Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие. М.: Аспект Пресс, 2000




страница8/29
Дата06.04.2017
Размер4.28 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29
АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОПРОС   Аналитический опрос как жанр имеет некоторые сходные черты с жанром информационного опроса. Это сходство состоит прежде всего в том, что источником содержания публикаций, относимых к этим жанрам, являются ответы на вопрос журналиста. При этом, как в том, так и в ином жанре, структура текста образуется в ходе изложения «веера» полученных журналистом ответов «респонден­тов». Но в отличие от публикаций, относимых к жанру информаци­онного опроса, публикации, составляющие жанр аналитического опроса, обретают черты развернутого комментария, который обыч­но относится к аналитическим жанрам. Это становится возмож­ным в результате «кумулятивного эффекта», возникающего при объединении в одном тексте нескольких подробных ответов на один и тот же вопрос. Но аналитический опрос нельзя относить к жанру комментария, так же как нельзя к этому жанру относить, напри­мер, интервью, содержанием которого может быть, скажем, ком­ментарий какого-то интервьюируемого журналистом лица по по­воду определенных событий. Отнесение публикации в данном слу­чая к жанру интервью происходит по методу получения журналистом информации, изложенной в ней, но не по содержа­нию этой информации, которое может быть оценочным, коммен­тирующим по своей сути. Подобное можно наблюдать и при рас­смотрении публикаций некоторых иных жанров. Аналитические опросы очень часто появляются на страницах «Литературной газеты». Журналисты обращаются к этому жанру, когда надо, например, выявить мнение известных артистов по поводу какой-то новой пьесы или мнение писателей по поводу современной художественной литературы и т.д. Охотно публикуют аналитические опросы и многие другие газеты и журналы.   Из публикации «Понравится ли Борису Ельцину новая Дума» (Профиль. № 50. 1999) Пожалуй, впервые думские выборы прошли под столь же­стким контролем и при столь явном участии администрации президента. На первый взгляд, опыт оказался удачным: пози­ции Кремля в нижней палате явно усилились. В связи с этим на вопрос, вынесенный в заголовок, отвечают руководи­тели регионов РФ: Геннадий Дюдяев, предсе­датель Кемеровского област­ного совета народных депутатов: «Я считаю, что результа­тами голосования президент приятно удивлен». Валерий Сердюков, губер­натор Ленинградской области: «Борис Николаевич еще во время голосования сказал, что Дума будет хорошей и рабо­тоспособной». Евгений Савченко, губерна­тор Белгородской области: «Безусловно, понравится. Ель­цин признался в этом еще в момент своего голосования, и удивляться подобной оценке не приходится. Еще несколь­ко месяцев назад, в Госдуме-99, даже не просматривалось, кроме, может быть, ЛДПР и НДР, проправительственной фракции. А теперь их факти­чески три с довольно прилич­ным числом мандатов. В прин­ципе цель, которую ставил перед собой Кремль, достигну­та. Теперь страна выходит на президентские выборы по схе­ме 1996 года, что обеспечива­ет преемственность нынешне­го политического курса». Минтимер Шаймиев, пре­зидент Татарстана: «Прези­дент России свое мнение на сей счет уже высказал. На мой взгляд, главный итог этих вы­боров в том, что основной ко­стяк Госдумы составит цент­ристское и правоцентристское большинство. Если бы в Думе по-прежнему остался едино­личный лидер — КПРФ, мы не смогли бы дать ответы на те вопросы, которые ставит перед нами дальнейшее разви­тие». Александр Попов, председа­тель Законодательного собра­ния Ростовской области: «Но­вая Дума должна понравить­ся президенту. Коммунистов ведь в ней меньше, чем в про­шлой». Анатолий Попов, вице-гу­бернатор Курской области: «С этой Думой Борису Ель­цину практически не работать: скоро президентские выборы. Так что новая Дума для Ель­цина будет как чужая невеста и, конечно, понравится». Равиль Гениатулин, губер­натор Читинской области: «Борису Ельцину должна по­нравиться новая Дума. Навер­няка президенту и правитель­ству будет работаться все-таки легче. Прошлая-то Дума была заранее, как бы по природе своей объективно ориентиро­вана на конфронтацию с пре­зидентскими структурами и всей исполнительной властью. Вновь избранная Дума будет толерантна, что ли. Она будет сговорчивее, фракции чаще будут находиться в одной уп­ряжке, чем в разных. Ведь сей­час опыт показал, что какой-никакой — но есть бюджет. И будь ты хоть коммунистом, хоть фашистом — из этого бюджета не выпрыгнешь». Борис Говорин, губернатор Иркутской области: «Вопрос не в том, нравится кому-то Дума или нет. Это из разряда вкусовых ощущений. Состав Государственной Думы — это выбор народа. А выбор наро­да надо уважать. Тем не менее надо заметить, что впервые за три избирательные кампании с 1993 года в Думе складыва­ется такая многочисленная проправительственная пар­тия». Эдуард Росселъ, губернатор Свердловской области: «Ду­маю, что понравится. Можно будет наконец-то создать кон­структивное большинство. Нам в Думе явно не хватает единства». Владимир Яковлев, губерна­тор Санкт-Петербурга: «Выби­раем тех, кого хотели избрать. Ни один социолог не угадал, как пройдут выборы. Жизнь подтвердит правильность по­лученных блоками процентов. А понравится это президенту или нет, спросите президента. Поживем — увидим» Юрий Дюкарев, вице-гу­бернатор Липецкой области: «Это просто какой-то рок, что коленопреклоненная поза «чего изволите» сгибает Рос­сию во все времена. Не толь­ко при царях и вождях. Не только при диктаторах и узур­паторах. Не только при белых и красных. Но и при демокра­тах. При голубых и розовых. При самых записных вольно­думцах и правострадальцах. Как только на дворе потянет чем-то свеженьким, так сразу — точь-в-точь по Грибоедову: «Ах, боже мой! Что станет го­ворить княгиня Марья Алексевна» Нынешней нашей все­российской Марье Алексевне трудно угодить. Но, полагаю, новый состав Думы ей по душе. Во всяком случае, он устраивает ее гораздо больше, чем предыдущий... Но вопрос-то уже стоит иначе. Кому нра­вится сама Марья Алексеевна Или Грибоедова сменил Кры­лов «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться»   Как видим, в данном случае роль автора свелась к тому, что он задал один и тот же вопрос нескольким политическим деятелям и записал их ответы. Однако данный материал можно отнести к аналитическим пуб­ликациям, что становится очевидным, если оценивать содержание отве­тов, последовавших на вопрос журналиста, как единое целое. Именно в этом случае можно заметить, что содержание выступления представляет единое целое, возникающее в ходе сопоставления разных точек зрения, объединенных одним и тем же вопросом. При этом разные позиции име­ют свое обоснование, свою аргументацию, хотя степень ее развернутос­ти колеблется от минимальной (нулевой), как в ответе Геннадия Дюдяева, до максимальной (в данном случае), как в ответе Юрия Дюкарева. А демонстрация доказательного рассуждения — это уже верный признак использования авторами ответов исследовательских действий, опреде­ленного анализа ситуации, о которой идет речь, что и позволяет отно­сить некоторые публикации подобного рода к группе аналитических жанров.   Степень аналитичности опроса во многом предопределяется правильной формулировкой вопроса. Если журналист, предполо­жим, задаст своим респондентам вопрос: «Любите ли Вы поесть», то вполне вероятно, что он получит большинство ответов, кото­рые будут звучать так: «Да». Конечно, из таких ответов аналитичес­кий текст не возникнет. Поэтому при подготовке материала следу­ет избегать вопросов, предполагающих однозначный ответ. В дан­ном случае можно было бы задать вопрос, дающий отвечающему возможность обоснованно изложить свою позицию, проанализи­ровать предполагаемые возражения возможного оппонента и т.