субъек­та одного пола с клиентом, поскольку графическому соответствует его жизненное психологическое преобладание. Например, если мужчина более тщательно рисует женскую фигуру, по размерам превосходящую мужскую, это означает, что он находится в зависимости от женщины, и следует определить, носит ли эта зависимость позитивный или негатив­ный характер. Действительно, если рисует субъект мужского пола, то изображаемая им женская фигура должна означать его способ видения женщины, а, следовательно, в общем плане — тип его отношений с парт­нером. Важен не сам половой вопрос, как таковой, а ментальная уста­новка по отношению к противоположному полу.

Необходимо понять, какой женский или мужской тип изображен на рисунке, а также проследить, нарисована ли фигура в полный рост или только до груди, в каком положении она находится, выделены ли ка­кие-нибудь детали одежды, предметы обстановки или личные вещи, которые привлекают особое внимание.

Кроме того, следует обратить особое внимание на выражение глаз и рта (критическое, извращенное, эмоционально напряженное и т.п.),


а также на ноги, но не на правильность их изображения, а на динами­ческое соответствие реальности субъекта.

То, что человек не рисует конечности, ноги и/или руки, связано не с его неспособностью к рисованию, а с тем, что субъекту не достает зна­чительной части его личности. Например, если мужчина изображает женскую фигуру без ног, то это может означать, что он по-прежнему видит женщину сквозь "розовые очки", не понимая ее сексуальности или не чувствуя уверенности перед ней. Или, к примеру, женщина мо­жет нарисовать женскую фигуру без ног, недооценивая собственную физическую красоту, либо испытуемый избегает изображения челове­ческой фигуры, поскольку у него есть определенный физический недо­статок, например, отсутствует конечность.

Если женщина изображает женскую фигуру, как куклу, очень жеман­но, продуманно, со всеми деталями, располагая ее в центре листа, то это означает переизбыток женского нарциссизма. Следовательно, та­кая клиентка нуждается в полной переустановке с самого начала, по­скольку ее личность поверхностна, фальшива, не имеет контакта с соб­ственным реальным бессознательным.

Кроме того, в изображенном целостном образе мужчины и женщи­ны следует постараться уловить динамичность фигур: занятость данной фигуры каким-либо делом, особую напряженность в какой-либо части тела, присутствие частичной или общей ригидности и т.д. Если изобра­жения очень маленькие и расположены вверху листа, это означает не­достаточность исторической реализации испытуемого.


2.5.4. Рисунок родительской семьи
Этот рисунок идентифицирует актуальную динамику семейной груп­пы, то есть преобладающие взаимодействия, господствующую личность, пассивную личность и т.п., а также позицию, занимаемую клиентом в данном контексте.

Даже если у человека большая семья, он, по сути, указывает на наиболее значимые для него эмоционально-чувственные отношения любви или ненависти, связывающие его, самое большее, с двумя-тре­мя ее членами. Как правило, имеется любимчик, соперник и третий — "середина наполовину". Поэтому, независимо оттого, рождается человек в семье из трех или десяти человек, ситуация не меняется, поскольку субъект устанавливает свои отношения с экономической скупостью: достаточно иметь данного друга, данную игрушку, дан­ное чувство и т.п.


Например, если клиент рисует в цвете, интересно понаблюдать, как цветом он выделяет членов семьи: если раскрашивает свою мать и од­ного из членов семьи одним и тем же цветом, это означает, что данный член семьи наиболее тесно связан с материнской фигурой.
2.5.5. Рисунок текущей ситуации
Рисунок текущей ситуации отражает состояние — позитивное или негативное, — преобладающее в субъекте в данный момент его жизни. Наряду с изображением дерева, этот рисунок имеет особое значение для начальной диагностики. Если человек нереализован, он в своем рисун­ке неизбежно проецирует свои пределы, а иногда даже и заболевание. Действительно, стратегия бессознательного определяет топографию ситуации и сигнализирует об ошибке или успехе в соответствии с иерар­хией, отправной точкой которой является сам индивид: на первом мес­те стоит физико-биологическая целостность, затем область эмоций, чувств, и, наконец, социальная деловая сфера. Таким образом, в рисун­ке текущей ситуации субъект указывает на проблему, требующую немед­ленного психотерапевтического разрешения. Действительно, на этом ри­сунке клиент изображает наиболее актуальную ситуацию, так как в ином случае он не воспроизводил бы ее.

