Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие по интерпретации образов и сновидений ннбф «Онтопсихология»




страница21/30
Дата15.05.2017
Размер5.97 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   30
Глава третья МЕТОДОЛОГИЯ ИМАГОГИКИ 3.1. Внешнее описание проведения сеанса имагогики Онтопсихолог размещает собравшихся (от пяти до тридцати человек) на одинаковом расстоянии друг от друга с учетом очертания комнаты согласно законам проксемики и в зависимости от семантических потенциалов соотношений, устанавливающихся между участниками. Затем он, расположившись так, чтобы его хорошо видели все присутствующие, удобно сидящие в креслах, начинает спокойно, убежденно и просто говорить о важности происходящего. При этом аргументация и тон его речи должны способствовать возникновению у присутствующих спокойного доверия к предстоящему. Онтопсихолог уточняет, что речь идет о необходимости подготовки к самопознанию определенного типа, никоим образом не угрожающему кризисом какому-либо рациональному достижению: речь идет лишь о познании вещей и ситуации нетрадиционным путем. Спустя пять-десять минут он убавляет свет до необходимого минимума и предлагает всем расслабиться, проследив, чтобы ноги, бедра, сфинктер, то есть все туловище, и, в частности, шея, горло и челюсти, были абсолютно расслаблены. Затем он предлагает смотреть на любую точку до тех пор, пока веки сами не начнут опускаться. Далее он предлагает отказаться от каких-либо волевых усилий и позволить спокойно возникать любым воспоминаниям или фантастическим ассоциациям. Таким образом, Онтопсихолог постепенно погружает присутствующих в своеобразный сон наяву. Онтопсихолог спокойным, медленным и убедительным голосом напоминает о том, что Я не несет никакой ответственности за происходящее во время имагогики, поскольку добровольный отказ сознания от ответственности позволяет проявить себя онейрическим процессам, которые непрерывно проистекают под сознательным уровнем даже во время бодрствования. Кроме того, если нужно ускорить начало имагогического процесса, он предлагает вспомнить какой-либо из недавно приснившихся снов или любимую историю, либо первые детские впечатления, совершить воображаемое путешествие и т.д. Важно неторопливо с помощью вступительных слов или плавных образов подтолкнуть воображение, тем самым подготовив субъекта к появлению любых символов и началу про-  Конец страницы 272   Начало страницы 273  цесса, подобному псевдокинематографическому. Благодаря тому, что Я не ощущает ответственности за происходящее, в процессе инстинктивного фантазирования может возникнуть любая странность: следовательно, необходимо, насколько это возможно, устранить всякую цензуру и обусловленность. Голос онтопсихолога постепенно замирает до воцарения полной тишины. Затем он, продолжая бодрствовать, наблюдает за всеми присутствующими, которые находятся в полугипнотическом состоянии в течение 15-20 минут. По истечении этого времени он негромко предлагает собравшимся открыть глаза, сохраняя расслабленность тела. Спустя несколько минут он начинает постепенно прибавлять свет, выслушивая первых желающих вкратце рассказать увиденное при имагогике и точно интерпретируя услышанное, что постоянно подтверждают сами рассказчики в соответствии с их рациональным опытом. По мере того, как рассказывают другие, каждый понимает реальность бессознательного в человеке и совпадение образов с физической реальностью внешней повседневности. Обычно раскрывается следующее: влияние семантических полей, собственная и чужая негативная психология, этиология собственных заболеваний, фобии и комплексы, ретроактивность детства, изнанка религиозных верований и эмоционально-чувственной привязанности и т.п. У проявляющих чрезмерное сопротивление, чей комплекс излишне структурирован и охватывает значительную область, или же у тех, кто предрасположен к негативной психологии, возникает ровная, плотная темнота, препятствующая всякому запуску психической фантазии и определяющая все типы недееспособности. Эта плотная, непреодолимая тьма исчезает лишь в ответ на призыв онтопсихолога, после чего разум или рациональная фантазия могут опять включиться в работу. Длительность сеанса имагогики (включая время интерпретации) для группы из пяти человек составляет приблизительно один час. 3.2. Типология имагогики Существуют три вида имагогики: терапевтическая, дидактико-аналитическая и имагогика аутентификации. Терапевтическая имагогика исследует психические зоны, испытывающие затруднения, для выявления всех — исторических, семейных, количественных и содержащих решение — деталей. Для этого достаточно направлять полет фантазии в зоны, которые выглядят наиболее темны-  Конец страницы 273   Начало страницы 274  ми (впадины, тенистые участки, галереи, пятна, подлески, насекомые, серые, темные или грязные пятна на воде или в воздухе и т.