Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Россия во второй четверти ХIХ в




страница15/37
Дата21.07.2017
Размер6.81 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37

Россия

во второй четверти ХIХ в.


5.1. Углубление кризиса

феодально-крепостнического строя
Во второй четверти XIX века более определенно обозначился распад старых форм крепостнического хозяйства и внедрение новых, капиталистических. Особенно заметен этот процесс стал в промышленности.

Капиталистическая промышленность проходит в своем развитии три стадии: мелкое производство, мануфактура, фабрика. В первой половине XIX в. основной формой крупного промышленного производства в России была капиталистическая мануфактура.

С 30-х гг. начался промышленный переворот, завершившийся в 70—80-х гг. Этот процесс имел две стороны — техническую (замена ручного труда машинами) и общественную (образование новых классов — буржуазии и пролетариата, а также возникновение новых институтов, соответствующих социально-экономическим изменениям в стране).

В сельском хозяйстве некоторые помещики пытались повысить доходность путем рационализации. Они выписывали из-за границы машины, устраивали многопольный севооборот, заводили породистый скот. В южных губерниях землевладельцы начали прибегать к вольнонаемному труду как более производительному, но свободных рабочих рук было мало.

Большинство помещиков вело хозяйство по старинке. Единственным средством увеличения своих доходов они считали увеличение барщинной или оброчной эксплуатации крестьян. В черноземных губерниях барщина доходила до 4—6 дней в неделю; многие помещики переводили крестьян на «месячину», то есть совсем сгоняли крестьян с земли и заставляли их постоянно работать на себя, оплачивая труд продуктами.

Об упадке дворянского крепостнического хозяйства свидетельствовал рост помещичьих имений, заложенных в банки (в конце 50-х гг. было заложено 66% крестьян).

Процесс дифференциации усиливается и в крестьянской среде. Наряду с обнищанием основной массы землепашцев увеличивалась численность «капиталистых» крестьян, которые занимались торговлей, ростовщичеством, вкладывали свои деньги в промышленные предприятия. Из их среды выходили крупные предприниматели, которые выкупались за большие деньги на волю и заводили собственные фабрики. Такими были Морозовы, Прохоровы, Гарелины и др.

Рост социальной напряженности выражалось в массовых антикрепостнических выступлениях. Во второй четверти XIX в. зарегистрировано 674 крестьянских выступления. В 1830—1831 гг. произошли волнения среди военных поселян в Севастополе и Петербурге («холерные бунты») в связи с распространением эпидемических заболеваний. Затем, в конце 40 х гг. — волнения государственных крестьян («картофельные бунты»).

К середине XIX в. феодально-крепостническая Россия вступила в полосу затяжного кризиса. Ситуация обострялась по мере того, как царизм настойчиво пытался приспособить старые порядки к новым условиям социально-экономической жизни страны.
5.2. Внутренняя политика
Время царствования Николая I (1825—1855), начавшееся расправой над декабристами, расценивается как «апогей самодержавия». Будучи умным и расчетливым политиком, Николай I понимал необходимость принятия определенных мер, которые, не меняя всей системы, позволили бы избежать новых революционных потрясений. В числе ближайших сподвижников царя оказались ряд крупных государственных деятелей, в том числе М.Сперанский, П.Киселев и Е.Канкрин. С ними были связаны главные достижения России того времени.

В.О.Ключевский считал, что на характер царствования Николая I оказали влияние два обстоятельства: «Император Николай не готовился и не желал царствовать. Принужденный царствовать, он шел к неожиданному и нежеланному престолу сквозь ряды мятежных войск. Первое обстоятельство не осталось без участия во взгляде императора на свою власть; вторым в значительной мере определился способ его правления. Он получил власть не обычным порядком прямого преемства от отца к старшему сыну, а от одного старшего брата мимо другого. Он и смотрел на него как на чрезвычайное верховно-служебное поручение. Смута 14 декабря рассматривалась как тяжкое нарушение воинской дисциплины, происшедшее от ложного направления умов. Посему упрочение дисциплины и надежное воспитание умов должны были стать ближайшими и важнейшими внутренними задачами царствования. Расширяясь на все необъятное пространство действия русской верховной власти, эти задачи сообщили особое направление и законодательству эпохи».

