Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Общественно-политическая жизнь в 1920-е гг




страница28/37
Дата21.07.2017
Размер6.81 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   37

9.5. Общественно-политическая жизнь в 1920-е гг.
Завершение гражданской войны потребовало от большевиков изменить систему контроля над общественно-политической ситуацией в стране. В декабре 1921 г. В. Ленин предложил, «в связи с переходом к мирному строительству», реорганизовать ВЧК, ограничив ее компетенцию политическими задачами. Декретом от 6 февраля 1922 г. ВЦИК реформировал ВЧК, возложив ее функции на НКВД, а в составе последнего создал Государственное политическое управление (ГПУ, председатель — Ф. Дзержинский). На местах вместо чрезвычайных комиссий были созданы политотделы.

В ноябре 1923 г. в связи с образованием СССР было учреждено единое для всего Союза самостоятельное ведомство охраны государственной безопасности — Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ, председатель — Ф. Дзержинский, с 1926 г. — В. Менжинский).

Первоначально органы ГПУ были лишены прямых карательных функций: декрет ВЦИК от 6 февраля 1922 г. извещал, что все преступления, направленные против советского строя, будут разрешаться исключительно в судебном порядке революционными трибуналами или народными судами. Однако через два года в составе ОГПУ появилось Особое совещание с правом внесудебного преследования граждан и вынесения окончательного приговора. В 1927 г. ОГПУ было предоставлено право рассматривать ряд дел во внесудебном порядке, при этом прокуратуре запрещалось самостоятельно возбуждать дела против работников ОГПУ.

В 1922 г. были приняты Гражданский кодекс, Земельный кодекс РСФСР, учреждена Государственная прокуратура. В том же году была проведена судебная реформа: созданы народный суд, губернский суд, Верховный суд республики с выборными судьями и народными заседателями.

В декабре 1921 г. по предложению Ф. Дзержинского ЦК РКП(б) принял решение провести открытый судебный процесс над эсерами. Суд состоялся в июне—августе 1922 г. Государственный обвинитель Н. Крыленко потребовал высшей меры наказания для 12 из 47 арестованных. В итоге обвиняемые были осуждены на сроки до 5 лет лишения свободы.

Состоявшаяся в августе 1922 г. XII конференция РКП(б) признала все небольшевистские партии и течения «антисоветскими», то есть антигосударственными. Тогда же были закрыты легально издававшиеся газеты и журналы социалистических партий. Однако провести открытый процесс против меньшевиков власти не решились. В июне 1923 г. ЦК РКП(б) была разработана секретная инструкция «О мерах борьбы с меньшевиками». Часть меньшевиков была выслана за границу в 1922 г. В 1923 г. начался распад меньшевистской партии. В середине 20-х гг. были ликвидированы последние подпольные группы правых эсеров и меньшевиков.

Летом 1922 г. ГПУ получило право на массовую высылку и ссылку отдельных групп и лидеров интеллигенции за границу и в глубь страны, а также право надзора над печатными органами, профсоюзами и съездами творческих организаций, профессорско-преподавательским и студенческим составом вузов. Наделенное новыми полномочиями, карательные и надзирательные органы активизировали работу среди интеллигенции.

В августе 1922 г. центральные газеты опубликовали сведения о Петроградской боевой организации, обвиняя ее в подготовке переворота. Активными участниками этой организации была объявлена группа российских ученых и деятелей культуры. Некоторые из них были приговорены к смертной казни, в том числе ученый-химик профессор М. Тихвинский, поэт Н. Гумилев и др. Тогда же, в августе 1922 г., по инициативе В. Ленина из страны были высланы около 160 оппозиционно настроенных деятелей науки и культуры («философский пароход»).

К середине 20-х гг. за границей оказались многие деятели русской культуры— И. Бунин, А. Куприн, К. Бальмонт, З. Гиппиус, Д. Ме-режковский, А. Глазунов, А. Гречанинов, С. Прокофьев, С. Рахманинов, И. Стравинский, Ф. Шаляпин, И. Репин, В. Кандинский, Л. Бакст и др. В 1921 г. выехал на Капри М. Горький. Некоторые из эмигрантов впоследствии вернулись в СССР: А. Толстой, А. Куприн, С. Прокофьев, М. Цветаева, М. Горький и др.

