Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Классификация малых групп




страница2/26
Дата06.07.2018
Размер4.66 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Классификация малых групп. Остановимся на классификации малых групп, неоднократно являвшейся предметом обсуждения в социологической и социально-психологической литературе [Андре-ева, 2000; Гидденс, 1999; Обозов, 1979; ВІшпЬеге еі аі., 1983; Иіхоп, 1979]. Предлагаемая нами классификация опирается на уже имею-щиеся разработки и не претендует быть исчерпывающей. В нее вклю-чены лишь те возможные разновидности малых групп, которые в силу тех или иных причин существенны для нашего дальнейшего изложения. Группы классифицируются по нескольким различающим-ся между собой основаниям и по дихотомическому принципу.

Прежде всего выделим оппозицию лабораторные естествен-ные группы. К первым относятся группы, специально создаваемые для выполнения экспериментальных заданий в лабораторных ус-ловиях; ко вторым — группы, функционирующие в реальных жиз-ненных ситуациях. Принципиальное различие между группами обоих типов состоит в том, что в первом случае речь идет, как правило, о группах, укомплектованных случайными лицами (часто за пла-ту) на время эксперимента и с его окончанием прекращающих свое существование — так называемые «пятидесятиминутные», по выражению М. Шоу [8Ьа\ѵ, 1981] группы. Во втором случае имеют-ся в виду преимущественно сложившиеся группы с определенной историей, нередко характеризующиеся довольно высоким уров-нем социально-психологического развития. 14



Понятие малой группы

Это различие не следует, однако, абсолютизировать в том смыс-ле, что чисто функционально в роли лабораторной группы может оказаться и реальная группа, как это имело место, например, в известных экспериментах Ф. Д. Горбова и М. А. Новикова с исполь-зованием гомеостатической методики, когда экспериментальная задача предъявлялась в лабораторных условиях экипажам гребцов, звеньям хоккеистов и т.п. [Горбов, 1966; Новиков, 1968]. В то же время вновь создаваемая реальная группа на каком-то раннем эта-пе своего существования порой напоминает типичную лаборатор-ную группу, особенно если комплектуется из незнакомых между собой ранее людей [Кричевский, 1980].

Другая интересующая нас оппозиция: организованные (по иной терминологии — формальные, официальные) — спонтанные (или неформальные, неофициальные) группы. Те и другие относятся к категории естественных групп. Первые из них представляют собой элементарные ячейки социальной организации, возникновение ко-торых обусловлено необходимостью реализации соответствующих организационных функций. Иными словами, их появление вызвано нуждами организации и ею задано. Вторые зарождаются непроиз-вольно, стихийно, как в недрах организованных групп, так и вне их, в процессе общения индивидов, являясь результатом взаимных психологических (эмоциональных) предпочтений последних.

Подчеркнем, однако, что различие между группами обоих ти-пов характеризуется известной относительностью. Так, при опре-деленных обстоятельствах спонтанная группа может приобрести статус организованной, доказательством чему служит история воз-никновения и последующего институционального оформления научных школ [Микулинский, 1977; Ярошевский, 1974]. В то же время, изучая процесс группообразования, исследователи выде-ляют в нем стадию, на которой обоюдное эмоциональное тяготе-ние индивидов становится преобладающим в жизни целевой груп-пы, так что она «до некоторой степени начинает напоминать очень счастливую семью» [8іапГогс1 & Коагк, 1974]. Очевидно, что в этот момент жизни, хотя бы и кратковременный, организованная группа выступает, по крайней мере для наблюдателей, как прежде всего неформальная общность.

В основание следующей рассматриваемой оппозиции — откры-тые закрытые группы — положена степень открытости, дос-тупности группы влиянию окружающей ее социальной среды, об-щества. В современном мире практически почти любая малая груп-па является открытой, что следует хотя бы из обсуждавшегося выше

15

Глава 1. Теоретико-методологические и исторические аспекты...

ее определения. Тем не менее мы вынуждены сказать почти и от-нюдь не случайно.

Время от времени обнаруживается существование групп, кото-рые, вероятно, в той или иной мере можно отнести к категории закрытых вследствие их «вырванности» из мира людей, утраты, порой в течение длительного времени, как это случилось, напри-мер, с семьей старообрядцев Лыковых из документальной повести В. Пескова «Таежный тупик», даже минимальных связей с ним.

