Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие для студентов-филологов история западноевропейской




страница1/6
Дата15.05.2017
Размер1.43 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6
Шахназарян Н.М.
Учебное пособие для студентов-филологов

"ИСТОРИЯ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ Х1Х ВЕКА. АНГЛИЯ".


Санкт-Петербург. 2004.
УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ

(1770-1850)


Творчество У. Вордсворта, представителя старшего поколения английских романтиков, одного из т.н. поэтов-"лейкистов", составляет целую эпоху в истории английской литературы. Вместе с С.Т. Колриджем он осуществил одну из самых значительных реформ поэтического языка, заложив основы философско-эстетических принципов новой поэзии.

Вордсворт родился в Кокермауте (Западный Кемберленд), в северной части малонаселенного Озерного Края Англии, ставшего поэтическим центром благодаря творческому содружеству Вордсворта и Колриджа. Лишившись матери в 8 лет, Вордсворт отправляется учиться в школу в Хоукшед. Хозяйка коттеджа, в котором жили Вильям с тремя своими братьями, ­Энн Тисон, создала детям уют, предоставила им возможность свободно прогуливаться по окрестностям. Энергичный, своевольный и порой впадающий в уныние мальчик в свободное время занимался спортом, но более всего любил прогулки, наслаждаясь видами и звуками природы. Одинокие странники, жилища простолюдинов, пастухи остались в воображении Вордсворта, и составили образный строй его зрелой поэзии (1 и 2 книги поэмы "Прелюдия"). Молодой наставник Вордсворта Вильям Тейлор поощрял увлечение Вордсворта чтением книг и сочинением стихов.

Отец Вордсворта - юрист, состоявший на службе управляющего имением лорда Лансдейла, завещал своим пятерым детям значительную сумму, однако получить ее удалось только в 1802 году, после кончины лорда. Тем не менее Вордсворт получает возможность поступить в колледж св. Иоанна Кембриджского университета 1787 году, в котором учился без особого интереса, однако окончил его в 1791 году без отличия, но с получением степени. В течение летних каникул на третьем курсе в 1790 году во время первой годовщины падения Бастилии Вордсворт со своим ближайшим другом по колледжу уэльсцем Робертом Джонсом отправился в путешествие через Францию и Альпы, описанное в 6-й книге поэмы "Прелюдия". Перед окончанием учебы в Кембридже Вордсворт провел 4 месяца в Лондоне, готовясь с Джонсом в путешествие по Уэльсу (описание горы Сноудон в 14-й главе "Прелюдии") и затем вернулся один во Францию в целях совершенствования языка в качестве гида. В течение года во Франции (между ноябрем 1791 и декабрем 1792 годов) Вордсворт становится "демократом" и сторонником Французской революции, которая казалась ему, как и многим выдающимся умам того времени, "блистательным обновлением" мира. Вордсворт знакомится с добросердечной дочерью хирурга из Блуа Аннет Валло. Несмотря на различия в политических и религиозных воззрениях (семья Аннет симпатизировала роялистам и исповедывала католическую веру), Вордсворт собирался жениться на Аннет. Неожиданно, вскоре после рождения дочери Каролины, Вордсворт возвращается в Англию в связи с финансовыми издержками. Однако обострение отношений между Англией и Францией сделало невозможным его возвращение к Аннет. Существует предположение о секретной службе английского агента на континенте, которую исполнял Вордсворт, знакомясь с французскими революционерами, английскими реформаторами (см. кн. К.Р. Джонсона "Таинственный Вордсворт" - Лондон: Нортон, 1998). Описанное в 10-11 книгах "Прелюдии" разочарование в событиях французской революции, внесших разлад в его чувства к Франции и Англии, ощущение вины привели его к духовному кризису, сомнению в своей способности разрешить тяжелые нравственные вопросы. Его переживания на грани депрессии, решительный разрыв с прошлым, восстановление "спасительного согласия со своим истинным "я" - находят отражение во многих выдающихся стихотворных произведениях. В этот критический момент жизни Вордсворт получает завещанную ему молодым другом Рэйсли Кэлвери сумму денег, позволившую жить поэзией. Вордсворт поселяется в свободном от ренты коттедже в Рэйсдауне (Дорсетшир) со своей любимой сестрой Дороти, на долгие годы ставшей его единомышленницей, вдохновительницей и секретарем. В это время Вордсворт впервые повстречал Колриджа. Двумя годами позже он направляется в Альфоксден Хаус (Сомерсетшир), чтобы быть рядом с Колриджем, который жил в 4 милях отсюда в Незер Стоуэе. Здесь его становление как поэта завершается и он вступает в пору расцвета своего поэтического творчества в возрасте 27 лет.

Уже во время учебы в Кембридже Колридж отметил черты гения в "обычных стихах" Вордсворта о путешествии через Альпы ("Описательные очерки", 1793). Теперь же он признает Вордсворта "лучшим поэтом своего времени". Вордсворт и Колридж встречаются ежедневно, беседуют часами о поэзии, сочиняют. Созвучие их мыслей настолько сильно, что можно обнаружить схожие фразы в их стихотворениях. Они свободно обменивались мыслями и готовыми фрагментами стихов. Колридж даже взялся завершить несколько стихотворений Вордсворта, оставшихся незавершенными ("Нас семеро").