В 1928 г. в Москве состоялся показательный судебный процесс над инженерами и техниками шахт Донбасса («Шахтинское дело»). По обвинению во вредительстве и в связях с иностранными разведками к делу было привлечено 50 российских горных инженеров, в большинстве своем «старых специалистов», а также три немецких специалиста-консультанта. Под председательством А. Вышинского суд вынес 5 смертных приговоров. Сразу после процесса было арестовано около 2 тысяч технических специалистов, обвиненных во вредительстве. В целом за 1928—1932 гг. было уволено 138 тысяч служащих, 23 тысячи — лишены гражданских прав и т. д.

Продолжалось наступление на церковь. В августе 1917 г. в Москве состоялось открытие Поместного Собора Русской Православной Церкви (РПЦ), который должен был решить вопросы внутрицерковной жизни – о восстановлении патриаршества, ограничении власти епископата, введении коллегиальных органов управления, расширении прав белого духовенства. По данным на 1914 г., в империи начитывалось 117 млн. православных, 48 тыс. приходских храмов, свыше 50 тыс. священников и диаконов и 130 архиереев в 67 епархиях. 5 ноября 1917 г. Патриархом Московским и Всея Руси был избран митрополит Московский Тихон (Белавин).

С приходом к власти большевиков обострилась ситуация во взаимоотношениях советской власти и церкви. Основы будущей государственной политики в области религиозных верований и образования были определены еще в программе РСДРП, принятой в 1903 г. Была провозглашена необходимость отделения церкви от государства и школы от церкви. В идеале должно было быть построено общество всеобщего равенства, в котором не оставалось места религиозным пережиткам.

В дни установления Советской власти в Москве в октябре-ноябре 1917 г. большевиками и их сторонниками был произведен обстрел Кремля, удерживаемого юнкерами. Эти действия большевиков были осуждены Поместным Собором и расценены как покушение на православную церковь и ее святыни. Церковь встала в оппозицию новому правительству; в свою очередь законотворческая деятельность большевиков уже в первые месяцы увенчались рядом декретов, разделяющих сферы влияния государства и церкви.

К числу этих документов относился декрет ВЦИК и СНК о гражданском браке, отрицавший законность церковного брака; декрет о передаче дела образования из духовного ведомства наркомату просвещения; постановление о национализации всех средств церкви; декрет об отмене государственных дотаций церкви и духовенству. Шла работа над декретом «О свободе совести, церковных и религиозных обществах».

В ответ на принимаемые законы Собором РПЦ было принято 2 (15) декабря нереальное в условиях советской действительности и ленинской политики определение «О правовом положении Православной Российской Церкви». Православная церковь заявлялась как первенствующая в Российском государстве, пользующаяся всеми правами юридического лица. Главой государства, а также министрами исповеданий и просвещения должны быть лица православной веры. Определение фиксировало и обязательность преподавания закона Божьего для детей православных родителей и незыблемость прав церкви на владение имуществом, а также получение дотаций.

Итогом законодательской работы и ответом на претензии Собора стал декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (1918 г.). Этой мерой было осуществлено отделение церкви от государства, лишение ее прав юридического лица и собственности, передача богослужебных предметов и зданий во временное пользование религиозными объединениями, отделение школы от церкви.

Предпринимаемые властями меры вызвали неоднозначную реакцию в обществе: по стране прокатилась волна возмущений, сопровождавшаяся решительными действиями по закрытию храмов, конфискации церковных имуществ, преследованию духовенства и верующих. В феврале 1918 г. в Солигаличе вспыхнули волнения в связи с появлением слухов о намерении большевиков снять с могил кресты и ограды и переделать их на плуги. Власть перешла в руки восставших, но с помощью подошедших военных частей восстание было разгромлено, а виновные арестованы.

Немалое беспокойство в обществе вызвало исключение из школьной программы закона Божьего. К властям через прессу обращались обеспокоенные родители, призывая разрешить преподавание этого предмета для желающих. В Костромской губернии острая обстановка сложилась в населенных старообрядцами Варнавинском и Ветлужском уездах. Последовавшие здесь волнения в 1918 – 1919 гг. были определены властью как явление, всецело исходящее из политической отсталости крестьян и их религиозно-сектантского фанатизма.