д. Разумеется, что для обсуждения стоит выбирать такой предмет, который пробудил бы интерес респондентов и позволил «вклю­чить» их наиболее важный информационный ресурс, которым они владеют (скажем, спортсменов лучше спрашивать о спорте, чем о способах добычи угля в шахтах). в начало   БЕСЕДА   Беседа наряду с интервью, опросом является важным аналити­ческим жанром журналистики, опирающимся на использование диалогического, вернее, «полилогического» метода получения ин­формации. Беседа достаточно широко использовалась на страницах прессы на протяжении многих лет. Искушенному знатоку журналист­ских жанров хорошо известны, например, «Беседы за «круглым сто­лом», которые многие годы велись на страницах (еще советских) «Литературной газеты», «Известий», других изданий. В настоящее время мы тоже можем встретить этот жанр в прессе. Иногда жанр беседы отождествляется с жанром интервью. Од­нако это отождествление необоснованно, хотя у названных жан­ров и есть общие черты. Прежде всего — двусоставность текста. Одна часть его «принадлежит» одному участнику беседы (интер­вью), другая — другому. И в беседе и в интервью есть обмен мыс­лями, репликами. Однако между жанрами существует очень важное различие. И заключается оно прежде всего в той роли, которая отводится журналисту-интервьюеру и журналисту-собеседнику, что оказывает существенное влияние на содержание самих текстов интервью или беседы. Если в роли интервьюера журналист может ставить только вопросы, а отвечает на них интервьюируемый, то именно последний и формирует основное содержание публика­ции, ее характер (в частности, позитивный или критический). Журналист-собеседник является равноправным, наряду со сво­им партнером по коммуникативному акту, создателем содержа­ния будущего текста. Поэтому вопросно-ответной форме обмена мыслями, присущей интервью, в беседе будет соответствовать об­мен «равноправными», равнозначными репликами, суждениями, размышлениями. Когда журналист берет интервью, то он может лишь задать направление размышлениям интервьюируемого. А то, будет ли реально содержание публикации фактологическим, оце­ночным или каким-то иным отображением обсуждаемого предме­та, предопределят главным образом ответы интервьюируемого. Как бы ни старался интервьюируемый быть объективным, он в любом случае будет рассматривать предмет обсуждения со своей по­зиции, с позиции имеющихся у него знаний, представлений, сте­реотипов, установок. Поэтому он произвольно или непроизвольно будет вести речь о тех сторонах предмета, которые положительно коррелируются с этой позицией, и опускать то, что ей противоре­чит. Другой участник беседы также имеет свою позицию и рассужда­ет о предмете будущего выступления, исходя именно из нее. Однако то, что в беседе участвуют два равноправных партнера (или несколь­ко), повышает шанс объективного освещения предмета разговора. Это происходит в силу того, что журналист (или другие участники беседы) может находиться на своих особых позициях, которые бу­дут ориентировать его на освещение иных аспектов, иных качеств, достоинств, недостатков, связей обсуждаемого предмета. Таким образом, в отличие от неизбежно одностороннего «монистического» освещения предмета обсуждения в интервью в беседе будет проявлено многостороннее, полифоническое виде­ние предмета обсуждения, что, несомненно, повышает объектив­ность его освещения.   Из публикации «К вопросу о сексуальности гномов» (Всеобуч. № 1. 1999) Насущные вопросы обсу­дил с Машей Мокровой Ник Перумов, наделавший много шума своим продолжением «Властелина колец». Кроме того, он выдумал свой собственный мир, Хьервард, на­селенный злобными хоботярами, стеноломами, ногогрызами и брюхоедами. Сейчас на его счету несколько серий («Коль­цо тьмы» - продолжение Толкиена, «Летописи Хьерварда», «Теномагия»...) и отдельных книг («Не время для драко­нов», «Планета Армагеддон», «Русский меч»...). Маша: У Вас нестандартное понимание Света и Тьмы. По ходу чтения возникает сочув­ствие тьме, а свет, наоборот, вы­ступает как нечто эгоистичное и жестокое. Вы такой умный или выпендриваетесь Перумов: В традиционной фантазии правило «свет = доб­ро, тьма = зло» укоренилось очень прочно, главным обра­зом благодаря «Властелину колец» Дж. Р.Р. Толкиена. Признаюсь, мне довольно бы­стро наскучил этот стандарт. Кроме того, я люблю темноту и звезды. Как Блейк. Или Уайльд. Это упрощение, но в каждой шутке есть доля шут­ки. Мой принцип, которому я стараюсь следовать в своем творчестве, — нет изначально плохих, нет изначально хоро­ших. Добро не может быть с кулаками, иначе оно переста­нет быть добром. Поэтому Свет и Тьма у меня это ско­рее Сохранение и Развитие — которое, как известно, может быть весьма болезненным, как, например, роды. Должен сразу сказать, что я не принадлежу к поклонни­кам сатанизма, я атеист. Маша: Но ни во что не ве­рить нельзя. Во что же вери­те Перумов: В справедли­вость силы. Маша: Вы очень реалис­тично описали характеры гно­мов, эльфов и прочих персо­нажей. Они были придуманы вами из головы Перумов: Все, что мы спо­собны помыслить — так или иначе, продолжение нас самих. Эльфы — может быть, отраже­ние какой-то возвышенной части нашей души, которая боится смерти, которая стре­мится к консервации, к сохра­нению существующего поряд­ка вещей. «You want to live forever», — как пел «Queen». Но, попутно, это и осознание того, что эта мечта бесплодна, что бессмертные существа, расплодившись, очень быстро заполнили бы нашу Землю. И они вынуждены были бы принимать какие-то драконов­ские меры по ограничению рождаемости. Гномы — это, наоборот, то, что наше земное, плотское, разгульное, основательное, Здравый смысл. Гномы друже­ственны людям в отличие от эльфов, которые всегда счита­лись непознанными, непозна­ваемыми, необычными и опас­ными. С гномами больше тор­говали... Маша: Вы пишите в «Зем­ле без радости»: «...Гномы, хотя ростом и не вышли, зато лучше их в постели никого нет, и даже самый здоровый хуторянин-бугай самому заху­далому гному в подметки не годится». Не гномы, а какие-то сексуальные спецназовцы... Идея суперсексуальности гно­мов основана на интуиции или на научных данных Перумов: Отчасти на науч­ных. Как известно, избыток половых гормонов ингибирует рост костной ткани. В на­родной смеховой, скоморошь­ей культуре это нашло отра­жение: «Ростом мал, да в .... удал». Маша: Люди, которые от­зываются о ваших книгах, ча­сто замечают какие-то ошиб­ки в описаниях, например в описаниях боев... Перумов: Бывает. Предпо­ложим, в начале книги како­го-нибудь второстепенного ге­роя зовут одним именем, а ког­да он появляется второй раз, его имя слегка изменено, просто потому, что я его уже за­был. А редакторы сейчас ра­ботают спустя рукава... Заметив меня и фотогра­фа с кружками пива, Перумов возмутился: — Господа девушки пьют пиво! Во времена моей моло­дости... девушки не пили пиво. Предложить девушке пиво было смертельным оскорбле­нием. Маша: Вы полагаете, так было правильней Перумов: Мы не оценива­ем обряды, в которых вырос­ли, тем более если они не по­давляют очень сильно лич­ность. Это по типу «оранжевые штаны» — три раза «ку!». Ци­тата не точная, но примерно, да Это вот некое «ку!» того времени. Это некий обычай такой, этикет. Как при коро­лях дамам положено было де­лать реверанс разной степени глубины, в зависимости от положения дамы в обществе. А у нас положено было, если ты ухаживаешь за девушкой, ты должен был ее поить, в идеальном случае — коньяком, в реальном случае — хорошим сухим вином. Марочным, не крепленым, но ни в коем слу­чае не пивом! Предложить пиво — это было все! Развод и девичья фамилия!   В данной публикации журналистка и писатель, с которым она общает­ся, выступают, что вполне очевидно, как относительно равноправные, компетентные в обсуждаемом предмете собеседники. Здесь нет, так ска­зать, «авторитетного подавления» со стороны того, к кому обратилась за информацией журналистка. Ее реплики, хотя во многом лаконичнее выс­казываний Перумова, выглядят вполне достойными уровня проводимой беседы.   