Одна клиентка нарисовала многоплановый рисунок, на котором сре­ди накрытого стола, насекомоядных цветов и заходящего солнца нахо­дилась табличка с надписью "Ирландия". Насколько нам известно, Ирландия — это страна, которая находится в трагическом противосто­янии со своей землей-прародительницей Англией (я имею в виду не по­литический аспект этой проблемы, а исключительно психологический). Таким образом, это означало, что клиентка испытывала принудитель­ную потребность бунтовать, поскольку лишь таким образом ей удава­лось почувствовать себя чем-то особым, отличным от той, какой она была создана матерью.

Если рисунок текущей ситуации, также как и рисунок цели или того, как субъект видит свое будущее, выражает одну и ту же динамику, это значит, что субъект — в данный момент — не стремится к дальнейшему росту. В этом случае необходимо подождать, пока он примет решение.
2.5.6. Рисунок цели или того, как субъект видит свое будущее
Рисунок цели или того, как субъект видит свое будущее, отражает ам­биции, идеалы или те ближайшие ситуации, достичь которых надеется субъект. Он указывает направление экзистенциальной амбиции клиента, его ценностные ориентиры, косвенно показывая энергетическую целе­направленность субъекта, а также открывает путь, который позволит этому человеку реализовать собственный потенциал. Кроме того, рисунок мо­жет также указывать на особые креативные способности клиента. Если рисунок выражает жизненную силу, заинтересованность, удовлетворение, это свидетельствует о стремлении субъекта к самореализации.
2.6. Клинический случай, иллюстрирующий применение теста
Итальянец 46 лет, адвокат, женат, не имеет детей.

1. Рисунок дерева (рис. 11/А)

Чистое пространство указывает на имеющееся в наличии у субъекта окружающее пространство, то есть его круг действия, а манера рисунка — на то, насколько успешно он эготизировал тот потенциал, которым обладает. Дерево отражает образ его существования, а также его само­оценку. Прежде всего, обращает внимание то, что он изобразил дерево на краю листа, отдавая явное предпочтение левой стороне (принадле­жит ли он к правым или левым — неважно). То, что он сдвигает изобра­жение влево, означает постоянное стремление оставаться в стороне, принимая в любой ситуации ошибочную сторону. Между тем, фигура, смещенная вправо, означает, что в любой ситуации субъект выбирает выигрышную сторону, но, тем не менее, также терпит поражение, по­скольку не доминирует над ситуацией, не располагаясь в центре.

На настоящем рисунке видно, что субъект очень скромен и интровертен. Заметна низкая степень территориальной психологии, склон­ности к овладению пространством, которое могло бы стать его, и зави­симая, слабая способность к самовыражению. Он нарисовал дерево шестью кривыми линиями, следовательно, с ним что-то случилось в возрасте шести-семи лет, то есть в период установления рефлективной матрицы; возможно, имел место некий широко распространенный факт, связанный с сексуальный жизнью, например, его застигли врасплох при мастурбации, что повлекло за собой подавление. Рефлективная матри­ца сама по себе не является ошибочной: ошибочен тот способ, которым общество и семья подходят к поступку субъекта. Последний начинает воспринимать самого себя искаженным образом на основании сужде­ния взрослых, а не на основании самого совершенного поступка. Сам по себе поступок индифферентен, нейтрален, однако, он катализиру­ется под воздействием отношения к нему окружающих, в соответствии с чем в дальнейшем и формируется субъект.



Рис. 11/А Рисунок дерева

2. Рисунок мужчины (рис. 11/Б)
Нарисованная фигура мужчины лишена решительных линий, очень пластична, не имеет четкой формы: хотя личности и придан некий зем­ной горизонт, однако, дерево не имеет корневой системы, следователь­но, налицо нехватка силы, воли, отваги в действии. Совершенно оче­видно, что мы имеем дело с мягким, приятным, пассивным, неуверен­ным человеком: личность данного типа способна понять свою жизнь, лишь встретив партнера, на которого сможет опереться как на более сильного человека. Следует обратить внимание на то, что, как и на ри­сунке дерева, он по-прежнему продолжает смещать свое изображение влево. Отсутствие корневой системы у дерева воспроизводится в двух руках, которые заблокированы, зажаты. Эта личность, всегда открытая другим, сохраняющая свой рыцарский облик сердечного и приятного человека, однако, имеет бессильные руки. Таким образом, вновь под­тверждается та же проблема, которая связана с отсутствием корней. Наблюдение за кинетикой клиента, когда он говорит и жестикулирует, подтверждает то же стремление выдать себя за хорошего парня.

