Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие к курсу «Философия» для вузов Ульяновск 2008 ббк 87. 3 Б 24 Издание осуществлено при поддержке




страница22/35
Дата03.07.2017
Размер4.91 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   35
2.8 Русский духовный ренессанс Русский духовный ренессанс следует рассматривать в следующих аспектах: во-первых, в культурологическом – как период развития культуры, синонимом ему может быть понятие Серебряный век. Процессы, происходившие в элитарном и народном пластах культуры в России на рубеже веков, по существу относятся к ренессансным, потому что связаны с «переходными» процессами, когда ускоренная модернизация вела к смене традиционного общества индустриальным; во-вторых, в социально-политическом аспекте русский духовный ренессанс можно рассматривать как движение либеральной интеллигенции, предлагавшей особый национальный путь развития России в ХХ веке, включающий достижения парламентского государства Запада с его техническими удобствами и православную систему ценностей. Этот аспект русского духовного ренессанса воплощают представители нового религиозного сознания; в-третьих, в историко-философском плане русский духовный ренессанс был периодом в развитии русской философии начала 80-х годов ХIХ века по 20-е годы ХХ века. Русский духовный ренессанс в философском плане был течением, охватившим Московскую и Петербургскую школы «новых идеалистов», стремившихся соединить идеализм с жизнью. В данном случае удобнее говорить о русском философском ренессансе. Русскому духовному ренессансу как философскому течению соответствует направление «нового идеализма», разделяющееся на идеализм метафизический и идеализм научно-философский. В зависимости от направленности на онтологию, гносеологию различаются метафизическая и гносеолого-этическая линия. Линии метафизической соответствует московская школа или школа всеединства, а линии гносеологической – петербургская школа, или неокантианцы. В целом философию «новых идеалистов» можно определить как умозрительно-деятельностный тип философствования. С одной стороны, она была ориентирована на иррациональные и сверхрациональные источники познания, на познание трансцендентного, с другой – эта философия считала себя орудием изменения мира. Установки ренессансной философии: – на диалогичность – проявлялась в диалоге как литературно-философский жанре, диалоге как способе общения (полемика на страницах журналов, прения на религиозно-философских собраниях), диалоге как структурном определении мышления его деятелей (проявляется в их способности совмещать разные философские позиции как взаимно необходимые); – на утопизм – выражалась в социальном утопизме, который был связан с пантеистическим размыванием границ между миром Небесным и Земным, и с практицизмом, желанием сделать философию действенной мудростью. Метафизический утопизм выразился в онтологии софиологов, исходивших из «обожения плоти», «освящения твари» как из некоего наличного факта, в то время как в традиционном христианстве это было лишь чаяньем веры. В гносеологии установка на метафизический утопизм выразилась в рационализации мира трансцендентного, в признании возможным познать его вначале через интуицию, а затем уже выразить ее результаты средствами разума. О предмете философии можно просто сказать, что в центре его внимания оказались моральные, политические, эстетические проблемы, имеющие целью оправдание природы и человека. Это, несомненно, всегда было в центре внимания русской философии, но это было качественно новым для философии идеализма, как ее понимали в предыдущий период. Сама постановка проблем, занимавших внимание представителей русского духовного ренессанса, была не нова, но то, что они рассматривались вместе, составляет особенность ренессансной философии. Так, проблема подлинного гуманизма рассматривалась в связи с задачей гармонизации человека и обретения им гармоничного состояния через творчество, что соответственно связывалось с проблемой достоинства человека и смыкалась с проблемой космического бытия и человека, как его центрального звена. Из основополагающих принципов философии русского духовного ренессанса следует отметить принцип всеединства (трансформировавшийся принцип пантеизма), который проявился в системах софиологического, монодуалистического