Данные обстоятельства во многом объясняют двойственность и противоречивость политики Николая. Своей первоочередной задачей император считал укрепление полицейско-бюрократического аппарата. В основу управления был положен принцип строгой исполнительности и беспрекословности повиновения.

Для решения важных вопросов учреждались многочисленные секретные комитеты и комиссии, находившиеся в подчинении царя и часто подменявшие министерства. Сенат и Государственный Совет фактически превратились в «дополнение» к разросшейся бюрократической машине, их компетенция была существенно ограничена.

Николай I создал собственную канцелярию, придав ей значение высшего органа управления государством. При канцелярии поэтапно было сформировано 6 отделений. В 1826 г. создается I секретный комитет (во главе — В. Кочубей) для разработки программы преобразований. 4 года работы комитета практических результатов не дали. В 1826 г. было образовано II отделение канцелярии (во главе — профессор М. Балугьянский), которое занималось кодификацией законов.

Отсутствие свода действующих законов затрудняло деятельность правительства, создавало почву для злоупотреблений чиновничества. Большую работу по систематизации русского законодательства провел М. Сперанский. В 1830—1833 гг. было подготовлено «Полное собрание законов Российской империи» в 45 томах, куда вошли 31 тысяча законодательных актов, начиная с Соборного Уложения 1649 г., а также 15-томный «Свод законов Российской империи».

В 1826 году создается III отделение (А. Бенкендорф), на которое были возложены функции политической полиции. В 1828 г. учреждается IV отделение, которое управляло учебными, воспитательными, благотворительными заведениями, входившими в ведомство императрицы Марии Федоровны. В 1836 г. создано V отделение для подготовки реформ государственной деревни (во главе — П. Киселев) и в 1843 г. учреждено VI («временное») отделение для управления территориями Закавказья.

При III отделении был учрежден корпус жандармов. Вся Россия была разделена на 8 жандармских округов. Округ охватывал от 1 до 3 губерний. Во главе округа стоял жандармский генерал. Эти подразделения создавались для сбора информации о настроениях населения, вели тайный надзор за «неблагонадежными» лицами, периодической печатью, наблюдали за иностранными гражданами, фальшивомонетчиками, собирали статистические сведения, вычитывали частные письма.

В 1826 г. был издан новый цензурный устав («чугунный»), резко ужесточавший контроль над печатью. Запрещалось допускать к публикации любые произведения, в которых бы затрагивался существующий в стране образ правления. Сурово пресекалось религиозное вольномыслие.

В следующем году появился указ, запрещавший принимать крепостных крестьян в гимназии и университеты. В 1828 г. принят школьный устав, в соответствии с которым образовательные учреждения делились на 3 категории: одноклассные приходские училища — для детей низших сословий; трехклассные училища — для средних сословий: мещан и купцов; семиклассные гимназии — для помещиков и чиновников.

В 1835 г. принимается новый университетский устав — один из самых реакционных в истории царской России. Он ограничивал университетскую автономию; избранных ректора и профессоров теперь утверждал министр.

В 1845 г. была повышена плата за обучение в гимназии. Сокращалось число студентов университета — не более 300 человек.

Вместе с тем, рассматривая политику правительства в области образования, необходимо подчеркнуть, что в царствование Николая I закладываются основы профессионального образования. Учреждаются учебные заведения, удовлетворявшие в первую очередь практические потребности государства (Технологический институт и строительное училище в Петербурге, Межевой институт в Москве). При университетах открылись технические, медицинские, юридические факультеты и кафедры.

Складывалась сеть реальных училищ, дававших среднетехническое образование. Учреждались специальные учебные заведения, в том числе и военные (кадетские корпуса, военные и морские академии). Сословность образования не препятствовала тому, что в гимназиях и университетах (особенно на технических и медицинских факультетах) вместе с дворянами порой обучались разночинцы (лица, не принадлежащие ни к податному сословию, ни к дворянству).

В середине 30-х гг. правительство Николая I решило провести реформу государственной деревни с целью поднять благосостояние крестьян, сделать их исправными налогоплательщиками и подать пример помещикам в деле улучшения их управления собственными крестьянами.

Государственные крестьяне юридически являлись свободными, жили на казенных землях, выполняя повинности в пользу государства. В 30-е гг. XIX в. их насчитывалось 7,8 млн. душ мужского пола, т. е. 34% всего податного сельского населения. Государственные крестьяне находились в ведении Министерства финансов и рассматривались как один из источников дохода государства.