Беседа как аналитический жанр может оказаться незаменимой в том случае, когда обсуждаемый предмет не поддается момен­тальному и однозначному истолкованию, но требует спокойного всестороннего, глубокого своего рассмотрения, аргументирован­ного и квалифицированного «препарирования». При этом чем кон­трастнее будут позиции собеседников, чем выше будет их стрем­ление «докопаться до истины», тем интереснее может получиться публикация. К тому же очень важно, чтобы собеседники с уваже­нием относились к точке зрения друг друга, не стремились прини­зить весомость доводов оппонента. В противном случае беседа пре­вратится в безрезультатный спор. Жанр беседы требует достаточно высокой квалификации, ком­петентности журналиста в вопросе, который обсуждается в ходе беседы. Ведь он не может обойтись в отличие от интервьюера од­ними только вопросами, адресованными «источнику информации», но должен еще и продемонстрировать соответствующее понима­ние того предмета, который обсуждается. в начало   КОММЕНТАРИЙ   Комментарий может быть, как и интервью, методом и жанром журналистики. Как метод комментарий применяется во всех фор­мах публикаций: в заметке — в виде цитируемых выражений чужо­го мнения или различных примечаний. В корреспонденции, ста­тье, очерке, обозрении, обзоре, рецензии — в формах авторской интерпретации предмета отображения, в виде заключительной мысли, вывода. Метод комментирования даже может быть поло­жен в основу, например, газетной полосы, теле- и радиопередачи. Это проявляется в том, что различные публикации, расположен­ные на ней, взаимно «комментируют» одна другую. Для обозначения самостоятельного жанра журналистики слово «комментарий» стало применяться в нашем столетии. Публикации, подходящие под это определение, «комментировали» (объясняли, обсуждали, разъясняли) важные события. В настоящее время в ком­плексе основных журналистских форм комментарий занимает свое важное место. С его помощью автор выражает отношение к акту­альным событиям, формулирует связанные с ними задачи и про­блемы в форме сжатого анализа недостатков или достижений, а также выражает их оценку, прогноз развития и т.д. Комментарий разнит от информационных жанров именно наличие анализа. От статьи, обозрения, обзора и прочих аналитических жанров ком­ментарий отличается тем, что в нем обычно анализируется какое-то явление, уже известное аудитории, и в этом анализе превали­рует отношение к предмету отображения. Как жанр комментарий выкристаллизовался во второй поло­вине XIX — начале XX в. из широко распространенного тогда крат­кого аналитического сообщения типа корреспонденции19[3]. Этот про­цесс протекал параллельно с образованием разных жанров ин­формации в ее сегодняшнем понимании. И комментарий, и информационные жанры были и остаются высокооперативными жанрами, отражающими ежедневные события и даже опережаю­щие их. Современный комментарий преследует следующие цели: — направлять внимание аудитории на важные новые факты, выходящие на первый план общественной жизни, оценивать их; — ставить комментируемое событие в связь с другими, выяв­лять причины этого события; — формулировать прогноз развития комментируемого собы­тия; — обосновывать, как правило, с помощью примеров, необхо­димые способы поведения или решения задач. Следует подчеркнуть, что комментарий представляет собой не только реакцию на новые явления. В комментарии активно обрисо­вываются проблемы, обсуждаются относящиеся к ним актуальные факты. И как отмечалось выше, комментарии могут быть превен­тивными, предвосхищающими события, готовящими общество к их неизбежности. Функции жанра комментария неразрывно связаны с его пред­метом. Вопрос о предмете комментария не следует относить к ака­демическим — он возникает из повседневной журналистской прак­тики. Определение цели будущего выступления предполагает яс­ность в установлении его предмета. Комментарий рассказывает о взаимосвязях обнаруженного предмета. Вопросы, решаемые с его помощью, нацелены на познание сути явлений, на оперативное решение задач, на побуждение к действию. Бесконечное многооб­разие конкретных комментируемых проблем может быть в большой мере охвачено рядом типичных вопросов, сведенных в груп­пы: об особенностях или новых качествах факта, его ценности; о причинах, условиях, предпосылках существования фактов; это связано с вопросами о прецедентах, параллелях; о целях, моти­вах, планах действий участников комментируемого события (фак­та); о порядке развития комментируемого явления; о тенденциях, закономерностях развития общества, которые проявляются в ком­ментируемом факте, о противоречиях внутри этого факта; о зада­чах, которые вытекают из комментируемого факта, о путях и ме­тодах их решения в конкретной ситуации; о достоверности ком­ментируемых фактов. Аналогично известным вопросам, присущим информационному сообщению: что Где Когда Как, коммен­тарию присущи вопросы: что (кто) действительно При каких об­стоятельствах Почему Кому выгодно Какова ситуация Что де­лать Как лучше Какие существуют различия, противоречия Как проявляется направление развития Какова его стратегия и такти­ка Первым шагом при подготовке комментария, как и при подго­товке любого иного материала, является выбор цели. Поэтому ав­тор должен четко ответить себе на вопросы: — какое явление я хочу осветить Что я должен рассказать чи­тателю, какое знание дать ему Какие чувства пробудить — какие знания, представления о предмете будущего выступ­ления у меня уже есть — какие могут возникнуть возражения у моего оппонента Как их учесть в публикации Чем яснее замысел автора, тем точнее его решение о поста­новке определенных вопросов, на которые надо ответить. Чем яс­нее цель и постановка вопросов, тем целенаправленнее собирает­ся информация, тем глубже продумывается взаимосвязь предмета, тем легче и увереннее в конце концов пишется материал. При всей эластичности формы комментарий обладает относительно проч­ной структурой. Комментарий представляет собой в этом плане (за исключением кратких форм комментария) структуру доказатель­ного рассуждения по поводу какого-то одного основного вопроса. Это предопределено содержанием, функциями, предметом жанра. В ходе рассуждения комментируемое новое событие связывается с более широкими общими процессами, ситуациями и задачами, как правило, уже известными аудитории. Таким образом, осуще­ствляется интерпретация новых явлений, их объяснение, оценка. Удачный комментарий имеет всегда хорошее логическое заключение. Комментируемые и комментирующие факты, их детали, под­робности служат аргументами в пользу выдвигаемого автором те­зиса или посылками его умозаключения. Комментирование осуществляется с помощью следующих при­емов: — разработка взаимосвязей между исходными и комментиру­ющими фактами (например, обсуждение предыстории события); — детализация основных комментируемых событий (восстанов­ление подробностей), признаков, которые важны для постановки вопросов (например, можно обсудить заседание Городской Думы, подчеркивая и взаимосвязывая разные высказывания, умозаклю­чения депутатов); — сравнение фактов, разработка аналогий, например, с пре­цедентами; — проведение параллелей, которые могут быть привлечены в качестве демонстрационных моделей обнаруженных связей акту­ального события (предмета) комментария; — противопоставление, конфронтация различных или проти­воположных способов осуществления обсуждаемых действий; — интерпретация текста (разъяснение документов, «перевод» доводов оппонентов на ясный язык). Эти и другие аналитические способы применяются по отдель­ности или комбинированно. Их выбор проистекает из конкретной цели доказательного рассуждения и постановки необходимых воп­росов. Независимо от того, какой способ используется, коммента­рии содержат ряд типичных структурных элементов (основных ча­стей комментария): — сообщение о комментируемом событии и формулировка за­дачи комментария; — формулирование возникших в связи с этим событием воп­росов; — изложение комментирующих фактов и мыслей, деталей; — формулировка тезисов, отражающих отношение автора к отображаемому событию, изложение их или в начале текста, или непосредственно вслед за постановкой вопросов, выявляющих суть комментируемого явления. Построение комментария вытекает из сущности жанра, и все его структурные элементы обусловливают один другой. Поэтому все они должны присутствовать в комментарии. Иначе он может оказаться неудачным. Так, если в тексте отсутствует исходный (комментируемый) факт, если он неизвестен аудитории, то постанов­ка вопросов повисает в воздухе и речь в лучшем случае может идти лишь о проявлении обшей точки зрения по поводу неких, неизве­стных аудитории событий. Это же происходит и тогда, когда ком­ментатор начинает с факта, приведенного для привлечения вни­мания аудитории, но не являющегося фактом, подлежащим ком­ментированию. Ошибка в комментировании возникает и