и моноплюралистического всеединства и определил их онтологию и специфическую онтологизированную гносеологию. Следующий принцип, внутренне связанный с принципом всеединства – принцип непосредственности знания, определивший гносеологию «новых идеалистов». Этот принцип был заложен Вл. Соловьевым, исходившим из того, что мысль познающего субъекта должна двигаться не от сознания к бытию, а, напротив, от бытия к сознанию. Причем, это бытие существует одновременно и вне нас, и внутри нас, так как мы сами – часть бытия. Принцип непосредственности знания лег в основу учения о цельном знании и живом знании; в этом проявился онтологизм познания представителей русского духовного ренессанса: субъект и объект сращены друг с другом, существует внутренняя связь между познанием и бытием. Осознавая свою общность в основных целях, «новые идеалисты» тем не менее видели и свое различие. Суть спора между трансцендентальным и метафизическим направлениями изложена М. Рубенштейном в статье «К вопросу о трансцендентной реальности»: неокантианцы не принимают произвольное допущение трансцендентной реальности метафизических идеалистов и только в этом налагают запрет на метафизику. Метафизические идеалисты видят слабость неокантианцев в непонимании того, что теория познания немыслима без предпосылок онтологического характера. Резюмируем, что трансцендентальных идеалистов отличает гносеологический имманентизм, логизм (предмет знания строится из законов самого мышления), антипсихологизм. Метафизическим идеалистам присущ сверхрационализм, спиритуализация бытия, антипсихологизм. Исходным положением, на котором осознанно или неосознанно строились все философские системы русского духовного ренессанса, была идея всеединства. В сфере онтологии она раскрывалась через понятие Сущего (актуального и потенциального), принципы иерархизма структуры бытия. В сфере гносеологии идея всеединства раскрывалась в принципе укорененности субъекта и объекта познания в бытии и в идее «цельного знания» (соединяющего усилия эмпирических, рациональных и мистических форм постижения мира). Идея всеединства вошла в русский духовный ренессанс через платоновско-шеллинговскую и православную традицию. Возникнув в попытке разрешить проблему соотношения знания и веры, философия «новых идеалистов» должна была включить достижения науки и догматов религии. Надо было построить метафизическую концепцию, связанную в целом с учением о бытии, не противореча достижениям современного естествознания. Поэтому онтология русского духовного ренессанса включала как проблемы традиционной христианской метафизики (идея творения, иерархической структуры бытия и «поврежденности» природы), так и собственно онтологические (состава бытия, проблемы эволюции и места человека в мире). Собственно, задачей была разработка представлений о составе бытия. Основное положение, от которого они отталкивались, было положение о «реальности» и «сотворенности мира», то есть предполагалось наличие двух сфер: чувственной и трансцендентной. На понимание особенностей составных частей бытия оказали влияние: платоновское учение об идеях, монадология Лейбница, кантовское учение о мире трансцендентальных ценностей, гуссерлевское учение об эйдосах. Принцип всеединства стал базовым для онтологических систем русского духовного ренессанса, но его приверженцы понимали, что доказать верность онтологических теорий можно, лишь разработав гносеологические теории с определением методов и средств познания уровней бытия, с доказательством возможности знания о трансцендентальной реальности – путь метафизических идеалистов. Трансцендентальные идеалисты шли от гносеологии к укоренению ее в бытие. Принципами новой гносеологии стали: – принцип жизненной привязанности познания, то есть познание не есть самоценность, оно должно раскрывать положение человека в мире; – принцип всеединства, соединяющий результаты всех путей познания; – принцип ориентированности на достижение тождества субъекта и объекта познания, как условия получения истинного знания о бытии. Из религиозных принципов принимались: принцип синергетизма, то сеть идея благодатной помощи свыше, необходимая для овладения истиной (выразилась в учении о мистической интуиции) и принцип обращенности всех актов духа к Абсолюту. Цель познания поэтому – перемещение человеческого бытия в абсолютный трансцендентный мир, то есть внутреннее соединение с истинно сущим. Важным положением новой гносеологии было специфическое понимание связи субъекта и объекта в познании. Основная установка сводилась к признанию, что в составе эмпирического субъекта наличествуют трансцендентальные, надэмпирические начала. Метафизические и трансцендентальные идеалисты по разному подходили к вопросу о том, с помощью каких видов познания происходит постижение разных сфер бытия. Следуя самому общему истолкованию трансцендентального метода Канта все «новые идеалисты» полагали, что каждой сфере мира, когда она становится предметом познания, соответствует свой метод познания. Отрывать эти методы познания друг от друга неверно, так же как и попытаться применить их к сфере, где действовать они некомпетентны. Чувственный мир есть только тема познания, он при рациональной переработке превращается в «остов вещей» (идеи). Познание же сферы идей начинается с действия разума, перерастает в действие интеллектуальной интуиции, что приоткрывает мир Абсолюта в его металогическом всеединстве. Наиболее трудным вопросом оказался вопрос о том, как происходит сам процесс познания, то есть как объект, внешний субъекту, может открываться этому субъекту, «входить» в субъект. По сути, направление мыслей в этой области сводилось к необходимости признать то, что предмет познания должен в каком-то единстве заключать то, что в нем трансцендентно и имманентно по отношению к субъекту. Софиологическое направление (В.С. Соловьев) Соловьев Владимир Сергеевич (1853 – 1900) – русский философ-идеалист, поэт, публицист, литературный критик. Основные работы: «Кризис западной философии. Против позитивистов» (1874), «Философские начала цельного знания» (1877), «Чтения о богочеловечестве» (1878 – 1881), «Критика отвлеченных начал» (1880), «Оправдание добра. Нравственная философия» (1897), «Теоретическая философия» (1899), «Три разговора» (1899). Центральной в учении Соловьева является идея «всеединого сущего». Необходимость принципа всеединства (целостности) обусловлена тем, что все предметы и явления не существуют отдельно друг от друга и каждый из них есть совокупность определенных сторон, связей и т.д. Даже наша Вселенная, замечает Вл. Соловьев, не есть «хаос разрозненных атомов», а представляет собой единое, связное целое. Это относится к любому предмету, стороны которого всегда образуют в своем взаимопроникновении конкретное единство, определенную целостность. Отсюда следует, что, постигая истину в своей теоретической деятельности, познающий субъект должен брать сущее не только в его данной действительности, но и в его целостности, универсальности, т.е. стремиться к познанию «всего во всем», в развивающемся в «полярных определениях» единстве. «Безусловное всеединство» (как совершенный синтез истины, добра и красоты) постигается, по Соловьеву, лишь «цельным знанием». Учение о нем – другая фундаментальная идея. Характеризуя общие признаки цельного, полного знания (или «свободной теософии вообще»), Соловьев считал, что оно есть знание, имеющее предметом истинно-сущее в его объективном проявлении, целью – внутреннее соединение человека с истинно-сущим, материалом – данные человеческого опыта во всех его видах (а не только в виде научного опыта), основной формой своей имеющее умственное созерцание (интуицию), связанную в систему посредством логического мышления и, наконец, деятельным источником (производящей причиной) – действие высших идеальных существ на человеческий дух. По своей структуре цельное знание есть органическое (а не механическое соединение) единство, синтез таких трех необходимых компонентов, как теология, философия и опытная (положительная) наука. Центром каждого из этих элементов соответственно являются абсолютное существо (Бог), общая идея и реальный факт. Только такой органический синтез названных компонентов представляет собой цельную истину знания как такового. Развивая идею цельного знания, В.