п.), или к активным опасностям (звери, монстры, ведьмы, оскаленные черепа, старики с увечьями, оторванные конечности и все то, что с точки зрения культуры ассоциируется с опасностью). Имагогика стремится дать прямое значение: образ на 80 соответствует внешней реальности, каковой она является, и не требует интерпретации. В любом случае опытный пациент способен самостоятельно понять собственные имагогические образы: действительно, достаточно сфокусировать возникающий образ, чтобы понять, чему он соответствует во внешней повседневной реальности. Дидактика-аналитическая имагогика может применяться в любом научном исследовании в наиболее продвинутых областях. Речь идет об использовании тех знаний, которыми владеет организмическое Ин-се, на пользу логико-исторического Я. Имагогика данного типа направлена на конкретную тему, определяемую пациентом или предложенную психотерапевтом в целях особого интроспективного исследования, что позволяет субъекту найти всю информацию о данной проблеме. Геолог по обломку каменного угля может определить геологическую эру дерева, узнав, соответственно, все о жизненных формах того периода. Точно также дидактико-аналитическая имагогика позволяет субъекту добраться до всей информации, связанной с поставленной проблемой: например, ученый может проанализировать функцию гипофиза в человеческой психике, или женщина способна проследить влияние далекого прошлого на процесс менструации и т.д. Имагогику аутентификации рекомендуется проводить после первой, терапевтической. Онтопсихолог предлагает позволить сознанию опуститься в солнечное сплетение или в висцеральную глубину, советуя клиенту направить свою полугипнотическую фантазию на поиск световых зон и чистых пространств. Это позволяет субъекту установить уровень своей реализации с точки зрения психической зрелости. Имагогика аутентификации строится на исследовании универсального позитивного внутреннего мира и затрагивает, прежде всего, наиболее чистые проекции онто Ин-се, позволяя установить как первопричины существования, так и начальные мотивации существования по отношению к бытию. Имагогика данного типа направлена на проникновение в собственный сокровенный потенциал, установление контакта между своим организмическим Ин-се и логико-историческим Я для конкретной  Конец страницы 274   Начало страницы 275  проверки собственной повседневной жизни. Даже здоровый субъект может иметь экзистенциальные проблемы, следовательно, во время имагогики он спрашивает себя: Какое наилучшее решение я могу принять в данной исторической ситуации Он использует имагогику как инструмент для понимания намерений и стремлений к креативному развитию своего Ин-се. Если субъект преодолевает реальность комплексов, то имагогика аутентификации открывает ему путь к личному развитию. С помощью данного инструмента Я субъекта приобщается к своему интерсубъективному и универсальному миру чистой психики. Органическое ощущение подобно медленному процессу экспансии и растворения. Субъект почти в бесформенном акте переживает восхитительную и позитивную реальность Ин-се, скрытую в каждом живом человеке. Проникая в свою потенциальную сущность, субъект ощущает блаженство, любовь, обретая прозрачность реальности, высшую этику, выходящую за рамки общепринятых законов. Он становится причастным к высшему опыту бытия, доступному человеку, позволяя ему решать любые практические проблемы интуитивным путем. Проведение имагогики данного типа обеспечивается позитивным и сознательным реализмом онтопсихолога, который выступает в роли векторности, координирующей динамики участников. Однако увиденное является неповторимой реальностью, принадлежащей отдельному человеку; это доказывает сопоставление с внешним индивидуальным опытом каждого клиента и значительное расхождение между тем, что открывается каждому из них в отдельности. Увиденное или свершившееся не обладает никакой конструктивной позитивностью без последующей общей психотерапии