Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Россия в период третьеиюньской монархии




страница22/37
Дата21.07.2017
Размер6.81 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   37

7.4. Россия в период третьеиюньской монархии
Период 1907 – 1912 гг. стал временем изыскания способов политического взаимодействия и сотрудничества, поиска компромисса между традиционными методами управления и новыми реалиями общественной жизни, между правительством и народными избранниками.

Несмотря на отрицательное отношение Николая II к Думе, было очевидно, что без представительного органа управлять страной невозможно.



III Дума была созвана 1 ноября 1907 г. Она стала единственной, которая отработала полный срок — по 9 июня 1912 г. Председателями III Думы являлись: И. Хомяков (октябрист), с 1910 г. — А. Гучков (октябрист), с 1911 г. – М.Родзянко.

Сократилось общее число депутатов Думы. Если во второй Думе было 518 депутатов, то в третьей — 442. Октябристы имели 154 голоса, кадеты — 54, правые партии — 147, буржуазно-националистические — 26, трудовики — 14, социал-демократы — 19. Исход голосования в III Думе зависел от октябристского «маятника», качанием которого определялось черносотенное или либеральное большинство.

К числу основных обсуждаемых вопросы относились: аграрный (столыпинская реформа), рабочий (законопроекты социального характера) и национальный (холмский, финляндский, еврейский).

В этот период была сделана попытка разрешить ставшие перед страной проблемы путем постепенного реформирования социально-экономического строя империи. Определяющим направлением реформаторской деятельности стала перестройка отношений собственности в сельском хозяйстве. Акцент делалась не на ликвидацию помещичьего землевладения, а на создание и укрепление частной собственности крестьян на землю. Вопрос о необходимости аграрной реформы поднимался отдельными министрами (Н. Бунге, С. Витте) начиная с 1880-х гг. Но попытку реализовать преобразовательные планы на практике предпринял П. Столыпин. Его формула действий — «успокоение и реформы».

Первым шагом на этом пути стали указы августа – октября 1906 г., которыми создавался национальный земельный фонд (в том числе за счет земель, принадлежавших императору и его родственникам), позволявший развернуть широкую программу переселения крестьян. Были отменены также все ограничения для крестьянского сословия. Оно было уравнено в правах с другими группами населения в отношении государственной и военной службы, обучения в учебных заведениях.

9 ноября 1906 г. последовал новый указ, который поощрял выход крестьян из общины вместе со своим, переводившимся в личную собственность наделом, создание ими отрубного или хуторского хозяйства. По просьбе крестьянина его разрозненные земельные полосы могли быть соединены в одно место. Так оформлялся отруб. Если к отрубу присоединялась площадь деревенской усадьбы и на него переносилось жилье, он превращался в хутор.

Еще одним крупным шагом стал закон от 14 июня 1910 г., предусматривавший обязательность ликвидации общины там, где не проходили переделы земли с 1863 г. Одновременно был усилен административно-бюрократический нажим на крестьян с целью ускорить их переход к частному хозяйствованию. При этом предполагалось, что эффективность производства в частном хозяйстве будет выше, чем при общинном землепользовании.

Правительственные меры свидетельствовали о том, что власть отказалась от старой политики сохранения общины и перешла к поддержке мелкого частного собственника. Подобные действия отличались жесткостью и последовательностью, и были начисто лишены тех благотворительно-патерналистских начал, которыми сопровождалось прежнее отношение государства к крестьянству. Предпринимаемые меры неизбежно вели к быстрому расслоению сельского населения, к разорению его значительной части. Однако в социально-экономических реалиях начала ХХ века такая политика являлась закономерной, поскольку полноценным субъектом рыночных отношений мог стать лишь выдержавший испытание конкурентной борьбой хозяин.