С. Соловьев обращает внимание на то, что этот «великий синтез» не есть чья-то субъективная личная потребность, а имеет определенные объективные основания. Они обусловлены, по его мнению, как недостаточностью эмпирической науки и бесплодностью чисто умозрительной (отвлеченной) философии, так и невозможностью возврата к теологической системе в ее прежней исключительности. Необходимость данного синтеза «диктует» сам реальный жизненный процесс, осмысленный человеческим умом. Идеи всеединства была связана с ученим о Софии как «вечной женственности», которая есть конкретное выражение всеединства; формулировка общего закона развития и применение его к разным сферам действительности (прежде всего – к истории человечества); разработка «органической логики» как системы определенных категорий и ее метода – диалектики; понимание «экономического общества» («материального, экономического труда») как исходного начала и основы всей социальной жизни, которые осязательно включают в себя нравственность; обоснование необходимости «практизации» философии, т.е. выведение ее не только к «моральной действительности», но и к «жизни народной» в целом, где она должна давать «верховные определяющие начала для жизни»; учение о богочеловечестве и др. Эволюция мира по В.С. Соловьеву Приход Иисуса Хиста Учение В.С. Соловьева о человеке Первобытный человек Природный человек Духовный человек Экзистенциалисты Розанов Василий Васильевич (1856 – 1919) журналист, писатель автор книг «Легенда о Великом Инквизиторе», «Метафизика христианства», «Около церковных стен», «Уединенное», «Апокалипсис нашего времени», статьи и сборники «Религия и культура», «Природа и история», «Семейный вопрос в России» и многие другие. Розанов – религиозный мыслитель, но критиковавший христианство. Что не принимал Розанов в христианстве Приоритет Логоса, Слова над актом творения. Слово и Плоть разорвались в историческом движении и отнеслись к разным полюсам. Сухое Слово и живая Плоть плохо понимают друг друга. Фигура Христа слишком объемна и на фоне ее все земное умаляется и «тает как снежный ком». Прошли времена, когда религия Христа питала напряженную средневековую мысль драгоценными истинами Божественной мудрости. Основою и фундаментом жизни европейского человечества, считает философ, давно уже служат экономика и знания (науки). Поневоле приходится христианству занимать только «уголок в современной цивилизации», как давно высохшей «мумии» – в драгоценном саркофаге. Некосмологичность, ограниченность, искусственность прежде незыблемых истин «гасят» последние всплески христианского влияния на мир. Христианство не находит общего языка с жизнью, обращая взор к потустороннему, к загробной тайне, к земным страданиям, а жизни чужда эстетика мрачного, жизнь требует сочных красок, игры, усилия, смеха, гордости. Религия должна быть светлой и радостной, замешанной на «играющей крови», а не постной, прилизанной мозаикой слов, «плоской и ясной как доска». Таинство жизни, чудо жизни особым образом распределяет роли между мужчиной и женщиной. И здесь христианство более всего кажется ограниченным, поскольку оно не может ответить на самые законные требования жизни, будучи «сдавлено» духом отрицания всякой плоти. Николай Александрович Бердяев (1874 – 1948) в молодости стремился сочетать марксизм с неокантианством, но вскоре отказался от этих теорий, заинтересовался философией Владимира Соловьева и приступил затем к самостоятельной разработке христианского миросозерцания. Согласно Бердяеву, основной противоположностью, с которой мы должны начинать разработку мировоззрения, является противоположность между духом и природой, а не между психическим и физическим. Дух есть субъект, жизнь, свобода, огонь, творческая деятельность; природа – объект, вещь, необходимость, определенность, пассивная длительность, неподвижность. К царству природы относится все, что объективно и субстанциально (под субстанцией Бердяев понимает неизменное, замкнутое бытие), множественное и делимое во времени и пространстве. С этой точки зрения не только материя, но психическая жизнь также относится к царству природы. Царство духа имеет другой характер: в нем разногласия преодолеваются любовью; отсюда дух не является ни объективной, ни субъективной реальностью. Познание духа достигается посредством опыта. Все философские системы, не основанные на духовном опыте, являются натуралистическими: они суть отображения безжизненной природы. Бог есть дух Он реально присутствует в жизни святых, мистиков, людей высокой духовной жизни и в человеческой творческой деятельности. Те, кто имел духовный