пациента либо непосредственно во время имагогики, либо в последующий период. Некоторые спрашивают: Это я выбираю данные органически метаболизированные образы или, наоборот, они выбирают и предопределяют меня Определение первичной отправной точки не имеет особого значения, важно вскрыть причину. Радость зависит от того, насколько индивид умеет управлять объективациями внешних и внутренних множеств. Чтобы жить в радости, необходимо существовать в соответствии с модусом собственной индивидуации, постоянно сопоставляя свой собственный внешний мир с внутренним: онтопсихологическая имагогика — это самое прямое опосредование, поскольку она со всей очевидностью показывает совпадение или несовпадение внутреннего и внешнего переживания.  Конец страницы 275   Начало страницы 276  3.3. Процесс интерпретации 3.3.1. После установления тождественности сна и реальности, возможность толкования имагогики становится реальным фактом, а значит, возможным и позитивным. Сновидение или имагогика всегда сообщают о наличии даже минимальной возможности столкновения с проблемой и ее разрешения. Искусство психотерапии предполагает, что в каждый конкретный момент процесса существует лишь одна единственно правильная интерпретация, которая позволяет установить, насколько удачно пациент справляется с данной проблемой в определенном контексте, предполагающей единственно верное решение. Каждый завершенный сеанс имагогики дает указания на: 1) проблему; 2) положение клиента; 3) вид коррекции как путь решения проблемы. Имагогика — это добровольное ослабление состояния бодрствования, способствующее непосредственному проявлению онейрической индукции, которая представляет собой нормальное и постоянное состояние общей активности бессознательного в процессе контакта, особым образом обусловленного внешней средой, при ее обращении к вышеупомянутой органической индивидуации. Вопреки распространенному мнению, онейрическая деятельность длится непрерывно, даже если воспоминания об этом мы сохраняем лишь во время сна. Ее непрерывность обусловлена постоянной необходимостью восстановления равновесия динамического взаимодействия между индивидом и средой. Подсознательная деятельность, во-первых, компенсирует то, проявлению чего, к сожалению, препятствует сознание, и, во-вторых, доносит интерактивный или метаболический процесс живущего индивида. Преимущество имагогики как инструмента познания по сравнению со всеми прочими методами интерпретации очевидно, поскольку она сообщает о чистой интенциональности субъекта в соответствии с параметрами индивидуального и коллективного органического действия, следовательно, раскрывает ее в предвербальной и дологической очевидности. Всякая имагогика порождается частной историей конкретного индивида и окружающими его в данный момент обстоятельствами, поэтому символика любого типа должна быть отфильтрована и обработана в соответствии с историей жизни конкретного клиента. Смысловое содер-  Конец страницы 276   Начало страницы 277  жание символа настоятельно указывает на ближайшую действительность экзистенциального процесса пациента. Я не буду более точно и детально вникать в суть интерпретации клинических случаев имагогики, поскольку существует обширная литература, посвященная этой теме, хотя в моей практике мне никогда не приходилось повторять ни одной интерпретации1. Интерпретация — это всегда процесс опосредования информации, содержание всегда сохраняет идентичность, несмотря на расхождение путей его донесения. Организм является эпистемологической основой любой реальности, затрагивающей человека. Ничто иное из такой реальности не исключает соматического. Дух человека, оторванный от своей органической реальности, стремится стать нереальным. В эпистемологии органики2 разворачивается, вся человеческая реальность: имагогика и все вербализации являются ее частью. Подтверждение, полученное от подобного внутреннего переживания, более достоверно, нежели то, которое вытекает из совпадения логических идей. Для толкования имагогики необходимо исследовать четыре аспекта1:1) действие в изменении, 2) среду, 3) личностей или индивидов, 4) чувства. Эти четыре элемента определяют параметры комплексного динамизма живущего индивида. На протяжении всей ассоциативной и ин-терпретативной деятельности необходимо постоянно искать ответ на следующие вопросы, определяющие те динамики, которые можно получить благодаря имагогическому