В последующее десятилетие из общины вышла четвертая часть крестьянских хозяйств. Крестьянский банк, скупавший земли у разорявшихся помещиков, продал новым владельцам около 10 млн. десятин; на новые земли переселилось более 3 млн. крестьян. Всего было создано около 200 тысяч хуторов и 1,3 млн. отрубов. Вместе с тем стало ясно, что крестьяне не спешат перейти к рыночным отношениям. Из общины выходили в основном зажиточные крестьяне, а также беднота, стремившаяся улучшить свое материальное положение за счет продажи земли. Из 2 млн. выделившихся из общины дворов свои наделы продали 1,2 млн., т. е. 60%. Несмотря на все усилия правительства, единоличные хозяйства (по типу фермерских) составляли к 1915 г. лишь 10,3%.

Появление в деревне хуторян-фермеров нередко вызывало ненависть к ним со стороны крестьян-общинников. Их хозяйства поджигали, травили скот, уничтожали посевы, ломали инвентарь. За 1909—1910 гг. было зарегистрировано около 11 тысяч фактов поджога хуторских хозяйств.

Составной частью аграрной реформы П. Столыпина стало переселение крестьян за Урал. Правительство, во-первых, стремилось ослабить земельный голод в центральных губерниях России и, во-вторых, отправить миллионы безземельных озлобленных крестьян подальше от помещичьих имений — в Сибирь, где было много пустующей земли. Переселенцы освобождались на длительное время от налогов, получали в собственность участок земли (15 десятин на главу семьи и 45 — на остальных членов семьи), денежное пособие в размере 200 руб. на семью. Мужчины освобождались от воинской повинности.

В первые годы переселение развивалось быстрыми темпами. С 1906 по 1914 г. в Сибирь переселились более 3 млн. человек (из них обратно вернулось почти 800 тыс.). В целом переселенческая политика при всех ее недостатках имела прогрессивное значение. Новоселы освоили более 30 млн. десятин пустующей земли, построили тысячи сел. Как правило, здесь создавались крепкие единоличные хозяйства.

За первые семь лет проведения аграрной реформы были достигнуты заметные успехи в росте сельскохозяйственного производства: возросли посевные площади, на треть увеличился хлебный экспорт, достигая 25% мирового экспорта зерна, а в урожайные годы — 40%. За эти же годы удвоилось количество применяемых минеральных удобрений, почти в 3,5 раза возросли закупки крестьянами сельскохозяйственных машин.

Оживление сельского хозяйства стало мощным толчком для развития промышленности. После депрессии 1904—1908 гг. среднегодовой рост продукции промышленности составил около 9%. Быстрыми темпами развивалось производство чугуна и стали, важнейших для того времени видов продукции. Так, если в 1908 г. в России было учреждено 123 компании, то в 1910 г. – 206, а в 1912 г. – 361. К началу 1914 г. в империи действовала 2181 акционерная компания (без железнодорожных). Темпы акционерного учредительства в то время в России были самые высокие в мире.

Самое яркое достижение того времени – взлет кооперативного движения. Особенных успехов достигла кредитная кооперация – объединение мелких товаропроизводителей, главным образом крестьян-единоличников для удовлетворения потребностей в кредите. За 1900-1913 гг. количество учреждений кредитной кооперации выросло в два раза. На 1 января 1914 г. кооперация объединяла более 8 млн. человек. Во главе всероссийской кредитной кооперации находился созданный в 1912 г. Московский народный банк. К 1914 г. кредитная кооперация охватила около 25% крестьян-домохозяев.

В суммарном производстве пшеницы, ржи и ячменя России принадлежало накануне Первой мировой войны первое место в мире. Она же находилась в числе крупнейших мировых производителей яиц и коровьего масла.

Вместе с тем аграрная политика Столыпина, активизировавшая хозяйственную жизнь крестьянства, не сняла напряжения в деревне. Многие земледельцы ни психологически, ни хозяйственно не были подготовлены к индивидуальному хозяйствованию. Те из переселенцев, которые вернулись из Сибири, уже не получили ни двора, ни земли. Кроме того, крестьяне не считали реформу справедливой, поскольку она не затронула помещичьего землевладения. Наблюдалось прямое противодействие крестьянства проводимым преобразованиям; имели место также излишний бюрократический контроль, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ.