опыт, не нуждаются в рациональном доказательстве существования Бога. В своей сокровенной сущности Божество иррационально и сверхрационально; попытки выразить Божество через понятия неизбежно представляют собой антиномию; иными словами, истина о Боге должна быть выражена в паре суждений, которые противоречат друг другу. Божество выходит за пределы естественного мира и может раскрыть себя только символически. Символы в религиозной философии неизбежно связаны с мифами – такими как, например, миф о Прометее, о грехопадении, об искуплении и о спасителе. Это истолкование символизма религиозных истин не следует смешивать с модернизмом, согласно которому символы являются просто субъективными выражениями сокровенной реальности. Бердяев различает три вида свободы: первичную иррациональную свободу, т.е. произвольность; рациональную свободу, т.е. исполнение морального долга; и, наконец, свободу, проникнутую любовью Бога. Человеческая иррациональная свобода коренится в «Ничто», из которого Бог сотворил мир. Реализация личности означает восхождение от подсознательного через сознательное к сверхсознательному. Человеческое тело как вечный аспект личности является «формой», а не просто физико-химической сущностью, и должно быть подчинено духу. Телесная смерть необходима для осуществления полноты жизни; эта полнота предполагает воскресение в некотором совершенном теле. Половые различия означают раздвоение; целостная личность не имеет половых признаков, она – гермафродит. Творческая деятельность человека представляет собой дополнение к божественной жизни; поэтому она имеет некоторое теогоническое, а не только антропологическое значение. Существует вечная человечность в Божестве, а это значит, что существует также Божество в человеке. Структура мира по Н.А. Бердяеву Сущность природы человека извращена, потому что он отрешился от Бога; у существ, отпавших от Бога и друг от друга, нет непосредственного опыта духовной жизни; они страдают от болезни изоляции. Возрождение падшего человека означает его освобождение от природы, созданной объективирующим процессом; оно означает победу над рабством и смертью, понимание личности как духа, как существования, которое не может быть объектом и не может быть выражено общими идеями. Поэтому Бердяев называет свою философию экзистенциальной или персоналистической. Однако он думает, что истинный персонализм должен быть найден не у Хайдеггера или Ясперса, а у Августина, выдвинувшего на первый план концепцию «субъекта». Общество, нация, государство не является личностями; человек как личность имеет большую ценность, чем они. Поэтому-то право человека и его долг – защищать свою духовную свободу против государства и общества. Бердяев являелся поборником специфической разновидности социализма, которую он называл персоналистическим социализмом, утверждая, что социализация экономической жизни может быть полезной лишь при условии, если «будут признаны высшие ценности человеческой личности и ее право на достижение полноты жизни». Устранение голода и нищеты «не решает духовной проблемы»; человек останется «лицом к лицу, как и раньше, с тайной смерти, вечности, любви, познания и творчества». Неокантианцы В последней четверти XIX века в России появились поборники неокантианства, не принимавшие участия в борьбе против Канта. Наиболее выдающимся представителем неокантианства в России был Александр Иванович Введенский (1856-1925), профессор Петербургского университета с 1890 по 1925 гг. Все работы и курсы Введенского, посвященные логике, психологии и истории философии проникнуты кантовским критицизмом. Опираясь на «Критику чистого разума», Введенский разработал специфическую форму неокантианства, которую назвал логизмом. Гносеологию как науку о пределах человеческого разума он развил, опираясь на логику, посредством теории умозаключений и способов доказательства общих синтетических суждений. Введенский был последователем Канта в области этики. Он допускал, помимо познания явлений, развивающихся на основе теоретического разума, возможность веры в ту или иную структуру мира. Человек, признающий безусловные обязанности нравственного закона (категорический императив), естественно, проникается благодаря практическому разуму верой в существование Бога, бессмертность души и свободной воли. Однако Введенский утверждает, что для полного понимания нравственного поведения недостаточно тех трех постулатов практического разума, которые установил Кант. Поэтому тем более необходимо поднять вопрос о чужом одушевлении. В своем трактате «О пределах и признаках одушевления» (1893) Введенский разрешает эту проблему в духе ортодоксального кантианства. Он доказывает, что наблюдение телесных процессов не может удостоверить факт чужого одушевления. Введенский считает, что не существует мистического чувства, т.