Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие. М.: Аспект Пресс, 2000




страница4/29
Дата06.04.2017
Размер4.28 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

ЖАНРОВЫЕ ВИДЫ ЗАМЕТКИ


Та или иная конкретная заметка может быть рассмотрена как результат взаимодействия различных жанрообразующих факторов. Иначе говоря, она может отображать самые разные аспекты ре­альности (разные предметы), быть результатом реализации вполне определенных целей ее автора, иметь свой тип информационного содержания, что очень часто связано с типом издания, в котором она опубликована14[4]. Поэтому то, что в общем плане называется заметкой, при более близком, конкретном рассмотрении может быть отнесено к вполне самостоятельному виду публикации (разу­меется, в пределах общих характеристик заметки). Иначе говоря, существуют разные виды заметок, которые могут быть названы ее жанровыми видами. Рассмотрим некоторые из них, наиболее час­то появляющиеся на страницах современной периодической печа­ти, но, разумеется, отнюдь не исчерпывающие собой перечень возможных типов (жанровых видов) заметки.

Событийная заметка. Заметки данного типа составляют, так сказать, основной поток информационных публикаций в перио­дической печати. Основным содержанием таких заметок является фактологическое описание. Выделение их в самостоятельный жанровый вид возможно на основе своеобразия предмета отображе­ния. В качестве такового в событийной заметке обычно выступают разнообразные события, а также положение дел в той или иной сфере деятельности.

 


Из публикации «Угоняют все подряд»

(Петровка, 38. № 20. 1998)

В течение одного дня со­трудники муниципальной ми­лиции Северного администра­тивного округа задержали две угнанные машины. Сначала со­трудники милиции остановили автомобиль «Запорожец». При­чина была банальная. С перво­го взгляда было ясно - за ру­лем сидит несовершеннолет­ний. Разумеется, документов на машину у него не оказалось. А вскоре выяснилось, что ма­шину молодой человек угнал, пользуясь тем, что на ней отсутствовала сигнализация. Так что похищают у нас не только иномарки. «Запорожец» был торжественно вручен законной владелице, а несовершеннолет­ний угонщик передан в ОВД «Дмитровский».

А через несколько часов сотрудники муниципальной милиции остановили автомо­биль «Опель-Фронтера». При проверке оказалось, что маши­на числится в угоне. Ее трид­цатилетний водитель достав­лен в ОВД «Войковский».

 


Информационное содержание данной заметки — сообщение о двух, так сказать, «точечных» событиях одного ряда: угонах автомобилей и по­имке угонщиков. Эти сообщения носят чисто фактологический характер.

Существует и другой вид содержания событийной заметки.

Из публикации «Без комментариев»

(Десять дней. № 5. 2000)

Четверть всех московских школ требует комплексного капитального ремонта. Соглас­но данным московского коми­тета образования, на 1999 год из 1466 функционирующих се­годня в столице школ 610 тре­буют капитального ремонта, а 46 подлежат сносу.

Между тем программа фи­нансирования капитального ремонта школ в прошлом году была выполнена только на 34% (вместо 150,5 млрд. руб­лей было выдано лишь 510,5 млн. рублей). Существует про­грамма «О состоянии и раз­витии материально-техничес­кой базы московских школ», которая рассчитана до 2005 года. Для реализации этой программы потребуется 16,5 млрд. рублей. В 2000 году на реконструкцию и ремонт школ Москвы выделено лишь 500 млн. рублей.

 


Событийные заметки данного типа (похожие на приведенную выше) обычно представляют собой так называемую итоговую, комплексную информацию, состоящую из количественных и качественных обобще­ний, из таких сведений, которые могут быть охарактеризованы то ли как «факт», то ли как «оценка», то ли как «норма», то ли как «предписа­ние» и пр. Иначе говоря, это информация, характеризующая предмет — состояние дел в какой-то отрасли производства, каком-то учреждении, какой-то сфере деятельности и т.п. в самых разных аспектах. Причем она (информация) может давать представление как о чем-то уже свершив­шемся, так и о совершающихся событиях, действиях, процессах, воз­никающих ситуациях, феноменах.

 

Анонс. Данный информационный жанр образуют заметки, представляющие собой превентивные сообщения о будущих все­возможных культурных мероприятиях, выставках, концертах и пр. Название «анонс» переводится с английского «announce» как «со­общение», «возвещение», «объявление». Без такого рода оператив­ных сообщений представить себе прессу трудно, поскольку имен­но они привлекают широкую публику на всевозможные меропри­ятия, прежде всего совершающиеся в культурной жизни общества (но, разумеется, и не только в этой сфере).

 


Из публикации «Майские дни недвижимости»

(Московская правда. 18 мая. 2000)

С 26 по 29 мая московский Манеж вновь будет предостав­лен в распоряжение участников и гостей Международной специализированной выставки «Инвестиции, строительство, недвижимость». Она состоится в столице уже в четвертый раз. В соответствии с распоряжени­ем мэра организация меропри­ятий возложена на Комплекс перспективного развития горо­да, департамент внешних свя­зей Правительства Москвы и другие привлеченные структу­ры. 248 фирм уже подтверди­ли свое участие. Среди них -представители стран ближне­го зарубежья, Италии, Испа­нии, Австрии, Великобрита­нии, Германии и ряда других. Общая площадь выставки -1952 квадратных метра, 120 -займет стенд Правительства Москвы. Общий план экспо­зиции разработан Москомархитектурой при участии глав­ного архитектора Москвы. Персональные стенды Моспромстроя, Главмосстроя, Моспромстрой - материалов, Москапстроя, Мосинжстроя представят новые технологии, материалы и способы прове­дения работ, здания и соору­жения, уже возведенные мос­ковскими строителями.

В рамках выставки 26-28 мая состоятся конференции и семинары, где будут обсужде­ны вопросы по основным направлениям тематики выстав­ки и ее разделов: инвестици­онная деятельность, ипотечное кредитование, операции с не­движимостью и другие. 27 мая представители Правительства Москвы примут почетных го­стей выставки — послов зару­бежных стран. А 29 мая в Ма­неже — День открытых дверей для жителей и гостей столи­цы.

Лариса Сергеева

 

При всей близости к объявлению анонс является самостоя­тельным видом публикаций. Различие (хотя и незначительное) меж­ду анонсом и объявлением (как они существуют в современной российской прессе) заключается прежде всего в том, что объявле­ния выполняют функцию извещения не только о том, что и где нечто произойдет, но и о том, что уже происходит или происходило (например: «Пункт приема вторсырья № 28 закончил свою работу 5 апреля. Данное помещение сдано в аренду. За справками обра­щайтесь в администрацию района»). Кроме того, объявления пре­следуют чисто утилитарные цели, отнюдь не претендуют на какое бы то ни было изложение деталей, предыстории «мероприятия», его причины, условия проведения.

Анонс близок и к рекламному тексту. Однако в отличие от него анонс не ставит своей целью привлечь к «мероприятию» как мож­но больше публики, расписывая его достоинства. Основная цель анонса дать краткую, но объективную информацию о времени и главных сторонах запланированного события, о наиболее важных его предпосылках и этапах.

