Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие к курсу «Философия» для вузов Ульяновск 2008 ббк 87. 3 Б 24 Издание осуществлено при поддержке




страница26/35
Дата03.07.2017
Размер4.91 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35

3.2 Эволюция научных взглядов на природу

Первые научные программы возникли в Древней Греции.



Математическая программа Пифагора. В ее основе лежит представление о том, что Космос – это упорядоченное выражение целого ряда сущностей, которые можно постигать различными путями. Пифагор нашел эти сущности в числах и представил их в качестве первоосновы мира. Причем цифры не являются кирпичиками мира, а отражают количественные отношения действительности: движение небесных тел, пропорции тела человека и др. Именно школа Пифагора стоит у истоков теоретической системы математики – они стали строго выводить одни математические положения из других, т.е. ввели математическое доказательство.

Рассматривались вопросы делимости чисел. Введены арифметическая, геометрическая и гармоническая пропорции, а также различные средние: арифметическое, геометрическое, гармоническое.

Важнейшим событием в истории пифагореизма (уже после смерти Пифагора) было открытие несоизмеримости диагонали и стороны квадрата, равной единице. Это открытие имело не только чисто научное, математическое, но и большое мировоззренческое значение.

Значительны и астрономические идеи пифагорейцев. Есть сведения о том, что еще Пифагор высказал идею шарообразности Земли. Пифагорейцы первыми в Древней Греции научились распознавать на небесном своде планеты, отличать их от звезд (в то время распознавали лишь пять планет). Им же принадлежит идея гармонии «небесных сфер». Пифагорейцы заложили основания космологии и создали первые теоретические модели Вселенной как целого. В одной из них (Филолай, V в. до н. э.) центром Вселенной объявляется не Земля и не Солнце, а некий «центральный огонь» – Гестия, центр мира и его исток, основа: все остальные планеты, Солнце и Луна вращаются вокруг этого истока. В космологической модели Гераклида Понтийского
(IV в. до н. э.) Земля находится в центре Вселенной, вокруг нее вращается Луна, Солнце, Марс, Юпитер, Сатурн, а Венера и Меркурий вращаются вокруг Солнца, а вместе с Солнцем – вокруг Земли. Именно представители пифагорейской школы сформулировали в античности идею гелиоцентризма (Аристарх Самосский).

Следующий шаг в формировании этой программы сделали софисты и элеаты, разработавшие теорию доказательства (апории Зенона). В них он сумел показать невозможность описания движения непротиворечивым образом.

Платон, разделив мир вещей и идей, полагал, что мир идей организован на основании математических закономерностей, которые пытался установить. О значении, которое он придавал математике, свидетельствует надпись над входом в платоновскую Академию: «Несведущим в геометрии вход воспрещен». Эта высокая оценка математики определялась философскими взглядами Платона. Он считал, что только занятия математикой являются реальным средством познания вечных, идеальных, абсолютных истин. Платон не отвергал значения эмпирического знания о мире земных вещей, но считал, что это знание не может быть основой науки, так как приблизительно, неточно и лишь вероятно. Только познание мира идей, прежде всего с помощью математики, является единственной формой научного, достоверного познания. Математическими образами и аналогиями пронизана вся философия Платона. Он первым сделал ясные формулировки логики как науки, но мало пользовался ими в отношении естествознания.

Атомизм – вторая важнейшая программа античности, оказавшая огромное влияние на все последующее развитие науки. Основателями этой научной программы являются Левкипп и Демокрит. Согласно данной теории, в основе мироздания лежат неделимые частицы-атомы и пустота.