На рисунке мужчины есть одна особенность — шляпа. Шляпа может означать либо желание играть первые роли, быть замеченным, либо сле­дующую мысль: "У меня подходящая шляпа, у меня подходящая жен­щина". В том числе увиденная во сне шляпа нередко указывает на жен­ственность, которая прикрывает. Шляпа на мужчине не всегда является символом власти и силы, поэтому на данном рисунке она говорит о том, что субъект находится под хорошим прикрытием, счастлив в браке.



3. Рисунок женщины (рис. 11/В)

Никаких особых проблем. Женщина облачена в длинную одежду, что является признаком уважения, учитывая то, что его жена никогда не носит длинных юбок, а предпочитает брюки или короткие платья. Если мы сопоставим экспрессивность изображения обеих фигур, то увидим, что выражение лица у мужчины послушное, как у ребенка, а у женщины — даже несмотря на то, что клиент не умеет рисовать, — особо подчеркнуты плечи и прорисовано множество деталей: бедра, лицо, волосы и т.п. Женская фигура господствует как более сильный тип, однако, из общего контекста становится понятна ее позитивная роль, так как на рисунке она ласково улыбается, что свидетельствует о функциональности связывающих их отношений. Женская фигура так­же смещена влево.



4. Рисунок родительской семьи (рис. 11/Г)

Как только я предложил нарисовать семью, субъект сразу изобра­зил фигуру отца и отказался изображать других членов семьи. Види-





Рис. 11/Б Рисунок мужчины


Puc.ll/B Рисунок женщины


Рис. 11/Г Рисунок родительской семьи

мо, ни мать, ни братья и сестры не имеют для него ценности значимых ориентиров: существует некая травма в семейном прошлом, либо он взят из детского приюта, и фигура отца просто олицетворяет хороше­го директора.

5. Рисунок текущей ситуации (рис. 11/Д)

Рисунок не очень ясен, однако, говорит о том, что в данный момент субъект счастлив. Приятно то, что этот рисунок начинается в центре листа и продолжается вправо. Следовательно, его нынешнее состояние удовлетворительно и открывает возможность реализации. Расположе­ние рисунка в центре листа и его смещение вправо означает, что субъект находится в процессе метаболизации чего-то ему нравящегося, вызы­вающего гордость и ведущего к росту.



6. Рисунок цели или того, как субъект видит свое будущее (рис. 11/Е)

На этом рисунке клиент выражает свое стремление, интенциональность момента. В целом рисунок имеет позитивный характер, посколь­ку он занимает все пространство, расположен в центре и дополнен сол­нцем в правом углу. Таким образом, он окончательно устраняет все ги­потезы прошлого, преображается; мы видим лодки, дом в полусельс­ком, в полуморском стиле, зонтик и животных. В данном случае психо­терапевт не должен подгонять клиента, поскольку последний удачно строит свое существование. У него было невротичное, инфантильное прошлое, однако, сейчас он находится на стадии изменения.


2.7. Влияние некоторых переменных
2.7.1. Раса, культура и религия
Рисунки теста универсальны; их культурная принадлежность (ита­льянская, китайская, английская, африканская и т.п.) не играет ника­кой роли, поскольку они преодолевают любой культурный контекст, базируясь непосредственно на основной структуре онто Ин-се и на пер­вых порождениях комплексов субъекта (рефлективной матрице, диаде, мониторе отклонения, социометрической позиции субъекта). Я прово­дил тест шести рисунков в различных странах мира, и результат был не­изменно достоверен, поскольку в рисунках выражается психическая динамика, которая предшествует любому культурному контексту. Раса, культура и религия влияют на изображаемые элементы, на стиль рисо­вания, но не оказывают ни малейшего воздействия на динамическую идентичность, выраженную в рисунке.