Для оперативного решения всех вопросов, связанных с государственными крестьянами, V отделение было преобразовано в 1837 г. в Министерство государственных имуществ (во главе с П. Киселевым).

В результате проведенной реформы государственные крестьяне равномерно наделялись землей. Их переселяли на новые территории. Было пересмотрено обложение податями, учреждены вспомогательные ссуды для мелкого кредита крестьянам, расширена сеть запасных магазинов на случай неурожаев. Принимались меры по созданию в деревне медицинских и ветеринарных пунктов, увеличению сети низших школ, пунктов по пропаганде агрономических знаний.

Особое внимание уделялось поднятию агротехнического уровня крестьянского земледелия. Широко внедрялась посадка картофеля. Местные чиновники принудительно выделяли из крестьянского надела лучшие земли, заставляли крестьян сообща сажать там картофель, а урожай изымали и распределяли по своему усмотрению, порой вывозили за пределы деревень. Это называлось «общественной запашкой», призванной застразовать население на случай неурожая.

Однако сопровождавшие эти меры многочисленные инструкции и указания, не учитывавшие местных условий, а также притеснения и поборы чиновников вызвали недовольство населения. В результате в Олонецкой, Вятской, Пермской, Казанской и Московской губерниях произошли массовые выступления государственных крестьян («картофельные бунты»)..

Характерной чертой внутренней политики Николая I являлась консолидация дворянства путем создания преград на пути расширения его за счет выходцев из «податных сословий». В 1832 г. для лиц из средних слоев населения (в том числе для купцов) были введены звания личного и потомственного почетного гражданина. Почетные граждане освобождались от рекрутской повинности, телесных наказаний, подушной подати. В 1845  г. издан указ, по которому потомственное дворянство приобреталось на военной службе, начиная со старших офицерских чинов, а на гражданской — с пятого класса Табели о рангах, а не с восьмого, как было ранее.

Правительство пыталось приостановить разорение дворян-помещиков, дробление их имений. Указ 1845 г. «о майоратах» (заповедных имениях) созвучен с указом Петра I о единонаследии: имение должно было целиком передаваться по наследству старшему сыну в семье и не дробиться между другими наследниками.

Крестьянские волнения заставили правительство пойти на определенные реформы для стабилизации положения в деревне. Были созданы последовательно 8 секретных комитетов по решению проблемы крепостного права. Но ни один проект не был реализован. Николай I считал, что «крепостное право в нынешнем положении — зло, но решать эту проблему теперь более гибельно».

В годы правления Николая I были проведены ряд мер по ограничению власти помещиков над крепостными. В 1828 г. отменено право помещиков ссылать крестьян в Сибирь по своему усмотрению. Закон от 1833 г. запрещал продавать крестьян с публичного торга с разделением их семей, дарить их или платить ими частные долги. В 1841 г. запрещалось дворянам, не имевшим владений, покупать крестьян без земли. В следующем году издан указ об «обязанных крестьянах», имевший аналогию с указом Александра I о «вольных хлебопашцах», с той лишь разницей, что по указу 1842 г. крестьяне освобождались без земли, т. е. получали только личную свободу. В 1845 г. помещикам было разрешено по обоюдному договору отпускать дворовых без земли.

Указом 1847 г. крестьянам предоставлено право выкупаться на волю с землей при продаже имения помещика за долги. По закону 1848 г. крестьяне получали право с согласия помещиков приобретать недвижимую собственность. Однако предпринимаемые меры так и не смогли покончить с системой крепостнических отношений. Положение как государственных, так и помещичьих крестьян продолжало оставаться очень тяжелым.

Заметное место в николаевскую эпоху занимала финансовая реформа Е. Канкрина (1839—1843). Министр финансов стремился ограничить государственные расходы, осторожно пользоваться кредитом и придерживался системы протекционизма, облагая высокими пошлинами ввозимые в Россию товары.

В основу денежного обращения был положен серебряный рубль и установлен обязательный его курс к бумажным ассигнациям (1 : 6). Ассигнации стали изыматься из обращения и обмениваться по курсу на кредитные билеты. Это отчасти нормализовало хозяйственную жизнь страны, укрепило ее финансовое положение.