Атом – неделимая, совершенно плотная, непроницаемая, невоспринимаемая чувствами (вследствие своей, как правило, малой величины), самостоятельная частица вещества; атом неделим, вечен, неизменен. Атомы никогда не возникают и никогда не погибают. Они бывают самой разнообразной формы – шарообразные, угловатые, крючкообразные, вогнутые, выпуклые и т.п. Атомы различны по размерам. Они невидимы, их можно только мыслить. В процессе движения в пустоте атомы сталкиваются друг с другом и сцепляются. Сцепление большого количества атомов составляет вещи. Возникновение и уничтожение вещей объясняются сложением и разделением атомов; изменение вещей – изменением порядка и положения (поворота) атомов. Если атомы вечны и неизменны, то вещи преходящи и изменчивы.

Таким образом, атомизм соединил в одной картине рациональные моменты двух противоположных учений – Гераклита и Парменида: мир вещей текуч, изменчив, а мир атомов, из которых состоят вещи, неизменен, вечен.

По Демокриту, мир в целом – это беспредельная пустота, начиненная многими отдельными мирами. Отдельные миры образовались в результате того, что множество атомов, сталкиваясь друг с другом, образуют вихри - кругообразные движения атомов. В вихрях крупные и тяжелые атомы скапливаются в центре, а более легкие и малые вытесняются к периферии. Так возникли земля и небо. Небо образует огонь, воздух, светила. Земля – центр нашего мира, на краю которого находятся звезды. Каждый мир замкнут. Число миров бесконечно. Многие из них могут быть населенными. Демокрит впервые описал Млечный Путь как огромное скопление звезд. Миры преходящи: одни из них только возникают, другие находятся в расцвете, а третьи уже гибнут.

Ничто не возникает из несуществующего и не исчезает в небытие. Возникновение вещей есть соединение атомов, уничтожение – распад атомов. Причиной возникновения является вихрь, собирающий атомы вместе. В основе данного объяснения лежит механистическая причина – движение атомов. Атомизм оказал значительное влияние на физику Нового времени, основанную на механистическом подходе.

Программа Аристотеля – третья научная программа античности. Пытаясь найти свой путь, возражая Демокриту и Платону, Аристотель выделяет четыре причины бытия: формальную, материальную, действующую и целевую. Предметом науки, по Аристотелю, должно стать изучение неизменной, но познаваемой сущности мира. Он исходил в рассуждениях из принципа отсутствия пустоты в природе, т.е. он строил континуальную картину мира, принципиально противоположную атомистической, дискретной. Аристотелевский космос иерархически организован, состоит из многих субординированных уровней, слоев. Каждый слой обладает своими специфическими закономерностями, и в каждой точке мира, в каждом направлении пространства действуют свои законы.

Средством познания мира, по Аристотелю, является логика, которая позволяет правильно организовать мышление. Задача логики – познать истинное соотношение между общим и частным. Способ познания состоит в выведении из общего частного, потому что общее (идея) как истинное бытие, составляет причину явлений и то, из чего и посредством чего может быть понято и объяснено воспринятое явление. Наука должна показать как из познанного в форме понятия общего вытекает воспринятое частное. Общее же представляет, в то же время, основание, посредством которого и из которого доказывается частное.

Свое теоретическое учение Аристотель применил к громадному материалу, собранному непосредственным наблюдением в зоологии, физике, обществознании. В его трудах заложены начала почти всех конкретных естественных наук.

Эти три основные научные программы античности заложили основы естествознания и науки вообще. Один из наиболее существенных процессов этого времени заключается в том, что был осознан и опробован механизм замещения вещей, их свойств и отношений идеальными объектами.

Евклидова геометрия – первая стандартная научная теория. Из дошедших до нас сочинений Евклида наиболее знамениты «Начала», в которых формулируются исходные положения геометрии, излагаются основы геометрической алгебры, рассматриваются теории отношений и ее применение к решению алгебраических задач, теории целых и рациональных чисел, рассматриваются основы стереометрии. Изложение, подчинено строгой логике, причем теоремы выводятся из корректно сформулированных физических гипотез и математических посылок. В «Началах» Евклида окончательно определена античная математика как стройная наука, исходящая из определений, постулатов и аксиом. Математика Евклида – вершина древнегреческой дедуктивной науки.