Аннотация. Название данного жанра «аннотация» переводится с английского «annotate» как «примечать». Этот вид заметки отно­сится к разряду информационных текстов, предметом отображе­ния в котором выступает определенное, уже состоявшееся инфор­мационное явление (прежде всего — это книги, статьи). Цель пуб­ликации данного типа заключается не столько в том, чтобы известить аудиторию о появлении, существовании какого-либо но­вого издания, сколько в том, чтобы описать кратко его качества. В аннотации сообщается об основных, «узловых» моментах возникшего феномена (его названии, авторе или авторах, издателе или постановщике, теме, содержании, времени появления, цели со­здания). Аннотация является одним из основных жанров специа­лизированных периодических изданий («Книжный мир» и т.п.), но достаточно часто публикации этого жанра появляются и в пе­риодических изданиях иного плана.

 


Из публикации «О Пушкине с той стороны»

(Мир за неделю. № 12. 1999)

Вышла в свет книга «Пуш­кин в эмиграции. 1937 год», - сообщает газета «Книжное обозрение». Издание подго­товлено известным литерату­роведом Вадимом Перельмутером. В книге собраны рас­сеянные по эмигрантской периодике публикации, приуроченные к 100-летию со дня гибели A.C. Пушкина. Среди авторов - С. Булгаков, В. Хо­дасевич, Д. Мережковский, Г. Адамович, А. Ремизов, П. Милюков, Б. Зайцев, В. Иванов и другие выдающи­еся деятели русской культу­ры.

 


 

Иногда аннотацию называют мини-рецензией. С этим согла­ситься нельзя, поскольку у любой рецензии, в том числе и у мини-рецензии, иная цель, нежели у анонса.



Мини-рецензия. Она представляет собой оценочную заметку, предметом которой выступает какое-то информационное явление (книга, кинофильм, пьеса и т.д.). Цель публикации данного типа заключается в том, чтобы сообщить читателю о впечатлении, по­лученном ее автором в ходе знакомства с отображаемым предме­том. При этом такое впечатление, являющееся своего рода оцен­кой достоинств произведения, в мини-рецензии не обосновыва­ется какими-то доказательствами, а представляет собой простое изложение эмоций автора.

 


Из публикации «Легионер»

(Новая газета. 16-23 сентября. 1999)

«Легионер». Режиссер - Питер Макдональд. В ролях - Жан Клод Ван-Дам, Стивен Беркофф

Полный отчаяния фильм о боксере из Марселя, пытаю­щемся скрыться от гангстеров в Северной Америке. Двадца­тые годы, бескрайние песча­ные просторы и старая как мир тема «порока и предатель­ства». Ален (Ван-Дам) один против равнодушия окружаю­щих и жестокости преследую­щих. Свежо...

Терпение зрительское во­истину велико, но справиться со щемящей сердце жалостью к очередной попытке реани­мировать безнадежного, как спящая красавица, «универ­сального солдата-боксера-шпиона-гимнаста» реально только в более щадящих климатических условиях. В про­тивном случае наша жалост­ливая ментальность приведет прямиком к инфаркту в зри­тельном зале.

За отсутствие коронного шпагата на двух стульях сра­зу - большое человеческое спасибо, но ей-ей, надо и честь знать.

Каждый киноман любит плохое кино, только не до та­кой степени.

Катя Шапошникова

 


Оценка фильма в данной заметке складывается из двух основных от­рицательных оценок: во-первых, избранная режиссером тема порока и предательства «стара как мир», т.е. не оригинальна; и во-вторых, фильм представляет собой попытку «реанимировать безнадежного, как спящая красавица, солдата... и т.д.». Итоговая оценка фильму выносится в послед­ней строчке заметки, в словах: «плохое кино».

Конечно же, любитель кино примет такого рода заметку (и выражен­ные в ней оценки фильма) к сведению. Но это не значит, что он будет считать ее достаточным основанием для того, чтобы не смотреть фильм, поскольку видит, что в ней выражены лишь эмоции какого-то одного человека, увидевшего фильм. Серьезная же аргументация в пользу пози­ции автора в публикации не изложена. Да это и не является задачей ин­формационного материала — ее решают публикации аналитических жан­ров, в том числе — «аналитические», т.е. «развернутые», доказательные рецензии.

 


 

Блиц-портрет. Этот жанр может быть выделен из информаци­онных публикаций других типов в качестве самостоятельного на основе своеобразия предмета отображения. Публикации такого типа содержат краткие сведения о человеке с целью дать аудитории первичное представление о его личности. Название «блиц-порт­рет», в известной мере, настраивает на знакомство с особым пред­метом отображения, каковым является человек. Наличие подобно­го названия заметки важно как для самого журналиста, так и для аудитории. Журналисту знание того, что ему необходимо подгото­вить информационный материал в жанре «блиц-портрет», помо­гает уяснить, что именно он должен написать. Аудитории же обозначение публикации именем «блиц-портрет» подсказывает то, о чем, собственно говоря, идет речь в расположенной под этой руб­рикой публикации.

 


Из публикации «Пресс прессы»

(Московский комсомолец. 1998. 4 июня)

Взять, к примеру, Павла Бородина, управляющего де­лами президента. Фигура из­вестная, не так ли? Фигура мо­гущественная: под его при­смотром 4000 госдач и еще куча всякой недвижимости, огромный автопарк, авиаком­пания «Россия»... В общем, все, что обеспечивает удобства армии из 12 тыс. чиновников Кремля, Думы, правительства и так далее. «Редкой души че­ловек, прекрасный работник, умница», - скажут те, для кого работает Бородин. «Они жи­руют, а нам зарплату не пла­тят», - прокомментирует кремлевские будни раздра­женный глас народа».

 


Как видим, краткая характеристика, данная кремлевскому чиновни­ку, выявляет наиболее важные моменты его деятельности, показывает его возможности, что вполне достаточно для первого знакомства читате­ля с героем данной публикации. Тем самым материал в полной мере вы­полняет свою функцию, оправдывая таким образом свою жанровую са­мостоятельность.

 


 

Мини-обозрение. Такой тип материала представляет собой фак­тологическую заметку. Возможность отнесения информационных публикаций к самостоятельному жанровому виду заметки «мини-обозрение» заключается в своеобразии предмета отображения. А именно: таким предметом в подобных случаях выступает не одно какое-то событие, действие, явление, а их совокупность. Причем совокупность эта определяется самим автором мини-обозрения. Рамками этой совокупности может выступать, например, опре­деленный временной период, в течение которого произошли наи­более примечательные, с точки зрения автора, события. Но он может объединить некие явления на другой основе, например по их сходству (по теме). Могут быть найдены и какие-то иные осно­вания для выбора совокупности обозреваемых феноменов.