Вместе с тем активная внешняя политика николаевского правительства, его масштабные военные операции внутри страны (в том числе подавление польского восстания 1830-1831 г.) требовали значительных расходов. Е.Канкрин не стеснялся указывать царю на их непосильную тяжесть. Особое беспокойство министра вызывала нескончаемые боевые действия на Кавказе. Его предложение о скорейшем завершении этой войны (либо прекращением боевых операций, либо форсированным разгромом горцев) Николай не поддержал, и Канкрин счел за лучшее уйти в отставку.

К числу важнейших экономических преобразований, осуществленных правительством Николая I, следует также отнести: организацию первых крупных промышленных выставок, начало железнодорожного строительства; а также создание в 1828 г. Мануфактурного совета, который осуществлял контроль за развитием промышленности, осуществлял надзор в сфере технических нововведений, а также взаимоотношений между фабрикантами и рабочими.

Складывавшиеся в это время более благоприятные условия для предпринимательства являлись закономерным явлением процесса модернизации страны, проявившиеся еще в царствование Александра I. В 1836 г. было принято «Положение о компаниях на акциях», определившее на перспективу развитие акционерного дела в России. Этим законом устанавливались права и обязанности акционерных компаний, а также возможные формы их организации.

В 1842 г. отменяется действовавшее ранее запрещение фабрикантам заниматься розничной торговлей. Годом спустя в Москве открывается магазин «Российских мануфактурных изделий», а в 1846 г. такой же магазин появляется в Петербурге. При этом к 1840 г. число мелких лавок в Москве по сравнению с 1812 г. сократилось с 8,5 до 5 тыс. Но за это же время в городе появилось 278 современных для того времени магазинов, абсолютное большинство из которых составляли промтоварные. Та же тенденция наблюдалась и в Петербурге.

Подводя итоги, можно сказать, что основными достижениями николаевского царствования стали ряд назревших изменений в законодательной, управленческой и хозяйственной областях. В целом в сфере промышленной и финансовой политики царское правительство действовало более инициативно, нежели в вопросах общественно-политической жизни страны.

Потребности хозяйственного развития страны побуждали к покровительству отечественной промышленности, торговле и, в конечном счете, способствовали развитию буржуазных отношений. Власти рассчитывали использовать в своих интересах развивающиеся в стране рыночные отношения. Оказывалась поддержка промышленным начинаниям, строительству железных дорог, созданию специальных технических учебных заведений, деятельности различных технических обществ, организации выставок и т.д. Впрочем, все эти меры поощрения экономического развития проводились прежде всего с учетом интересов государства, главным образом его оборонных и внешнеполитических нужд.
5.3. Общественное движение
В годы царствование Николая I принимаются меры по ограничению связей России с Западной Европой. Иностранцам был значительно затруднен въезд в Россию, а россиянам — выезд за границу. Однако все эти меры не могли предотвратить распространения в обществе революционно-демократических идей.

Выступление декабристов активизировало деятельность оппозиционно настроенной студенческой молодежи. Появляются многочисленные студенческие кружки. Наиболее заметной была их работа в Московском университете, ставшим в это время центром общественно-политической жизни страны. В конце 20-х гг. образуется кружок братьев Критских. Главной своей задачей его члены считали свержение самодержавия. Политическая программа предполагала установление конституционной монархии, введение упорядоченного законодательства, просвещения крестьян, сокращения срока солдатской службы и др.

В 1830—1831 гг. действовал кружок Н. Сунгурова, куда входили студенты Московского университета, офицеры и мелкие чиновники. Они выступили за введение в стране конституции, которую должны были разработать избранные народом депутаты. Было запланировано восстание – на осень 1831 г., когда в Москву должен был приехать Николай I. Однако члены кружка были арестованы. Сам Н. Сунгуров сослан в Сибирь на каторжные работы.

В начале 30-х гг. в Московском университете сложился кружок В. Белинского, который по номеру комнаты, где собирались его участники, назывался «Литературным обществом 11 нумера». Здесь студенты обсуждали перспективы развития России, европейские события, произведения А. Пушкина и А. Грибоедова, других передовых писателей и общественных деятелей. В 1834 г. началась литературная деятельность Белинского. Огромное общественное значение имели его статьи, публиковавшиеся в журнале «Отечественные записки». За антикрепостническую драму «Дмитрий Калинин» В. Белинский был исключен из университета.