е. интуиции, непосредственно созерцающей психический процесс других. В подобной интуиции, говорит он, другие существовали бы в нашем сознании не как другие, что являет собой противоречие. Таким образом, Введенский приходит к выводу, что три постулата практического разума следует дополнить четвертым – убеждением в существовании других «я». Интуитивисты Николай Онуфриевич Лосский (1870 – 1965) – экстраординарный профессор Петербургского университета. Выслан из России в 1922 году. В 1942 году избирается профессором Братиславского университета, а в 1945 году переезжает во Францию. Много занимаясь вопросами гносеологии, он называет свое гносеологическое направление интуитивизмом, в то время как онтологические построения склонен считать теорией идеал-реализма. Основополагающей, путеводной нитью в этом вопросе, определившей специфику решения метафизических проблем, выступила попытка обоснования Реального бытия Идеальным в духе метафизики платонизма. Исходил из положения о том, что познаваемый предмет вступает в сознание познающего индивиуума в подлиннике. Подобное живое созерцание чужого живого бытия возможно только потому, что мир есть органическое целое, в котором индивидуальное человеческое Я «интимно связано со всем миром». Мир доступен человеку рационально и интуитивно. Рационально мы ухватываем «бесконечно малую часть его», зато интуиция допускает нас в святая святых Бытия, Субстанциональный деятель (бытие «метапсихофизическое») творит свои проявления как реальное бытие сообразно принципам, имеющим характер отвлеченно-идеальных начал (например, принципы строения времени и пространства, математические законосообразности и др.). Динамика мировых процессов разворачивается, таким образом, как взаимоотношения субстанциональных деятелей, обладающих полнотою свободы и вызывающих к жизни многообразие процессов реального бытия. Каноны, по которым в мире запечатлевается их (деятелей) творческая мощь, обладают силой самоценных независимых регулятивов. По мысли Лосского, это Абстрактный Логос мира, потенциирующий его конкретную развитую системность. Субстанциональные деятели строго иерархизированы. Во главе этой системы стоит высоко развитый «субстанциональный деятель – Мировой Дух». Построенную таким образом картину мироздания Лосский называет иерархическим персонализмом. Божественное Сверхчто, творящее мир как совершенно новое, Иное бытие, несоизмеримое с божественной глубиной, но вызванное к жизни чудом творения. С этого момента божественное Сверхчто приоткрывается миру как абсолютная полнота бытия и как высшая абсолютно совершенная ценность: Добро, Любовь, Истина, Свобода, Красота. Абсолютные ценности осмысляют, одухотворяют мировой процесс, выступая тем ясным божественным светом, к которому неодолимо стремится каждая личность. Цель философии «новых идеалистов» заключалась в подведении интеллигенции к пониманию автономии человека и, исходя из этой идеи, к созданию идеала свободного общества и осуществлению его. Дух философии «новых идеалистов» – оптимистически-меланхолический по характеру, так как ему чужд скептицизм и агностицизм, то есть нет сомнений в возможности познать мир (рационально или через интуицию). Кроме того, его отличает установка на исправление и преобразование мира силами самого человечества. Но ему же присуща неудовлетворенность «переходящим», тоска по трансцендентному. Жанры философской литературы в этот период были разнообразны, включали статьи, письма, эссе, романы, трактаты, учебники, энциклопедии. К  атегории: всеединство, цельное знание, симфоническая личность, София, иерархический персонализм. Л  итература Бердяев Н.А. О русской философии. Свердловск, 1991. Бердяев Н.А. Философия творчества культуры и искусства. М., 1994. Т. 2. Зеньковский В.В. История русской философии. Л., 1997. Т. 2. Ч. 1. Ильин В.