Автор мини-обозрения не ставит перед собой цель доскональ­но выявить взаимосвязи, существующие между отобранными им Для освещения в публикации явлениями. Он не пытается в таких публикациях, опираясь на взаимосвязь освещаемых феноменов, определить какую-то порождающую их закономерность. Главная его цель — сообщить о существовании схожих явлений или извес­тить о случившихся за определенный промежуток времени собы­тиях.

 


Из публикации «5 трагедий в воздухе за один день»

(АиФ. № 97. 1999)

Четверг, 9 декабря, стал днем авиакатастроф. Именно в четверг рухнули два легких самолета и военный вертолет в США. Именно в четверг на­шли в горах обломки пасса­жирского самолета на Филип­пинах. Именно в четверг врезался в сопку российский са­молет Ан-24 в Приморье. Только за один этот день в авиакатастрофах погибло 42 человека, ранено - 5, пропало без вести - 11. Причины тра­гедий выясняются.

Л. П.

Нетрудно увидеть, что данный материал содержит информацию, в которой описывается совокупность однотипных событий (авиакатастроф), происшедших в течение одного дня. Такая тематическая и временная ло­кализация объединяет разные события, что и позволяет сообщить о них под одним заголовком. Данная публикация отличается от заметок иных типов тем, что позволяет читателю «обозреть» определенную, лаконично обозначенную панораму неких событий, что в известной мере повышает информационную насыщенность заметки.

 


 

Мини-история. Этот тип заметок в настоящее время широко распространен в изданиях, предназначенных для семейного чте­ния и готовящихся по «европейскому стандарту» (читателю пред­лагается получить основные сведения при минимальной затрате времени и усилий). Иначе говоря, такого типа заметки ориентиро­ваны на небольшой объем информации, сопровождающей, как правило, цветные фотографии.

Главной основой для выделения мини-истории в качестве са­мостоятельного жанра выступает предмет отображения, которым является какая-то семейная, любовная, профессиональная или иная жизненная интрига, построенная на взаимоотношениях людей.

 


Из публикации «Штеффи Граф: закупает ползунки...»

(Лиза. № 2. 2000)

Андре Агасси, помнится, расстался со своей супругой Брук Шилдс из-за несогласия по детскому вопросу: Брук страстно желала ребенка, а Андре не мыслил себя в роли папы... И вот недавно Андре и его новая любовь Штеффи Граф посетили бутик для новорожденных, где отоварились на круглую сумму. К чему бы это?

Из публикации «Лидия Иванова: новый муж к Новому году»

(Лиза. № 2. 2000)

Он принес ей кассету с записями своих песен. Она послу­шала и подумала - какой кошмар! Тогда он принес бутылку и предложил выйти за него замуж. Она во второй раз подумала - какой кошмар: мне - 63. Ему - 23. Но было поздно - она влюбилась. Юная душой шоу-вумен и молодой музыкант не­давно поженились. Наши поздравления!

 

Если сравнить эти две публикации, то можно заметить, что несмотря на то, что они рассказывают о совершенно разных людях, их объединяет одно — они ограничены пределами событий (или события) чьей-то лич­ной жизни, не имеющих каких-то заметных общественных последствий.

 


 

Основное назначение публикаций типа «мини-история» зак­лючается прежде всего в том, чтобы развлечь читательскую ауди­торию, дать определенный материал для удовлетворения так на­зываемого «человеческого интереса», для обсуждения с родными и знакомыми.



Мини-совет. Информационные публикации такого типа пред­ставляют собой заметку, основным содержанием которой являет­ся программная информация.

 


Из публикации «Читатели советуют читателю»

(Лиза. № 2. 2000)

Поможет холод. Каранда­ши для подводки губ и век очень мягкие, поэтому часто ломаются при затачивании. Перед тем как затачивать, по­ложите карандаши в морозил­ку, получится острый кончик почти без отходов.

М. Крамников

Оживляющая вода. Если тушь для ресниц высохла до истечения срока годности, не надо добавлять в нее ни спирт, ни воду, просто подержите в стакане с теплой водой.

Л. Макеева

Как черепахе гулять. Не разрешайте черепашке свобод­но перемещаться по квартире. Во-первых, вы можете случайно наступить на нее или прихлоп­нуть дверью. Во-вторых, она может куда-нибудь упасть, а па­дение даже с табуретки грозит ей смертельной травмой позво­ночника. Черепахи не такие медлительные, как порой ка­жется: за считанные минуты они иногда успевают добраться до таких опасных мест, как пе­рила балкона или раскаленная плита. Поэтому лучше всего держать черепаху в просторном террариуме, из которого она не сможет совершить побег.

И. Лапин

 

Мини-советы относятся к публикациям информационного жан­ра постольку, поскольку они служат целям извещения аудитории о возможном порядке действий, приводящих к желаемой цели, но отнюдь не претендуют на анализ, на развернутое обоснование, на серьезное аргументирование правильности излагаемого совета. Доверие к подобного рода текстам обеспечивается лишь автори­тетом тех лиц, которые их дают. Анализ печатных изданий пока­зывает, что авторами публикаций в жанре мини-совета чаще все­го выступают специалисты из разных сфер деятельности. Именно они владеют наиболее ценной информацией в указанном отно­шении.

Хотя нередко, как и в приведенных выше примерах, советы публикуются без какого бы то ни было указания на степень компе­тентности (предположим — обозначения специальностей, кото­рыми владеют авторы). Прежде всего так происходит тогда, когда советы, которые публикуются изданием, носят бытовой характер. Авторы советов, которые могут повлечь более-менее серьезные по­следствия для читателя, решившего их применить, как правило, представляются с указанием профессионального статуса «совет­чика».

 

СТРУКТУРА ЗАМЕТКИ


О структуре заметки (независимо от ее жанровой разновидно­сти) можно говорить в разных отношениях. Один из наиболее об­щих планов — это рассуждение о структуре заметки с точки зре­ния особенностей использования в ней так называемого базового факта, т.е. того факта, который, собственно говоря, и стал причи­ной подготовки заметки. Исходя из этого положения, можно вы­делить два основных ее структурных типа.

Структура заметки первого типа представляет собой последова­тельное изложение ответов на вопросы: Что произошло? Где? Когда? Почему? Как? В зависимости от цели выступления и объема информации, которой владеет журналист, эти вопросы могут выст­раиваться в каком-то ином порядке, их может быть больше или меньше. Но в любом случае они служат для описания того явления (события, действия, суждения), которое стало известно журнали­сту. В том случае, если суть события описывается очень кратко, появляется тип текста, называемый хроникой. Если содержанием заметки является не изложение факта (или предположения), а оценки, нормы, программы (плана) действия, то структура ее отображает структуру оценки, нормы, программы.

 


Из публикации «В столице появилось собственное казначейство»

(Россия. № 50. 1999)

В составе московского де­партамента финансов образо­вано городское казначейство. В ведении нового ведомства, в частности, будут находить­ся организация исполнения муниципального бюджета, уп­равление средствами на бюд­жетных счетах, разработка гра­фиков финансирования текущих расходов, а также взаимо­действие с государственными и коммерческими банками и московским управлением Ми­нистерства по налогам и сбо­рам. Начальником городского казначейства назначен первый заместитель главы департа­мента финансов Москвы Се­рафим Ярных.