Белинский считал первоочередной задачей просвещение народа. В политических взглядах он пришел к выводу о необходимости революционного уничтожения самодержавно-крепостнического порядка в России.

В 30-е гг. в Московском университете действовал кружок Н. Станкевича, в который входили К. Аксаков, В. Боткин, М. Бакунин, братья Киреевские. Для членов этого объединения были характерны антикрепостнические настроения, хотя главное внимание они уделяли философии. Свою деятельность кружок прекратил в 1840 г. со смертью Станкевича.

Антиправительственные кружки были созданы во Владимире, Нежине, Курске, на уральских заводах.

Под влиянием Белинского возник кружок петрашевцев в Петербурге. Во главе его стоял переводчик МИДа М. Буташевич-Петрашевский. Своей главной задачей он считал распространение в общественных кругах передовых политических идей с целью подготовки государственного переворота. С 1845 г. в его доме по пятницам собирались студенты, педагоги, мелкие чиновники, офицеры. Здесь бывали М. Салтыков-Щедрин, Ф. Достоевский, Н. Чернышевский, А. Плещеев, А. Майков, М. Глинка, П. Семенов-Тян-Шанский и др. Члены кружка собрали библиотеку революционных книг. Они издали «Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка». В статьях, объясняющих слова иностранного происхождения, авторы словаря пропагандировали новейшие философские системы, идеи утопического социализма, критиковали самодержавный и крепостнический строй России.

В основе программы петрашевцев лежало требование отмены крепостного права, устранения самодержавия и введения демократических свобод. Наиболее радикальная часть петрашевцев стояла за революционный путь преобразования общества. Была предпринята попытка создать тайное общество для непосредственной подготовки революции в России. В апреле 1849 г. члены кружка петрашевцев были арестованы. К следствию привлекли более 100 человек; 21 человек был приговорен к смертной казни, в том числе Ф. Достоевский (приговор заменен каторгой), остальные к различным срокам каторги и ссылки.

Во второй четверти XIX века в общественно-политической жизни страны складываются три идейно-политических направления: реакционно-охранительное, либерально-оппозиционное и революционно-демократическое.

Обоснованием правительственных взглядов (реакционно-охранительное направление) служила теория «официальной народности». Одним из ее создателей был министр народного просвещения, президент Академии наук С. Уваров (1832). Опираясь на идеи, изложенные в 1811 г. в записке «О древней и новой России» Н. Карамзиным, и царские манифесты, изданные после 14 декабря 1825 г., он сформулировал теорию «официальной народности». Ее основу составили ценности православия («истинная» религия русского народа), самодержавия (наилучшая форма государственного устройства для России) и народности (традиционность жизни русского народа, его приверженность православию и самодержавию).

Смысл этой теории состоял в противопоставлении дворянско-интеллигентской оппозиционности и крестьянской патриархальности. Освободительные идеи представлялись как чуждое народной жизни явление, распространенное только среди немногочисленной, испорченной западным влиянием части русского образованного общества. Пассивность же крестьянства, его стойкая вера в царя рассматривались как исконные и самобытные качества народного характера.

Теория «официальной народности» пропагандировалась консервативно настроенной профессурой (С. Шевырев, М. Погодин) в стенах университетов, публицистами (Ф. Булгарин, Н. Греч, О. Сенковский), литераторами (Н. Кукольник, М. Загоскин).

Либерально-оппозиционное направление оформилось в виде двух течений — славянофилов и западников. Славянофилы были представителями либерально настроенной дворянской интеллигенции. Возникло славянофильство в 1839 г.; основоположниками его принято считать А. Хомякова и И. Киреевского. В период 1839 — 1845 гг. сложился славянофильский кружок (братья Аксаковы, А. Кошелев, Ю. Самарин).

Название «славянофилы» было дано их идейными оппонентами — западниками. Сами славянофилы называли себя «русолюбами» или «русофилами», подчеркивая этим, что их интересовали судьбы России, русского народа, а не славян вообще. Под редакцией М. Погодина славянофилы издавали журнал «Москвитянин». Они доказывали, что для России характерен свой, самобытный путь развития. Славянофилы идеализировали общественный строй Древней Руси, крестьянскую общину и православную церковь. В их понимании сельская община — это союз людей, основанный на нравственном начале и являющийся исконно русским учреждением.