Результатом их сотрудничества стал маленький томик стихотворений - "Лирические баллады и несколько других стихотворений", опубликованный анонимно в 1798 году. Он открывался поэмой Колриджа "Сказание о Старом Мореходе". В него вошли также еще три стихотворения Колриджа, несколько стихотворений Вордсворта - анекдоты и психологические этюды о духовной жизни простого люда, несколько лирических стихотворений, в которых Вордсворт прославил явления живой природы. Завершался сборник программным для всей поэзии Вордсворта стихотворением - "Тинтернское аббатство". Традиции медитативной поэзии получают в нем новое качество, выражаемое в органичном соединении исповедального голоса лирического героя и повествовательного искусства рассказчика, характерных черт пейзажной и философской поэзии.

Никакой иной сборник стихотворений в Англии не провозглашал более откровенно новое литературное направление. У. Хэзлитт отмечал, что, когда Колридж читал некоторые из этих по-новому написанных стихотворений вслух, "чувство нового стиля и нового духа поэзии проникало в него", производя эффект, соразмерный с ощущением от "свежей почвы или первого приветливого дыхания весны". Профессиональные обозреватели проявляли меньше восторга. Тем не менее тираж сборника был распродан в течение двух лет, и в 1800 году Вордсворт публикует новое издание исключительно под своим именем, дополнив его вторым томом стихотворений, большинство из которых было написано в уединении в течение долгой, холодной зимы, проведенной вместе с Дороти в Госларе (Германия, 1789-1799), а также Предисловием о принципах разумного обоснования новой поэзии, сформированных в тесном сотрудничестве с Колриджем. Примечательна среди других работ, созданных в этот плодотворный период, трагическая поэма "Разрушенный дом" ("The Ruined Cottage").

По возвращении в Озерный край (1799), Вордсворт и дороти поселяются в Грэсмере (Grasmere) в маленьком доме, позже назаванном "Голубятня" (Dove Cottage). Колридж последовал за ними и снял небольшой дом (Greta Hall) в Кесвике, в 13 милях поодаль.

В 1802 году Вордсворт окончательно вошел в права на отцовское наследство и, после гражданского брака с Аннет Валло женился на Мэри Хатчинсон, уроженке Озерного края, с которой был знаком с детства. С этого времени его жизненный путь, относительно ровный, прерывал ряд несчастий: гибель любимого брата Джона в 1805 году - капитана, чей корабль утонул во время шторма, утратой двух из пяти его детей в 1812 году, растущее отдаление от Колриджа, достигшее кульминации во время скандала в 1810, после которого они не встречались почти 20 лет, физическое и умственное расстройство его дорогой сестры Дороти. Однако в зрелые годы ему сопутствует все возрастающая известность и признание, растущие параллельно с его политическим и религиозным консерватизмом.

В 1813 году Вордсворта назначают на должность сборщика налогов, что являлось знаком, подтверждающим его признание как национального поэта.

Постепенно его резиденции, часто сменяемые на более просторное жилище, становились местом стоянки для туристов. Обладатель многих почетных грамот, в 1843 году Вордсворт наследует после Р. Саути звание поэта-лауреата.

Самое выдающееся произведение всей жизни Вордсворта, имеющее эпохальное значение для английской литературы - ­автобиографическая поэма "Прелюдия" в двух частях, начатая в 1799 и завершенная в 1805, а затем дорабатываемая в последние годы жизни поэта, была опубликована посмертно душеприказчиками поэта.

Большинство величайших произведений Вордсворта написано до 1807 года, когда вышли в свет его "Стихотворения в 2-х томах". Далее появились поэма "Прогулка" ("Excursion", 1814) и первое полное собрание его стихотворений (1815). Хотя Вордсворт продолжал писать много, но очевидны повтор и закат его поэтической силы. Среди спорных причин такого исхода одна из важнейших коренится в самой природе его наиболее характерных произведений. Вордсворт не имеет себе равных среди современников в сфере воспоминания о прошлом, или, по его собственным словам, - "настроений, воссозданных в спокойствии" ("emotion recollected in tranquility"). Внезапное воспоминание о чувствах, испытанных им в молодости, в связи с определенными явлениями или событиями, приводило к возникновению т.н. произведений "двух сознаний" ("two consciousness" ­определение Вордсворта), охватывающих прошлое и настоящее. Но память о первом эмоциональном опыте не является неистощимым источником поэзии. В "Прелюдии" (12 книга) описывается возврат к "фрагментам времени" ("spots of time") из детских воспоминаний.

Прошлое, собираемое Вордсвортом, являлось моментом интенсивного эксперимента, в процессе которого хаос эмоций, возбуждаемый воспоминанием о прошлом, в напряженном усилии творческого воображения поэта обретал разумное равновесие в спокойном настоящем. Данную характерную черту поэзии Вордсворта некоторые исследователи называют неоклассицистической. В результате поэзия экстаза обращается в поэзию покоя. Гений, по Вордсворту, "рожден преуспевать благодаря "чередованию состояния / Покоя и возбуждения" ("Прелюдия", книга 13, строки 1-10).