действию. Какой стиль или поведение могут охарактеризовать клиента Каково направление или интенсивность четырех вышеперечисленных аспектов В какое положение они ставят субъекта по отношению к жизни, другим, самому себе и наоборот Что намечается определиться Что готовится появиться С чем существует синхронность или противоречие Идет ли процесс на благо жизни или ведет к регрессу Что происходит в нем или вокруг него Кроме вышеуказанных четырех аспектов ключом к интерпретации имагогики являются три принципа, составляющих критерий проверки для знака, присущего человеческой реальности4: 1) функциональная ____________________________________________________ 1 С научной и практической точек зрения наилучшими работами являются уже упомянутые W. Bonime. Uso clinico del sogni; E. Gutheil. Manuale per 1analisi del sogno. Кроме того, см. часть пятую настоящей книги Мир образов. 2 Для понимания эпистемологии органического необходимо сначала проникнуться сознанием семантического метаболизма между двумя организмами и организмом и средой. 3 Более подробно см. гл. 10 части первой настоящей книги. 4 Более подробно см. гл. 4 части первой настоящей книги.  Конец страницы 277   Начало страницы 278  природа указанного символом объекта или контекста по отношению к человеку, 2) причинно-следственная действенность символа, 3) семантический критерий. Имагогика всегда обращена к внешней или внутренней объективной реальности человека, поскольку она внутренне присуща психоорганическому метаболизму. Выбор символики обусловлен индивидуальной личной историей, сознанием группы и типом общества, к которому принадлежит данный индивид. Состояние цензуры или вытеснения у субъекта раскрывается на основе значения символов, выбранных сферой Я. Кроме характера интроспекции, имагогика владеет ясновидением5. Если в сновидениях преобладает потребность в интерпретации, то в имагогической терапии господствуют: 1) историко-анамнестический смысл, 2) точное указание происходящего события, 3) восприятие чужих прошедших или настоящих событий. В своих книгах я никогда не придавал большого значения тем явлениям, которые называют парапсихическими или паранормальными, поскольку, с точки зрения моего повседневного опыта, подобные знания и способности входят в нормальный потенциал любого человека. Это обыкновенное измерение, раскрывающееся по мере преодоления сознания среднего уровня, способного воспринимать лишь внешние события. Необходимо помнить о том, что, кроме нормальных способностей, открытие эфирного поля и углубление сознания до уровня семантического метаболизма позволяют нам с легкостью констатировать следующее: 1) человек действует посредством психической интенциональности через семантическое поле, вызывая изменения эфирного поля, 2) с помощью внешних органов чувств и, прежде всего, глаз, он улавливает множество вещей, осознавая единый смысл всякой метаболической деятельности собственного бессознательного, то есть проникает туда, где расположены все коммуникации реального. ______________________________________________________________ 5 Под ясновидением я понимаю любой образ, обозначающий конкретную внешнюю реальность и поддающийся проверке посредством исследования и рационального исторического сопоставления. Большинство моих клиентов постоянно демонстрирует эту способность. Кроме того, в этом явлении нет ничего удивительного. С того момента, как Я начинает слушать и смотреть, не неся ответственности за происходящее в бессознательном, само собой пробуждается внутреннее переживание реального, вплоть до обнаружения наиболее скрытых областей бессознательного, и каждый человек способен сознательно овладеть познанием этого типа. Эксперт благодаря ясновидению получает гораздо более четкие указания, нежели те, которые дает онейрическая деятельность.  Конец страницы 278   Начало страницы 279  Органический метаболизм улавливает непосредственный смысл жизненного действия. Например, появление образа, который связан с поведением, ведущим к тому же результату, что и в детстве, каким бы он ни был тогда — плохим или хорошим, означает не только то, что вновь активизировалось нечто из прошлого: действие символизирует сегодняшний день, оно выбирает эпизод из прошлого, чтобы показать, к чему ведет настоящее, и, следовательно, говорит о том, что подобное поведение приведет к регрессу. Имагогика и сновидение описывают действие-жизни, наделяя его самостоятельным векторным направлением в опосредовании любого типа, поэтому вместо действия может быть использовано чувство, вместо среды — действие, индивиды — вместо чувств, а чувства — вместо личностей и т.