Бесперспективность вооруженной борьбы с антицерковной политикой становилась очевидна. Восстания уступали место организуемым духовенством крестным ходам и проповедям, содержавшим послания Патриарха. Самое известное из них от 19 января 1918 г. объявляло анафему гонителям православной веры, что было сочтено большевиками объявлением войны. Вместе с тем отказ Патриарха Тихона благословить белое движение поставил церковь в нейтральную по отношению к советской власти позицию. Подтверждением такого подхода стало послание от 25 сентября 1919 г. «О прекращении борьбы с большевиками». Выполнение его носило односторонний характер, поскольку власть преследований в отношении духовенства не прекратила.

При реализации положений декрета «О земле» была начата национализация монастырских имуществ. Местными органами были составлены соответствующие инструкции о зачислении земельных угодий в запасной фонд и учете монастырских зданий и капиталов. В дальнейшем было выдвинуто требование ликвидации монастырей как «очагов контрреволюции».

Эти мероприятия совпали с усилиями власти по созданию сельскохозяйственных артелей и коммун (например, в Боголюбском монастыре был создан совхоз). В ходе кампании по изъятию церковных ценностей в 1921 – 1922 гг. любые факты сопротивления конфискаций расценивались как подтверждение эксплуататорского характера церкви, ее стремления удержать награбленные у народа ценности.

В годы новой экономической политики проводилась более терпимая по отношению к религии политика. Но уже в середине 1920-х гг. «религиозный НЭП» стал сдавать свои позиции. В 1925 г. был создан Союз Безбожников – массовая организация, ставившая своей целью объединение всех атеистов для борьбы с религией. Через несколько лет к названию Союза добавилось слово «воинствующий» (СВБ), четко определявшее формы и методы его работы. Первоначально занимаясь индивидуальной агитацией и пропагандой, читками газет и журналов «Безбожник», докладами и лекциями, в том числе в подростковой среде, СВБ перешел вскоре к требованиям закрытия церквей и снятия колоколов.

В 1922 г. в Москве и Петрограде были организованы судебные процессы против ряда служителей церкви. Некоторые из них были приговорены к смертной казни по обвинению в контрреволюционной деятельности. Патриарх Тихон был взят под домашний арест, а затем заключен в тюрьму.

После смерти Тихона в апреле 1925 г. местоблюстителем патриаршего престола стал митрополит Петр, но в декабре 1925 г. он был также арестован и сослан. Его преемник митрополит Сергий и 8 архиереев в 1927 г. подписали декларацию, в которой обязывали священников, не признавших советской власти, отойти от церковных дел. Против такого решения выступила группа священников, объединившихся вокруг митрополита Иосифа. Многие из них были высланы на Соловки.

В 1924—1926 гг. большинство членов ЦК Коммунистической партии поддержали идею о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране. Однако единого мнения по методам и путям строительства социализма не было. В руководстве партии и страны к концу 20 х гг. оформились по этому вопросу две стратегические линии.

Первую отстаивали Н. Бухарин (член Политбюро, редактор «Правды», секретарь Исполкома Коминтерна), члены Политбюро А. Рыков (председатель Совнаркома) и М. Томский (председатель ВЦСПС). Они выступили за одновременное достижение нескольких взаимосвязанных целей: повышение жизненного уровня широких масс, высокие темпы развития народного хозяйства, рост удельного веса «социалистического хозяйственного сектора».

Эти руководители заявляли о необходимости развития кооперации, отвергали волевые решения по повышению промышленных или резкому снижению сельскохозяйственных цен, а также усилению налогового давления на крестьянство, понимали пятилетний план как прогноз основных тенденций в развитии экономики с неизбежными поправками в будущем. Был сформулирован план создания регулируемого рынка с обязательным использованием товарно-денежных отношений и преодолением имеющихся диспропорций экономическими методами. В работах крупнейших экономистов того времени Н. Кондратьева, А. Чаянова, Л. Юровского выдвигались предложения о развитии товарно-социалистической системы хозяйства, об экономическом равновесии.