 


Как видим, структура данной заметки складывается из ответов на вопросы: Где произошло? Что? (Что создано?), Каково значение собы­тия? (С какой целью создано?), Кто участвует в событии? Полученные ответы характеризуют (называют) лишь основные стороны базового со­бытия.

 

Второй тип — это заметка, в которой базовый факт (исходное явление) каким-либо образом комментируется. Чаще всего оно свя­зывается в таком случае с каким-то более общим явлением. Содер­жание такой заметки уже включает в себя не только описание конк­ретного события, ставшего предметом выступления в прессе, но и связь этого описания с иной информацией, с, возможно, уже изве­стной аудитории мыслью. Соответственно логическая структура по­добного рода заметки выглядит более сложной.

Часто основная «несущая часть» этой структуры представляет собой эпизод обоснования общего суждения конкретным фактом. То есть факт, который становится известен журналисту, «подается» им аудитории как очередной аргумент в пользу какой-то общеизвестной истины. В этом случае автор не только описывает сам факт, но и напоминает аудитории о существовании такой истины, в той или иной форме излагая ее в тексте. При этом общезначимое суждение может высказываться либо в начале заметки, либо в конце ее. В пер­вом случае факт выступает в качестве аргумента по отношению к высказанному в начале общему утверждению. Во втором случае факт выступает в качестве посылки по отношению к последующей общей мысли автора, которая как бы вытекает из этого факта.

 


Из публикации «Сама виновата»

(Московская правда. 1 февраля. 1999)

Похоже, чужим горьким опытом никому и никого не научить: москвичи и гости сто­лицы продолжают относиться к личным и общественным ма­териальным ценностям весьма легкомысленно.

В воскресенье днем в ми­лицию обратилась 40-летняя гостья столицы, менеджер по профессии, приехавшая в Москву из Нальчика. Жен­щина поведала милиционе­рам очень печальную исто­рию: 20 минут назад на 13-й Парковой улице к ней под­бежал неизвестный мужчина, вырвал из рук целлофановый пакет и убежал... Все бы ни­чего, но в пакете лежали 300 тысяч рублей. Пока грабите­ля не нашли.

 

Первый абзац этой заметки — общая мысль (тезис) о том, что чужой опыт мало кого учит. А второй абзац выступает как аргумент в пользу этого общего утверждения автора.

 

Надо иметь в виду, что в повседневной журналистской прак­тике строгое разграничение между аргументом и посылкой не про­водится, они обычно употребляются как синонимы. В учебных же целях такое разграничение вполне оправдано, поскольку оно яв­ляется одним из многих моментов, помогающих более четко пред­ставить себе логику изложения (построения) информации.

Очевидно, возможность использования ставших известными журналисту оперативных сведений подобным образом (т.е. не только самих по себе, но и во взаимосвязи с какой-то иной информаци­ей) и позволяет говорить о том, что пресса публикует не только «факты», т.е. сообщения о событиях, действиях и пр., но и «аргу­менты», т.е. излагает эти сообщения в качестве иллюстраций (при­меров, аргументов, посылок) в пользу каких-то, чаще всего уже известных аудитории утверждений (т.е. тезисов). Очевидно, это и стало основанием для формулирования названия известного ныне еженедельника «Аргументы и факты».

 

ТРЕБОВАНИЯ К ЗАМЕТКЕ


Поскольку заметки являются главным видом информационно­го «сканирования» действительности, средством оперативного из­вещения аудитории о происходящем в мире, т.е. важнейшим сред­ством сообщения о «новостях», то основными требованиями, ко­торые должны выполнять журналисты, готовящие заметки, выступают требования оперативности и актуальности. Заметка о со­бытии, которое мало связано с интересами аудитории, т.е. неакту­альная заметка, вряд ли привлечет ее внимание. Заметка о собы­тии, которое уже известно читателям, т.е. неоперативная заметка, тоже окажется незамеченной.

Поскольку событий совершается очень много, то существует необходимость давать максимально полную картину происходя­щего в мире. Но «безразмерных» изданий не существует. Поэтому возникает потребность в «малогабаритных» публикациях, которых на газетной полосе можно было бы поместить побольше. Заметки существуют именно в силу этой потребности. Отсюда очередные непременные требования к заметке — это требования точности, краткости и ясности изложения.

К сожалению, стремление некоторых авторов, так сказать, не «сковывать» себя подобными стандартными требованиями и по­пытаться написать заметку нетривиально не всегда удается. А часто приводит и к нежелательному результату.

 


Из публикации «В полном шоколаде»

(Московские вести. 14 января 2000)

В полном шоколаде оказа­лись вновь испеченные депу­таты А. Буратаева и В. Комиссаров.

Теперь «моя семья» бу­дет Калмыкия в Государствен­ной Думе.

 


Ничего удивительного не будет, если у читателя этой заметки воз­никнут, например, такие недоуменные вопросы: что означает выраже­ние: «В полном шоколаде»? Бывает ли «неполный шоколад»? Возможно, этот жаргонизм означает: «оказались в хорошем положении?» А может быть — «в плохом положении?» А может быть, автор имел еще что-то в виду? И что значит фраза: «Теперь "моя семья" будет Калмыкия в Государственной Думе?» В чем сокровенный смысл этих замысловатых выра­жений? И почему автор не открыл его читателю? Подобные вопросы при чтении заметки у аудитории возникать не должны.

 

Заметку можно назвать «исходным» информационным жанром, т.е. типом материала, из которого «вырастают» другие информаци­онные жанры. Такой рост происходит либо за счет большего «раз­вертывания», «проявления» в тексте одного из жанрообразующих факторов, либо их совокупности. Это, как правило, имеет вне­шние признаки: увеличение размера информационного материа­ла, более заметное своеобразие формы его (например, «фикса­ция» в тексте хода интервью, с помощью которого была получена информация, придает публикации диалогический характер). Но не­зависимо от степени «развернутости» жанрообразующих факторов в информационной публикации она всегда нацелена лишь на ин­формирование аудитории о наиболее заметных, характерных вне­шних чертах отображаемого предмета, но не на проникновение в сущность его внутренних взаимосвязей, их анализ.

Ниже рассмотрим информационные жанры, которые являют­ся более «развитыми», чем заметка.

в начало

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ


 

Информационная корреспонденция отличается от заметки бо­лее детальным и более широким освещением предмета. Таким пред­метом обычно выступает какое-то единичное событие, явление, действие. Причем публикация такого жанра может включать в себя не только фактологическое описание предмета, но и некоторые элементы оценки, предписания, прогноза и пр. Вместе с тем автор информационной корреспонденции не ставит перед собой задачу выявить взаимосвязи описываемого предмета, проникнуть в суть его. Основное для него — сообщить некоторые лежащие на повер­хности параметры отображаемого явления.