тогда, когда поста­новка вопросов, связанных с комментируемым фактом, не прояв­лена в тесте. В этом случае проблема, которую обсуждает автор, аудитории не ясна или она узнает о ней слишком поздно. Поэтому следует сделать все возможное, чтобы текст содержал все струк­турные элементы, и тем самым включить аудиторию в активный мыслительный процесс. Если же автор сам не понимает цели ком­ментария, плана постановки вопросов, то может случиться, что он вообще не будет комментировать что- то, а будет просто сооб­щать определенные факты. Особую роль играют качество поставленных вопросов, их акту­альность, проблемность, точность. Они влияют на качество аргу­ментов, комментирующих мысли и факты. От качества комменти­рующих фактов, мыслей зависит возможность небанального, обоснованного вывода (хотя в коротком комментарии следствие может вытекать непосредственно из исходных фактов). Как прави­ло, в полновесных комментариях комментирующие мысли и фак­ты необходимы для оценки исходных фактов и основания заклю­чения. Хороший комментарий должен иметь ясный вывод. Если он отсутствует, тогда последовательность мысли автора может быть не уловлена аудиторией. Целенаправленный, исходящий от коммен­тария к аудитории импульс будет слабым. Конечно, это не значит, что вывод должен быть изложен в дидактичной форме. Он может как бы сам по себе вытекать из логики размышлений автора и взаимо­связи приведенных им фактов, примеров, позволяющих аудитории (при соответствующей подготовке) самостоятельно сказать послед­нее слово: «вывод очевиден» или «комментарии излишни». В рассмотрение технологии комментария включается и харак­теристика признаков его заголовков. Удачный заголовок коммен­тария, как и заголовок любого иного текста, сигнализирует о ха­рактере публикации. Он находится в тесной связи с построением и способом комментария. Часто при этом речь идет о кратком офор­млении вопроса; характерным представляется частое использова­ние вопросительных предложений или тезисов (выводов). Иногда заголовок включает в себя главный аргумент, реже — интересную деталь. Он может также проявлять один из главных способов ком­ментирования, примененный автором, например противопостав­ление. Содержательно заголовок комментария отражает прежде всего событие или связанную с ним ситуацию, процесс, тенденцию, задачи, пути их решения, оценку. Он может обозначать и взаимо­связи или отражать полемическую направленность комментария. Итак, описанные основные положения подготовки комментария обусловлены функционально. Они прямо вытекают из задач этого жанра, определяются внутренней его логикой, заключенной в ос­нове доказательного рассуждения. Это предъявляет высокие требо­вания к логике мышления, логике действий комментатора. При­нимая во внимание скорость, с которой должны готовиться ком­ментарии, этот жанр требует от автора высокого самоконтроля, оперативности, профессионального самосовершенствования. Успех комментария во многом зависит от того, насколько пра­вильно он построен. Вариантов построения комментария существует множество. Но принцип его должен быть одним — построение пуб­ликации должно способствовать ясности, понятности комменти­руемой проблемы. Читателю дается возможность без особых уси­лий увидеть, о чем собственно идет речь, какие аргументы ком­ментатор приводит в пользу своей позиции, какие решения предлагает и т.д. Классическим построением публикаций данного жанра является расположение материала по схеме «факт — ком­ментарий».   Из публикации «Зарплата — хорошо, а пенсия — лучше» (Российские вести. № 17. 1999) Задолженность по зарпла­те в России на 1 апреля 1999 г. уменьшилась до 9,5 млрд. руб­лей. Об этом заявила, высту­пая в Совете Федерации, вице-премьер правительства РФ Валентина Матвиенко. По ее словам, долги по зарплате со­ставляют в среднем пример­но полтора месяца, хотя более чем в 20 регионах этот пока­затель составляет три и более месяцев. Задолженность же по пенсиям сократилась с 30 млрд. до 18 млрд. рублей и к 1 ок­тября, как предполагается, все долги перед пенсионерами бу­дут погашены. Ситуацию с выплатой зар­плат, пенсий и пособий ком­ментирует председатель Ко­митета по труду и социаль­ной политике Госдумы Владимир Лисичкин: «На се­годня задолженность по зарп­лате, действительно, сокращается. Если сравнить нынеш­нюю ситуацию с положением на 1 марта, то она улучшилась сразу в 74 субъектах Федера­ции. А с январем сравнивать даже не стоит — настолько кардинальны происшедшие изменения. Приведу один пример. К 1 января 1999 года только пять регионов не имели почти никаких долгов перед бюджет­никами. А на сегодня свои дол­ги практически ликвидирова­ли уже 50 регионов. Прави­тельству Примакова, которое многие упрекают в бездей­ствии, все-таки удалось пере­ломить критическую ситуа­цию в области зарплаты. И это большой ему плюс. А вот с выплатой пособий положение, увы, ухудшается. Ежегодно задолженность по ним удваивается. По состоя­нию на 1 января 1997 года она составляла менее 8 млрд. руб­лей, к 1998 году увеличилась до 15,2 млрд., а на начало ны­нешнего года достигла 25 млрд. рублей! При этом платежеспо­собными остались только 4 ре­гиона, а в 27 уровень задол­женности чрезвычайно высок. Кто проводил эту политику разрушения социальной сфе­ры Я считаю, что одним из виновников является Мин­фин...» Комментарий отдела экономики «Российских вес­тей»: «Как известно, Влади­мир Лисичкин является одним из наиболее рьяных оппонен­тов нынешнего министра Ми­нистерства финансов Михаи­ла Задорнова. И инициатором подготовки проекта постанов­ления Госдумы о признании деятельности Задорнова не соответствующей занимаемой должности. Сам министр фи­нансов комментировать эти обвинения отказался, ссыла­ясь на их очевидную необос­нованность. Однако не исклю­чено, что скандальный проект «всплывет» на одном из бли­жайших заседаний. Потому что сторонников у него предоста­точно: уже сейчас за отставку министра финансов готовы го­лосовать коммунисты, аграрии и либеральные демократы. Они найдут поддержку у тех губернаторов, кто стремится перевести стрелки «народно­го гнева» в сторону центра. Ведь подавляющая часть средств на выплату пособий выделяется как раз из бюдже­тов территорий, которые в этом году «просели» чуть ли не на треть, поскольку в от­личие от федерального не мо­гут подпитываться за счет эмиссии. О неподъемности для бюджета подобной социальной нагрузки правитель­ство стало говорить еще года два назад, когда внесло зако­нопроект о переходе к адрес­ной социальной помощи. Ле­том 97-го года он был прине­сен в жертву Налоговому кодексу (тогда Кабинет еще надеялся, что сможет провес­ти этот документ через Госду­му). Летом же 98-го закон о государственной социальной помощи, предусматривающий ликвидацию всей системы безадресных льгот по катего­риям, был все-таки принят в первом чтении. Вместо ны­нешних пособий, большая часть которых приходится на достаточно благополучные се­мьи, предполагалось самым беднейшим выдавать пособие по нуждаемости. Но в процессе доработки законопроект претерпел поис­тине загадочные изменения. В итоге все категории льгот­ников сохранились, а к ним добавились еще пособия по нуждаемости, которые даются семьям с доходами ниже про­житочного минимума! О чем говорят подобные метаморфо­зы, происшедшие, кстати, в не­драх Госдумы, а отнюдь не в Министерстве финансов Только об одном: депутаты (чи­тай — мы с вами) еще не созре­ли для коренного пересмотра всей системы социальной помо­щи. А раз так — поиски винов­ных могут затянуться. Если, конечно, действительно, не на­значить виновным Минфин. В конце концов, деньги-то у него...»   Особенность построения данного комментария заключается в том, что в нем присутствуют все основные «компоненты», позволяющие чи­тателю включиться в суть вопроса. Причем расположены они в тексте сообразно с логикой познания человеком любого предмета: сначала ему важно составить общее впечатление о предмете, а потом уже попытаться проникнуть внутрь его, выяснить его взаимосвязи. В данном тексте, в частности, следует по порядку изложение автором: 1) основного факта, подлежащего комментированию (сообщение В. Матвиенко); 2) позиции известного экономиста — критика современной поли­тики правительства Владимира Лисичкина; 3) собственной позиции редакции «Российских вестей». Это — простая схема построения. Но она дает аудитории возмож­ность без особых усилий вникнуть в суть дела и более-менее объективно взглянуть на затронутую в публикации проблему. Рассмотрим пример иного рода.   