Для целей нашего последующего анализа малые группы по-лезно расклассифицировать также, исходя из фактора продол-жительности их существования, на стационарные и временные. Причем к последним относятся не обязательно только лаборатор-ные, но и естественные группы, которые, судя по материалам многих исследований, оказываются чрезвычайно удобным объек-том изучения динамических процессов в группе, механизмов и этапов коллективообразования, межгрупповых отношений.

И, наконец, укажем еще на одну очень часто встречающуюся в литературе классификацию малых групп, в соответствии с кото-рой они подразделяются на группы членства и референтные груп-пы. Основанием для подобного деления является степень значимо-сти группы для индивида с точки зрения его ориентации на груп-повые нормы и ценности, влияния группы на систему его установок.

Так, группа может рассматриваться просто как место пребыва-ния индивида в социуме, далекое от его установок и ценностных ориентаций. В таком случае речь идет всего лишь о группе членства. Возможно, однако, существование группы иного типа, чьи нор-мы и ценности индивид разделяет, соотнося с ней свои установки. Причем делает это вне зависимости от членства в данной конкрет-ной группе. Здесь мы говорим о референтной группе. Иногда она определяется также, как «группа, в которой человек стремится быть или сохранить членство» [СагІ\ѵгі§Ьі & 2апаег, 1968].

Изложенное понимание термина «референтная группа», кста-ти, весьма популярного в социально-психологической литерату-ре, несколько отличается от первоначальной его трактовки, предло женной много лет назад Г. Хайменом [Нутап, 1942]. Ученый пола-гал, что референтная группа должна обязательно находиться где-то за пределами группы членства. В действительности же, и об этом свидетельствуют эмпирические факты, группы обоих типов порой совпадают. Но, как справедливо замечают при этом специалисты [Сагт\ѵгі§Ьі & 2апс1ег, 1968], из большого числа известных человеку групп лишь немногие выступают для него в качестве референтных.

16

Понятие малой группы

Теоретический анализ обсуждаемых типов фупп [Андреева, 2000 или Шибутани, 1969], как правило, обращен к референтным груп-пам, что вполне объяснимо, учитывая их роль в формировании лич-ности, ее поведении в группе и т.д. В этом анализе одним из наибо-лее интересных является вопрос о функцияхреферентной группы. Их, по мнению Г. Келли [Кеііеу, 1952], две: сравнителъная и норматив-ная. Суть первой из них состоит в том, что принятые в группе стан-дарты поведения, установки и т.п. выступают для индивида в качест-ве неких образцов, систем отсчета, на которые он опирается в своих решениях и оценках. По мнению специалистов [СаітлѵгщЬі & 2апйег, 1968], эта функция несет в себе элемент социального влияния, ока-зываемого на человеческое познание и притязания.

Что же касается нормативной функции, то она позволяет вы-яснить, в какой мере поведение индивида соответствует нормам группы. Роль этой функции весьма существенна в плане регуляции группового поведения, в особенности когда действия отдельных членов отклоняются от принятых фупповых стандартов. Как пола-гает Г. Келли, обе указанные функции часто, но отнюдь не всегда, осуществляются одной и той же группой.

В целом же подчеркнем, что такое свойство группы, как рефе-рентность, имеет прямое отношение к интегративным процессам в ней, способствуя сохранению ее целостности и стабильности, последующему воспроизводству в качестве единицы жизнедеятель-ности общества.

Наряду с представленной выше возможны, конечно, и иные клас-сификации малых групп. В качестве примера сошлемся на работу анг-лийского психолога М. Аргайла [см. В1итЪег§ еі аі., 1983]. В основу своей классификации он положил специфику взаимоотношений в естественных жизненных группах, вьщелив пять возможных их раз-новидностей:

♦ семью;


♦ подростково-юношеские группы;

♦ рабочие группы;

♦ комитеты и группы по решению проблем;

♦ тренинговые и терапевтические группы.

Ученый так характеризует эти группы.

Семья (заметим, речь идет о нуклеарной семье, состоящей из обоих родителей и детей) рассматривается как моделъ малой груп-пы, в которой теснейшим образом переплетены элементы внутриор-ганизационного взаимодействия (играние членами семьи соответ-

2 - 4504


17

Глава 1. Теоретико-методологические и исторические аспекты...