В., Солнцев Н.В., Чалов Н.М. Русская философия в лицах. М., 1997. Солнцев B.C. Русская философия: Имена. Учения. Тексты. М., 2001. Ответьте на вопросы 1. В чем особенности формирования русской религиозной философии 2. Каковы основные идеи В. Соловьева Как связаны принцип всеединства и цельности знания 3. В чем суть проблемы свободы и творчества в трактовке Н. Бердяева 4. С каким учением созвучен иерархический персонализм Н.О. Лосского 5. Что не принимали в традиционном христианстве В.В. Розанов и Н.А. Бердяев Философский практикум В чем особенность понимания человека в философии Н.А. Бердяева Можно ли его взгляд назвать гуманистическим Что «экзистенциального» в его позиции «Проблема человека есть основная проблема философии. Еще греки поняли, что человек может начать философствовать только c познания самого себя. Разгадка бытия для человека скрыта в человеке. В познании бытия человека есть совсем особая реальность, не стоящая в ряду других реальностей. Человек не есть дробная часть мира, в нем заключена цельная загадка и разгадка мира. Тот факт, что человек, как предмет познания, есть вместе c тем и познающий, имеет не только гносеологическое, но и антропологическое значение. Человек есть существо, недовольное самим собою и способное себя перерастать. Самый факт существования человека есть разрыв в природном мире и свидетельствует о том, что природа не может быть самодостаточной и покоится на бытии сверхприродном. Как существо, принадлежащее к двум мирам и способное преодолевать себя, человек есть существо противоречивое и парадоксальное, совмещающее в себе полярные противоположности. Человек не есть только порождение природного мира и природных процессов, и вместе c тем он живет в природном мире и участвует в природных процессах. Он зависит от природной среды, и вместе c тем он гуманизирует эту среду, вносит в нее принципиально новое начало. Творческий акт человека в природе имеет космогоническое значение и означает новую стадию жизни космической. Человек есть принципиальная новизна в природе. Научно наиболее сильно определение человека, как создателя орудий (homo faber). Орудие, продолжающее человеческую руку, выделило человека из природы. Идеализм определяет человека как носителя разума и ценностей логических, этических и эстетических. Но в такого рода учении о человеке остается непонятным, каким же образом соединяется природный человек c разумом и идеальными ценностями. Разум и идеальные ценности оказываются в человеке началами сверхчеловеческими. Но как нисходит сверхчеловеческое в человека Человек тут определяется по принципу, который не есть человеческий принцип. И остается непонятным, что есть специфически человеческое. Пусть человек есть разумное животное. Но ни разум в нем, ни животное не есть специфически человеческое. Проблема человека подменяется какой-то другой проблемой. Еще более несостоятелен натурализм, для которого человек есть продукт эволюции животного мира. Если человек есть продукт космической эволюции, то человека, как существа отличного, ни из чего нечеловеческого не выводимого и ни на что нечеловеческое не сводимого, не существует. Человек есть преходящее явление природы, усовершенствовавшееся животное. Эволюционное учение о человеке разделяет все противоречия, все слабости и всю поверхность эволюционного учения вообще. Верным остается то, что человеческая природа динамична и изменчива. Но динамизм человеческой природы совсем не есть эволюция. Этот динамизм связан со свободой, а не c необходимостью. Не более состоятельно социологическое учение о человеке, хотя человек, бесспорно, есть специальное животное. Социология утверждает, что человек есть животное, подвергшееся муштровке, дисциплине и выработке со стороны общества. Все ценное в человеке не присуще ему, а получено им от общества, которое он принужден почитать, как божество. Наконец, современная психопатология выступает c новым антропологическим учением, согласно которому человек есть прежде всего больное существо, в нем ослаблены инстинкты его природы, инстинкт половой и инстинкт власти подавлены и вытеснены цивилизацией, создавшей болезненный конфликт сознания c бессознательным. В антропологии идеализма, натуралистического эволюционизма, социологизма и психопатологии схвачены