Из публикации «Свастика над театром Победы» (Рост. 20 ноября. 1997) Здание Новосибирского Государственного театра опе­ры и балета строилось во вре­мя войны. Жители затерянно­го в сибирской провинции Оборонграда были уверены, что Победа обязательно при­дет и тогда наши девушки «сменят шинели на туфель­ки». Открытие Большого те­атра Сибири состоялось в мае 1945-го. Зал был заполнен не столько местной элитой, сколько теми, кто работал у станка по двенадцать часов в день и связывал с этой ново­стройкой мечты о светлой пос­левоенной жизни, где тяготы и лишения сменятся праздни­ками высокого искусства, а на площади у театра будут расти розы и мимо ездить троллей­бусы... С тех пор в театре был поставлен практически весь репертуар, а специалисты так и не перестали удивляться уникальности самого сооруже­ния. Самодержащийся свод над сценой и залом пару лет назад был отремонтирован общими усилиями областной администрации, федеральных властей и НАПО имени Чка­лова, предоставившего специ­альную черепицу для серебри­стого купола... Недавно знако­мое всем новосибирцам с детства здание было упомяну­то в сообщениях ведущих СМИ России. Правда, не в связи с торжеством архитек­турной мысли и не по поводу какой-нибудь громкой премье­ры. Шестого ноября неизвес­тные хулиганы «украсили» те­атр флагом со свастикой. По словам заместителя директо­ра НГАТО Семена Иосифови­ча Каплуна, никаких звонков с угрозами (или объяснения­ми этого действия) в театр не поступало. После инцидента выход на крышу был незамед­лительно закрыт на железные затворы. Вопрос, на какие чу­гунные болты была намертво задраена совесть людей, ре­шившихся на такой акт, не зависимо от их целей, не под­дается ответу.   Авторы данной публикации избрали «свой» путь построения текста. Сначала рассказали о театре, его истории, реконструкции, а потом, в конце, вскользь упомянули о том, что собственно и послужило поводом подготов­ки комментария — о флаге со свастикой, установленном хулиганами на здании театра. В результате основной «горящий» факт как бы затерялся в тек­сте, а на первое место вышли воспоминания о прошлом, способные затро­нуть внимание отнюдь не всякого нынешнего читателя газеты, особенно моло­дого, которому собственно и предназначена новосибирская газета «Рост».   в начало   СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ РЕЗЮМЕ   Основной причиной активного использования в отечествен­ной периодической печати жанра, определяемого как «социоло­гическое резюме», стала бурная политическая жизнь в России в последние десять лет, сопровождающаяся перманентными опро­сами населения, его анкетированием, интервьюированием и т.д. Социологическое резюме представляет собой тип публикации, которая содержит краткое изложение итогов каких-либо социо­логических исследований, на которые авторы резюме обычно не указывают («выжимку» из них). Аналитическое начало в публика­циях такого рода обеспечивается прежде всего содержанием самих исследований, которые, как это понятно, нацелены на анализ действительности. Кроме того, автор резюме может не просто пуб­ликовать их в той последовательности, в которой они изложены в самом исследовании, но и определенным образом соотносить те или иные социологические данные и таким путем дополнительно комментировать их, что также выступает одной из ступеней ана­литического осмысления предмета отображения в резюме.   Из публикации «Медведь в думской берлоге» (АиФ. № 4. 2000) Союз КПРФ и фракции «Единство» («Медведь»), вре­менно расколовший депутатов на большевиков и меньшеви­ков, вызвал повышенный инте­рес к новому думскому «зверю». Из кого же состоит «медвежья» фракция, представляющая по­чти 20 миллионов избирателей и ставшая парламентской опо­рой для и.о. президента В. Пу­тина Из 81 члена фракции 64 избраны по списку, 17 — в одномандатных округах, в том числе трое прибивших­ся к «Единству» членов НДР (В. Черномырдин, В.Рыжков и В. Язев). Большин­ство фамилий неизвестны широким массам. Исключение составляют олимпийский чем­пион по греко-римской борь­бе А. Карелин и теледива ОРТ А. Буратаева. К слову, женщин во фракции набралось всего 7. Средний возраст: 46 лет. Самый пожилой «медведь» 67-летний Р. Храмов, самый юный - 27-летний В. Семенов. Образование: у 98 - выс­шее. Половина по профессии — инженеры, у 10 чел. — во­енное образование, у 9 — юри­дическое, у 6 — экономичес­кое. Встречаются также филологи, врачи, физик, математик и биолог. Социальный статус: боль­ше всего в «Единстве» бизнес­менов — 24 чел., а также чи­новников и депутатов всех уровней — 32 чел. Следующие по численности — функционе­ры различных общественных организаций — 14 чел. и фон­дов — 6 чел. До избрания за­нимались наукой, культурой, образованием и здравоохране­нием. Богато представлено те­левидение — 3 чел. Замыкают список спортсмен и пенсио­нер. Место жительства: среди «медведей» 22 москвича и 6 питерцев. Относительно мно­го представителей Кемеровс­кой, Ростовской и Ивановской областей (в сумме 12 чел.). Материальное положение: самым богатым оказался эндээровец В. Язев. В 1998 г. он заработал, согласно деклара­ции, 4,3 млн. руб., при этом имеет 5 квартир общей пло­щадью 485 кв. м. Другие мил­лионеры — В. Резник (годо­вой доход 1 млн. 670 тыс. руб.), В. Кузнецов (1,04 млн. руб.). Несколько скромнее обеспечен В. Карелин. В 1998 г. чемпион заработал только 255 тыс. руб., зато он может гордиться своим движущимся имуществом — «Мерседесом-Бенц», «Мицубиси-Паджеро» и мотоциклом «Харлей-Дэвидсон». На этом фоне лидер Российского союза ветеранов Афганистана Ф. Клинцевич (14,5 тыс. руб.), телевизион­щики А. Буратаева (32,4 тыс. руб.) и В. Комиссаров (6,6 тыс. руб.) выглядят бедняками. Идеология: прагматизм, если это можно назвать идео­логией. Некоторые эксперты также называют «медведей» центристами и государствен­никами. Происхождение: «крестным отцом» «Единства» считается Б. Березовский, который сам, однако, не вошел в состав фракции. Список составлялся при участии администрации президента и губернаторов (Л. Горбенко, А. Тулеева, Д. Аяцкова, А. Руцкого и др.). Из-за спешки не обошлось без накладок. Так, членом партии власти едва не стала «русская Чиччолина» — скандально из­вестная журналистка Д. Асламова, но в последний момент ее вычеркнули из списка. Впрочем, доля политической экзотики в «Единстве» оста­лась — в лице трех молодых депутатов, лидеров «Поколе­ния свободы» (В. Коптев-Дворников, В. Семенов, А. Баранников). По слухам, эта молодежная организация создавалась на деньги шоу-бизнеса и в числе прочего про­поведует свободу однополой любви. Схема принятия решений: замыкается на Кремль. Внутрифракционная демократия почти отсутствует. Позиция «медвежьих» депутатов выра­батывается на встречах руко­водителя фракции Б. Грызлова (кстати, знакомого В. Пу­тина еще по Питеру) и зам. главы администрации В. Суркова. Иногда в консультациях участвует лидер «Единства» С. Шойгу. Перспективы: зависят от воли Кремля и готовности де­путатов «Единства» играть роль лояльной фракции (а только в этом качестве она нужна отцам основателям). Не исключено, что «Медведь» не захочет оставаться вечно руч­ным и начнет показывать зуб­ки своему дрессировщику. Тогда его ждет печальная судьба предшественника — НДР. Впрочем, у «Единства» есть шанс превратиться в нор­мальную правоцентристскую партию, которая станет осно­вой будущей двухпартийной системы власти в России. И последнее: Можно пред­положить, что союз «Един­ства» с коммунистами не ста­нет долговечным. Он разва­лится, как только Дума начнет решать принципиальные воп­росы — принимать Земельный кодекс, Закон о государствен­ной символике (гербе, гимне), ратифицировать договор СНВ-2.   