ствующих социальных ролей, выполнение определенных функци-ональных обязанностей и т.д.) и неформальных отношений (причем как "с позитивным знаком в виде проявлений тепла, ласки, ин-тимности, так и с негативным знаком — например, в форме фи-зической агрессии относительно детей или взрослых).



Подростково-юношесте группы (имеются в виду главным об-разом дружеские объединения сверстников) — модель малых групп с выраженной досуговой ориентацией и преобладающим развитием эмоциональных отношений, порождаемых аффилиативной мотива-цией и взаимными симпатиями людей.

В противоположность им рабочие группы — модель малых групп с четкой трудовой направленностью и доминирующими отношениями де-лового характера, относительно которых эмоциональные связи играют соподчиненную роль (хотя, добавим от себя, было бы ошибочно недооценивать степень возможного их влияния на групповой процесс).

Определенное сходство с рабочими группами в специфике преобладающих внутригрупповых отношений обнаруживают коми-теты и группы по решению проблем, однако они выделены М. Ар-гайлом особо — как модель коммуникативных малых групп, чья ос-новная задача состоит в принятии (на основе коммуникативной деятельности) эффективных решений. От членов подобных групп требуется владение рядом специальных умений, связанных с орга-низацией информационного обмена, достижением внутригруппо-вого согласия, оказанием межличностного влияния и т.п.

Что же касается тренинговых и терапевтических групп, то они, по мнению М. Аргайла, не являются моделью какой-либо разно-видности естественных групп. Скорее они символизируют собой созданную психологами некую искусственную реальность, полез-ную, однако, членам группы в плане развития навыков социаль-ного взаимодействия и преодоления эмоциональных нарушений.

Обсуждением некоторых разновидностей классификации малых групп закончим общее предварительное знакомство с предметом нашего исследования и перейдем далее к анализу становления науч-ного знания в рассматриваемой области социальной психологии.

1.2. История социально-психологических исследований малой группы

Прежде чем непосредственно приступить к обсуждению ин-тересующего нас вопроса, сделаем несколько уточнений относи-тельно характера последующего изложения.



18

История социально-психологических исследований...

Первое из них связано с конкретизацией исторической точки отсчета в анализе литературных данных, т.е. определения конкрет-ного временного рубежа, с которого этот анализ начинается. В прин-ципе здесь можно идти различными путями. Скажем, попытаться отыскать крупицы интересующих нас знаний в недрах других наук, например философии, опускаясь при этом в глубь веков и обраща-ясь прежде всего к трудам великих мыслителей античности — Пла-тона и Аристотеля. Возможен также экскурс и в менее глубокие ис-торические пласты, если ограничиться, допустим, работами гума-нитариев XIX — начала XX столетия (В. Вундт, Э. Дюркгейм, О. Конт, Ч. Кули, М. Лазарус, Г. Лебон, Н. К. Михайловский, Э. Росс, Г. Тард, Г. Штейнталь и др.) с их стремлением к теоретическому изучению социальных групп, преимущественно больших, и разного рода спе-кулятивным построениям, зачастую основанным на личном опыте авторов и различных исторических примерах [Андреева, 2000; Гибш и Форверг, 1972; Лебон, 1995; Сай\ѵгІЕІіі & 2апсіег, 1968]. Что же касается избранного нами аналитического пути, то исходной его точкой является 1898г.— дата публикации первого эксперименталъно-го исследования в социальной психологии [Тгіріеи, 1898].

Второе уточнение имеет отношение к содержанию обозреваемого материала. Здесь учитывалось то существенное обстоятельство, что интересующий нас вопрос неоднократно освещался в литературе на русском языке, имея в виду как зарубежные, так и отечествен-ные исследования (подробный перечень соответствующих литера-турных источников приведен нами в [Кричевский и Дубовская, 1991]). Поэтому мы не ставили своей задачей детальное обсуждение всего исторического материала, но видели ее главным образом в выделении ключевых этапов разработки проблематики малых групп за рубежом и в нашей стране, прослеживании наиболее значи-тельных исследовательских тенденций и направлений, рассмотре-нии современного состояния дел в данной области социально-психологического знания.