В 1914 г. по сумме национального дохода, выражающей экономическую жизнь страны, Россия находилась на уровне Великобритании, почти вдвое превосходила Францию и немного (около 20%) уступала Германии. Что касается доли национального дохода, приходящейся на одного жителя Российской империи (показывающего эффективность функционирования российской экономики), то поэтому показателю она находилась между Австро-Венгрией и Японией.

Накануне Первой мировой войны была сделана попытка направить рабочее движение в реформистское русло посредством признания права рабочих на стачки и профсоюзы. Итогом согласительной работы правительства и III Думы стало принятие в 1912 г. законов о страховании рабочих, охватившем 15% их численности.

Ряд промышленников (А. Коновалов, С. Третьяков и др.) стали самостоятельно заниматься улучшением условий жизни рабочих своих предприятий: строили жилье, больницы и т. п. Средняя продолжительность рабочей недели сократилась в стране с 75 до 50—60 часов. Увеличились расходы предпринимателей на медицинскую помощь рабочим, были заключены первые коллективные договоры с предпринимателями. Вместе с тем, в текстильной промышленности России лишь работницы только нескольких фабрик получали оплачиваемый отпуск.

Не произошло серьезных сдвигов в решении национального вопроса. Столыпин, искавший политическую базу для своих реформ, поддержал в 1909 г. создание партии националистов под лозунгами «неделимости» империи и «главенства русской нации». Законом 1910 г. было ограничено право финского сейма только совещательным голосом. С 1907 г. резко сокращалось представительство национальных окраин в Государственной Думе. Столыпин решительно отверг предложение о равенстве различных конфессий. Разжигая антисемитизм, антипольские и антикавказские настроения, националисты стремились запугать массы «засилием инородцев», сформировать образ «внутреннего врага». Выражением этой политики стало «дело Бейлиса», по которому обвинение в ритуальном убийстве в Киеве христианского мальчика было выдвинуто против еврея Бейлиса (1911). Однако суд присяжных оправдал в 1913 г. обвиняемого.

В целом ставка на национализм как конструктивную идеологию оказалась бесперспективной. В связи с этим действия властей имели весьма противоречивый характер. Так, в 9 украинских и белорусских губерниях появились земства; старообрядцам были предоставлены гражданские права; финны и русские, проживающие в Финляндии, были уравнены в правах. Вместе с тем, Финляндия была лишена права самостоятельности в вопросах о налогах, суде, охране порядка, таможне и т.д.; ряд ограничений сохранялись в отношении иудеев.

В новых условиях политические силы России вынуждены были пересматривать свою тактику. В конце 1907 г. возникла новая монархическая партия «Союз имени Михаила Архангела» (лидер — В. Пуришкевич), появление которой было вызвано не только личной борьбой за первенство, но и иным отношением к Думе и реформам Столыпина. В отличие от «Союза русского народа», стоявшего за сохранение общины и законосовещательные права Думы, новая партия поддерживала Столыпина и допускала наделение Думы законодательными полномочиями.

Либеральные круги (октябристы и кадеты) стремились приспособиться к столыпинскому курсу. На путь последовательной поддержки столыпинских реформ встали октябристы. Однако непоследовательность преобразований, более того – их свертывание после смерти Столыпина, усилила оппозиционность партии и привела в конечном счете к ее расколу.

Кризис переживала и партия кадетов. Позицию правого крыла партии отразил сборник «Вехи» (1909). В противовес революции авторы этого сборника (Н. Бердяев, П. Струве и др.) выдвигали идею духовного очищения личности. Заявлялось о пагубности социальной политической борьбы, которая в условиях России может привести лишь к хаосу и анархии. Свою роль в Думе кадеты определяли как «ответственную оппозицию» (в отличие от «безответственной» деятельности социал-демократической партии, использующей Думу в агитационных целях).

Серьезнейший кризис испытывала эсеровская партия. В 1909 г. было разоблачено провокаторство члена ЦК, руководителя Боевой организации партии— Е. Азефа. Эсеры-ликвидаторы были против бойкота Думы и предлагали сосредоточиться на работе в легальных организациях. Провозглашая неприятие столыпинских реформ, руководство эсеровской партии относило тем не менее слой зажиточных земледельцев, вышедших из общины, к «трудовому крестьянству», пытаясь тем самым сохранить свою социальную базу.