В эллинистический период теоретическому осмыслению были подвергнуты эмпирически усвоенные приемы, что привело к формулированию базовых физических законов в области статики, гидростатики (так, Архимед создал теорию рычага, сформулировал законов плавающих тел).

В эллинистический период были заложены методологические основы науки – разработано систематическое наблюдение.

Так, Гиппарх из Никеи (190 – 125 гг. до н. э.), выдающийся древнегреческий астроном, вел первые систематические астрономические наблюдения. Наблюдение новой звезды (134 г. до н. э.) побудило его к созданию звёздного каталога, который был использован впоследствии Птолемеем. Этот каталог содержит данные о положении 850 звёзд, разделённых по степени яркости на 6 звёздных величин. Путём сравнения найденных им точек расположения звёзд с теми, которые были обозначены в других каталогах, Гиппарх открыл явление прецессии равноденствий. Он исследовал видимое движение Солнца и Луны и составил таблицы этого движения. Рассчитал аномалии солнечного движения и объяснил их тем, что Солнце проходит эксцентрический путь вокруг Земли.

Благодаря Гиппарху астрономия становилась точной математической наукой, что позволяло приступить к созданию универсальной математической теории астрономических явлений. Эту задачу решил александрийский астроном Клавдий Птолемей в труде «Большое математическое построение астрономии» в 13 книгах («Альмгест»). Создал математическую теорию видимого движения планет, опиравшуюся на постулаты: шарообразность Земли; колоссальная удаленность от сферы звезд; равномерность и круговой характер движения небесных тел; неподвижность Земли; центральное положение Земли во Вселенной. Теория Птолемея сочетала теории эпициклов и эксцентриков. Для описания вновь открываемых неравномерностей в движении планет вводились новые эпициклы. Теория Птолемея позволяла предвычислять сложные петлеобразные движения планет (их ускорения, замедления, стояния и попятные движения). Построение геоцентрической системы Птолемея завершило становление первой естественно-научной картины мира.



Античность постепенно накапливает эмпирические биологические знания, формирует концептуальный аппарат протобиологии. Как и в других областях естествознания, в накоплении биологических знаний конструктивную роль сыграла пифагорейская школа.

К представителям пифагорейской школы относится Алкмеон Кротонский, которого считают основоположником античной анатомии и физиологии. О нем сообщают, что он первый начал анатомировать трупы животных для научных целей. Алкмеон признавал мозг органом ощущений и мышления и объяснил роль нервов, идущих от органов чувств (глаз, ушей) к мозгу.

Одной из древних медико-биологических школ была Книдская школа, сложившаяся еще в VI в. до н. э. под влиянием восточной медицины. Она продолжала традиции вавилонских и египетских врачей. Ее принципы нацеливали на детальное описание отдельных комплексов болезненных симптомов и требовали разработки для каждой болезни свой особой (и часто сложной) терапии. Сочинения представителей Книдской школы до нас не дошли, но их фрагменты, очевидно, вошли в состав трактатов Свода Гиппократа.

С именем Гиппократа, современника Демокрита, связан тот период развития биологии и медицины, когда медико-биологические знания начали отпочковываться от религии, магии и мистицизма. Гиппократ и его ученики считали, что медицина должна основываться не на умозрительных схемах и предположениях или фантазиях, а на скрупулезном, тщательном (эмпирическом) наблюдении и изучении больного, на накоплении и обобщении медицинского опыта.

Гиппократ выдвинул идею о естественных причинах болезней. К таким причинам он относит и факторы, исходящие из внешней среды, и возраст больного, и его образ жизни, и его наследственность и др. Гиппократ учил, что лечить надо не болезнь, а больного, поэтому все назначения должны быть строго индивидуальны. Один из теоретических принципов Гиппократова учения – единство жизни как процесса. Он считал, что основу всякого живого организма составляют четыре «жидкости тела» – кровь, слизь, желчь желтая и черная. Отсюда – и четыре типа темпераментов людей – сангвиники, флегматики, холерики и меланхолики. Весь организм оживотворяется пневмой – воздухоподобным веществом, которое во все проникает и все осуществляет – жизненные процессы, мышление, движение и проч.