Вторую линию олицетворяли члены Политбюро И. Сталин, В. Куйбышев, В. Молотов и др. Они отвергали возможность сбалансированного, с учетом потребностей различных отраслей и групп населения, экономического развития, предлагали форсированное развитие тяжелой промышленности, коллективизацию деревни, рассматривали планы как директивы, обязательные для выполнения, поддерживали идею о способности рабочего класса опровергнуть объективные экономические законы, утверждали неизбежность обострения классовой борьбы. Такой политический курс был ориентирован на укрепление жесткой партийно-государственной системы, признание возможности значительных жертв ради достижения «светлого будущего».

Каждая из этих групп имела свою социальную и политическую базу. Группу Бухарина поддерживала часть партийной интеллигенции и хозяйственников, квалифицированные рабочие-коммунисты и зажиточные крестьян. Они осознавали бесперспективность командно-бюрократических методов, искали пути превращения промышленного рабочего в реального хозяина на предприятии.

Их мысли отражались в письмах, приходивших в ЦК партии: «хозяйственникам вместо ежемесячного оклада дать процент из доходов предприятия», передать предприятия коллективам, чтобы они «стали прямыми непосредственными хозяевами производства», идти по пути постепенного смягчения форм диктатуры пролетариата и «в недалеком будущем» отменить партийную монополию.

Но большинство членов партии поддерживали Сталина. Партийная и государственная бюрократия не хотела расставаться с рычагами власти. Крестьянская беднота и часть рабочего класса требовали решительных мер по перераспределению богатства, считая себя обманутыми революцией. В этих условиях руководство страны испытывало мощное давление низов, требовавших скорейшего воплощения социалистических идеалов.

Серьезное влияние на политику властей оказывала также оценка международного положения, придававшая уверенность в новом приливе «революционной волны» в капиталистическом мире, в приближении полосы «больших империалистических войн».

Открытое столкновение двух политических позиций — Бухарина и Сталина — произошло в 1928—1929 гг. Начало ему положил «хлебный кризис» осени 1927 г. Крестьяне перестали продавать хлеб государству, требуя повышения закупочных цен. К январю 1928 г. хлеба было заготовлено на 128 млн. пудов меньше, чем год назад.

Сталин считал, что кризис хлебозаготовок вызван нарушением экономических пропорций. Слишком слабая промышленность не может обеспечить выпуск необходимых товаров. Товарный голод не позволяет получить у крестьян хлеб экономическим путем в обмен на промтовары. В то же время мелкое крестьянское хозяйство в принципе не способно удовлетворить потребности растущей промышленности. Крупный же производитель — кулак — сознательно саботирует хлебозаготовки.

Сталин предложил сконцентрировать все финансовые и материальные ресурсы на решении проблемы индустриализации и заняться переустройством сельского хозяйства через создание высокотоварных коллективных хозяйств, которые не только эффективнее индивидуальных, но и больше соответствуют социалистическому идеалу.

Иного мнения придерживался Н. Бухарин. Он полагал, что к кризису привели чисто субъективные моменты: не был создан резервный фонд промтоваров; рост денежных доходов деревни не был сбалансирован налогами, что обострило товарный голод; были установлены низкие закупочные цены на хлеб. Бухарин предложил устранить все названные причины. Он не был против создания крупных коллективных хозяйств, но считал, что основой аграрного сектора еще длительное время должны оставаться индивидуальные крестьянские хозяйства.

На «места», для ознакомления со сложившейся ситуацией, выехали руководители партии. Сталин провел три недели в Западной Сибири и на Алтае. Применение насилия, чрезвычайные меры, конфискация хлеба, аресты стали массовым явлением в этот период. В 1928 г. Сталин заявляет о переплатах деревни за подъем индустрии как о «дани», «сверхналоге», вызванного необходимостью «сохранить и развить» темпы индустриализации.

Сталинская позиция вызвала возражения Бухарина и ее сторонников. Борьба в руководстве партии заметно усиливалась. В начале 1929 г. Бухарин был обвинен в секретных переговорах с Л. Каменевым. Решением ЦК ВКП(б) он был снят с поста редактора «Правды», а в ноябре 1929 г. выведен из состава Политбюро. Сторонника Бухарина, председателя СНК А. Рыкова освободили от занимаемого поста. На эту должность в 1930 г. был назначен В. Молотов.