С течением времени поразительное равновесие его

творчества стало привычным, и Вордсворт окончательно достиг того, о чем велась речь в его "Оде Долгу",1804 ("покоя, который всегда один и тот же"). Однако и под спокойной поверхностью его самых лучших стихотворений присутствует взволнованность и эмоциональная сила. Порой в поздний период жизни Вордсворта смелый эксперимент оживлял интенсивность чувств и раннюю поэтическую силу, пробужденные памятью. Сонет "Удивленный радостью" ("suprised by Joy") написан в сорок лет в пору начала преодоления боли потери его младшей дочери Кэтрин несколькими годами ранее. Когда Вордсворту было 65 лет, внезапное сообщение о кончине Джеймса Хогга вызвало воспоминание о других великих поэтах (В. Скотт, Колридж), любимых и пережитых Вордсвортом. "Ода: Знамения Вечности" (1835) напоминает безыскусные строки "Лирических баллад" и волнующий элегический голос, обращенный к Люси 35 лет назад.

Если первое издание "Лирических баллад" Вордсворт предваряет вступлением об "эксперименте" в целях выявления степени применения разговорного языка среднего и низшего классов английского общества в поэзии, доставляющей эстетическое удовольствие, то во второе (1800) и третье издание он включает Предисловие как манифест, обосновывающий принципы новой поэзии, не согласной с принципами жанровой иерархии, "декорума" и дидактики, характерными для поэзии 18 века. Предлагая новые темы, новых героев, новый способ лирического переживания как "спонтанного потока мощных чувств", новую концепцию природы как источника творческого воображения поэта, Вордсворт "переводит" свои демократические и пантеистические воззрения на язык литературно-критических понятий (Нортон). Основные положения поэтической программы, сформулированные Вордсвортом в Предисловии к сборнику "Лирические баллады" (1800), оставались неизменными.

Стремясь дать "логическое обоснование теории, лежащей в основе "новой поэзии", Вордсворт называет главные задачи своего творчества: 1. выбор случаев и ситуаций из повседневной жизни в качестве предмета описания; 2. использование просторечного языка соответственно предмету описания или пересказа; 3. активизация воображения для раскрытия необычного облика привычных вещей; 4. выявление основополагающих законов природы, правдиво и безыскусно придавая им интерес.

Все составляющие данной задачи проистекают из представления Вордсворта о главном свойстве поэзии - способности волновать, возбуждать, неожиданно связывая воедино разные понятия. Именно по этой причине Вордсворт выбирает сцены из "простой сельской жизни", считая близость к природе источником естественных и наиболее сильных чувств. Постоянное общение с "прекрасными и вечными формами" природы, "от которой произошла лучшая часть языка", оберегает простой люд от тщеславия и перемены вкусов, даруя надежный жизненный опыт и постоянство чувств.

Одна из высших оценок компонентов искусства в романтизме - признание его философичности, единства идеи и образа, формы выражения и сущности.

По мнению Вордсворта, подобной философичностью обладает язык селян, непосредственно и безыскусно выражающий естественные чувства, искренние мысли. Высокую поэзию, по мнению Вордсворта, отличает единство мысли и чувства. "Достойная цель" стихотворения задает характер размышлений поэта, в свою очередь влияющих на его чувства и направляющих описание предметов, возбуждающих их. Вордсворт создает своеобразную модель круговорота чувств двоякого происхождения - исходящих извне в процессе восприятия окружающего мира и осмысленных во взаимосвязи с другими чувства изнутри: "...постоянный поток наших чувств модифицируется и направляется нашими мыслями, которые, по сути дела, обозначают испытанные нами ранее чувства". Вордсворт имеет в виду органическую природу поэтического сознания, а не рациональную заданность, контролируемую автором.

Творческий опыт осмысления чувств рождает ассоциации, закрепляемые авторской интуицией - источника равновесия при отборе эмоций определенного рода в их определенном соотношении друг с другом.

Таким образом, поэт как богоравный творец и сотворец бытия отражает природу, не копируя ее, но преображая в более емкое и экспрессивное по форме, ясное по смыслу идеальное целое, способное просвещать и возвышать одновременно соответственно аристотелевскому определению цели искусства. Силой преображения действительности согласно идеалу является Воображение. В "новой поэзии" главную роль играет чувство, а не обстоятельства и действия. Вордсворт отмечает: "... одна из лучших целей, которую писатель может поставить перед собой в любую эпоху" состоит в пробуждении прекрасных чувств и благородных мыслей.

Особую актуальность данной цели Вордсворт видит в современной эпохе, когда "множество неизвестных доселе сил" способно довести человеческий ум "до состояния почти дикарского отупления". К их числу относятся "важные государственные события", происходящие ежедневно, рост населения в городах, единообразие занятий, порождающие страсть к необычным происшествиям, удовлетворяемую ежечасно прессой. Массовая литература, представленная романами ужасов, "болезненными" немецкими трагедиями, "нелепыми" рифмованными историями, потакала "жажде сильных ощущений" толпы. "При виде огромных размеров повсеместного зла" Вордсворт особенно остро осознает необходимость борьбы, противостояния. "Лирические баллады" - попытка утверждения веры в гуманистические ценности и защиты "извечных и неистребимых качеств человеческого ума". Морально-этическое назначение искусства для Вордсворта столь же важно, как и его эстетическая ценность, тесно связанные друг с другом. В то же время, сравнивая степень влияния недостатков современной поэзии, Вордсворт замечает, что "убожество мысли" более вредит репутации писателя, тогда как "претенциозность и сомнительное новаторство" вредно по степени влияния на современников. Предлагая реформировать содержание поэзии, Вордсворт соответственно настаивает на реформе стилевых приемов поэтического языка.