отдельные существенные черты – человек есть существо, носящее в себе разум и ценности, есть существо развивающееся, есть существо социальное и существо больное от конфликта сознания и бессознательного. Но ни одно из этих направлений не схватывает существо человеческой природы, ее целостность. Только библейско-христианская антропология есть учение о целостном человеке, о его происхождении и его назначении. Но библейская антропология сама по себе недостаточна и не полна, она ветхозаветна и строится без христологии. И из нее одинаково может быть выведено и возвышение, и унижение человека». (Бердяев Н. О назначении человека. Париж, 1931. C. 58-60) В чем смысл жизни, с точки зрения В.С. Соловьева Проанализируйте его аргументацию, согласны ли вы с ним Есть ли изначально заданный смысл жизни, по вашему мнению «Нравственный смысл жизни первоначально и окончательно определяется самим добром, доступным нам внутренне через нашу совесть и разум, поскольку эти внутренние формы добра освобождены нравственным подвигом от рабства страстям и от ограниченности личного и коллективного себялюбия. Здесь крайнее мерило всяких внешних форм и явлений. «Разве вы не знаете, – говорит апостол Павел верующим, – что мы будем судить и ангелов» Если же нам подсудно и небесное, то тем более все земное. Человек в принципе или по назначению своему есть безусловная внутренняя форма для добра, как безусловного содержания; все остальное условно и относительно. Добро само по себе ничем не обусловлено, оно все собою обусловливает и через все осуществляется. То, что оно ничем не обусловлено, оставляет его чистоту, то, что оно все собою обусловливает, есть его полнота, а что оно через все осуществляется, есть его сила или действенность. Без чистоты добра, без возможности во всяком практическом вопросе различить добро от зла безусловно и во всяком единичном случае сказать да или нет жизнь была бы вовсе лишена нравственного характера и достоинства; без полноты добра, без возможности связать c ним все действительные отношения, во всех оправдать добро и все добром исправить жизнь была бы одностороннею и скудною; наконец, без силы добра, без возможностей его окончательного торжества над всем, до «последнего врага» – смерти – включительно, жизнь была бы бесплодна. Внутренними свойствами добра определяется жизненная задача человека; ее нравственный смысл состоит в служении Добру чистому, всестороннему и всесильному. Такое служение, чтобы быть достойным своего предмета и самого человека, должно стать добровольным, а для этого ему нужно пройти через человеческое сознание. Помогать ему в этом процессе, а отчасти и предварять то, к чему он должен прийти, есть дело нравственной философии. Основатель ее как науки, Кант остановился на первом существенном признаке абсолютного добра – его чистоте, требующей от человека формально-безусловной, или самозаконной, воли, свободной от всяких эмпирических примесей: чистое добро требует, чтобы его избирали только для него самого; всякая другая мотивация его недостойна. Не повторяя того, что хорошо исполнено Кантом по вопросу о формальной чистоте доброй воли, я обратился в особенности ко второму существенному признаку добра – его всеединству, – не отделяя его от двух других (как сделал Кант относительно первого), а прямо развивая разумно мыслимое содержание всеединого добра из тех действительных нравственных данных, в которых оно заложено. Получились, таким образом, не диалектические моменты отвлеченной идеи (как у Гегеля) и не эмпирические осложнения натуральных фактов (как у Герберта Спенсера), а полнота нравственных норм для всех основных практических отношений единичной и собирательной жизни. Только такою полнотою оправдывается добро в нашем сознании, только под условием этой полноты может оно осуществить для нас и свою чистоту, и свою непобедимую силу. (Соловьев В.С. Нравственный смысл жизни в его предварительном понятии Собрание сочинений Владимира Сергеевича Соловьева. СПб., 1903. Т. 7. C. 5-20)
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   35

  • Софиологическое направление
  • «Безусловное всеединство»
  • Эволюция мира по В.С. Соловьеву
  • Экзистенциалисты Розанов
  • Николай Александрович
  • Структура мира по Н.А. Бердяеву
  • Александр Иванович
  • Интуитивисты Николай Онуфриевич