Что отличает данный материал от аналитических публикаций иных жанров Во-первых, предмет отображения. Таким предметом в нем вы­ступает так называемое массовидное явление — новое политическое движение в послевыборный период своего развития. Во-вторых, цель публикации, которая заключается в том, чтобы дать аудитории крат­кую, но достаточно всеобъемлющую (многоаспектную), теоретически выверенную характеристику нового феномена. В-третьих, методы по­лучения информации (ими стали, судя по всему, методы социологи­ческого исследования, из которого сделана «выжимка»). В данном мате­риале активнейшим образом использована группировка данных, ста­тистика, характеризующая наиболее важные стороны нового политического феномена. Однако, при всем при этом, данная публика­ция не является (в представленном виде) научной публикацией (какой может быть публикация того исследования, на основе которого созда­но резюме, в его полном виде).   Резюме дает адаптированное к информационным ожиданиям аудитории газеты изложение результатов научного исследования, причем в нем часто не указывается, какими методами оно осу­ществлялось (что присуще и данному резюме), насколько слож­ным было по содержанию. Можно заметить, что социологическое резюме в какой-то степени приближается к научно-популярным жанрам. Однако научно-популярное выступление служит пропа­ганде научных достижений, но не целям выяснения расстановки политических сил или характеристике какой-то политической силы (что, например, является целью проанализированной публикации). По степени своей «развернутости», сложности конкретные ре­зюме могут значительно отличаться одно от другого. Но это все же не мешает объединению их в единую жанровую группу. в начало   АНКЕТА   В журналистике наряду с такими методами сбора информации, как наблюдение, интервьюирование, опрос и пр., применяется метод анкетирования. Данный метод пришел в журналистику из социологии и применяется для получения сведений по определен­ным вопросам от широкого круга людей. В результате обработки данных анкетирования создаются публикации, обладающие свое­образными чертами, позволяющими объединить их (публикации) в самостоятельную жанровую группу. Название этого жанра может быть образовано от названия ме­тода получения информации, выступающего главным жанрообразующим фактором. Иначе говоря, этот жанр может быть назван «анкетой» по образцу жанра «интервью», тоже получившему свое название от наименования соответствующего метода. Анкетирование дает в распоряжение журналиста достаточно сложный и разнообразный материал. Такой характер его объясня­ется, как минимум, двумя обстоятельствами. Во-первых, тем, что анкета, как правило, включает в себя достаточно много разных вопросов, нацеленных на выяснение тех или иных сторон явле­ния, которое становится центром внимания анкетируемых. При этом организатора анкетирования (или журналиста) могут инте­ресовать как характеристики самого предмета (т.е. сведения о сущ­ности предмета, его количественных и качественных характерис­тиках), так и отношение анкетируемых лиц к тому предмету, ко­торый они рассматривают. Во-вторых, в результате анкетирования журналист получает множество ответов на каждый из нескольких (порой десятков) вопросов. В итоге создается большой объем разнообразной инфор­мации, которая требует своего упорядочения. Именно в ходе этого упорядочения и возникает оригинальное по содержанию и струк­туре конкретное журналистское произведение.   Из публикации «Дикий запад» (Вечерняя Москва. 1999) «Вечерняя Москва» регулярно проводит в столичных школах анке­тирование и опросы на разные волнующие темы. Сейчас весь мир следит за трагическими событиями в Югославии. Ученикам 8-го «А» класса школы № 1233 они также далеко не безразличны. Подтверждение тому ответы двадцати трех ребят на следующие вопросы «ВМ»: 1. Из-за чего самолеты НАТО начали бомбить Югославию 2. Кто прав, а кто виноват в этой войне 3. Задела ли ситуация на Балканах вас лично 4. Пошли бы вы сражаться на эту войну, а если да, то на чьей стороне 5. Изменилось ли ваше отношение к США в связи с военной опера­цией на Балканах 6. Как вы оцениваете позицию России 7. Стоят ли так называемые принципы государств — членов НАТО человеческих жертв Далее излагается основной материал.   «Американцы вытерли ноги о югославцев» Если не считать одного эк­стравагантного мнения, со­гласно которому война нача­лась из-за того, что раньше Югославия была территорией США и теперь американцы хо­тят возвратить ее себе, в целом восьмиклассники проявили в первом вопросе солидную ос­ведомленность. Девять ребят причиной войны назвали кон­фликт между сербами и косовскими албанцами, в котором страны блока приняли албан­скую сторону. Шестеро вось­миклассников убеждены в другом. «Мне кажется, что США хотят испробовать свое усовершенствованное войско и оружие на слабой стране, где этот вид промышленности очень слабо развит, а потом перейти на более сильную страну»; «НАТО нападает, а Югославия защищается. Аме­рика искала козла отпущения и причину для нападения. С таким же успехом они могли напасть и на Россию из-за Чечни»; «Мне кажется, что Америка лезет не в свое дело. Она думает, что она самая главная в мире. Видимо, аме­риканцев что-то не устроило в Югославии и они вмешались в гражданскую войну, хотя ни­какого права на это не имели»; «Кто-то из властей Америки захотел еще большей власти в мире. И этот кто-то начал с наименее сильной страны»; «Американцы всегда считали себя самыми крутыми»; «Аме­рика хочет показать свою силу и доказать, что она есть жан­дарм мира. Еще Америка хо­чет развязать ядерную войну и использует Югославию как полигон для испытания ору­жия, по силе почти равного ядерному». Четыре восьмиклассника ответили на первый вопрос приблизительно так: «Прези­дент Югославии Милошевич не захотел, чтобы на террито­рию его страны были введены натовские войска, а это не по­нравилось Америке и она на­чала бомбить Югославию». А вот еще одно эмоцио­нальное мнение: «Американцы вытерли ноги об югославцев». Сила есть, ума не надо. Кто виноват и кто прав в войне между НАТО и Югосла­вией Ответы на второй вопрос анкеты разделились таким об­разом: 13 восьмиклассников категорически обвиняют в войне НАТО и Америку. 3 ученика, наоборот, их счи­тают правыми, а оставшиеся 7 человек считают, что в этой войне нет правых и виноваты обе стороны. «Зачем применять силу После бомбовых ударов кон­фликт только обострился. Сколько пострадало мирных жителей! Сколько беженцев! Македония уже не в состоя­нии принять всех бегущих от войны...»; «Америка обвиняет Югославию в кровопролитии, а сама убивает мирных жите­лей. США пришли в чужую страну и развязали войну»; «Америка не имеет права вме­шиваться во внутренние дела Югославии»; «Это территория Югославии, и американцы не имеют права ее бомбить»; «США, конечно, виноваты. Оставили бы они Югославию в покое, всем было бы только лучше. А то еще Россия туда вмешается, если не вмеша­лась»; «Теперь уже никто не поверит в цивилизованность Америки. Она бомбит ни в чем не повинных мирных жите­лей»; «В конце XX века ре­шать политические вопросы таким доисторическим спосо­бом — проливать кровь невин­ных людей! Нет, Америка не права!»; «США однозначно виноваты, они развязали вой­ну, втянув в нее и ряд евро­пейских стран»; «Наглость из Америки так и прет!» Теперь прислушаемся к сторонникам НАТО и Амери­ки, у них тоже есть свои аргументы: «Американцы правы, потому что они преуспевают всегда и везде»; «Мне кажет­ся, что правы американцы, они предупреждали югославов, те отказались». Третья группа — «взве­шенные» восьмиклассники — высказывается следующим образом: «США от имени НАТО действует по принци­пу «сила есть, ума не надо», а Югославия, вернее Милоше­вич, просто глупо и упрямо не соглашается на переговоры»; «Обе стороны не правы. Юго­славия могла бы пойти на ус­тупки и прекратить граждан­скую войну. А Америка могла бы не начинать эту войну, а попробовать решить эту про­блему другим способом»; «В этой войне правых нет, есть только жертвы и агрессоры. Действия США и НАТО на­рушают устав ООН о между­народном праве. Действия Милошевича тоже нельзя на­звать правильными, так как он никого не слушает»; «Правых в этой войне нет. Ни в коем случае нельзя было допускать, чтобы гибли невинные люди, вне зависимости от нацио­нальности». Обидно, что с мнением России не считаются. Только одну девочку из 8-го «А» война на Балканах никак не задела. Остальные двад­цать два ее одноклассника не скрывали своей тревоги, оза­боченности. «Возмущаюсь не­дальновидной позицией НАТО. Значит, за любое не­согласие можно идти войной на любое государство»; «Я эту войну еще не понимаю, но почему-то я ее боюсь»; «Чув­ствую себя задетым, потому что все люди братья»; «Мы с Югославией одна семья, по­этому мне за нее больно»; «Россия будет помогать Юго­славии, и прольется кровь рус­ских солдат»; «Жалко невин­ных людей, но разве можно что-то сделать»; «Югославы тоже славяне, тоже православ­ные, и вообще так американ­цы и до нас доберутся, если вовремя их не поставить на место»... Многие ребята считают, что балканский кризис рано или поздно коснется России, и очень переживают по этому поводу. В ответах сквозит оби­да за державу: «Особенно за­девает то, что с мнением Рос­сии не считаются!»; «Если Америка навязывает свою волю одной стране, то почему это не может произойти с Рос­сией И разве можно принять то, что более сильный без вся­кого на то права командует более слабым» Лучший из всех, наверное, этот ответ: «Поскольку я живу на этой планете, то меня волнует все, что на ней происходит».   