Новые представления о возвышенном в поэзии сопрягались с новым языком его выражения. В связи с этим Вордсворт предлагает отказаться от использования персонификации абстрактных идей как "шаблонного стилистического приема" для придания возвышенного стиля языку поэзии в отличие от языка прозы. Для естественного и простого "обычного разговорного языка людей" данный прием не характерен. Применение его уместно только в случае согласования с характером лирического переживания. Для осуществления главной цели собственно поэзии - предоставления читателю удовольствия от ощущения подлинной жизни посредством естественного языка, Вордсворт устанавливает для себя следующие правила: иметь ясное представление о теме стихотворения; вести описание соответственно правде жизни; выражать идеи соразмерным их важности и природе языком. Свойством всякой хорошей поэзии является здравый смысл, ведущий автора к самоограничению, а именно отказу от фраз и стилистических приемов, накопленных в истории поэзии, и воздержанию от выражений прекрасных самих по себе, но избитых по причине частого и неуместного употребления плохими поэтами. Спорное положение Вордсворта (Колридж не согласился с ним в "Литературной биографии", 1817) о том, что язык хорошего стихотворения по большей части ничем, кроме размера, не должен отличаться от языка хорошей прозы, подтверждается им примерами из Д. Мильтона и Т. Грея.

Вордсворт ставит правила выбора рифмы и размера в зависимость от степени интенсивности лирического переживания поэта, а также темы стихотворения, которая "естественным образом и в надлежащем месте вызовет... чувства, слог которого обязательно окажется приподнятым и красочным, насыщенным метафорами и образами" в случае сильного чувства поэта, или сдержанным и умеренным в случае умеренной природы его чувств.

Среди необходимых качеств, присущих поэту, Вордсворт отмечает чувствительность и отзывчивость, быстроту и силу выражения мысли и чувства. В отличие от Байрона (письмо Д. Меррею), Вордсворт отдает первенство эстетической ценности природе по отношению к искусству, считая искусство лишь отражением первоисточника, оригинала.

"Даже величайшие поэты", - замечает он, - передают лишь "бледную тень" страстей, переживаемых на деле людьми, на языке "по живости и естественности" уступающем языку жизни. "Невыдуманное действие и страдание - естественно и органично, тогда как описание и подражание им имеет отчасти механический характер. Поэт подчиняется принципу отбора, согласно которому все неприятное и отталкивающее в переживании следует устранять, а не приукрашивать или возвышать. Данный отбор направлен на достижение определенной цели - ­доставлять эстетическую радость, привлекая читателя к общечеловеческим интересам. Но, как бы прекрасны не были слова поэта, "подсказанные его фантазией или воображением", они не могут "сравниться со словами, порожденными действительностью и истиной". Вордсворт дает определение природе поэта и поэзии в русле античной и ренессансной традиции: "Поэт - переводчик с языка красот жизни... на язык красот иного рода в попытке превзойти оригинал".

"Поэзия - самый философский вид литературного творчества (Аристотель)... ее предмет - истина, ...всеобщая и действенная, ...проникающая в сердце вместе с чувством. "Поэзия представляет собой образ человека и природы", - отмечает Вордсворт.

Аргументируя, как и Сидни в "Защите поэзии", превосходство поэзии по отношению ко всем другим наукам и сферам человеческой мысли и деятельности, Вордсворт подчеркивает два аспекта: ее наибольшую близость природе, "самые прекрасные и интересные свойства" которой отражает, как в зеркале, человеческий ум ("Поэзия является духом и квинтэссенцией познания"), а также безграничность ее распространения, общечеловеческую, объединяющую силу, присущую ей ("Она оплот человеческой природы; защитник и хранитель, приносящий с собой взаимопонимание и любовь"). Именно "поэт связывает с помощью чувства и знания огромную человеческую империю, охватывающую всю землю и все времена".

Все открываемое сознанию человечества, в том числе научные открытия, одухотворяются поэзией - началом и венцом всякого познания. Целью своей поэзии Вордсворт называет стремление выразить "великие и всеобщие чувства людей, их наиболее распространенные и интересные занятия и весь мир природы... в бесконечных сочетаниях форм и образов".

Основная задача - простота и безыскусность стиха. Разумное использование размера при ограничении стилистических приемов в соответствии с принципом соответствия языка стихотворения языку его героев, а не автора, совершающего субъективный произвол искусственными украшениями речи.

В качестве примера безыскусных, но высоко поэтичных произведений, Вордсворт приводит старинные баллады. Особое внимание Вордсворт уделяет размеру, увеличивающему удовольствие от восприятия стиха. Первая причина такого эффекта - психологическая. Обнаружение сходного в несходном - один из "основных двигателей нашей умственной деятельности". Другая причина - эстетическая, связанная с поэтической традицией возвышения чувств под действием определенных правил выражения.