 


Из публикации «Из учеников хотели сделать спички»

(Московская правда. 1 февраля. 1999)

Чего только ни придумыва­ют столичные школьники. То из газового баллончика посре­дине урока прыснут, то «бом­бу» под дверь класса подкинут, то кран туалета не закроют. Но порой дело принимает действи­тельно серьезный оборот.

Вчера утром два молодых человека, на вид которым не больше двадцати лет, подкара­улили учеников школы № 509, расположенной в 6-м Кожу­ховском переулке. Парни под­крались к ребятам и обсыпа­ли их каким-то желтым по­рошком, после чего довольные своей злой шуткой бросились наутек. Жертвы злодеев, при­дя в себя, пошли на уроки. Все бы ничего, но буквально через десять минут двое школьни­ков пожаловались учителю на неприятный зуд. Вскоре воз­ле дверей медпункта собра­лись еще И детей от 7 до 12 лет.

Руководство школы немед­ленно позвонило в милицию и «скорую». На место проис­шествия прибыли также и спа­сатели ПСО-4, помощь кото­рых, к счастью, не потребова­лась. Осмотрев учеников, медики сочли нужным госпитализировать их в 33-ю больницу. Как рассказали нашему корреспонденту в отделении милиции токсикологи, на момент поступления в приемный покой «ребята себя чувствова­ли хорошо».

В дирекции школы нам поведали, что, несмотря на ЧП занятия полностью решили не прекращать. На момент под­писания номера в печать 10 госпитализированных детей после тщательного медицинс­кого осмотра педагог развел по домам. По словам директора, причин для беспокойства и тем более паники нет никаких.

В настоящее время нача­то разбирательство. Дело пе­редано в руки сотрудников милиции. По предваритель­ным данным, вещество, кото­рым посыпали учеников, не что иное, как обыкновенная сера. Однако заключение да­дут специалисты после экспер­тизы. Сейчас ведется поиск хулиганов. Стражи порядка считают, что у двух злоумыш­ленников нет шанса укрыться от правосудия.

А. Рафаенко

 

Информационная корреспонденция близка по своей сути к ре­портажу, однако таковым не является в силу ряда причин. Дело в том, что автор корреспонденции (как и автор рассмотренного выше материала), как правило, не присутствует на месте события в мо­мент его совершения. Кроме того, он не ставит перед собой задачу Дать подробное эмоционально насыщенное описание предмета ото­бражения (часто это и невозможно сделать, не побывав на месте события). Кроме того, репортаж более приспособлен для описания именно событий, происшествий (чаще всего необычных). Корреспонденция же чаще описывает обычные события, но и не только их, а также какие-то локальные ситуации, процессы. Для коррес­пондента главное — изложить суть дела, для репортера же — изло­жить суть дела экспрессивно, наглядно, эмоционально, чтобы при чтении репортажа у аудитории возникал эффект присутствия на месте события.



в начало

 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТЧЕТ


 

Причина отнесения типа публикаций, обозначенных как «ин­формационный отчет», к самостоятельному жанру заключается в особом характере предмета отображения. В качестве такового в от­четах выступают события, совершающиеся в форме обмена ин­формацией. Это — всевозможные конференции, заседания, сим­позиумы, семинары, собрания и пр. Именно в ходе их вырабаты­вается «продукция», представляющая собой различные планы, заявления, намерения, решения и т.д., и воспроизводящая потен­циальный объект интереса аудитории СМИ (хотя, разумеется, ее могут интересовать и различные стороны хода самих конферен­ций, собраний и прочих мероприятий).

 


Из публикации «Раскрутим колечко!»

(Метро. 15 сентября. 1999)

На заседании правитель­ства Москвы 14 сентября 1999 года были рассмотрены вопро­сы:

1. О проекте детальной планировки внутригородской кольцевой магистрали (3-го кольца) от Московского меж­дународного делового центра «Москва-Сити» до Волгоград­ского проспекта (западный, се­верный и восточный участки).

2. О создании общегородс­кой системы сбора и перера­ботки автотранспортных средств, подлежа - щих утилиза­ции. Итак, правительство Москвы одобрило в целом проект деятельной планиров­ки участков второй и третьей очереди, предусматривающий:

- строительство вдоль Малого кольца МЖД 39 км магистральной улицы общего­родского значения 1-го клас­са с 4-5-полосной проезжей частью в каждом направлении и с организацией пересечений на разных уровнях со всеми магистралями, железнодорож­ными путями и пешеходными переходами;

- организацию внутриго­родских пассажирских перевозок электрифицированным транспортом по существую­щим путям Малого кольца МЖД с сооружением на этих участках 20 остановочных пунктов, в том числе переса­дочных узлов;

- размещение вдоль трас­сы гаражей, АЭС, пунктов тех­обслуживания с мойками для автомобилей, комплексов для подразделений ГИБДД.

Ну а потом, когда все это будет сделано, движение по Садовому кольцу, по словам столичного мэра, «раскрутят в одну сторону». Это - бессве­тофорный режим, разгрузка центральной части города...

...По второму вопросу было отмечено, что организация и финансирование названных работ ведутся пока не на дол­жной высоте.

Количество автотранспор­тных средств, состоящих на учете в ГИБДД ГУВД г. Мос­квы, приближается к 3 млн. единиц. Более трети из них старше 8 лет. Ежегодно в сто­лице выбывает из эксплуата­ции и нуждается в утилизации почти 130 000 автотранспорт­ных средств. В связи с этим необходима модернизация действующих и создание но­вых перерабатывающих мощ­ностей.

 


Основа этого материала — перечисление и краткое изложение сути тех вопросов, которые рассматривались на заседании правительства Мос­квы. Это дает представление о том, какие меры предпринимаются, пла­нируются правительством города по строительству одной из важнейших городских автомагистралей. Автор не ставит своей задачей, скажем, кра­сочно описать зал заседаний или ход дебатов, которые могли иметь мес­то при обсуждении вопросов, рассказать о поведении депутатов (что мог­ло быть важным при подготовке репортажа). У него иная цель — точно, хотя и не вдаваясь в подробности, не комментируя увиденное и услы­шанное, изложить основные итоги заседания, что вполне соответствует задачам и возможностям информационного отчета.

 


 

Автор любого отчета, упоминающий людей, принимающих участие в описываемых в текстах мероприятиях, обязательно дол­жен проверить и точно назвать их имена, фамилии, должности. Если в публикации излагаются формулировки принятых решений или задач, то они должны быть точными и, по возможности, дан­ными не в пересказе автора публикации, а в дословном изложе­нии. Такая точность страхует автора отчета от возможных неприят­ностей, связанных с искажением информации.



в начало

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ИНТЕРВЬЮ


 

Выделение жанра «интервью» произошло в результате того, что ряд публикаций, в ходе создания которых (при сборе материала) был применен метод интервью, фиксирует собой реальный про­цесс интервьюирования или же специально строится в вопросно-ответной форме (форме интервью). В том случае, когда автор такой публикации ставит своей задачей лишь сообщение аудитории све­дений, полученных от интервьюируемого лица, никак не пытаясь их комментировать, можно говорить, что он создает информаци­онный материал. Однако в полной мере интервью получится ин­формационным, если и в ответах его собеседника акцент будет сделан на вопросах: что? где? когда? Если же интервьюер или его собеседник начнут «разворачивать» ответы на вопросы: почему? каким образом? что это значит? и пр., то в результате может по­явиться аналитический материал.