Свод Гиппократа сложился в Косской медицинской школе, получившей свое наименование от острова Кос. Из Косской медицинской школы вышли пользовавшиеся известностью и славой Праксагор и его ученик Герофил, который в первой половине III в. до н. э. считался величайшим греческим врачом. В конце своей жизни Праксагор с группой учеников переселился в Александрию и основал Александрийскую медицинскую школу.

Герофил развивал эмпирическую традицию античной биологии и медицины, выше всего ставил наблюдение и опыт. В его эпоху в Александрии уже не имел силы предрассудок, запрещавший анатомирование трупов. Более того, древние авторы сообщают о том, что Герофил проводил опыты по вивисекции над преступниками, которые поставлялись ему царем. Он изучал строение и функционирование нервной системы, провел четкое различение между артериями и венами и пришел к правильному заключению (окончательно доказанному лишь несколько столетий спустя Галеном), что артерии получают кровь от сердца. Герофил впервые оценил диагностическое значение пульса, хотя связывал его с механизмом дыхания. Герофил дал подробное описание анатомии глаза, печени и других органов тела, провел сопоставительное изучение устройства человека и животных, внес существенный вклад в разработку анатомической терминологии. В сфере практической медицины он уделял большое внимание фармакологии, действию лекарственных препаратов, особенно тех, которые изготовлялись из трав, разработке правил диеты, лечебной физкультуры.

Завершителем античной биолого-медицинской традиции был Клавдий Гален. Он родился в Пергаме, в семье архитектора, изучал философию и медицину, с 162 года жил в Риме. Гален был прекрасным анатомом. Поскольку в Риме в ту эпоху вскрытие трупов было запрещено, он изучал анатомию человека по аналогии с анатомией различных животных (быков, овец, свиней, собак и др.). Он заметил большое сходство в строении человека и обезьяны, проводя опыты над маленькой мартышкой, которая в то время водилась на юге Европы. Физиологические воззрения Галена базировались во многом на трудах Гиппократа. Гален детально изучал центральную и периферическую нервные системы, искал связь спинномозговых нервов с процессами дыхания и сердцебиения. Он окончательно доказал, что артерии наполнены кровью, а не воздухом. Гален закладывал предпосылки научного экспериментального метода в биологии и физиологии.



В греческой науке воплотились такие свойства, как объективность, идеальное моделирование действительности, поиск первоосновы, что позволяет констатировать появление науки как особого типа отношения к реальности.

Средневековая наука не предложила новых фундаментальных научных программ. Её значение состояло в том, что был предложен ряд новых обобщений, уточнений, понятий и методов исследования, которые подготовили основу механики Нового времени.

Основными чертами средневековой науки являются:

Теологизм толкование любых проблем с точки зрения Священного писания. Считалось, что природа создана Богом для блага человека, а явления природы являются промыслом божьим, непостижимым для человека. В целом толкование явлений действительности сводилось к констатации проявления божественного промысла.

Моральный символизм характерная черта средневекового знания. Интерес к явлениям природы ведет не к научным обобщениям, а делает их символами церкви, например, Луна это образ Церкви, отражающая божественный свет; ветер символ Духа и т.д.

Например, Исидор Севильский (570 – 636), епископ Севильский в трактате «О природе вещей», так характеризовал небо: «В духовном понимании небо – это церковь, которая сверкает в этой жизни добродетелями святых, подобно светилам небесным. Часто под небом подразумеваются все святые и ангелы, ибо небеса, о которых сказано «Небеса проповедуют славу Божию», следует считать пророками и апостолами, ведь именно они возвестили миру о его пришествии и смерти, и они же – о воскресении Христа и о его славе. Святой Амвросий в написанных им книгах о сотворении мира так говорил о небе: «По-гречески небо называется Uranus, у латинян же оно называется caelum, что из-за блестящих звезд, как бы нанесенных резцом, оно кажется чеканным, подобно тому, как мы называем чеканным серебро, искрящееся выпуклым узором. Писание же показывает, насколько тонка природа неба, говоря, что Он укрепил небо как дым»2.