Разгром группы Бухарина не означал прекращения борьбы за выбор тех или иных путей развития СССР. Основой противостояния являлось недовольство в обществе реальным положением дел в стране, несовпадение провозглашенных идеалов и проводимой политики, сама атмосфера подавления свободной мысли.
9.6. Внутренне положение в СССР в 1930-е гг.
Нарастание идейно-политических противоречий в советском обществе на рубеже 1920-1930-х гг. сопровождалось массовым сопротивлением трудящихся действиям властей. Наиболее зримо это проявилось в ходе коллективизации. В последующие годы основным способом выражения массового недовольства стал поток писем руководителям страны с описанием реального, крайне тяжелого положения дел в стране. Имело место создание нелегальных, чаще всего молодежных, студенческих организаций, выступавших против политики репрессий, извращения марксизма, за развитие демократии.

Кроме того, сопротивление сталинской политике исходило из рядов самой правящей партии. Здесь следует назвать группу С. Сырцова (председатель Совнаркома РСФСР) — В. Ломинадзе (секретарь Закавказского крайкома). Они, обсуждая в 1930 г. проблемы развития страны, пришли к выводу, что СССР стоит на грани экономического кризиса, и выступали за смещение Сталина с его поста.

В 1932 г. был создан нелегальный «Союз марксистов-ленинцев» под руководством М. Рютина (секретарь Краснопресненского райкома партии Москвы). В его обращении «Ко всем членам ВКП(б)» подчеркивалось, что «авантюристические темпы индустриализации... авантюристическая коллективизация с помощью невероятных насилий… привели всю страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду…». Положение в стране обсуждала группа руководящих работников РСФСР (А. Смирнов, В. Толмачев, Н. Эйсмонт) в 1932 г.

В июне 1937 г. на пленуме ЦК против массовых репрессий и с обвинениями органов НКВД в фабрикации дел и применении недозволенных методов дознания выступили нарком здравоохранения Г. Каминский и член ЦК И. Пятницкий. Опубликовали статьи с критикой сталинизма в зарубежной печати (отказавшиеся вернуться в СССР) посол в Болгарии Ф. Раскольников, посол в Греции А. Бармин, один из руководителей советской военной разведки В. Кривицкий.

Сталину удалось направить народное недовольство в нужном ему направлении. Он заявил, что материальное положение народа не улучшается потому, что страна наводнена врагами и вредителями. Вслед за этим поиски и аресты «вредителей» начались повсеместно.

В связи с ростом в обществе недовольства политикой властей, Сталин ужесточает расправы со всеми политическими противниками. В начале 30-х гг. были расстреляны или отправлены в лагеря почти все бывшие меньшевики и эсеры.

В 1930 г. было образовано Управление лагерями ОГПУ при СНК СССР, переименованное в 1931 г. в Главное управление лагерей ОГПУ (ГУЛАГ). Общая численность заключенных в лагерях и колониях ГУЛАГа возрасло с 179 тыс. в 1931 г. до 2 млн в 1941 г. Каждый третий заключенный ГУЛАГа был осужден по политическим мотивам. Со второй половины 30-х гг. аресту и суду подвергались не только политические оппоненты власти, но и «потенциальные» враги, которых судили не за конкретные действия, а за потенциальную опасность для режима.

В 1933 г. была учреждена Прокуратура СССР, в следующем году - Наркомат внутренних дел СССР. В НКВД СССР вошло полным составом ОГПУ СССР, преобразованное в Главное управление госбезопасности. В структуру наркомата также входили Главное управление рабоче-крестьянской милиции, Главное управление пограничной и внутренней охраны, ГУЛАГ, Главное управление пожарной охраны и другие организации. Вместо судебной коллегии ОГПУ было создано Особое совещание при наркоме НКВД.

Одновременно, с ноября 1934 г., стали действовать для вынесения приговоров по делам «врагов народа» и членов их семей внесудебные органы — так называемые особые совещания, состоявшие из 2—3 человек.

С 1 декабря 1934 г., после убийства в Смольном С. Кирова, репрессии захлестнули страну. Насильственная смерть первого секретаря ленинградского обкома, секретаря ЦК, члена Оргбюро и Политбюро ЦК ВКП(б) дала Сталину возможность провести чистку партии и государственных органов от всех лиц, заподозренных в нелояльности режиму и к нему лично. Срок следствия по делам государственной важности был сокращен до десяти дней; рассматривать такие дела и выносить по ним приговор, даже смертный, можно было в отсутствие обвиняемых, при этом приговоры не подлежали обжалованию и пересмотру.