В данном отрывке — примерно половина текста журналистки Мари­ны Мацкявичене, но и он дает возможность судить о публикации как об особом жанре печати, который мы обозначили именем «анкета». В чем своеобразие представленной публикации Во-первых, она представляет собой совокупность мнений разных людей по важным, с точки зрения составителя анкеты и журналиста, вопросам. И в этом плане публикация является не чем иным, как ком­ментарием, но комментарием достаточно своеобразным, поскольку свое мнение высказывают двадцать три человека (т.е. это «массовый коммен­тарий»). Во-вторых, публикация имеет сложную и своеобразную структуру. Она состоит из энтимем (так в логике определяются сокращенные формы умо­заключений, которые обычно применяются в повседневном обыденном мышлении), иначе говоря — логических отрезков, каждый из которых содержит ряд высказываний «реципиентов» (т.е. ответов школьников на вопросы анкеты), и эти ответы служат либо аргументами в пользу какого-то тезиса, либо посылками, из которых вытекают определенные умозак­лючения. И тезисы и умозаключения едины в одном, а именно в том, что они являются суждениями самой журналистки. Таким образом, из отдель­ных энтимем создается цепь силлогизмов, возникает то, что называется доказательным рассуждением. А это уже — свидетельство осмысления пред­мета отображения (войны в Югославии), его причинно-следственный, оценочный анализ, что и позволяет относить данную публикацию к ана­литическим жанрам (и в частности — к жанру «анкеты»).   Публикации в жанре «анкеты» в настоящее время появляются на страницах многих газет и журналов («Независимой газеты», «Литературной газеты», «Вечерней Москвы» и т.д.). Популярность этого, относительно трудного с точки зрения подготовки жанра объясняется тем, что он позволяет удовлетворять потребность ауди­тории в знании того, как реагируют на те или иные общественные ситуации, процессы, явления определенные социальные группы, поскольку именно такое знание позволяет выбирать правильные ориентиры в собственном поведении и оценке действительности. в начало   МОНИТОРИНГ   Тип публикаций, появляющихся на страницах современной периодической печати под рубрикой «мониторинг», получил свое название от активно используемого в настоящее время при изуче­нии процессов, протекающих в обществе, одноименного вида со­циологического исследования. Мониторингом называется определенное «слежение» за каким-либо явлением, систематически по­вторяющийся «замер» одних и тех же параметров в определенной сфере деятельности. Предметом мониторинга выступают конкрет­ные характеристики (выбор их зависит от цели мониторинга) раз­личных явлений непосредственно в момент исследования. В ходе мониторинга активно применяются разные методы, осо­бенно статистические, контент-анализ (например, подсчитывает­ся, сколько раз на протяжении определенного времени на страни­цах какой-то газеты появляется имя определенного политика) и т.д. Мониторинг дает возможность увидеть, так сказать, «срез» како­го-то явления, прежде всего в виде совокупности статистических данных, которые «обнаруживают» сиюминутную тенденцию раз­вития этого явления. Указанные особенности предмета, цели, ме­тодов отображения действительности при подготовке публикаций, определяемых понятием «мониторинг», и становятся основой, определяющей характер этих публикаций как «представителей» самостоятельного жанра журналистики.   Из рубрики «Мониторинг» (Мир за неделю. № 12. 1990) На 16 ноября количество упоминаний политических персон и партий в централь­ной прессе, занесенных в базу данных Отдела мониторинга центральных СМИ, достигло 40 189. На долю «Трибуны» приходится 1170 записей, что составляет 2,9 от общего ко­личества упоминаний полити­ков и партий в центральной прессе. Рейтинг партий по коли­честву упоминаний на страни­цах «Трибуны» выглядит сле­дующим образом: в центре внимания оказалось «Един­ство» с 34 упоминаниями (18,1 от общего числа упо­минаний партий на страницах газеты), из которых 7 поданы негативно, 5 — позитивно и 22 — нейтрально окрашены. Да­лее, в порядке убывания по количеству упоминаний, сле­дуют: ОВР с 28 упоминания­ми, или 14,9 от общего ко­личества упоминаний партий на страницах «Трибуны», из которых 2 — негативных, а 9 — позитивных; КПРФ — 21 упоминание (9,6), из ко­торых 5 — негативных и лишь одно — позитивное; 16 упоми­наний — у «Отечества». У ос­тальных партий и движений — менее 15 упоминаний. Из политических персон чаще всего на страницах газе­ты упоминаются Борис Ель­цин (88 раз), Владимир Путин (57), Борис Березовский (42), Юрий Лужков (38), Сергей Степашин (31). У трех из них идет преобладание негативной составляющей над позитив­ной. Особенно здесь выделя­ются Ельцин с 49 негативны­ми упоминаниями (что состав­ляет более половины всех упоминаний о нем в газете) и Березовский (27 из 42 и к тому же ни одного позитивного). Если в прессе в целом за отслеживаемый период нейт­ральной информации — 71, негативной — 20, а позитив­ной 9, то для «Трибуны» эти позиции распределились как 53, 35, 12.   Отдел мониторинга центральных СМИ Центра региональных прикладных исследований по заказу газеты «Мир за неделю».   Нетрудно заметить, что данная публикация по своим характеристи­кам напоминает так называемую событийную заметку, излагающую ка­кие-то итоги (об этом речь шла в главе 2). Однако «мониторинг» отлича­ется от такой заметки как высокой степенью «развернутости» содержа­щихся в нем сведений, так и специфическим характером этих сведений. Специфичность эта заключается в том, что они представляют собой ре­зультаты социологических исследований, проводимых по особой, науч­но обоснованной методике. Кроме того, такие сведения обычно подаются в определенных соот­ношениях, они сравниваются, обобщаются, оцениваются. То есть в тек­сте превалирует не фактографическое, а аналитическое начало. Так, в представленном выше тексте присутствует ярко выраженный статисти­ческий анализ «пребывания» разных политических партий и персон на страницах прессы.   Именно нацеленность мониторинга на изучение определенно­го состояния какого-то явления и позволяет относить такого типа материалы к исследовательским, аналитическим жанрам. Поскольку мониторинг является достаточно трудоемким и требующим специальной социологической подготовки видом ис­следования действительности, то квалифицированно проводить его могут, разумеется, прежде всего социологи. Тем не менее и журна­листы также принимают участие в таких исследованиях. Но в ос­новном им приходится выполнять при подготовке мониторинга для своего издания прежде всего редакторские функции. в начало   РЕЙТИНГ Название данного жанра происходит от английского «rating», что переводится как «оценка», «классификация». Основным жанрообразующим фактором, определяющим своеобразие публика­ций периодической печати, относимых к жанру рейтинга, высту­пает целевая установка. Цель публикации подобного рода заключа­ется в том, чтобы осуществить определенную «ранжировку» сход­ных явлений по какому-то конкретному признаку. Эта цель достигается прежде всего за счет применения традуктивных мето­дов — аналогии и сравнения. Явления, относительно которых со­ставляются рейтинги, относятся к самым разным сферам деятель­ности — экономике, финансам, политике, культурной жизни, спорту и т.