Серьезные идейные и кадровые трудности переживала РСДРП. Течение в меньшевизме, выступавшее за превращение РСДРП в партию парламентского типа, получило название ликвидаторства (Ю. Мартов, Ф. Дан, А. Потресов). Одновременно возникло группа меньшевиков-партийцев (Г. Плеханов), отстаивавших необходимость сохранения нелегальных партийных структур.

Среди большевиков появились отзовисты (А. Богданов, А. Луначарский). Они считали буржуазную революцию законченной, предлагали готовиться к борьбе с буржуазией, главное внимание уделять нелегальной работе, отозвать из Думы социал-демократических депутатов и выдвинули лозунг «Долой Думу!»

Часть большевиков во главе с В. Лениным резко критиковали ликвидаторов и отзовистов, считая неизбежным новый революционный подъем, и призывали сочетать легальные и нелегальные формы работы партии.

Стремление Столыпина приспособить монархический режим к развивающимся буржуазным отношениям подвергалось все большим нападкам не только левых, но и правых политических сил. Последним был нужен Столыпин-«успокоитель», в Столыпине-реформаторе они не нуждались. Поэтому часть его законопроектов (например, о расширении бюджетных прав Думы, об усовершенствовании судопроизводства и т. д.), прошедших через Думу, отклонялась Государственным Советом. В результате из 43 обещанных реформ были частично осуществлены лишь 10.

На осень 1911 г. предполагалась отставка П. Столыпина, но в начале сентября последовало его убийство в Киеве. Стрелявшим был анархист и агент охранки Д. Багров. После смерти главы правительства в стране не нашлось сил, способных продолжить политику реформ.

Николай II и императрица Александра Федоровна видели в Думе нарушение принципа самодержавной власти. В 1912 г. активно обсуждалась идея возвращения к законосовещательной Думе. В свою очередь, среди депутатов росло убеждение в неспособности верховной власти решить социально-экономические и политические задачи, стоящие перед страной, и тем самым предотвратить новый революционный подъем. В этих условиях либералы и даже ряд правых сил переходят к позиции конфронтации с правительством.

Кадеты, левые октябристы, прогрессисты стремились усилить парламентское давление на правительство, добиваясь продолжения реформ. Правые, в свою очередь, обвиняли правительство в нерешительности, требовали ужесточения репрессий, объявления в стране чрезвычайного положения. Отношения Думы и двора обострялись из-за отношений царской семьи и Распутина. Вопрос о роли Распутина при дворе поднял в Думе А. Гучков в марте 1912 г.

После Ленского расстрела в апреле 1912 г. в стране прокатилась волна массовых митингов, демонстраций, забастовок протеста. Они сопровождались столкновением с полицией и войсками. В 1912 г. рабочее движение охватило Петербург, Москву, Прибалтику, Украину, Кавказ. В течение января—июля 1914 г. бастовало около 1,5 млн. человек. Ширилось и крестьянское движение. За пять лет (1910—1914) произошло более 13 тысяч крестьянских выступлений.

Выступления происходили и в армии. В июле 1912 г. под Ташкентом восстали два саперных батальона: 14 активных участников восстания были повешены и 233 солдата приговорены к каторжным работам. На апрель 1912 г. предполагалось восстание на Балтийском флоте. Но власти, узнав об этом, арестовали 700 человек.

На Черноморском флоте готовилось восстание на линкорах «Павел I» и «Иоанн Златоуст». Было арестовано более 500 человек, из которых 10 казнены, а 111 сосланы на каторгу. В знак протеста против казней развернулись стачки, которые охватили до 250 тысяч человек, причем в Петербурге бастовало 60 тысяч рабочих.