К середине 1930-х гг. позиции Сталина значительно укрепились. На многие руководящие посты были выдвинуты его сторонники (в состав Политбюро ЦК введен Микоян; Жданов и Хрущев назначены первыми секретарями соответственно Ленинградской и Московской парторганизаций; избран секретарем ЦК Ежов, а Вышинский — генеральным прокурором).

Было предпринято наступление на «старую партийную гвардию»: в марте 1935 г. из библиотек были изъяты политически «вредные» произведения Троцкого, Зиновьева, Каменева; постановлением ЦК от 25 мая ликвидировано Общество старых большевиков, а через некоторое время — Общество бывших политкаторжан.

В августе 1934 г., под руководством председателя Центральной контрольной комиссии Н.Ежова начался обмен партийных билетов. При этом местным партийным организациям предписывалось тщательно проверять членов партии (выявлять фальшивые билеты и т. д.), в том числе на предмет сочувствия Троцкому, Зиновьеву и Каменеву. В ходе чистки примерно 10% членов партии были из нее исключены. Количественные и качественные изменения в партийном аппарате позволили Сталину укрепить свои позиции в преддверии намечавшихся политических процессов.

В августе 1936 г. открылся так называемый первый Московский судебный процесс. Большинство из 16 подсудимых были ветеранами партии (Каменев, Зиновьев). Их обвиняли в связях с Троцким, в причастности к убийству Кирова и т. д. Подсудимые "признали" свое участие в подготовке убийства Кирова, в планировании аналогичных акций против других руководителей партии, "подтвердили" наличие широкого антисоветского заговора и указали на свои "связи" с другими оппозиционерами, находившимися еще на свободе: М. П. Томским, Н. И. Бухариным, А. И. Рыковым, К. Б. Радеком, Г. Л. Пятаковым, Г. Я. Сокольниковым и др. 24 августа им был вынесен смертный приговор, который вскоре был приведен в исполнение. За день до этого покончил жизнь самоубийством другой видный большевик – Томский.

В сентябре 1936 г. на пост главы НКВД был назначен Н. Ежов, хорошо зарекомендовавшим себя в ходе партийных чисток. Спустя месяц последовали аресты Пятакова, Сокольникова, Серебрякова, Радека. 23 января 1937 г. начался второй Московский процесс. Из 17 обвиняемых (в попытках свергнуть советское правительство, организации покушений на его лидеров, сотрудничестве с Германией и Японией и т. д.) 13 были приговорены к смертной казни, 4 — к длительному тюремному заключению, в том числе Радек и Сокольников, которые в мае 1939 г. были убиты сокамерниками. 18 февраля 1937 г. покончил жизнь самоубийством Г. К. Орджоникидзе, выступавший против репрессий в промышленности..

В феврале—марте 1937 г. были арестованы Бухарин и Рыков, а также ряд других видных большевиков. Начались смещения кадровых партийных работников, на чьи места назначались выдвиженцы времен первой пятилетки; было обновлено до 20% руководящего состава ВКП (б).

С мая по июнь 1937 г. проходила чистка командного состава армии и республиканского партийного руководства. Полностью оказались заменены штаты наркоматов. В отличие от прежних репрессий, направленных против царских военных специалистов, новые преследования обрушились на высших должностных лиц РККА, которых подозревали в нелояльностисталинскому режиму. В июне 1937 г., предчувствуя свой арест, застрелился начальник Политуправления РККА Я. Б. Гамарник. В июне 1937 г. после однодневного разбирательства военным трибуналом были приговорены к расстрелу (по стандартным обвинениям в шпионаже и подготовке фашистского заговора) заместитель наркома обороны маршал Тухачевский, видные военачальники, герои гражданской войны Уборевич, Якир, Корк, Фельдман, Эйдеман, Примаков и Путна.

Позднее были расстреляны маршал Блюхер (командующий Дальневосточной армией), начальник Генштаба маршал Егоров, начальник морских сил РККФ Орлов, начальник ВВС Алкснис, руководитель армейской разведки Берзин. В итоге были уничтожены трое из пяти маршалов СССР, трое из четырех командармов первого ранга, все двенадцать командармов второго ранга, 60 из 67 командиров корпусов, 133 из 199 командующих дивизий, 221 из 397 командующих бригадами, половина командиров полков. Не меньший урон понес флот. Фактически в 1937-1938 гг. армия и флот лишились своего высшего командного состава.