Объясняя процесс творчества, Вордсворт по сути раскрывает двоякую роль воображения - порождающую стихийный поток сильных чувств и оформляющую в процессе анализа чувств, выражаемого в смене состояний волнения и покоя, боли и радости, сопутствующей описанию сильных страстей. Размер и рифма при этом закрепляет ощущение удовольствия в сознании, сохраняя воспоминание о нем.

Вордсворт подчеркивает, что объектом критики может стать не качество размера, языка или порядка слов (пример неудачной строфы из С. Джонсона), а несоответствие образа осмысленным чувствам, т.е. неудачное содержание стиха. Причины собственных недостатков Вордсворт видит в частном, а не общем характере ассоциаций, обедняющих тему, в произвольном соединении чувств и идей с определенными словами и фразами, придающими сентиментальным и трогательным чувствам смехотворный характер из-за несоответствия формы содержанию.

Творческий диапазон Вордсворта как лирического поэта многомерен. Как поэт новой, романтической школы, он новаторски преобразил жанровые формы лирической поэзии, восходящие как к античной (ода, элегия, пастораль, элегия), ренессансной (сонет), так и фольклорной традициям (баллада, песня), обогатил возможности поэтического языка за счет привнесения в стихотворный текст "странного просторечия", при этом мастерски используя традиционные для английской поэзии метрические и строфические формы (рифмованные разностопные ямбические строки и белый стих, "королевскую" строфу и сонетные терцеты), демократизировал тематику высокой поэзии, высвечивая сложные явления духовной жизни человека в судьбах простолюдинов, переживающих трагедию социального и морального бесправия, придал медитативно-описательной пейзажной лирике качества философского лирико-драматического рассказа-исповеди.

В творчестве Вордсворта можно выделить основные этапы и тематические тенденции стихотворных произведений, неизменные в течение всей жизни поэта.

К первому этапу творчества (до выхода в свет сборника "Лирические баллады", 1798) относятся первые сборники стихотворений Вордсворта "Вечерняя прогулка" и "Описательные эскизы", или "Живописные наброски" (1793), в которых присутствует влияние сентименталистов (Т. Грей, О. Голдсмит), предромантиков (Д. Макферсон, Т. Чаттертон), а также Р. Бернса, научившего молодого поэта, по его собственному признанию, "создавать золотой трон поэзии / На почве простой повседневной жизни" (стихотворение-посвящение "У могилы Р. Бернса"). Наиболее показательным и прославленным произведением раннего периода является поэма "Вина и скорбь, или происшествие в долине Солсбери" (1792-1793). Неторопливое повествование в поэме пронизывает динамика драматических событий из жизни главных героев. Судьба двух несчастных семей, оказавшихся жертвами социальной несправедливости и рокового стечения обстоятельств, лишивших их возможности отстоять свое человеческое достоинство, трагически пересекается в результате отчаянного преступления, совершенного главным героем. Уродливая действительность, насильственно превратившая безропотного крестьянина в изгоя и убийцу, отчуждает человека от самого себя, от ближних, восстанавливая людей друг против друга и умножая их страдания. Матрос, будучи жертвой жестоких законов общества, сам становится орудием преступления. В финале поэмы героя настигает возмездие, но истинный виновник - общество, узаконивающее бесправие скорбящего народа, остается без наказания. Высокий гражданский и гуманистический пафос поэмы, пронзительная искренность лирических монологов глубоко и сильно чувствующих героев, безыскусный и выразительный язык, органичная форма лирико-драматического повествования вызвали интерес современников поэта.

Следующий период творчества (1796-1802), наиболее плодотворный и значительный, связан с подготовкой стихотворений для сборника "Лирические баллады", явившегося результатом прославленного содружества двух зачинателей английской романтической поэзии - Вордсворта и Колриджа. Как объяснил Колридж в "Литературной биографии" (1817), в задачу Вордсворта входило придание обыденным вещам оттенка новизны и сверхъестественности, тогда как Колридж взялся диковинное и необычное представить как правдоподобное и реальное.

Среди "экспериментальных" стихотворений, т.е. согласующих использование просторечного языка с задачей доставить поэтическое удовольствие, можно выделить баллады "Нас семеро", "Терн" (1798).

Вера в бессмертие человеческой души, искренне и наивно защищаемая маленькой героиней стихотворения "Нас семеро", была близка детскому мировосприятию самого поэта, что позже подчеркнет Вордсворт в "Оде: Знамения бессмертия" (1802-1804). Прототипом героини послужила маленькая девочка, встретившаяся Вордсворту в местечке Гудрич Касл в долине Уай близ Тинтернского аббатства в 1793 году. Светлая душа ребенка не сознает пределы земной жизни, верно хранит любовь к сестре Джейн и брату Джону, похороненным у церкви. Девочка беседует с ними, поет песни, угощает едой. Однако неведение ребенка оказывается высшей мудростью, осознанием вечной жизни неразлучных в пространстве вечной жизни любящих сердец.

Одним из ярких образцов романтической вариации балладного жанра, восходящего к народной шотландской балладе, является стихотворение "Терн". Лиро-эпический характер жанра народной баллады приобретает здесь черты драматической поэмы, а образы-символы, создающие атмосферу роковой тайны, окружающей фигуры героев, приобретают черты детально выписанных картин из повседневной действительности. Главная героиня баллады Марта Рэй находится во власти столь безутешного и мучительного горя, что рассказ об истории ее жизни из ее собственных уст, как в других балладах Вордсворта, невозможен. Лишь одно и то же горестное восклицание героини пронизывает всю балладу, заставляя автора сострадать и вопрошать о причине, заставляющей Марту в любую непогоду стремиться к загадочному холму возле старого терна.