В таких условиях началась деятельность IV Государственной Думы (работала с 15 ноября 1912 г. по 27 февраля 1917 г.). Ее председателем стал октябрист М. Родзянко. По составу она мало отличалась от III Думы. В ней также сохранялась возможность образования правооктябристского и кадетско-октябристского большинства. Вместе с тем рост оппозиционных настроений среди депутатов отражал общую неблагополучную ситуацию в стране, характеризовавшуюся обострением социально-политической обстановки при одновременном усложнении внешнеполитического положения империи.
7.4. Внешняя политика
В начале ХХ века центрами международной политики становятся Париж, Лондон, Берлин и Петербург. Отношения между четырьмя этими странами определяли общую политическую ситуацию в мире.

Наиболее острой во внешней политике России оставалась проблема Балкан. В частности, усиление немецкого влияния в Болгарии могло привести к крупному дипломатическому поражению России. Не имея достаточно сил и средств для наступательной внешней политики, Россия стремилась сохранить на Балканах статус-кво.

Решая задачи на Ближнем и Среднем Востоке, Россия вместе с тем не могла оставаться безучастной к нарастающей угрозе войны в Европе в связи с ростом франко-германских и англо-германских противоречий.

В 1898 г. Россия обратилась ко всем державам с предложением созыва международной конференции по ограничению вооружений. Такая конференция была созвана в 1899 г. в Гааге. В ее работе приняло участие 27 государств. На вторую Гаагскую конференцию в 1907 г. собрались уже 44 державы. Наибольшее значение имела конвенция о мирном решении международных споров, в соответствии с которой страны согласились прилагать усилия к мирному решению конфликтов. Германия на Гаагской конференции продемонстрировала агрессивную позицию, саботируя обсуждения вопроса о сокращении вооружений.

В конце ХIХ — начале XX в. передовые страны вступили в острое политическое и экономическое противоборство. США, Германия и Япония заявили о своих интересах на международной арене в условиях, когда сферы влияния уже были поделены. Назревала борьба за новый передел мира. Россия имела собственные интересы, свои экономические и политические цели, но она в меньшей степени была готова участвовать в военном соперничестве. Эти ситуация определила задачи российской дипломатии в период 1906—1914 гг.

России предстояло сделать выбор: либо сохранить франко-русский союз и пойти на сближение с Англией, либо вернуться к «Союзу трех императоров». И та и другая ориентации имела своих сторонников и противников внутри страны.

Сама Германия считала войну с Россией не только возможной, но и выгодной, поскольку надеялась захватить ее экономически развитые территории Прибалтики, Польши и Украины. Кроме того, Германия поддерживала Австро-Венгрию, которая стремилась к господству на Балканах.

Со своей стороны Россия нуждалась в финансовом сотрудничестве с Францией и Англиией. Русское правительство опасалось новых осложнений на Дальнем Востоке и рассчитывало с помощью Англии избежать их путем соглашения с Японией. Без Англии нельзя было также решить вопрос о черноморских проливах.

Эти и другие причины заставили Россию в 1907 г. подписать договор с Англией, в соответствии с которым Россия присоединилась к Антанте. При этом была достигнута договоренность о том, что Великобритания отказывалась от прав на Тибет, а Россия – на Афганистан. Одновременно Лондон и Петербург разграничивали сферы своего влияния в Персии (Иране). Это соглашение не предусматривало союза против какой-либо державы, но по существу было направлено против Германии.

В 1907 г. Россия заключила политическое соглашение, а также торговый договор и рыболовную конвенцию с Японией. Северная Маньчжурия и Внешняя Монголия признавались зоной влияния России. Это соглашение значительно улучшило русско-японские отношения.

В октябре 1909 г. были подписаны договоры, предусматривавшие согласие Италии на сохранение Россией статус-кво на Балканах и на открытие черноморских проливов для русских военных кораблей. Эти соглашения предусматривали также совместную дипломатическую борьбу против Австро-Венгрии в случае нарушения последней статус-кво на Балканах.

Россия предпринимала попытки, направленные на заключение с Германией соглашений по частным вопросам, чтобы смягчить ее опасения в отношении русско-английского сближения. Но твердая поддержка Германией Австро-Венгрии, а также немецкое проникновение на Балканы обернулись серьезными осложнениями вызвали ряд конфликтов с Россией.