Третъе уточнение касается расшифровки смысла, вкладываемого в понятие «зарубежные исследования». Что имеется в виду? Сразу же оговоримся: речь в данном случае идет не вообще о зарубежных исследованиях, ведущихся, как известно, во многих странах мира, но лишь о тех из них, что выполнены западными психологами. Это объясняется огромным удельным весом западных работ (свыше 90%) в общем массиве зарубежных публикаций по малым группам (известное, хотя, вероятно, и не полное, представление об эіом дают материалы реферативного журнала «Р5успо1о§іса1 АЪкігасІх»),

19

2*



Глава 1. Теоретико-методологические и исторические аспекты...

влиянием, оказываемым ими на развитие исследовательской об-ласти в целом, и, безусловно, высоким профессиональным уров-нем многих из них. С обращения к этим работам мы и начнем свой исторический экскурс.



1.2.1. История зарубежных исследований малой группы

Ранние этапы. Как отмечалось выше, исходная точка нашего анализа датируется 1898 г.

Именно в 1898 г. американский психолог Н. Триплет опублико-вал результаты экспериментального исследования, в котором срав-нивал эффективность индивидуального действия, выполняемого в одиночку и в условиях группы. По мнению Г. Олпорта, это была первая экспериментальная проблема социальной психологии, и он сформулировал ее так: «Какие изменения происходят во вся-ком отдельном действии индивида, когда присутствуют другие люди?» [АІІрогі, 1954. Р. 46].

Явившись первой экспериментальной ласточкой, работа Н. Триплета еще не делала погоды в общей социально-психоло-гической атмосфере тех лет. В науке по-прежнему господствовал дух теоретических спекуляций, в массе которых редкие попытки опоры на факты, добытые эмпирическим путем, выглядели чуже-родным телом. Потребовалось несколько десятилетий, прежде чем экспериментальное, мы бы сказали шире — эмпирическое (т.е. основанное на опытном факте, а не спекуляции, пусть даже и оригинальной), направление получило дальнейшее развитие в за-рубежной социальной психологии. Случилось это уже в 20-е годы.

Именно в 20-е годы на Западе усилилась тяга к эмпирическим исследованиям, начался, по выражению Д. Картрайта и А. Зандера [Сагг\ѵгі§т & 2апс!ег, 1968], эмпирический бунт в социальной на-уке, особенно в психологии и социологии. Неудовлетворенность умозрительными схемами направила исследователей на поиски объек-тивных фактов. Два крупных ученых того времени — В. Мёде в Герма-нии и Ф. Олпорт (старший из братьев Олпорт) в США — во многом продолжили линию исследований Н. Триплета. Кроме того, Ф. Ол-порт сформулировал весьма своеобразное понимание фуппы.

Как ни парадоксально, он не считал, что имеет дело с реально существующими, хотя бы и в лабораторных условиях, группами. Согласно Ф. Олпорту, реально существовали лишь отдельные инди-виды. Что же касается групп, то они трактовались им как «совокуп-ность идеалов, представлений и привычек, повторяющихся в каж-

20

История социально-психологических исследований...

дом индивидуальном сознании и существующих только в этих со-знаниях» [Аіірогі, 1924. Р. 9]. Подчеркивалось также, что «групповое сознание» не отражает ничего, кроме сходства между сознаниями индивидов. Последние не могли быть частями группы, поскольку последняя, как утверждалось, существует лишь в сознании людей.

Свой отказ рассматривать группу как определенную реальность Ф. Олпорт мотивировал отсутствием адекватных методов исследова-ния, что на уровне психологического объяснения вполне согласо-вывалось с постулатами могущественного тогда бихевиоризма, а в общеметодологическом плане имело своей основой позитивизм. Ра-зумеется, со временем в процессе накопления научных знаний и в связи с прогрессом техники исследования подобная точка зрения на природу группы была преодолена. Возобладающим стало представ-ление о группе как некоторой социальной реальности, качественно отличной от составляющих ее индивидов [Левин, 2000].