п. Жизнь смешивает все, оставаясь индифферентной к различным частям и сохраняя лишь то место, в котором единство действия наиболее интенсивно. Жизнь не защищает права и не имеет обязанностей; она всегда служит единому факту. Как только человек преобразуется в единый организм, динамика обретает интенциональность, последовательно соблюдая динамический прообраз своей психоорганической индивидуации. 3.3.2. Оказавшись расколотым, человек попытался восстановить свое органическое единство с помощью внешнего предметного познания. Однако это внешнее познание, сосредоточенное на зафиксированных бессвязных аспектах, не может свернуть с колеи пространства и времени6 и, вследствие незнания Ин-се, заставляет сокровенную идентичность человека страдать от экзистенциальной тоски. Действительно, время и пространство являются базовыми категориями нашего сознательного поведения и мышления, но вовсе не первичными реальностями психического уровня. Процессы психического уровня разворачиваются в синкретической реальности, поэтому для постижения его взаимодействующих соотношений необходимо исключить категории времени и пространства: оптическое сознание получает доступ к реальному, лишь преодолев время и пространство. _____________________________________________ 6 Поскольку познавательный процесс человека становится феноменом, пройдя через нейробиохимическую систему (нервную систему), и под воздействием культуры или внешнего познания человек порождает и использует пространственно-временные символы и категории.  Конец страницы 279   Начало страницы 280  Внешнее познание происходит посредством исторически принятых символов. Возьмем, к примеру; геометрию: выбор точки является гипотетическим решением, принятым группой людей (возможно, по аналогии реальности индивида и органической среды). Действительно, на энергетическом уровне точки не существует. Энергия есть непрерывное действие; если бы ее можно было разделить на самом деле, мы имели бы ничто: любое осуществленное до конца деление приводит к метафизическому ничто. Таким образом, любая наука, пытаясь доказать свою правоту с помощью того же критерия, которым она пользуется для различения и определения, неспособна сделать это самостоятельно, но вынуждена опираться на гипотетические предпосылки, то есть исходит из необоснованного утверждения. Познанию недоступна сущность реальности вещей. Действительно, для него абсолютами являются прерывистость, пространство, время, границы, а, следовательно, оно не совпадает с психическим уровнем, который функционирует посредством параметров идентичности и непрерывности. Для преодоления ограниченности внешнего познания возникает символическое познание, способное адаптировать целостные взаимозаменяемые или взаимодополняемые множества с другими множествами. Принцип этой возможности лежит в единичности метаболического или интерактивного действия между индивидуациями, которые аппелируют друг к другу и взаимодействуют. Совокупность этого взаимного обращения определяет организмическую среду. Символ представляет собой высшую обусловленность, или семантический селектор во взаимозаменяемом континууме между внешней и внутренней (или психобиологической) реальностями. Поскольку его структуре идентичности соответствует как действия, он способен точно проникнуть на любой уровень, абстрагируясь от всякого фигурального шифра. По своей природе он близок как уровню внешнего познания (научная объективность), так и уровню внутреннего познания (эмоционально-психические модусы). Символ является наиболее чистой феноменологией человеческой и космической синергии, наиболее искренним внешним воплощением интерактивного как жизни (или энергии в себе). Символ — это опосредствующая структура всего экзистенциального. Как только бытие разрешается в существовании индивидуаций, символизм становится посредником множественного для единичного, единичного для множественного и для различных множеств между собой.  