 


Из публикации «Знакомьтесь: Павел Бородин»

(Мир за неделю. № 1. 2000)

Знакомьтесь: Павел Боро­дин.

Ваше любимое блюдо?

Рыба.

Ваш любимый алкоголь­ный напиток?

Водка.

Наличие дачи?

Нет.

Наличие автомобиля?

«Газ 2410».

Хобби?

Работа.

Любимая телепрограм­ма?

«Футбольное обозре­ние». А также обязательно смотрю «Время» и «Вести».


 

В данном тексте интервьюер не вышел за пределы одного вида воп­роса: что? (т.е. он, а вместе с ним и аудитория, узнали, что в наличии у Павла Бородина (машина), что он любит есть и пить (рыбу и водку), что является его хобби (работа), что он любит смотреть по телевизору (фут­бол и информационные программы).

 

Конечно, в прессе чаще встречаются не столь лаконичные, а более развернутые информационные интервью, содержащие го­раздо больше разных по типу вопросов, дающих более подробные ответы. Но в любом случае, независимо от объема и количества вопросов и ответов, информационное интервью ставит перед со­бой цель лишь проинформировать читателя о предмете авторского интереса, но отнюдь не проанализировать этот предмет.



в начало

 

БЛИЦ-ОПРОС


 

Напомним, что опрос — это схожий с интервью метод полу­чения информации, обладающий рядом самостоятельных харак­теристик. В отличие от интервью, цель которого — получение отве­тов на несколько (порой — множество) различающихся по своему характеру вопросов от одного человека, в ходе опроса журналист пытается получить ответы на один и тот же вопрос (или на не­сколько одних и тех же вопросов) от множества людей. Если автор опрашивает только одного человека, то такой опрос превращает­ся в интервью. Те публикации, которые представляют собой фик­сацию хода опроса, могут быть отнесены к самостоятельному жанру опроса. Схема образования данной жанровой группы та же, что и при образовании жанровой группы интервью. Встречающиеся на страницах современной прессы публикации, построенные на из­ложении хода опроса, цель которых — краткое извещение аудито­рии о существовании каких-либо мнений, суждений, предпочте­ний, часто появляются под рубрикой «Блиц-опрос». Такая рубри­ка вводится для отделения подобных публикаций от развернутых опросов, нацеленных на более глубокое исследование предмета и относящихся по своим характеристикам к аналитическим жанрам.

 


Из публикации «Блиц-опрос студентов ИМПЭ»

(Вестник ИМПЭ. № 1. 2000)

Что бы Вы хотели взять с собой в XXI век?

- Все самое лучшее, что было в XX веке.

- Трезвость (ума) и моло­дость (души).

- Друзей. Слишком они у меня замечательные. Других таких в XXI веке не найти.

- Жизнерадостность. Лю­дей, которым можно доверять.

- Удачу — пригодится. Пару любимых книг.

- Себя, друзей и все хоро­шее вокруг.

- Компьютер, так как я думаю, что в XXI веке будут работать в основном компью­теры.

- Своих друзей. Без них скучно.

- Счастье.

- Зачетку и студенческий. Хочу учиться.

- Знания. Потому что зна­ния - это наше будущее.

- Я хотел бы взять с собой только лучшую свою полови­ну. Потому что всем от этого станет только лучше.

 


«Веер» ответов, полученных в ходе данного опроса от 12 студентов, дает довольно четкое представление о том, что именно готовы были бы «взять с собой в XXI век» студенты данной учебной группы. То есть дан­ная публикация обладает чисто информативным характером.

 

в начало

 

ВОПРОС ОТВЕТ


 

Публикация данного типа возникает в результате соединения вопроса читателя и ответа на него либо самого журналиста, либо какого-то компетентного лица. Можно ли считать материал, в ко­тором под одной «крышей» (заголовком) объединены два разных текста, и, как правило, двух разных авторов? Ответы на этот воп­рос, наверное, последуют разные. Ведь многие работники СМИ хорошо знают, что подобного рода публикации существуют на страницах прессы с незапамятных времен. Существуют они в жур­налистском обиходе под определением «Ответы на вопросы». Од­нако речь о выделении таких публикаций в один из информацион­ных жанров не заходила. Они, при необходимости, заносились в разряд заметок. Но если последовательно идти таким путем, то в разряд заметок можно включить любые журналистские публика­ции. В то же время если у «ответов на вопросы» существуют некие специфические черты, то их вполне можно отнести к самостоя­тельному жанру. А такие черты существуют. Главная из них — не­разрывное единство вопроса и ответа.

 


Из публикации «"Дело" Олега Сысуева»

(АиФ. №49. 1997)

В одном из номеров вы пи­сали, что депутаты Госдумы обратились в Генпрокуратуру РФ с обвинением вице-премье­ра Олега Сысуева в «потворстве уголовным элементам» и грубых финансовых нарушени­ях во время его мэрства в Са­маре. Расскажите, ведется ли следствие по этому делу?

А. Петровский, г. Тула

В пресс-службе Генпрокуратуры РФ нам сообщили, что дело бывшего мэра Самары закрыто после расследования, проведенного прокуратурой Самарской области. «Факты не подтвердились», — ответил нам по телефону главный про­курор Самарской области Александр Ефремов.

 

Если нет вопроса, то не следует и ответ на него. Иначе говоря, тип публикаций «вопрос—ответ» — это своего рода «сиамские близ­нецы» в ряду информационных жанров современной периодичес­кой печати. Друг без друга они на газетной полосе обычно стано­вятся ущербным явлением. Вместе же ответ и вопрос образуют некое информационное единство, объединяющее достоинства вопроса и ответа на него. Причем такой ответ, возможно, мог бы быть опубликован и в виде самостоятельной заметки, но интерес чита­теля к ней в этом случае мог бы быть только ниже.

Настоящий бум публикаций вопросно-ответной формы проде­монстрировал в наше время еженедельник «Аргументы и факты». Можно даже сказать, что в известной мере своей славой, попу­лярностью у читателей эта газета обязана именно активному ис­пользованию материалов данного типа. У этой активности есть вполне четкое объяснение — редакция угадала, что именно эти тексты в наибольшей мере соответствовали информационным ожи­даниям ее аудитории. Будучи краткими по форме, они в то же время были более выигрышными, нежели информационные ма­териалы других жанров. Выигрышность эта заключается в их «сфо­кусированности» на тех проблемах, которые больше всего занима­ют внимание наиболее активной части аудитории, не жалеющей сил на то, чтобы обратиться в редакцию за получением необходи­мой актуальной для них (а также и для многих им подобных чита­телей) информации.

Как известно, первая часть «вопросно-ответного» текста, т.е. вопрос, задает границы предмета, о котором должна идти речь в ответе. Поэтому ответ всегда отличается своей «принужденностью», заданностью. Иначе говоря, отвечающий должен строить свой от­вет адекватно вопросу. При всей кажущейся простоте дать ответ, соответствующий сути вопроса, журналисту удается не всегда. Так происходит в силу того, что в его распоряжении отнюдь не всегда имеется необходимая информация. Поэтому во многих случаях «от­ветная часть» публикаций данного типа не всегда, так сказать, стыкуется с «вопросной». Чтобы избежать содержательной и логи­ческой разобщенности двух частей публикации, журналисты иногда корректируют вопрос, изменяя его таким образом, чтобы имею­щаяся у них информация представляла полный на него ответ.

К вопросно-ответной форме текста журналисты обращаются не только тогда, когда их принуждают к этому вопросы читателей, поступившие в редакцию. Порой возникает такая ситуация, что журналист имеет информацию, которую необходимо опублико­вать. Но если бы, скажем, газета ни с того ни с сего вдруг взяла бы и опубликовала тот же (представленный выше) ответ по поводу расследования дела Сысуева в виде самостоятельной заметки, то ее (газету) могли бы заподозрить в предвзятости. Ведь в журнали­стике есть закон: для любой публикации, а тем более оперативно-информационного плана, необходим «информационный повод». В подобном случае существует возможность создать такой по­вод с помощью специально «организованного» письма читателя (т.е. с помощью просьбы к какому-либо человеку, например, не­штатному корреспонденту, прислать в редакцию соответствующее письмо). Часто проблема решается другим «ньюсмейкерским» спо­собом: журналист самостоятельно придумывает вопрос и выдает его за поступивший в редакцию со стороны, а потом сам же на него и отвечает. Конечно, данный путь является достаточно предо­судительным, но тем не менее он используется современными жур­налистами.

в начало

 

РЕПОРТАЖ


 

Понятие «репортаж» возникло в первой половине XIX в. и про­исходит от латинского слова «reportare», означающем «передавать», «сообщать»15[5]. Первоначально жанр репортажа представляли публи­кации, извещавшие читателя о ходе судебных заседаний, парла­ментских дебатов, различных собраний и т.п. Позднее такого рода «репортажи» стали называть «отчетами». А «репортажами» начали именовать публикации несколько иного плана, а именно те, кото­рые по своему содержанию, форме похожи на современные рос­сийские очерки. Так, выдающиеся западные репортеры Джон Рид, Эгон Эрвин Киш, Эрнест Хэмингуэй, Юлиус Фучик и др. были, в нашем понимании, скорее очеркистами, нежели репортерами. И сейчас, когда европейский журналист говорит что-то о репорта­же, он имеет в виду то, что мы называем очерком. Как раз запад­ные очерки, с точки зрения их «имени», и являются генетически­ми предшественниками и ближайшими «родственниками» нынеш­него российского репортажа. Это, разумеется, необходимо учитывать в случае использования в отечественной теории репортажа теоре­тических размышлений западных исследователей.

Репортаж является одним из наиболее излюбленных жанров отечественных журналистов. История российской журналистики помнит десятки имен выдающихся репортеров и прежде всего имя В.А. Гиляровского («дядюшки Гиляя», «короля репортеров»), про­славившегося в конце XIX — начале XX в. своими талантливыми рассказами о мрачных трущобах московского Хитрова рынка, о страшном событии на Ходынском поле, о жизни рабочего люда на промышленных предприятиях Москвы и т.д. Многие репортеры стали известными писателями, но слава их выросла прежде всего на репортаже. И это в немалой степени объясняется возможностя­ми, которыми обладает данный тип материала.

Своеобразие публикаций, относящихся к жанру репортажа, возникает прежде всего в результате «развернутого» применения метода наблюдения и фиксации в тексте его хода и результатов.



 

Из публикации «Золотые руки»

(Московская правда. № 2. 1999)

Репортаж из зубоврачебно­го кабинета, лучшего из всех, которые доводилось посещать автору.

В толчее у станции метро «Университет» не сразу заме­тишь желтую вывеску подле арки дома № 23 по Ломоно­совскому проспекту. Но, как говорят, ищущий да обрящет. А еще - у кого что болит, тот о том и говорит. У меня не­щадно болел зуб. Вывеска же гласила: «Стоматолог». И я последовал за указующей стрелкой во двор и оказался в частном стоматологическом кабинете доктора Старцева.

В небольшом холле мило щебетали две пациентки, буд­то и не ведали, какие адские муки их ожидают. Сквозные открытые проемы вели в ка­бинет, где в известном кресле, заимствованном из «галереи маркиза де Сада», удобно рас­положилась девушка. Но сто­нов слышно не было. Врач, орудуя блестящими инстру­ментами, которые ловко вкладывала в его руки ассистент­ка, что-то говорил сквозь хи­рургическую маску, пациент­ка непринужденно ему отве­чала, голоса тонули в мягких, обволакивающих звуках мор­ского прибоя, доносящихся из стереодинамиков.

«Здесь зубов, даже самых безнадежных, не дерут, - ска­зал я себе. - Здесь их лечат, причем без боли». И я не ошибся... Короче говоря, мой зуб, теперь как новый, крепко сидит в десне, и я спокойно грызу им орехи.

А вот о том, что я видел и ощущал в чудо-кабинете, сто­ит рассказать подробнее. Во-первых, анестезия. Сначала доктор смазал мне воспален­ную десну ароматическим ге­лем. «Это предварительное обезболивание», - пояснил; затем взял со стола нечто вро­де авторучки, вставил в нее розовую капсулу и нитевид­ную иглу, которую при мне извлек из герметичного паке­тика, и быстро что-то сделал во рту. «А это шприц высоко­го давления. Я сделал укол прямо в десневой карман, за­морожен только больной зуб. Анестезия абсолютно безвред­ная, но во много раз мощнее ликодаина», - продолжал про­свещать меня доктор. Потом мелькали разные инструмен­ты, по-комариному пищала бормашина («Американская. Алмазный самоочищающийся бур вращается струей возду­ха»). Боли не было. Впрочем, о зубах я уже забыл, убаюкан­ный шумом прибоя. А доктор продолжал говорить: «Теперь, когда все чисто, поставим ти­тановые анкеры, будем нара­щивать зуб». В мой рот засно­вала лопаточка с пастой («Светоотверждаемый компо­зитный материал»), за ней сле­довал крошечный ультрафио­летовый фонарик («Композит твердеет за 20 секунд, поэто­му я кладу его слоями»). При­кус на копирку. Ручная поли­ровка нового зуба... Финал известен.

На все про все ушло 40 минут и весьма скромная по нынешним деньгам плата.

Впрочем, мой случай для доктора довольно банальный. Позже узнал, что пару лет на­зад пользовал он женщину, по­терявшую в автокатастрофе две трети зубов. Ей грозили протезы бабушкиных времен. Покинула же кабинет с улыб­кой голливудской кинозвезды.