В марте 1938 г. состоялся третий Московский процесс. Подсудимых (21 человек, в том числе Бухарин, Рыков, Раковский, Ягода) обвиняли в убийстве Кирова, отравлении Куйбышева и Горького, заговоре против Сталина, промышленном саботаже, шпионаже в пользу Германии и Японии и т. д. 18 обвиняемых были приговорены к смертной казни, 3 — к тюремному заключению.

Из числа делегатов XVII съезда партии, который Сталин назвал «съездом победителей», было уничтожено более половины: 1108 из 1966. Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК, избранных на съезде, репрессировано 98. Было репрессировано около 20 тысяч чекистов.

По 58 статье Уголовного кодекса за политические преступления были осуждены миллионы людей. Многие из них, не выдержав тягот лагерной жизни, погибли. С 1939 г. в концлагеря, кроме политических заключенных, стали направлять нарушителей трудовой дисциплины на производстве.

Во второй половине 30-х гг. был создан секретный отдел НКВД, занимавшийся уничтожением за рубежом политических противников СССР. Жертвами сталинского режима стали многие деятели «белого движения», монархической эмиграции, невозвращенцы из числа заграничных резидентов.

Подверглись репрессиям и зарубежные коммунисты, работавшие в Москве, в том числе сотрудники Коминтерна.

Замена в конце 1938 г. Ежова (расстрелян в 1940 г.) на посту главы НКВД Л. П. Берией несколько снизила уровень репрессий. XVIII съезд партии (1939 г.) утвердил новую, более «демократическую» редакцию устава партии — условия приема и длительность кандидатского срока становились едиными для всех, без различия социального происхождения. При этом чистки 1933—1936 гг. были осуждены. Сталин признал, что при их проведении было допущено много ошибок, но вину за это возложил на местные партийные органы.

В 30-е гг. сложилась политическая система, о характере которой продолжаются споры до сегодняшнего дня (ее определяют как сталинскую систему, административно-командную, авторитарно-бюрократическую, тоталитарную). Ряд историков полагают, что наиболее правильным является определение политической системы 30-х гг. как тоталитарной, понимая под тоталитарным государством такую его форму, которая характеризуется полным (тотальным) контролем со стороны органов государственной власти над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод.

В понятие «тоталитарная система» включают следующие элементы: насильственное установление однопартийной системы; уничтожение оппозиции внутри самой правящей партии; полное сращивание партийного и государственного аппарата, превращение государственной машины в орудие партии; ликвидация системы разделения законодательной, исполнительной и судебной властей; уничтожение гражданских свобод; построение системы всеохватывающих массовых общественных организаций, с помощью которых партия обеспечивает контроль над обществом; унификация всей общественной жизни; авторитарный стиль управления; культ национального вождя; массовые репрессии.

Коммунистическая партии составила в 30-е гг. ядро тоталитарной политической системы; реальная власть в стране оказалась в руках узкого круга лиц, представлявших партийную элиту. Рядовые члены партии были отрешены от выработки партийной политики, которая стала уделом нескольких руководителей: членов Политбюро и ЦК.

В результате репрессий Сталину удалось закрепить свое лидерство в партии. С другой стороны, политика террора укрепила положение в обществе социальных групп, выдвинувшихся в ходе индустриализации, коллективизации и культурной революции: нового директорского корпуса (руководители предприятий и колхозов), партийной и государственной бюрократии.

В 1937 г. Сталин заявил: «В составе нашей партии имеется 3—4 тысячи высших руководителей. Это генералитет нашей партии. Далее идут 30—40 тысяч средних руководителей. Это наше партийное офицерство. Дальше идут около 100—150 тысяч низшего командного состава. Это... наше партийное унтер-офицерство». Эти рассуждения соответствовали сталинскому положению о том, что властвуют не те, кто выбирает и голосует, а те, кто правит, то есть владеет исполнительным аппаратом государства.


1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   37

  • 9.6. Внутренне положение в СССР в 1930-е гг.