Рациональность – ориентированность на постижение явлений на основе разума.

Это выразилось в господстве схоластического метода с его необходимым компонентами – цитированием авторитетов, что лишало первостепенной значимости задачу по исследованию естества Природы, и дедуктивным способом рассуждения. Но значение разума в рамках официальной доктрины Средневековья уменьшалось по отношению к главенствующей роли веры и истины откровения. Разум не имел значения главного арбитра в вопросах истины, к тому же Бог, благодаря своему всемогуществу, может действовать и вопреки естественному порядку.

Отсутствие содержательной определенности научных понятий явилось следствием утраты наукой в раннем Средневековье своих теоретических позиций.

Например, задача сблизить аристотелевскую и библейскую концепции Вселенной достигалась этимологическим методом сближения подчас противоречащих друг другу понятий и идей. Исидор представляет, казалось бы, библейскую картину мира: «Вселенная – это небеса, земля, море и то, что в них создано Богом, о котором сказано: «И вселенная была сотворена Им». Вселенная (mundus) названа так по-латыни философами, потому что она находиться в постоянном движении (motus), как, например, небеса, Солнце, Луна, воздух, моря. Её элементам не доступен никакой покой, и потому она всегда находиться в движении. Поэтому также элементы казались Варрону живыми созданиями, поскольку, говорит он, они движутся сами собой. Греки приняли название Вселенной от слова «украшение» (ornament) по причине разнообразия элементов и красоты созвездий. И она называется у них «космос», что означает «украшение», потому что мы не видим телесными глазами ничего более прекрасного, чем Вселенная» (Исидор «Этимология»). Исходя из христианского догмата о творении, Исидор преображает образ Вселенной под влиянием идей, заимствованных у античных авторов, в частности, придавая ей постоянное движение – в отличие от неподвижного мира Библии. Для него несущественно противоречие между принципиально отличающимися между собой концепциями вечного и бескрайнего космоса греков и имеющей начало, сотворенной и ограниченной в пространстве Вселенной в Библии.

Появление идеи экспериментальности – логически вытекает из утверждения церкви о том, что мир создан для человека, который является его господином и имеет право его переделывать. На уровне философского заявления сформулирована идея о роли опытного знания, наблюдения и эксперимента в познании (Р. Гроссет, Р. Бэкон).

В деятельности английского епископа Роберта Гроссетеста (1175 – 1253) и английского францисканского монаха Роджера Бэкона (ок. 1214 – 1292) была осмыслена роль опытного знания.

Медиевисты считают Гроссетеста пионером средневековой науки. Ему принадлежат трактаты «О тепле Солнца», «О радуге», «О линиях угла и фигурах», «О цвете», «О сфере», «О движении небесных тел», «О кометах». Сопровождающее их математическое обоснование связано с символикой цифр: «Форма как наиболее простая и не сводимая ни к чему сущность приравнивается им к единице; материя, способная под влиянием формы изменяться, демонстрирует двойственную природу и потому выражается двойкой; свет как сочетание формы и материи – это тройка, а каждая сфера, состоящая их четырех элементов, есть четверка. Если все числа сложить, – пишет Гроссетест, – будет десять. Поэтому десять – это число, составляющее сферы универсума». Гроссетест описывает широко распространенный метод наблюдения за фактами, называя его резолюцией, обращается к методу дедукции, а соединение двух конечных результатов образует, по его мнению, метод композиции.