Стремительный переход автора от описания места драматических событий к разговору рассказчика и автора (1 и 6 строфы) или автора и рассказчика (8 и 19 строфы) отличает искусный повествовательный рисунок баллады, в которой историю жизни Марты открывает свидетель истории ее жизни, выступающий в роли рассказчика (9-18 и 20-22 строфы). Мощный поток чувств и размышлений рождается непосредственно, спонтанно, направляемый благородным стремлением узнать правду, возвышающую, а не унижающую страдания героини, находя органичное выражение в языке и форме баллады. История Марты, обманутой своим возлюбленным Стивом Хиллом 20 лет назад и сошедшей с ума от горя, напоминает трагедию Маргариты из "Фауста" Гете. Однако Вордсворт предлагает более возвышенный и глубокий анализ душевной драмы героини. Автор и рассказчик отвергают обывательские домыслы об убийстве Мартой своего дитя. Более того, рассказчик отмечает, что рождение ребенка вернуло Марте ясный ум и спасительное чувство любви, и его утрату переживает не ослепленная безумием, а прозревшая в страданиях женщина. Описание мрачного, старого терна и прекрасного, цветущего холма, заставляющего терн согнуться до самой земли, построено по принципу контраста и символизирует вечную силу любви непорочной души, возвышающейся над изменой, празднословием и смертным пределом. Облик невинного ребенка отражается в небесах, в многоцветном убранстве холма из цветов и зелени, обрызганном жемчугом лунного сияния. Цвет плаща Марты, приходящей сюда, - ­красный, символизирующий неиссякаемую силу любви.

В сборник "Лирические баллады" входят также стихотворения, продолжающие традицию поэмы "Вина и скорбь" о духовной и социальной катастрофе крестьян, ставших жертвами промышленного переворота в Англии. Вордсворт не принимал тезис У. Годвина об отмене частной собственности в статье "Политические права", считая домашний очаг крестьянина, его надел земли, частное хозяйство основой надежного и достойного положения жителей села, их душевного покоя и материального благополучия. В стихотворении "Последний из стада" (1798) Вордсворт искренне и трогательно передает исповедь бедного крестьянина, кормильца шестерых детей, лишившегося из-за голода и нищеты единственного источника существования - стада из 50 овец. В то же время о каждой из них он говорит с нежностью и сочувствием, как о потерянном члене семьи.

Целый ряд стихотворений сборника посвящен теме природы. В стихотворении "Опрокинутые парты" мудрость книг сравнивается с бесконечной мудростью природы. "Пусть Природа будет твоим учителем", "Она обладает готовым богатством, / Благословляющим наши умы и сердца" - призывает поэт (16-18 строки). Увлекая учеников в мир природы из школьных классов, Вордсворт рисует выразительные в своей безыскусной красоте картины: "Солнце, над горной главой, / Излучает свежий свет, спешащий / На бескрайних зеленых полях / Оставить золото первого волшебного вечера". Обратиться к природе - первоисточнику всякой науки и искусства, означает "Обрести силу и согласие со своим сердцем" (31 строка). Ритмический рисунок стиха энергичен и легок благодаря чередованию разностопных ямбических строк в рамках четырехстрочных строф с перекрестной рифмой.

Безусловным шедевром сборника является программное стихотворение Вордсворта, выражающее основные мировоззренческие и поэтические принципы его творчества на протяжении всей жизни, - "Строки, написанные на расстоянии нескольких миль от Тинтернского аббатства при повторном путешествии на берега реки Уай" (1798). Столь длинное и обстоятельное название стихотворения значимо в русле главной задачи поэтического сборника, которую решал Вордсворт - в обыкновенном разглядеть возвышенное и сверхъестественное. Роль обычного повседневного явления играет какой-либо внешний объект, привычный для глаза - скала ("Скала Джоанны"), кукушка ("Кукушка"), нарциссы, маргаритки и т.д. Необычными их делает откровение души героя, воображение, рождающее чувство прекрасного, освещающее новым смыслом части единого целого - Природы. Взаимопроникновение духовной жизни человека и природы ведет к познанию божественной истины - гармонии всего сущего, "любви святейшей", "чистейшей человечности". На композиционный рисунок стихотворения оказал влияние принцип построения стихотворений-бесед Колриджа ("Эолова Арфа", "Строки при расставании с местом уединения"). Реальное время встречи с местом, связанным с дорогими сердцу воспоминаниями, сменяется воображаемым временем, переносящим мысль и чувства поэта в далекое прошлое. Затем под влиянием нахлынувших воспоминаний наступает кульминационный процесс преображения действительности красками воображения: реальное и воображаемое время сливаются воедино, превращая обыденную пейзажную картину в священный образ духовной веры поэта. Сожаление об утраченной способности по-детски непосредственно воспринимать красоту окружающего мира примиряется с осознанием более глубокого осмысленного переживания всеприсутствующего "движения и духа", направляющего и пронизывающего все предметы. Вордсворт называет природу нравственной, поскольку находит в ее "языке врожденных чувств / Чистейших мыслей якорь" (пер. Рогова, 119, 120 строки). "Веселая вера в то, что все кругом / Полно благословений" помогает преодолевать гнет социальных пороков времени, скуку повседневной суеты при помощи настроя души на возвышенный лад, что ведет мысли и чувства к гармоничному, исполненному покоя и равновесия творчеству. Осуществление данной идеальной жизненной и творческой программы возможно только в тесном сотрудничестве единомышленников и единоверцев, но никак не в одиночестве. Несмотря на пресловутый индивидуализм романтиков, подчеркиваемый в качестве непременной, характерной черты романтического мироощущения, подлинный идеал романтиков состоит в достижении высшей, божественной общности индивидуальных сознаний отдельных личностей. Вордсворт обращается в финале своего стихотворения к сестре Дороти, на протяжении долгих лет остававшейся духовно близким другом поэта. В "Прелюдии" Вордсворт обращается к Колриджу - собрату по перу и мировоззрению.