Острый характер имел Боснийский кризис 1908—1909 гг., который крайне осложнил отношения между Россией и Австро-Венгрией. Конфликт возник из-за того, что в августе 1908 г. австро-венгерское правительство решило аннексировать Боснию и Герцеговину. Эти две турецкие провинции, населенные в основном сербами, были оккупированы австрийскими войсками на основе решений Берлинского конгресса 1878 г. на неопределенный срок. Теперь Австро-Венгрия решила договориться с Россией, чтобы получить ее согласие на окончательную аннексию этих территорий.

Замыслы австрийских правящих кругов поддержала Германия. Она предъявила России, по существу, ультиматум, требуя безоговорочно признать аннексию Боснии и Герцеговины, угрожая в противном случае военной поддержкой Австро-Венгрии в ее войне против Сербии. Россия была вынуждена признать аннексию Боснии и Герцеговины.

Боснийский кризис имел важные последствия в международных отношениях. Германия считала, что она «проучила» Россию за ее сближение с Англией и тем самым нанесла удар по Антанте. На самом же деле с Боснийского кризиса началось действительное охлаждение русско-германских отношений.

Следующих два острых международных кризиса, едва не приведших к мировой войне, были связаны с Первой и Второй Балканскими войнами. Первую из них начали в 1912 г. страны балканского блока, созданного Россией. В ответ на резню албанцев и македонцев они напали на Турцию и разгромили ее. Сербские войска вышли к Адриатическому морю, а болгары — к Константинополю. В этой ситуации Россия, будучи не готовой к войне, проводила сдерживающую политику, требуя от Сербии и Болгарии прекращения военных действий, и в конечном счете заставила их начать переговоры с Турцией.

По условиям Лондонской конференции великих держав с участием обеих сторон была создана независимая Албания, которая отрезала Сербию от Адриатического моря. Хотя по договору границы Сербии и Болгарии были несколько расширены, они остались недовольны решениями конференции, и в июне 1913 г. началась Вторая Балканская война, но на этот раз между вчерашними союзниками.

Болгарская армия напала на позиции сербских и греческих войск. В войну вступила Румыния, оккупировав ряд городов Болгарии. Против Болгарии выступила Турция. Только через месяц России удалось путем угроз и нажима добиться перемирия и открытия мирной конференции в Бухаресте.

По Бухарестскому миру 1913 г. Болгария передала Румынии Южную Добружду, Сербия получила большую часть Македонии, Греция — Салоники. Адрианополь остался за Турцией.

За период 1906—1914 гг. России удалось улучшить свои отношения с Францией, Англией, Японией, Сербией, Черногорией, частично с Румынией и Италией. В этой ситуации ей уже не грозила дипломатическая изоляция. Однако русской дипломатии не удалось усилить свое влияние в Болгарии и Турции. Отношения с Германией и Австро-Венгрией обострились до крайней степени, так что возможность войны стала реальностью.

В июле 1914 г. началась Первая мировая война, в которой приняли участие 33 государства с населением более 1,5 миллиарда человек. Она стала следствием крайнего обострения противоречий между ведущими державами в борьбе за передел мира. Виновниками войны, в результате которой было убито 10 млн. и ранено 20 млн. человек, были правительства Англии, Германии, Франции, России, Японии и США.

Главную роль в развязывании Первой мировой войны сыграли противоречия между Англией и Германией, Францией и Германией, а также обострение русско-немецких и русско-австрийских отношений.

Готовясь к войне за передел мира, Германия возглавила Тройственный союз, в который вошли Австро-Венгрия и Италия. В свою очередь, Англия, Франция и Россия образовали другой блок, получивший название Антанта. Борьба между Тройственным союзом и Антантой, главным образом между Англией и Германией, за рынки сбыта, сырье, за мировое господство привела к развязыванию войны.

Поводом к войне стало убийство сербскими националистами в городе Сараево наследника австро-венгерского престола Франца-Фердинанда. Подстрекаемая Германией Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум и вскоре начала против нее военные действия. Союзница Сербии Россия начала 17 июля всеобщую мобилизацию.