Рис. 11/Д Рисунок текущей ситуации

Рис. 11/Е Рисунок цели того, как субъект видит своё будущее



2.7.2 Социометрический уровень
Достоверность теста не зависит от общественно-экономических фак­торов, поэтому данная переменная не влияет на исполнение рисунков.
2.7.3. Половые различия
Половые различия являются переменной, которая влияет не на дос­товерность теста, а на выраженное в нем содержание. Особое влияние оказывает фактор сексуальной психологической, но не физической идентичности, поскольку психологическая и физическая сексуальная идентичность совпадают далеко не всегда: нередко женщина обладает мужской психологией, а мужчина — женской психологией6. С помо­щью теста, прежде всего рисунков мужчины и женщины, можно выя­вить психологическую установку клиента. Более чем что-либо другое заслуживает внимания качество оценивания и проекции фигуры того же пола и партнера противоположного пола.
2.7.4. Эффект научения
Результат теста зависит не от культурного или школьного научения, а от психосоциального развития и прогрессивной экзистенциальной зрелости субъекта. Напомним еще раз, что данный тест предназначен для измерения не способностей или уровня умственного развития в интеллектуальном смысле, а для оценки психодинамической ситуации субъекта.
2.7.5. Творческая чувствительность
Творческая чувствительность является переменной, которая влияет на исполнение теста с точки зрения качества изображения и вырази­тельной способности, передаваемой в рисунке. Она влияет не на досто­верность теста, а лишь на эстетический результат. Данный фактор наи­более четко выявляется с помощью самого теста.

_________________________________________________________________

6 Под психологическими стереотипами мужественности и женственности в дан­ном случае следует понимать особый вид чувствительности и экзистенциальной способности, характеризующей субъекта, независимо от внешней принадлежности к определенному полу и его сексуальной жизни. Более подробно см.: А. Менегетти. Проект "Человек"; Учебник по онтопсихологии; II residence ontopsicologico, p. 271-277; La struttura etica della personalita. Op. cit., p. 57-65.




Глава третья
ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ РИСУНОК


3.1. Введение
Если клиент психологически совершенствуется, то его изображения в художественном отношении становятся тем приятнее и успокаиваю­ще, чем большей самореализации он достигает в функциональном пла­не. И напротив, субъект, психологически регрессирующий, начинает выражать в своих произведениях усиливающуюся деградацию как в про­порциональном, так и в художественном отношении. Психологическая ситуация противоречит расхожему мнению художественных критиков, утверждающих, что вершины творчества достигает лишь тот, кто более подвержен шизофрении. В самом деле, чем можно восхищаться, к при­меру, в картинах Клее или Пикассо? Если следовать этому примеру, то в любой психиатрической больнице любой страны мира можно обнару­жить величайших художников1.

Поэтому психосемантический рисунок не имеет ничего общего с арт-терапией в общепринятом понимании (терапевтический катарсис че­рез искусство), но является диагностическим инструментом для опре­деления действительной ситуации субъекта: рисунок позволяет соста­вить описание субъекта. Той же цели можно добиться и с помощью дру­гих форм, например, скульптуры.


3.2. Клинический случай
Клиентка — женщина из Бразилии, сорока трех лет, бывший препо­даватель университета, замужем, имеет двоих дочерей, любит искусст­во, пишет картины.

Несколько месяцев тому назад она создала ряд рисунков, исполнен­ных художественного вдохновения, однако, из спонтанности рисунков проступало наличие в данный момент опухоли, разрушающей целост­ность клетки (рис. 12/А и 12/Б). Впрочем, для нее самой эти рисунки имели другое значение. В ее последних работах сохранились следы пер­вых рисунков, но уже в ином виде. Первый рисунок (рис. 12/А) изобра­жает белого кита с черным пятном внутри. Я спросил у нее, что означа-



_________________________________________________________________

1 См. статью Esistere nella follia в журнале Neopsichiatria, № П/1995. I disegni privati di Nannetti Oreste Fernando per N.O.F.4.

ет для нее этот рисунок. Она ответила, что это сперматозоид, проника­ющий в яйцеклетку жизни. В этом темном пятне, проникающем внутрь белого шара, который для клиентки означал жизнь, я увидел зародыш опухоли. Я познакомился с ней, когда у нее были метастазы в щитовид­кой железе. Метастазы имеют необратимый характер, так как они не­медленно распространяются на командные центры всего организма.