Следующий крупный этап развития психологии малых групп за рубежом (в наибольшей степени, конечно, в США) относится к периоду 30-х — началу 40-х годов и знаменуется рядом ориги-нальных экспериментальных исследований, осуществленных в ла-бораторных и полевых условиях, а также первыми серьезными попытками разработки теории группового поведения. В это время М. Шериф проводит изобретательные лабораторные эксперимен-ты, выявляя механизмы развития групповых норм, а Т. Ньюком исследует аналогичную проблему, но иными средствами, в поле-вых условиях. Изучаются малые группы на промышленных пред-приятиях США и Западной Европы, оформляется социометричес-кое направление исследования групп. В течение нескольких лет антрополог В. Уайт посредством метода включенного наблюдения реализует программу изучения «живых» групп в трущобах большо-го города, очерчивая контуры интеракционистского подхода к раз-работке проблематики групповых процессов.

К началу 30-х окончательно складывается и спустя ряд лет тер-пит фиаско небезызвестная «теория черт» лидерства или, в более точном значении, руководства. Ее исходные положения базирова-лись на идеях английского ученого Ф. Гальтона относительно роли наследственных факторов в жизненном пути знаменитых людей и, возможно, по этой причине она получила еще одно весьма приме-чательное наименование — «теории большого человека».

Одновременно предпринимаются попытки отойти от упрощенно-го понимания феноменов лидерства и руководства, дать более слож-ное, многоплановое их описание в терминах социального влияния,

21

Глава 1. Теоретико-методологические и исторические аспекты...

внутригруппового взаимодействия, достижения групповых целей [8іо§сіШ, 1974]. В тотже период, основываясь на результатах исследо-вания управленческой деятельности в промышленной организации, Ч. Барнард выдвигает идею двухмерного рассмотрения фуппового процесса, получившую реализацию в ряде подходов к анализу груп-пы в целом [см. 1.3.], а также структурного ее аспекта [см. 3.1.].

Особый вклад в развитие психологии малых групп внес К. Ле-вин, эмигрировавший в начале 30-х годов в США из нацистской Германии. Он явился основоположником крупного научного на-правления, широко известного под названием «групповая динами-ка», и создателем одноименного исследовательского Центра, из стен которого вышло немало выдающихся социальных психологов минувшего столетия.

К. Левин возглавил экспериментальную разработку многих сто-рон групповой проблематики. В частности, под его руководством были проведены знаменитые опыты Р. Липпитта и Р. Уайта по изу-чению групповой атмосферы и стилей руководства, выполнено оригинальное исследование изменения индивидуальных устано-вок в процессе внутригрупповой дискуссии. Одним из первых он подверг рассмотрению психологический феномен социальной вла-сти (влияния), внутригрупповые конфликты, динамику группо-вой жизни, экологические проблемы группового функционирова-ния. При этом он подчеркивал необходимость работы с естествен-ными группами в реальных ситуациях их жизни, полагая, что таким образом открывается возможность действительной проверки ва-лидности теоретических положений и нахождения путей решения различных практических проблем [Левин, 2000].

Не утратили актуальности и некоторые теоретические пред-ставления К. Левина о группе как динамическом целом, обладаю-щем свойствами, отличными от свойств составляющих его час-тей или суммы последних. В соответствии с системными воззрени-ями на групповой процесс он полагал, что одним из отличительных признаков группы является принцип взаимозависимости ее членов. Что же касается конкретного исследования группы, то, по мне-нию К. Левина, в нем необходимо получать факты, относящиеся не к поведению отдельных индивидов, а характеризующие целос-тные феномены групповой жизни. Заслуживает внимания и мысль ученого о том, что социальные науки, в частности социология или психология, не должны игнорировать исторический аспект своих проблем. Следует, полагал он, учитывать исторический кон-текст каждого фиксируемого исследователем факта [Левин, 2000].

22

История социально-психологических исследований...

Труды К. Левина явились своеобразным научным мостиком между двумя половинами минувшего столетия, на многие десяти-летия определив направление работ не только в области группо-вой проблематики, но и социальной психологии в целом. Как не-сомненно позитивный момент отметим, что на рубеже тысячеле-тий, пусть и со значительным опозданием, они наконец-то стали доступны широкому отечественному читателю.

Послевоенные десятилетия. Вторая мировая война явилась пере-ломным моментом в развитии психологии малых групп за рубежом. Именно в этот период с особой остротой встал вопрос о необходи-мости изучения закономерностей группового поведения, поисках эффективных приемов управления фуппами. В послевоенные и пос-ледующие за ними годы, совпавшие с эпохой научно-технической (а в совсем недавнее время и электронной) революции, когда зна-чительно возросла роль коллективного труда в различных сферах жизни общества, интерес к малым фуппам еще более усилился.