Как видно, тематика и форма стихотворений сборника "Лирические баллады" довольно широки. Здесь можно найти стихи на философско-религиозные и социально-нравственные темы, в форме монолога и диалога, исповеди и описания, в целом варьирующих и синтезирующих лирические, эпические и драматические жанровые формы как на фольклорной, так и на традиционно литературной основе.

Особого внимания заслуживает цикл балладных песен, посвященных Люси (1799, Германия). Прототипом героини стала Пегги Хатчинсон, скончавшаяся в 1796 году в совсем юном возрасте. Люси олицетворяет идеал душевной чистоты и безыскусной красоты, верной любви и природного очарования. Герой переживает боль земной разлуки с Люси, но в то же время наполнен возвышенным чувством любви и благоговения перед чудесным светом, который она продолжает излучать. В стихотворении "Моя любовь любила птиц, зверей,..." (1802) Вордсворт, вспоминая Люси, рассказывает о скромном подарке своей возлюбленной - светлячке под окном ее дома.

Среди стихотворений 1800 года можно выделить балладу "Агасфер", в которой вечные скитания библейского героя, наказанного за отказ Христу в просьбе об отдыхе на пути к месту распятия, разворачиваются в метафору беспредельного одиночества человека, отлученного от всего живого в природе. Герой сравнивает свой непрестанный путь с движением небесных и земных существ, находящих пристанище и утешение, которых он лишен навеки.

Стихотворение-беседа "Скала Джоанны" (1800) написано белым стихом и посвящено младшей сестре жены Вордсворта Мэри Хатчинсон. В нем утверждается излюбленная поэтом мысль о тождестве места переживания чувства с памятью о нем. Гора становится символом созвучия природы и души героини. Та же тема звучит в стихотворениях "Кукушка" (1802) о "птице-тайне" в "волшебном доме природы", "Нарциссах" (1804) о свете дружелюбия и радости, излучаемом природой.

К числу выдающихся произведений философской поэзии Вордсворта относится "Ода: Знамения Бессмертия" (1802-1804). В письме к Изабелле Фенвик Вордсворт отмечает причины написания оды, с промежутком в два года (в начале - первые 4 строфы, а затем последующие). Структура оды основывается на опыте собственных переживаний и размышлений поэта. Идеи Платона и неоплатоников о Душе, существующей до и после земного бытия - та "точка опоры", которая способна перевернуть "мир собственного сознания", а не "земной шар", если пользоваться формулой Архимеда. В течение земной жизни человек распознает свою душу, опираясь на юношескую чистоту мировосприятия и философские знания о бытии. "Ничего сложнее не было для меня в детстве, чем осознать чью-либо кончину относительно моего собственного существования", - замечает Вордсворт в письме, напоминая стихотворение "Нас семеро". Причина заключалась в том, что "...я был часто не способен подумать о внешних вещах, как о существующих только во внешнем мире, я объединял себя со всем, что я видел, как с чем-то, не вне меня, но внутри моей нематериальной природы". Стихотворение имеет сложную форму неправильной английской оды с разносложными ямбическими строками - от двенадцатистопных до четырехстопных, и разнообразной рифмовкой. Ее отличает величавая тональность, драматизм, строгая красота выразительных метафор и сравнений, безыскусные образы, исполненные глубокого философского смысла. В первых строфах оды отражена грусть об утраченной радости гармонического созвучия души и природы. Все вокруг прекрасно - и дождь, и розы, и Луна, и звезды, отраженные в реке, но усталая душа не внемлет красотам природы. Вестник вдохновения - Ветер, пробуждает эхо воспоминания о видениях детства. "Душа всходит в нас звездою нашей жизни", ведет нас к Богу, "который есть наш дом". На этом пути "Природа ­- священник" (строка 72). Земное жилище души "тяжко, как мороз", но "простая детская вера" преодолевает смерть, крепнет в страданиях, наполняет сердце живым трепетом, созидает разум. Эпиграфом к оде Вордсворт взял строки из собственного стихотворения "Мое сердце затрепетало" (1802): "Ребенок - отец Человека". Колридж создает рубежное в своем творчестве стихотворение – оду "Уныние" (1802) под влиянием данной оды Вордсворта.