В социальном плане (семья, работа, друзья и т.д.) у нее все было в порядке: образцовая мать, жена и университетский преподаватель. Ра­циональной причиной ее страданий были частые измены ее мужа, но, несмотря на это, они продолжали жить вместе. Такое двусмысленное попустительство часто присуще женщинам: она — невинная жертва, он — грешник. Однако, в конечном счете, за эту двусмысленность распла­чивается женщина. Опухоль рождается вследствие подавления жизни, жизненной фрустрации: женщине наносится постыдное оскорбление, требующее ее реакции, которая, однако, не происходит. Она не реаги­рует, не потому что глупа, а потому что слишком хорошо воспитана: превосходство стереотипа делает ее несчастной, а природа за это мстит. Ее стереотип как бы говорит ей: "Твой муж предпочитает вместо такой прекрасной женщины, как ты, проститутку". Она сохраняет внешнее спокойствие, подавляет агрессивность, требующую выхода, и крик ос­тается подавленным (опухоль в горле). Когда субъект заболевает, это значит, что он совершает ошибку по отношению к самому себе.

По окончании психотерапии, проанализировав ее сновидения, я по­советовал ей оставить университет. По бразильским законам препода­ватель, заболевший раком, имеет право на досрочную пенсию, поэтому ее уход с работы не привел бы к возникновению материальных проблем. Кроме того, я предложил ей полностью изменить свой образ жизни, официально развестись с мужем и открыть частную художественную школу. Ей было необходимо вновь обрести себя, вернуться к своей жиз­ни, душе, призванию — искусству. Она не стала спорить со мной и со­противляться, поступив так, как я советовал. Медицинский анализ зас­видетельствовал, что метастазы исчезли. Однако вылечить человека еще недостаточно, необходимо перевести динамику субъекта в креативность. На следующем сеансе, состоявшемся спустя три месяца (на протяже­нии которых она еженедельно проходила психотерапевтические сеан­сы с другим онтопсихологом), представленный ею новый онейрический и художественный материал позволил перейти к проблеме разви­тия креативности.

В ее последних рисунках действительно сохраняется пятно, вновь появляется яйцо, но уже как лицо, как женщина, как рождающаяся лич-

ность, в них виден свет и преобладает белый цвет. В более ранних рабо­тах черный цвет был активным и преобладающим (рис. 12/А — 12/В). Теперь же, напротив, основной цвет — белый (рис. 12/Д — 12/3), кото­рый как бы постепенно овладевает пространством.

На другом рисунке, одном из последних (рис. 12/Ж), опухоль оттор­гается: тело женщины изгоняет болезнь. Таким образом, раскрывается сама жизнь, исчезает экзистенциальная ригидность, которая лежит в основе заболевания субъекта. Достаточно прекратить сопротивление, чтобы болезнь исчезла, так как сама жизнь изначально здорова. Болезнь всегда указывает на наличие надстройки. Таким образом, мы видим на рисунке раскрытие, выход, освобождение. Голубой цвет (1), который появляется на том же рисунке, выражает ее эфирное поле, кроме того, начинает проявляться и творческий элемент, представленный желтым цветом (2). Освобождаясь от болезни, необходимо активизировать онто Ин-се.

Последний рисунок (рис. 12/3) интересен в психологическом плане, так как в нем проявляется благодать жизненного эротизма: женщина, любящая свою женственность. Следовательно, происходит рождение "Я", тела, историческое рождение, в чем и проявляется обнаженность благодати, излучающей невинность. Несмотря на сорокатрехлетний возраст, ее онто Ин-се теперь невинно, поэтому она должна научиться прикрыться хитростью. Далее мне предстоит развить ее творческую ак­тивность: она может достичь вершин творчества, неважно, когда — че­рез год, два или больше.

На этой стадии я попросил клиентку рассказать мне сон, потому что мне нужно было понять внутреннюю механику: как онейрическая ло­гика регистрирует субъекта. Она рассказала мне следующий сон: "В доме своей матери я разговаривала со свекровью в присутствии моей второй дочери. Я говорила свекрови, что больше так жить не могу, что я устала терпеть поведение своего мужа. В другом сне муж давал мне тысячедол­ларовую банкноту, что смутило меня, поскольку мне казалось, что та­ких крупных купюр не бывает, а для этой суммы необходимо несколько банкнот".