Конец страницы 280   Начало страницы 281  В данном случае я имею в виду не столько исторически принятый символизм, сколько инстинктивный символизм жизни и индивидуаций. Именно из этого последнего имагогика выявляет интенциональные динамики в соответствии с точкой зрения заинтересованного субъекта. Символизм разворачивается плавно и последовательно в соответствии с внутренним, пребывающим в органическом метаболизме с внешним. Каждый человек путем организмического познания точно улавливает ту реальность, в которую он максимально вовлечен, и опосредует любую ситуацию, точно указывая ее отношение и значимость для самого себя. Кроме того, продолжая разговор о динамических изменениях, можно сказать, что реальное познание может быть только внутрипереживаемым познанием. Организмическое подвергается воздействию, в том числе принудительных интенциональностей: всякое реальное познание со стороны индивидуации является восприятием побуждения к самосохранению или развитию. Таким образом, познание есть организ-мическая деятельность между средой и индивидом. Все это во многом утеряно для сознания. Для сознательного внешнего познания рука от плеча до кисти неравнозначна кисти, тогда как внутрипереживаемое, или метаболическое познание (определяющееся по динамическим изменениям7) может использовать любую часть, чтобы точно определить ситуацию для воспринимающего субъекта. Для интерпретации имагогики важно научиться осознанному внутреннему переживанию семантического поля. Очень часто я не вслушиваюсь в слова клиента, а сосредотачиваюсь на внутрипериживаемом контакте, который возникает в моем организме при встрече с ним. Я ощущаю в своем теле то, что пробуждается внутри него, и, расшифровывая ощущения своего тела, постигаю реальную интенциональность субъекта. До меня доходит определенная динамическая модальность, которая является динамикой, направляемой моим собеседником: реальность передается через реальность или через собственное изменение. Поначалу довольно сложно понять, кто именно является инициатором, а кто — метаболизатором, но по мере приобретения опыта ошибка становится невозможной. Кроме основополагающего и первостепен- ____________________________________________________ 7 Динамические изменения подобны вариациям электрического тока: невозможно понять, что он представляет собой, изучая производимые им эффекты, так как здесь он проявляется как звук, там - как свет, здесь согревает, а там замораживает, однако, при этом мы знаем, что во всем этом действует одна и та же энергия.  Конец страницы 281   Начало страницы 282  ного знания семантических полей (восстановление которого позволяет обрести так называемый третий глаз), можно прибегнуть к помощи познавательного физиогномического и кинетике-проксемического инструмента. Не следует забывать о том, что наше тело также представляет собой познавательную основу наподобие радара высочайшей точности; на самом деле именно поэтому подлинное бессознательное человека никогда не допускает ошибок. Путем познания семантического поля я принимаю определенную динамическую модальность, которую затем перевожу для клиента во внешнюю форму, вербализуя ее насколько это возможно и используя диалектические образы или описания, доступные клиенту. Следует учесть то, что все указанное, вербализованное или представленное в образе, в своем как, является полной и завершенной действительностью всего, что определяет клиента: во мне метаболизируется динамическое как другого. Как онтотерапевт я могу охватить своим сознанием любого другого человека, вступающего со мной в организмический контакт: восстановление познания моего организмического Ин-се позволяет, внутренне переживая другого, расшифровать происходящие во мне внутренние изменения как открытое послание другого. Мое онтопсихологическое познание других представляет собой зримое действие. Это не внешнее понимание через символы: постижение происходит через идентичное внутреннее переживание действия. Целостное поле имагогики постигается за счет внутреннего переживания и осознания семантического действия. Таким образом, не символ научает меня реальности: реальное познается и опосредуется через конкретное реальное. Символы незаменимы для исторической преемственности и продления связи между ушедшими и живыми, на этом зиждется социальный порядок. Когда собеседники вступают в прямой контакт, любой символизм, желающий подменить собой первичную феноменологию их экзистенциального, становится отчуждением. К сожалению, вследствие утраты организмического всеведения люди вынуждены общаться с помощью сознания, отклоненного от Ин-се. Многие психологи говорят, что символ автоматически ассоциируется с действием. Однако, по-моему, символ может воздействовать на органическое в зависимости от того, насколько он отражает векторность энергии установленного момента: ассоциирует и детерминирует не символ, сам по себе и как таковой, но скрытое за ним действие. Таким образом, символ пробуждает импульс настолько, насколько он является органом или биологически связан с организмическим Ин-  Конец страницы 282   Начало страницы 283  се. Когда в процессе исторической эволюции символ перестает быть органом активизации, он становится остатком, препятствующим жизни. По сути, Ин-се всегда пробуждается лишь через другое действие, что происходит внутрипсихическим образом без посредства внешней символики. Следовательно, невозможно научиться интерпретировать символы посредством другого символического вербализма. Действительно, одно и то же действие может воплощаться в различных контекстах и символах, и тот же самый символ или контекст могут быть связаны различными действиями со всегда единой и неповторимой интенциональностью. Чтобы заниматься психотерапией, необходимо быть онтопсихологом, то есть личностью, чье сознание способно установить метаболический контакт с другой личностью. С точки зрения модуса бытия, один подобен другому и, исходя из этой познанной им основы, онтопсихолог может вербализовать клиенту импульс его онто Ин-се. Лишь благодаря этому онто-метаболическому контакту можно понять, что представляет собой другой, а, следовательно, осознать чужое бессознательное. Невозможно научиться психотерапии по книгам или путем внешнего обучения, поскольку символы являются историческими дефинициями, но не актуальностью живого человека. Таким образом, сначала необходимо научиться слышать голос собственной эмоциональной сущности-в-себе, и затем восстановить резонансное равновесие между внешней семиотикой и внутренней семантикой. Если человек научится прислушиваться к своим внутренним движениям, это вовсе не значит, что он превратится в дикого зверя: осознание обоих уровней (рационального и организмического) лежит в основе готовности к интегральной зрелости. Тогда сознание становится самовосприятием пучка инстинктов, излучаемого единым действием организмического Ин-се: оптическое сознание предполагает способность к самосозерцанию инстинктивного действия8. _________________________________________________________________ 8 Юнг называл сознание внутренним восприятием объективных жизненных процессов. Inconoscio, occultismo e magia. Newton Compton, Roma, 1975, p. 227; La libido. Simboli della transformazione, Boringhieri, Torino; Luomo e i suoi simboli, Longanesi, Milano, 1980. Критерием позитивности обшей ситуации субъекта служит психобиологический параметр: позитивность образов для субъекта зависит от того, насколько они вписываются в психическую и биологическую экологию. Позитивно все то, что указывает на избыток жизни и роста для субъекта. Все противоположное - негативно. Экопсихобиология является оптимальным параметром для определения сознательной и бессознательной ситуации субъекта.  Конец страницы 283   Начало страницы 284  3.4. Значение имагогика с точки зрения внутреннего переживания Целью имагогического анализа является достижение осознанного непосредственного переживания собственного бессознательного порядка: выявление реальности бессознательного и умение понимать ее указания уже без всякого посредничества со стороны специалиста. Здоровая, произвольная интерпретативная деятельность пациента является тем основным итогом, к которому стремится любая техника интерпретации. С тех пор, как мои клиенты начали использовать инструмент имаго-гики, я заметил, что все они достигли особой степени зрелости и непосредственной ответственности за все происходящее с ними. Подобный результат достигается за счет прямой проверки собственного поля бессознательных взаимодействий. Клиенту достаточно самое большее десять сеансов (по индивидуальной психотерапии, синемалогии и имагогике), чтобы войти в прямой контакт со скрытно направляющей его реальностью: он начинает видеть собственное бессознательное и, в частности, свои наиболее сильные комплексы, которые обуславливают его неудачи. Имагогика позволяет каждому человеку получить свой рентгеновский снимок, необходимый для хирургической коррекции собственного поведения в будущем. Критерием позитивности общей ситуации субъекта служит психобиологический параметр: позитивность образов для субъекта зависит от