д. Рейтинги часто публикуются как в специализирован­ных, так и в общественно-политических изданиях. Их можно встре­тить на страницах газет и журналов, в теле- и радиопередачах. По­пулярность такого жанра объясняется тем, что аудитория СМИ хочет знать приоритеты, существующие на сегодняшний день в той или иной важной для них сфере. Избирателям, например, важно знать, какой политический деятель лидирует, какой является аут­сайдером политической жизни. Вкладчикам важно знать, какие банки наиболее надежны, какие могут «рухнуть». Любители музы­ки стремятся узнать, скажем, какая музыкальная группа пользует­ся наибольшей популярностью у населения. И т.д. Рейтинг — понятие, появившееся на страницах отечественных периодических изданий в период перестройки, в начале 90-х гг. Но это отнюдь не значит, что российская пресса не публиковала раньше нечто подобное современному рейтингу. В советской прессе ему предшествовали, например, публикации, посвященные социали­стическому соревнованию. Те же, к примеру, сельскохозяйствен­ные сводки, распределявшие места, занятые, скажем, в соревно­ваниях по севу зерновых культур, постоянно присутствовавшие на страницах многих районных и областных газет, были по сути дела ничем иным, как рейтингами. Другое дело, что рейтинг в настоящее время «проник» в самые разные сферы, в том числе и туда, где говорить о каких-то сравне­ниях публично было просто невозможно, в частности — в полити­ку и пр. Сейчас рейтинги подобного рода практически не сходят с полос изданий.   Из публикации «Самая стильная — старая гвардия» (АиФ. № 19. 1998) XI церемония вручения «Ники» и другие, менее пре­стижные, но не менее прият­ные шоу дали возможность звездам «прогулять» свои ве­черние туалеты, а нам обсу­дить их умение одеваться. Церемонию вручения «Ники» с полным правом можно назвать самым «серым» телезрелищем месяца. Плачев­ное состояние нашего кинема­тографа отразилось и на шоу. Создается впечатление, что всех приглашенных предупре­дили, что церемония все-таки состоится, буквально в после­дний момент и они надели то, что висело в шкафу и могло быть названо «выходным ко­стюмом». Кстати, мужчины, которые в этот вечер собра­лись в зале или поднимались на сцену, выглядели более эле­гантными, чем их дамы. «Старая гвардия» — акте­ры поколения 30-50-х годов — в умении выглядеть дали сто очков вперед всем современ­ным красавцам и секс-симво­лам. Пара Зельдин-Ладынина стала самой элегантной парой месяца. Он — в безукоризнен­ном смокинге с красной бабоч­кой (один из немногих, ре­шивших надеть яркий аксес­суар), с ухоженными волосами и усами. Она — с маникюром и идеальным макияжем, от­личной укладкой, в длинной юбке, на каблуках. Великолепно смотрелась и вышедшая вручать «Нику» в одной из номинаций поэтесса Белла Ахмадулина - малень­кое черное болеро и узенькие брючки, аккуратно причесанная головка, точеная фигурка делали ее похожей на изящ­ную статуэтку эбонитового дерева. И звание «Самая эле­гантная женщина месяца» принадлежит ей по праву. Ну а оперную приму Галину Виш­невскую, гостью «Субботнего вечера» у Урмаса Отта, мож­но назвать просто — «Короле­ва месяца». Прямая спина, прическа — волосок к волос­ку, красивые жесты, элегант­ное платье (которое, по ее при­знанию, она сама себе никогда не покупает - все это подарки Ростроповича). Дмитрий Дибров дебюти­ровал в роли нового ведущего «Старого телевизора». Он про­делал обратный путь от клас­сического ведущего, чей кос­тюм был продуман от галсту­ка до ботинок, к «неформалу». Сперва он освободился от гал­стука, затем — от костюма, по­том заимел милые кудряшки (с которыми ранее безжалост­но боролся), свитерочек и ру­башку в сеточку (на молнии — авангард!). На этом пути он заметно посвежел, но подрас­терял свой имидж, свой истин­но мужской шарм. Михаил Шуфутинский, сражавшийся на «Музыкаль­ном ринге» с блистательной Лаймой, победил в номинации «Самый неудачный концертный костюм». Для звезды того уровня, на который претенду­ет господин Шуфутинский, одевается он слишком «деше­во». Не в смысле цены, а в смысле безвкусицы. Ярко-желтый костюм и черная про­зрачная рубашка стареющему мужчине ни сексуальности, ни элегантности, ни шарма како­го-то нечеловеческого не дали. Бывает, что элегантность из плюса превращается в ми­нус, как в случае с Артуром Крупениным, который теперь ведет новое ток-шоу «Один дома». Он стал «Самым слад­ким мужчиной апреля». И ко­стюм всегда дорогой, и платок шелковый всегда на шее, и платочек-паше в кармашке ему в тон, и прическа — шик, и гамма продумана до малей­ших оттенков. Но все вместе это вызывает чувства, что все это — напоказ, чтобы все им полюбовались любимым. Вот Ален Делон прилетел в Красноярск: пальто внакидку, без галстука, волосы на ветру растрепаны, но смотришь на него и понимаешь — какой мужчина! А ведь он оттуда же, из «старой киногвардии», только французской.   Звезд оценивали Юлия Шигарева, стилисты Московского клуба визажи­стов Наталия Черкасова, Лариса Выборнова.   Представленный выше рейтинг условно можно назвать «простым», поскольку он не требует особо тщательных измерений, использования математических методов и т.д., в отличие рейтингов «сложных», в осно­ве которых часто лежат серьезные научные исследования, на которые и опираются эксперты, осуществляющие классификацию (оценку) инте­ресующих их явлений. Такие рейтинги могут включать в себя как каче­ственные, так и статистические показатели и быть достаточно сложны­ми для восприятия обычного читателя (да и рассчитываются такие пуб­ликации на ту часть аудитории, которая обладает специальной подготовкой в той сфере, к которой относится рейтинг).   Рейтинги в периодической печати различаются и по своему объему. Они могут быть размером в десять-двадцать строк, а могут занимать и целую газетную полосу или даже больше (см., напри­мер, публикацию «Горячая осень. Итоги» под рубрикой «Рейтинг предвыборных PR-мероприятий» в журнале «Компания» за 27 де­кабря 1999 г.). Надо заметить, что рейтинг стал очень важным сред­ством манипулирования массовым сознанием в предвыборной борь­бе. Показывая, как растет рейтинг того или иного претендента на место в Госдуму или президентское кресло, СМИ тем самым подталкивают психологически неустойчивых или политически не оп­ределившихся избирателей к поддержке данного претендента, к голосованию за него. Естественно, что подобное воздействие публикация рейтингов оказывает и в других сферах (например, любители спорта хотят увидеть того спортсмена, который является в данный момент ли­дером. Любители музыки под воздействием рейтинга больше поку­пают музыкальных дисков певца, объявленного лучшим в этом сезоне и т.д. и т.п.). То есть рейтинг в известной мере выступает как рекламный текст. Но отождествлять рейтинг с рекламой было бы неправильно. Ведь рейтинг в отличие от рекламы не пытается не­пременно навязать аудитории свой товар. Рейтинг печатается один раз, а реклама может появляться на одном и том же месте (напри­мер, в газете) ежедневно или в течение длительного промежутка времени. Реклама пропагандирует товар, пока он производится, а рейтинги (например, разных политических деятелей) могут быст­ро изменяться (кто был на первом месте, может оказаться на пос­леднем и т.д.). На чем основывается отнесение рейтинга к аналитическим жанрам Во-первых, на том, что «ранжировка» явлений, осуще­ствляемая в ходе составления рейтинга, представляет собой не что иное, как их сравнительный анализ. В ходе этого анализа исследу­ются разные стороны явлений, прогнозируется их развитие и т.д. В результате появляется материал, обладающий своеобразными и четкими характеристиками, о которых мы уже говорили выше. Составление рейтингов — дело ответственное. Поэтому зани­маются ими в первую очередь люди, которые обладают специаль­ными знаниями, необходимым объемом оперативной информа­ции в соответствующей сфере деятельности и постоянно следят за ходом дел в ней. Серьезные рейтинги, как правило, составляются не отдельными специалистами, а экспертными группами или со­ответствующими центрами и институтами.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   29

  • БЕСЕДА
  • КОММЕНТАРИЙ
  • СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ РЕЗЮМЕ
  • АНКЕТА
  • МОНИТОРИНГ
  • РЕЙТИНГ