Источники сообщают много удивительного о персоне Роджера Бэкона, в частности то, что он пытался смоделировать радугу в лабораторных условиях. Ему принадлежит идея подводной лодки и летательного аппарата. Он с огромной убеждающей силой призывал перейти от авторитетов к вещам, от мнений к источникам, от диалектических рассуждений к опыту, от трактатов к природе. «Опытная наука – владычица умозрительных наук». Он стремился к количественным исследованиям, к всемерному распространению математики, «которая есть дверь и ключ к наукам», без неё невозможно никакое исследование и знание.

Представление о научном знании как системе взаимосвязанных дисциплин (отражающих целостность и иерархичность организации универсума) воплотилось в двух основных формах: в выделении семи свободных искусств для образования и создании многочисленных классификаций наук.

Кроме того, астрология, алхимия, ятрохимия, натуральная магия, представлявшие собой промежуточное звено между натурфилософией и техническими ремеслами, способствовали разрушению созерцательности и переходу к опытной науке. Фактическое ограничение рациональности за счет введения требования оценки практической пригодности идеальных объектов через экспериментальную проверку, происходит только в XVII веке.

Наука была объявлена «служанкой богословия», средством решения чисто прикладных задач. На фоне общего упадка науки развивались арифметика, астрономия, необходимые для вычисления дат религиозных праздников.

Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с XII века, когда в научном обиходе стало использоваться научное наследие Аристотеля. Оживление в средневековую науку внесла схоластика, использовавшая научные методы (аргументацию, доказательство) в богословие. Самыми популярными книгами Средневековья были энциклопедии, отражавшие иерархический подход к объектам и явлениям природы.



Эпоха Возрождения сделала значительный вклад в развитие науки благодаря новому пониманию роли человека в мире и развитию естественной магии.

Магия вышла из подполья культуры и стала общей темой философии и науки, не перестав играть роль идейной альтернативы господствующему религиозному сознанию. М. Фичино, П. дела Мирандола находили в магии Гермеса Трисмегиста гуманистические мотивы, Д. Бруно называл мага мудрецом, умеющим не только мыслить, но и действовать. Парацельс искал философский камень и универсальный ключ познания. Ф. Бэкон представлял науку не как созерцание (по-аристотелевски), а как активное действие, овладевающее природой по её собственным законам, и магия занимала важное место в его классификации наук. Переход от коперниковской небесной кинематики к динамике Кеплер совершал в убеждении, что небесные сферы вращаются духами. Р. Декарт в молодости штудировал «Энциклопедию оккультных наук» Агриппы, надеясь постичь «чудесное основание» всего знания3.

Науки о природе, возникая как синтез многообразных интеллектуальных традиций, долго несла отпечаток антихоластического и антирационального движения, выражающегося в наивной вере и оставались эмпирически-описательными. Натуральная магия, т.е. учение о тайных силах, присущих самой природе, а также практика их использования, были близки натуралистической науке. Адепты магии критически оценивали математизацию естествознания, считая, что «скрытые качества» (флогистон, теплород, эфир) нельзя исследовать с помощью одного разума, и настаивали на экспериментальном «вопрошании природы».

Стихийно-эмпирическое накопление знаний о мире органических явлений длилось тысячелетиями. Но долгое время знания о биологических явлениях не выделялись из общей совокупности знаний о природе в самостоятельную отрасль. Биологические знания излагались вперемешку со знаниями о химических, физических, географических, климатических, метеорологических, социально-исторических явлениях. В эпоху Возрождения ситуация в сфере познания живого изменилась. Ренессансный гуманизм, пересмотрев представление о месте человека в природе, возвысил роль человека в мире. В человеке видели венец природы, полагая, что уже в силу одного этого он достоин самого тщательного изучения, внимания и заботы. Отражением главной ориентации той эпохи – ориентации на человека, на совокупность его ближайших потребностей и прежде всего на решение наиболее близких ему медицинских проблем – было быстрое развитие биологического познания.