Во сне появляются главные действующие лица произошедшей тра­гедии. Ей снится, что она находится в доме своей матери и разговарива­ет со свекровью. Таким образом, мы имеем двух матерей. Кроме того, рядом с ней младшая дочь. Она говорит свекрови о том, что устала и больше неспособна переносить поведение своего мужа. Это — ее окру­жение: две женщины, дочь и она сама, четвертая. Правило четырех оз­начает крест. Четверка всегда отрицательна, означая негативную женственность. То, что ее дочь находится рядом с ними, означает, что она обладает негативной психологией подобно матери клиентки или ее свек­рови. Поэтому дочь клиентки, даже при хорошем отношении к своей матери, в реальности, в глубине своего бессознательного, скрывает не­нависть, противодействие по отношению к ней. Довольно часто дети, рожденные вторыми, растут в оппозиции, противодействии или к пер­вому ребенку, или к собственной матери. Если второго ребенка за кра­соту или ум ценят больше первого, тогда все идет нормально, в против­ном случае он всегда обретает активную негативную психологию. Сле­довательно, вполне возможно, что дочь, которая в социальном плане может казаться хорошим и любящим ребенком, в динамическом отно­шении занимает те же позиции, которые характерны для матери и свек­рови и направлены против клиентки. Ее согласие с ними усиливает сте­реотип подавления: как женщина, она должна нести ответственность за детей и семью, не имея права на свободу. Это закон, установленный "старухами", неудачниками, это закон законов. Дочь появляется в сно­видении потому, что она заодно с теми людьми, которые психологи­чески подавляют клиентку. Умная и красивая женщина с трудом нахо­дит друзей.

Сновидение указывает на ошибочность ситуации, в которой оказа­лась клиентка. Онтопсихологический анализ показывает, что ей нужно постепенно создавать другую среду, поскольку ей уже невмоготу оста­ваться в прежней. Муж во сне дает ей чек на тысячу долларов, что при­водит ее в недоумение: в ее понимании банкнот должно быть больше. Когда субъект здоров, сон начинает проявлять интерес к бизнесу. То есть первоначальной задачей сна является выздоровление субъекта, после чего онто Ин-се выдвигает деловую стратегию, стратегию роста. Выя­вив онто Ин-се, можно распознать тот жизненный проект, который принесет успех субъекту. Деньги важны, поскольку они дают субъекту свободное пространство, которое жизнь выделяет данной личности.

Рисунок показывает нам, что клиентка испытывает невинный нар­циссизм, то есть у нее уже созрел замысел развода, что означает разде­ление материальных благ. Естественно, ее муж не хочет развода, одна­ко, это необходимо, иначе женщина или умрет, или станет убийцей дру­гих. В действительности же ей необходимо достичь самореализации.

Сновидение говорит о том, что муж намеревается ущемить ее мате­риальные права, поэтому, зная все обстоятельства, она должна сама по­заботиться о решении всех необходимых юридических и экономичес­ких вопросов, чтобы предотвратить любую возможность ошибки. Не­обходимо крайне осторожно относиться к документам, не полагаясь наобещания, клятвы, и позаботиться о том, чтобы они были оформлены в соответствии с законом. Такидо образом, или самостоятельно, или при помощи хорошего адвоката, но она обязательно должна получить то, что принадлежит ей по закону. Сон указывает именно на эту историчес­кую ситуацию.

На данном этапе клиентке нужно позаботиться о том, чтобы, во-пер­вых, усердно развивать свое творческое начало, а, во-вторых, вложить полученные деньги в открытие частной художественной школы. В этой школе она будет преподавать то искусство, которое питает жизненные аспекты существования. Кроме того, поскольку ее дети уже взрослые и идут своей дорогой, она сможет в этой школе врспитывать своих духов­ных детей.

Рис. 12/А. 14 марта 1994г. После первого сеанса с психотерапевтом

Рис. 12/Б. 14марта 1994г.


Рис. 12/В. 22апреля 1994г.


Рис. 12/Г. 19 мая 1994г. После первого сеанса с проф. Менегетти



Рис. 12/Д. 7 июня 1994г.


Рис. 12/Е. Август 1994г. Во время семинара-резиденса


Рис. 12/Ж. 7 августа 1994г. (1-желтый, 2-голубой)

Рис. 12/3. 8 августа 1994г.



Каталог: files
files -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   30

  • Глава вторая
  • Глава третья