19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила войну России, 21 июля — Франции, 22 июля напала на Бельгию, нарушив ее нейтралитет. В тот же день Англия объявила войну Германии.

К германо-австрийскому блоку присоединились Турция и Болгария. Италия вышла из Тройственного союза и в мае 1915 г. присоединилась к Антанте. На стороне Антанты в августе 1916 г. выступила Румыния. В апреле 1917 г. США объявили войну Германии и ее союзникам.

Война носила захватнический характер со стороны обеих группировок. Германия стремилась разбить Англию и Францию и завладеть их колониями, захватить Бельгию и Голландию, ослабить Россию, присоединить Украину и Прибалтику. Австро-Венгрия намеревалась захватить Сербию и Черногорию, отторгнуть от России Подолию и Волынь. Турция жаждала завоевать русское Закавказье.

Такие же экспансионистские планы имели государства Антанты: Англия рассчитывала разгромить своего главного конкурента — Германию, Франция — вернуть себе Эльзас-Лотарингию и Саарский бассейн. Русское правительство стремился присоединить Галицию, захватить Константинополь и черноморские проливы.

Следует отметить, что Россия втягивалась в войну, ни в экономическом, ни в идеологическом отношении не подготовившись к ней. Ее цели оставались для огромной массы населения весьма отвлеченными. Призывы защитить братьев-славян и завоевать черноморские проливы не могли вызвать долговременного и глубокого патриотического отклика в народе. Русским крестьянам, одетым в солдатские шинели, проливать кровь для разгрома иноверцев (будь-то немцев, австрийцев или турок) казалось делом вынужденным, не затрагивавшим их непосредственных жизненных ценностей и устремлений.

В первые месяцы война с Германией была встречена в российском обществе единодушной поддержкой, в том числе со стороны социалистических партий меньшевиков и эсеров. Все буржуазные и мелкобуржуазные партии воюющих стран выступили на стороне своих правительств. Большинство социал-демократических партий в Европе также выступило в поддержку своих правительств.

Партия большевиков оценила войну как грабительскую и провозгласила лозунг превращения «империалистической войны в гражданскую», в войну против своих правительств — лозунг весьма сомнительный и отвечавший в первую очередь политическим амбициям лидеров большевизма.

Немецкий генеральный штаб рассчитывал провести войну на основе плана Шлиффена, разработанного еще в 90 х гг. XIX в. Этот план предполагал, что Германия в самом начале войны нанесет молниеносный удар по Франции, выведет ее из войны, а затем все свои силы обратит против России.

Русский Генеральный штаб (начальник — Н. Янушкевич, а с 1915 г. — М. Алексеев) считал опасным предоставить Германии возможность разгромить Францию и поэтому для отвлечения с Западного фронта части германских сил планировал одновременное наступление против Германии и Австро-Венгрии.

Верховными главнокомандующими русской армией в годы Первой мировой войны были: с августа 1914 г. — великий князь Николай Николаевич, с августа 1915 г. — Николай II, после Февральской революции — М. Алексеев, с мая 1917 г. — А. Брусилов, с июля 1917 г. — Л. Корнилов, с конца августа 1917 г. — А. Керенский, с 1 ноября 1917 г. — Н. Духонин, с 9 ноября 1917 г. — Н. Крыленко.

С первых дней войны развертывание русских сил и их операции были непосредственно связаны с военной обстановкой на Западном фронте. Сразу же после объявления войны французское правительство обратилось к Николаю II с просьбой о скорейшем наступлении русских на Берлин в связи с критическим положением французских войск.

Под нажимом союзников русское командование отдало приказ 1-й и 2-й армиям, не закончившим еще развертывание своих сил, начать наступление в Восточной Пруссии. Однако для русских армий Северо-Западного фронта (Восточная Пруссия, Прибалтика, Польша; командующий — Я. Жилинский) это преждевременное и недостаточно подготовленное наступление закончилось катастрофой. В результате медлительности командующего 1-й армией П. Ренненкампфа два корпуса 2-й армии генерала А. Самсонова оказались в окружении и были разбиты (сам генерал Самсонов покончил с собой). Вслед за этим немцы отбросили из Восточной Пруссии и армию Ренненкампфа. Русские армии потерпели поражение, но спасли союзников — французам удалось удержать Париж.