Православная церковь рассматривалась как решающий фактор, определивший характер русского народа. Славянофилы считали, что революционные потрясения в России невозможны, поскольку русский народ «политически индифферентен», ему присущи классовый мир и равнодушие к политике. Считалось, что царь должен править, не вмешиваясь в жизнь народа, но учитывать его мнение. Отсюда следовало их требование созыва совещательного Земского собора, который бы выражал мнение населения.

Славянофилы выступали за прогресс и гражданское равноправие, приветствовали рост фабрик и заводов, строительство железных дорог, достижения науки и техники. Они не были ретроградами, якобы зовущими Россию назад, напротив, призывали идти вперед, но не по тому пути, который избрал Петр I, а по русскому «самобытному» пути. Славянофилы выступали за отмену крепостного права, но против конституции по западному образцу..

Приверженцы славянофильства осуждали чиновно-бюрократическую систему России. Со своей стороны правительство относилось к славянофилам настороженно. За резкость высказываний некоторые из них даже направлялись в Петропавловскую крепость. Славянофильство как идейно-политическое течение русской общественной мысли утрачивает свою роль к середине 70 х гг. XIX в.

Западничество, так же как и славянофильство, возникает на рубеже 30—40-х гг. XIX в. Западники — это либерально настроенные представители столичной интеллектуальной элиты, поддерживавшие идее европеизации, модернизации России. В их числе были известные профессора Московского университета — Т. Грановский, С. Соловьев, К. Кавелин, М. Катков и др.

Западники, в противоположность славянофилам, полагали, что Россия идет по тому же пути исторического развития, по которому шли западноевропейские страны. Они резко критиковали славянофилов за их теорию самобытного пути развития страны. Будучи противниками крепостного права и николаевских порядков, западники в то же время были противниками их революционной ломки. Они выступали за конституционную монархию с определенными гарантиями свободы слова, печати, гласного суда.

Западники возвеличивали Петра I. Его преобразовательную деятельность они рассматривали как первую фазу обновления России. Вторая должна была начаться, по их мнению, проведением буржуазных реформ сверху, что позволило бы предотвратить революционные потрясения в России.

Расколу либеральной общественности на славянофилов и западников предшествовали «Философические письма» П. Чаадаева, опубликованные в 1836 г. в журнале «Телескоп». Чаадаев противопоставлял православную Россию (неподвижность, застой, аскетизм) Западной Европе (прогресс, воля, социальная активность). «Письма» были проникнуты разочарованием в прошлом и неверием в будущее России.

Их автор с горечью констатировал изоляцию России от новейших европейских идейных течений, утвердившуюся в стране обстановку национального самодовольства и духовного застоя. Власти объявили П. Чаадаева сумасшедшим, а в обществе обсуждения и споры вокруг «писем» стали самым злободневным и модным явлением.

В 30—40-е гг. XIX в. происходило формирование революционно-демократического направления. Наиболее видными представителями его стали А. Герцен и Н. Огарев.

Революционеры 30—40-х гг. продолжали традиции декабристов. Они восприняли их основные программные лозунги: ликвидация крепостничества и самодержавия. В это же время происходит складывание оригинальной теории русского социализма Основоположником ее был А. Герцен. Поражение революций 1848—1849 гг. в Западной Европе породило у него неверие в революционные возможности западноевропейских стран, разочарование в европейских теориях социализма.

Сопоставляя судьбы России и Запада, используя славянофильские идеи, Герцен пришел к выводу, что социализм первоначально должен утвердиться в России. Основной ячейкой его явится крестьянская община. Крестьянское общинное землевладение и мирское самоуправление являлись для Герцена главными условиями построения в будущем социалистического общества в России.

Русский социализм исходил из идеи особого, «самобытного» пути развития России, перехода ее к социализму через крестьянскую общину, минуя стадию капиталистического развития. Таким образом во взглядах Герцена произошло своеобразное соединение славянофильства с социалистической доктриной. При этом он не ставил вопрос о непосредственном введении в России социалистического строя, рассматривая его лишь как перспективную цель в ходе борьбы за изменение существующих социально-политических порядков в стране.

Высказанные Герценом идеи станут в дальнейшем основой формирования и деятельности радикальной оппозиции в России (революционные демократы 60-х гг. и народники 70-х гг. XIX в.).


1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   37

  • 5.2. Внутренняя политика
  • 5.3. Общественное движение