Известный историк естествознания П. Таннери, характеризуя данный период развития биологии, писал: «...История науки в первой половине ХVI столетия была в сущности только историей медицины». В сторону человека развернулась даже алхимия; результатом слияния алхимии с медициной стала ятрохимия. Основоположник ятрохимии Парацельс утверждал, что «настоящие цели алхимии заключаются не в изготовлении золота, а в приготовлении лекарств».

Новые взгляды на мир и человека позволили сделать выдающиеся научные открытия, создать новые теории и подготовить базу последующей научной революции, благодаря которой сформировалось классическое естествознание. Были сделаны открытия Н. Коперника, Д. Бруно, давшие науке гелиоцентризм и идею бесконечности Вселенной. Пока это были еще догадки, требовавшие естественно-научного и философского обоснования.

Вплоть до эпохи Великих географических открытий Колумба, Магеллана и других, большинство людей считало, что Земля – это «круг» (так написано в Библии: Исаия 40:22), до краев которого можно дойти и заглянуть с его края «вниз» – в «бездну». На краю круга Земли небесный свод («Твердь»), подобно шатру, опирается на Землю. По тверди ходят Солнце и Луна. А звезды – это шляпки серебряных гвоздей, вбитых в купол-твердь (слово «звезды» – это «гвезды» – гвозди).

Вокруг шарообразной Земли, согласно модели Птолемея, как матрешки – одна в другой, располагались несколько небес – вращающихся прозрачных хрустальных сфер, к которым были прикреплены: плоский фонарь Луна – к ближайшему от Земли небу, к следующему небу – Меркурий, далее Венера, затем Солнце, к следующим – Марс, Юпитер, Сатурн, и к последнему – то ли седьмому, то ли девятому небу – знакомые нам «серебряные гвозди» – звезды.

Хотя было непонятно, как жители противоположной стороны
Земли могут жить там вверх ногами и удерживаться от падения
«вниз», в «бездну», но всему этом приходилось верить, ведь в основе
модели Птолемея лежали элементарные измерения и расчеты,
произведенные в Египте.

Господствовала геоцентрическая система мира Анаксемандра – Аристотеля – Птолемея, которая основывалась на идее системы идеально равномерно вращающихся гомоцентрических небесных сфер, сочлененных друг с другом своими осями вращения.

Николай Коперник по прошествии более чем тысячи лет обратил внимание на некоторые несуразности в модели Птолемея и предложил свою модель – с Солнцем в центре мира. А Галилей, открывший силы инерции, заявил: если страшно удаленное седьмое небо со звездами делает один оборот за сутки, оно развалится на куски от такой скорости вращения, – вращается не небо, а Земля! И, наконец, Джордано Бруно подытожил: «Значит, нет никакого твердого неба со звездами-гвоздями, звезды – это такие же солнца, как наше. И, значит, нет у Вселенной никакого центра».

Эти идеи подхватывались и развивались. На основе законов динамики Галилея и закона всемирного тяготения Ньютона были вычислены расстояния от Солнца до вращающихся вокруг него планет, а также их размеры и массы. И тем же методом, каким путешественники по Нилу вычислили размер Земного шара, теперь, «путешествуя» на Земном шаре вокруг Солнца, и измеряя из противоположных точек уже измеренной орбиты угол между Солнцем и звездами, вычислили расстояния до ближайших из них. Для большинства же звезд изменения угла (называемые параллаксом) были столь малы, что их нельзя было измерить – так эти звезды оказались далеки.

В ХVI – ХVII вв. утвердилась гелиоцентрическая модель потенциально иерархического звездного мира Кеплера, Ньютона (Вселенная однородна, изотопна, абсолютно неизменна и неподвижна как целое, с абсолютным евклидовым пространством и равномерно текущим, единым временем; центром солнечной системы является Солнце, вокруг которого по эллипсоидным орбитам движутся планеты и Земля, также совершающая суточное вращение вокруг полярной оси).

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   35

  • Программа Аристотеля
  • Средневековая наука
  • Эпоха Возрождения