Гораздо успешнее развивались события на Юго-Западном фронте (Западная Украина, Закарпатье; командующий — Н. Иванов). Русские войска перешли в наступление, нанесли ряд тяжелых поражений главным силам австро-венгерских войск и вступили во Львов, Черновцы, осадили крепость Перемышль. В этих боях австрийская армия потеряла до 400 тысяч убитыми, ранеными и пленными.

Такой успех русских войск ставил Германию и Австро-Венгрию перед серьезной опасностью. Дальнейшее наступление могло бы привести к разгрому австрийских войск и вторжению русской армии в тылы немецких войск. Немецкое командование предприняло усилия для организации контрудара, чтобы спасти своего союзника от поражения. Но наступление немцев в направлении Ивангорода и Варшавы оказалось неудачным.

Новое наступление германские войска предприняли в конце октября 1914 г. под Лодзью, создав угрозу окружения здесь русских войск. Однако вследствие контрнаступления русских немецкие части оказались окруженными и были бы полностью уничтожены, если бы генерал Ренненкампф успел «закрыть мешок» и не дал бы им возможности прорвать фронт и с большими потерями уйти из окружения.

В целом благодаря наступлению русских войск на Восточном фронте план немецкого командования, рассчитанный на быстрое окончание войны, провалился: Франция не была разгромлена. Русские войска прочно держались в Галиции (Западной Украине).

Вступив в войну, Турция начала наступление на Кавказском фронте под Сарыкамышем, однако русские войска перешли в контрнаступление и в конце 1914 г. разгромили турок. К этому времени на фронтах установилось позиционное затишье.

В 1915 г. на театре военных действий стали разворачиваться важные события. Весной начались успешные операции русских войск на Юго-Западном фронте, и к марту австрийская армия потерпела серьезные поражения и уступила почти всю Галицию. Возникла реальная угроза скорого выхода Австро-Венгрии из войны. В этих условиях германское командование решило нанести России мощный контрудар, чтобы затем всеми своими силами обрушиться на Францию и Англию.

В ходе начавшегося в апреле немецкого наступления союзники не оказали серьезной помощи России и не предприняли крупных наступательных операций, чтобы облегчить положение русских войск, не помогли боевой техникой и боеприпасами.

Русская армия с большими потерями в живой силе и технике оставила Польшу, часть Прибалтики, Западной Белоруссии и Западной Украины. Русская армия с начала войны потерпела самое тяжелое поражение, однако разгромить ее немцам не удалось. Таким образом, главной своей цели немецкое командование не смогло достичь. Осенью 1915 г. русские войска закрепились на новых позициях и остановили врага. Война приняла затяжной характер.

В 1916 г. Германия снова попыталась разгромить Францию, так как считала русскую армию неспособной к серьезным наступательным действиям после поражений 1915 г. Однако германское командование просчиталось.

Русская армия начала мощное наступление на Юго-Западном фронте. В мае 1916 г. войска под командованием генерала А. Брусилова прорвали австро-венгерский фронт на протяжении 350 км («брусиловский прорыв»). Австро-венгерские войска были разгромлены и беспорядочно отступали, потеряв убитыми и пленными более 500 тысяч человек. Австро-Венгрия оказалась на грани полного разгрома и выхода из войны. Наступление русских армий на Юго-Западном фронте заметно облегчило положение французов под Верденом и приостановило продвижение австро-венгерских войск в Италии. На стороне союзников в войну вступила Румыния.

Однако наступление на Юго-Западном фронте, не поддержанное другими фронтами, в конечном счете захлебнулось. Немцы, перебросив войска с Запада, перешли в контрнаступление. Русские войска понесли большие потери и вынуждены были перейти к оборонительной тактике. Русская армия вновь выручила союзников, но это стоило жизни сотням тысяч солдат и офицеров.


1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   37

  • 7.4. Внешняя политика