И еще узнал я, что золотые руки перешли к доктору по на­следству - родители его тоже стоматологи. Сам он окончил стоматологический институт, 10 лет практиковался протези­стом в хозрасчетной поликли­нике, а там требования жесткие. Словом, прошел все «зубные» университеты. И добрая молва о его таланте - вполне заслу­женная. Лечит зубы совершен­но безболезненно. Даже обре­ченные. Изготовляет красивей­шие металлокерамические протезы из самых современных материалов, микропротезирова­ние без обточки, для чего при­меняет кевларовую нить, из которой делаются бронежиле­ты... И еще очень важное. У док­тора инвентарь импортный, од­норазовый - от шприцев до ма­нишек и стаканов.

Инструмент стерилизуется дважды - холодной обработ­кой и в сухожаровом шкафу, или в кавоклаве. Полная за­щита от инфицирования СПИДом, туберкулезом, гепа­титом, герпесом... Поверьте, я нахваливаю заведение Старцева не из корыстных интересов; да и в рекламе он не нуждает­ся. Просто считаю своим дол­гом сообщить, что есть такой стоматолог, чей талант досту­пен (по деньгам тоже) людям любого возраста и достатка. Поэтому и даю его телефон: 930-72-14. Стоматолог ждет клиентов каждый день с 10 до 18 час., а если надо — задер­жится. Он работает для нас.

 

Как видим, основное событие — посещение зубоврачебного кабинета показано в тексте крупным планом. Этот план возникает за счет изложения некоторых подробностей технологии зубопротезирования, описания деталей той обстановки, в которой оно происходит, сообще­ния автора об ощущениях, возникавших у него во время лечения и за­мены зуба, и т.д.

 

Задача любого репортера заключается прежде всего в том, что­бы дать аудитории возможность увидеть описываемое событие гла­зами очевидца (репортера), т.е. создать «эффект присутствия»16[6]. А это становится в наибольшей мере возможным только в том случае, если журналист будет рассказывать о предметных ситуациях, со­бытиях (и лучше всего — быстро развивающихся). (В этом отноше­нии в приведенном выше примере автор описывает все, что уви­дел в зубоврачебном кабинете, — и девушку в кресле, и блестя­щие инструменты, и алмазный бур, и кевларовую нить, и белоснежные халаты и т.д. Все это позволяет читателю как бы са­мому побывать в этом кабинете.)

Для репортера важно не только наглядно описать какое-то со­бытие, но и описать его так, чтобы вызвать сопереживание чита­теля того, о чем идет речь в тексте. Это возможно осуществить разными путями. Наиболее часто данная цель достигается двумя способами. Первый — изложение динамики события. В том случае, если отображаемое событие быстро развивается, автору остается только показать это развитие. Однако бывают события, ситуации, развитие которых протекает вяло, неопределенно, является до­вольно статичным. В этом случае автора может выручить «вывод на поверхность» события его внутренней динамики или изложение динамики авторских переживаний, вызванных его знакомством с событием. (В нашем примере репортажа из зубоврачебного кабине­та его можно было бы при необходимости усилить за счет более яркого и подробного описания переживаний автора, связанных с лечением зуба.)

Репортаж роднит с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими) использование метода нагляд­ного изображения действительности. Однако в репортаже нагляд­ность несет чисто информативную функцию, функцию сообщения о вполне конкретном событии, происшествии и пр. А скажем, в очерке наглядное отображение преследует прежде всего цель обоб­щения, типизации. Наглядные детали в аналитических жанрах при­меняются для «украшения», «оживления» серьезных, а потому трудных для восприятия определенной части аудитории размыш­лений автора.



в начало

 

НЕКРОЛОГ


 

Многие газеты публикуют такие информационные материалы, которые выглядят достаточно специфическими, хотя на страницах газет и журналов они присутствуют довольно часто и, пожалуй, с первых дней зарождения периодической печати. Это — некрологи. Жанровое своеобразие некролога определяется, что вполне оче­видно, предметом отображения, каковым является факт смерти какого-то человека. Смысл публикаций этого рода в отличие, ска­жем, от криминальных сообщений, как известно, заключается прежде всего в том, что они просто извещают аудиторию о смерти людей (прежде всего — известных данной аудитории). Кроме того, некрологи, как правило, содержат краткую биографию умершего, сообщают о том, где и как он работал, о его достижениях, награ­дах. Иногда в некрологе говорится о причине смерти, месте похо­рон. Завершается некролог обычно прощальными словами, выра­жением скорби по умершему.

 


Из публикации «Памяти друга»

(Метро. 11 января. 2000)

Жил рядом с нами человек. Исправно ходил на работу. Писал в газету статьи и репор­тажи. По выходным играл в баскетбол. По вечерам, если случались редакционные пи­рушки, был душой кампании. Человеку было почти шесть­десят, но по неписаной газет­ной традиции все его звали просто Славой. А начальство знало, что Слава не подведет. И вот его нет. Умер.

Мы потеряли друга, заме­чательного журналиста Вячес­лава Ивановича Трушкова. В газете он вел спортивный раздел и делал это професси­онально и добросовестно. В его работе сказывалась та старая школа, которая сегодня почти уже не встречается, — она ос­новывалась на огромной от­ветственности перед читате­лем, на абсолютной точности и верности добру. Славу нельзя было заставить рыться в чьем-то грязном белье или вытаскивать на свет божий не­проверенные факты. Он ценил и свою безупречную репута­цию, и авторитет газеты. Не случайно он занимал высокий пост в Федерации спортивной прессы.

Без малого сорок лет он отдал спортивной журналис­тике. Работал в уфимской мо­лодежной газете, в ЦК ВЛКСМ, спортивной редак­ции ТАСС, журнале «Обозре­ватель», вел свои репортажи со многих Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, публиковался в самых автори­тетных изданиях страны. Пос­ледние годы Слава был с нами, в «Метро». Еще летом он делился грандиозными планами по организации массовых фут­больных соревнований на при­зы газеты. А в августе слег. Он долго и упрямо боролся с не­дугом. Говорил нам: «Вы на меня не обижайтесь, потерпи­те еще немного, я вот-вот по­правлюсь». Мы верили и жда­ли. Увы...

Больше его подпись не по­явится под статьями и замет­ками. Но в нашей памяти он останется навсегда. И скорбя мы вспоминаем слова Беллы Ахмадулиной:

 

Давайте будем же к своим



друзьям причастны,

Давайте верить, что они

прекрасны,

Терять их страшно, -

Бог не приведи...

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

  • СТРУКТУРА ЗАМЕТКИ
  • ТРЕБОВАНИЯ К ЗАМЕТКЕ
  • ИНФОРМАЦИОННАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ
  • ИНФОРМАЦИОННЫЙ ОТЧЕТ
  • ИНФОРМАЦИОННОЕ ИНТЕРВЬЮ
  • БЛИЦ-ОПРОС
  • ВОПРОС — ОТВЕТ
  • РЕПОРТАЖ
  • НЕКРОЛОГ