того, насколько они вписываются в психическую и биологическую экологию. Позитивно все то, что указывает на избыток жизни и роста для субъекта. Все противоположное - негативно. Экопсихобиология является оптимальным параметром для определения сознательной и бессознательной ситуации субъекта. Критерием, позволяющим отличить имагогику как внутреннее переживание реального от рациональной (а, следовательно, лишь внешней) ассоциации, служит организмический отклик онтопсихолога, выслушивающего клиента. То есть, если слова собеседника на организмическом уровне затрагивают или вызывают внутреннее переживание в обоих, значит, вербализованное реально, в ином случае оно ложно, поскольку не является реальностью, отражающей здесь и сейчас, в котором существует субъект. 3.5. Понимание имагогики онтопсихологом Априорное сознание человека способно предшествовать, сосуществовать или отличаться от любого экзистенциально данного. Оно яв-  Конец страницы 284   Начало страницы 285  ляется постоянным трансцендентным началом: из настоящего, в котором я пребываю, координируются все нити прошлого и будущего, как и любого экзистенциального изменения. Из моего конкретного собственного бытия я могу опередить любое изменение, так как в действительности в моем настоящем бытии я вечен и способен сообразоваться с любым событием. Это возможно, в том числе за счет того, что всякое изменение и всякое существование представляют собой интенциональность к идентичному бытию. Всякое действие несет в себе внутренне присущее ему и мотивируется предопределяющей его целесообразностью9 . В сфере чистой психологии можно констатировать, что все воспринятое нами — осознанно и не изменяет сознающего. Благодаря этой реальности можно проследить любую психоорганическую интенциональность. Поскольку я являюсь актом своего априорного сознания, которое приобщает меня ко всякой межсубъективности, я могу сделать из своего тела поле, в котором действует семантическая эмоция или бессознательные импульсы других людей. То есть я могу превратить себя в поле, усиливающее чужие индукции, и за счет своего трансцендентного сознания в дальнейшем стать индуктором сознания для клиента по отношению к пережитому им, но еще находящемуся на уровне бессознательного. Онтопсихолог становится полем, усиливающим психоорганическую семантику клиента, вплоть до того, что превращается в другого, существует, как другой при этом, однако, не оставляя одномерности онтического видения. Таким образом, происходит обоюдное взаимодействие, отраженное в едином сознании онтопсихолога. Уловив информацию, побуждающую клиента, онтопсихолог способен вербализовать ее, воздействуя на поле Я человека с помощью любого известного ему значения. И хотя органическое несводимо к лингвистическому коду, овладение наиболее сильными на данный момент импульсами Ин-се, которые преображаются в соответствующие ассоциации, позволяет онтопсихологу верифицировать в клиенте контакт очевидности, что избавляет его от тоски, порождаемой патологическим разделением. Онтопсихолог способен видеть благодаря точному знанию своего эмоционального тела: вид эмоции и ее локализация в одном теле при ____________________________________________________ 9 См. Э. Гуссерль. Картезианские размышления. — СПб. Наука, 1998, а также: Э. Гуссерль. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Философия как строгая наука. — Новочеркасск, Сагуна, 1994.  Конец страницы 285   Начало страницы 286  коммуникации воспроизводятся теми же сигналами в другом, с которым вступают в контакт10. Само собой, все вышесказанное подразумевает, что базовая структура организма всегда здорова: это подтверждается жизненным опытом или, самое меньшее, тем фактом, что там, где существование наиболее щедро к индивиду, там же присутствует и критерий, определяющий все то, что внутренне присуще этому индивиду. Структура Ин-се разламывает приобретенные поведенческие навыки, неспособствующие росту экспансивного акта обособленного действия. До тех пор, пока человек существует, а, следовательно, является жизнью, он должен помнить о том, что за его сознанием в области, являющейся основой его существования, он целостен, незапятнан. ___________________________________________ 10 О восприятии семантического поля см.: A. Meneghetti. Campo sematico. Op. cit., p. 69-70.  Конец страницы 286   Начало страницы 287 
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   30