Правда, было бы неверно рассматривать послевоенный период как единый этап развития групповой психологии. Дробление этого периода применительно к малым группам целесообразно, по-ви-димому, провести, исходя, во-первых, из этапности развития за-падной социальной психологии в целом [Ні§Ьее & \Ѵе11з, 1972] и, во-вторых, из оценки положения дел в обсуждаемой исследова-тельской области, даваемой самими работающими в ней специа-листами [Н & Тепу, 2000; Ьеѵіпе & Могеіапсі, 1990; МсСгаіЬ & Кгаѵгіг, 1982; 8геіпег, 1983]. В результате такого рода анализа с из-вестной степенью условности, конечно, выделяются как мини-мум четыре временных этапа:

первый — двадцатилетие с середины 40-х и до середины 60-х годов;

второй, насчитывающий примерно полтора десятка лет, — с середины 60-х и приблизительно до второй половины 70-х годов;

третий — начиная со второй половины 70-х и заканчивая 80-ми;

четвертый — с началом 90-х и по настоящее время.

Применительно к судьбам зарубежной групповой психологии первое послевоенное двадцатилетие можно охарактеризовать как период довольно безмятежного развития и больших надежд, воз-лагавшихся на эту область социальной психологии в ту пору. Именно тогда оформились основные направления исследований малых Фупп, сложились важнейшие теоретические подходы, а экспери-

23

Глава 1. Теоретико-методологические и исторические аспекты...

ментальные (главным образом лабораторные) парадигмы достиг-ли высокой степени совершенства. Интересно, что работы запад-ноевропейских психологов в этот период практически не оказыва-ли ни малейшего влияния на развитие исследовательского «поля»: в нем безраздельно господствовали их заокеанские коллеги.

Иной характер носили следующие полтора десятилетия. С од-ной стороны, казалось бы, продолжились тенденции предыдуще-го этапа: дальнейшее расширение круга изучаемых проблем и весьма бурный рост экспериментальных исследований, в связи с чем по-казателен такой факт. Опубликованная в 1965 г. Б. Равеном итоговая библиография малых групп содержала около 3500 наименований. Однако в последующем только за период с 1967 по 1972 г. в рефе-ративном издании «Р5успо1о§іса1 АЬзІгасІз» зарегистрировано око-ло 3400 наименований исследований малых групп.

С другой стороны, росло критическое переосмысление достиг-нутого и одновременно заметно снижался оптимизм относительно вклада этих исследований в понимание группового процесса ввиду их малой экологической валидности и ограниченности возможных практических приложений. Отмечалось отсутствие теории, позво-лявшей адекватно интерпретировать и интегрировать гигантский массив разнородных эмпирических фактов [2апс1ег, 1979]. Кроме того, по мнению специалистов, в этот период «исследования чаще фокусировались на поведении отдельных индивидов в группе, не-жели на свойствах и результатах группы как целого» [2апсіег, 1979. Р. 447], а сама группа рассматривалась как «один из аспектов жиз-ненного пространства личности, а не целое, обладающее собствен-ной динамикой» [8іеіпег, 1983. Р. 539].

И еще одна примечательная особенность обсуждаемого периода. В хоре критиков сложившегося положения дел отчетливо зазвучали голоса западноевропейских социальных психологов, требовавших радикальной переориентации групповых исследований с учетом ре-альных жизненных проблем, стоящих перед западным обществом. Заметим, что к этому времени авторитет западноевропейских уче-ных, специализировавшихся на изучении малых фупп, был уже весь-ма высок, в частности, в таких областях, как социальное влияние (работы С. Московичи и представителей его школы во Франции), межгрупповые отношения (работы Г. Тэшфела, Дж. Тэрнера и их последователей в Великобритании), принятие решений (работы Г. Ламма с сотрудниками в Западной Германии). Правда, справед-ливости ради следует сказать, что критический настрой западно-европейцев никак не отразился на характере их конкретных иссле-


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

  • Подростково-юношесте группы
  • 1.2. История социально-психологических исследований малой группы
  • 1.2.1. История зарубежных исследований малой группы Ранние этапы.