Трагической судьбе поэта посвящено элегическое стихотворении "Отвага и Независимость" (1802), состоящее из двадцати семистрочных рифмованных строф. Радость творчества в начале пути сменяется "безумием" в его финале. Вордсворт вспоминает имена великих поэтов, непризнанных гениев - Т. Чаттертона, Р. Бернса, ушедших из жизни до срока. Спустя годы Вордсворт напишет реквием по безвременно ушедшим поэтам - ­современникам и друзьям. "Спонтанный плач на смерть Джеймса Хогга" (1835) - воспоминание о В. Скотте, Колридже, Ч. Лэме, Д. Краббе - о близких друзьях, которых надолго пережил Вордсворт.

Социально-нравственную тему в творчестве Вордсворта продолжает "пасторальная поэма" "Майкл" (1800). Ее отличает лирико-драматический характер. В центре сюжета - конфликт и примирение отца – Майкла, и его сына Люка. В письме к Т. Пулу от 9 апреля 1801 года Вордсворт пишет о желании нарисовать человека во власти двух страстей: любви к собственности и семье. В основу сюжета поэмы положена действительная история семьи из Грасмера, где жил в это время поэт.

Примером психологической лирики Вордсворта могут служить стихотворения о жене и друге поэта. Образ верной хранительницы домашнего очага в стихотворении "Созданьем зыбкой красоты..." (1804) отличает равновесие противоречивых свойств характера: бурной смены настроений, оставшейся в прошлом, и терпеливого спокойствия ума и опыта, наступившего в настоящем, что объясняет то зримый, то сокрытый облик духовной красоты героини. Этой же теме посвящено стихотворение "Кто вышел сердцем без пятна..." (1824).

Любовь и дружба для Вордсворта - источник силы жизни, и потому разлад в отношениях с Колриджем вызывает чувство утраты, обнищания души ("Сожаление", 1806).

Заслуживает внимание стихотворение на тему художественной и нравственной ценности произведения искусства "Элегические строфы, внушенные картиной сэра Джорджа Бомонта, изображающей Пилский замок во время шторма" (1805). Вордсворт проявляет способность увидеть идейный смысл картины, заслоненный не вполне удачной формой ее воплощения в образ. Воображение позволяет поэту очеловечить грозный средневековый замок, нависающий над прекрасным в своем природном величии морем, представить отважных рыцарей, сопротивляющихся опасной стихии, и тем самым объяснить уместность его изображения на картине.

"Ночь" (1815) - пример "эксперимента" в пейзажной лирике, преображения привычной картины природы красками воображения. Ночное небо, стянутое облаками, неожиданно раскрывается , исторгая из себя сияние луны. В следующее мгновение "торжественное величие" картины исчезает, оставляя воспоминание о чуде. В 1802 году под влиянием сонетов Мильтона, поразивших Вордсворта "гармонией, степенностью и республиканской суровостью своего стиля" (письмо к У.-С. Лэндору от 20 апреля 1822 года), он пишет первые три сонета 21 мая 1802 года и далее издает сборник сонетов, включающий 34 сонета из цикла "Река Даддон". Вордсворт говорит о возможности уложить содержание длинной оды в "тесную форму" сонета ("Монашке мил свой нищий уголок"). Темы сонетов Вордсворта разнообразны: лондонские зарисовки в духе превращения обычной картины в возвышенный образ ("Сонет, написанный на Вестминстерском мосту 3 сентября 1802 года"), пейзажные зарисовки ("Земля в цвету и чистый небосвод"), "лирические моменты", передающие противоречивые волнения души поэта ("Сон", "Отплытие"). Вордсворта волнуют проблемы разлада человека и природы ("Господень день, его мы всюду зрим", "Прощальный сонет реке Даддон"), политической борьбы за свободу ("Туссену Лувертюру", "На ликвидацию Венецианской республики"), социальной несправедливости в Англии ("Англия, 1802", "Лондон", 1802, "Мильтон"), предназначения искусства ("Бессилен человек и близорук").

Вордсворт осознает себя продолжателем европейской сонетной традиции от Петрарки до У. Баулса ("Не хмурься, критик..."), сохраняя композиционный рисунок из октавы катренов и секстета терцин, логику триадного развития темы, однако привносит и новые качества за счет предельно ясного, лишенного метафорических украшений языка, тематического разнообразия, индивидуальной лирической интонации.

В сборник "Евангелические сонеты", связанный с историей английской церкви, вошел знаменитый сонет "Непостоянство" (1822), в котором Вордсворт с замечательной поэтической силой передает ощущение неизменной силы правды, "незримого прикосновения Времени".

Объемистую философскую поэму "Затворник" ("The Recluse"), о замысле которой Вордсворт сообщает в предисловии к "Прогулке" в 1814 году, поэту не удалось завершить. Автобиографическая поэма "Прелюдия" должна была стать лишь предисловием к этой главной поэме Вордсворта, а основная часть, предполагалось, будет состоять из трех больших частей. Завершена была только первая книга из двух частей ("Дом в Грасмере" и "Прогулка"). В предисловие к "Прогулке" Вордсворт включает большой отрывок из "Дома в Грасмере" в качестве "проспекта" (введения) к поэме "Затворник".

В первой версии "Введения" (1798, 1800) присутствует влияние "Потерянного рая" Мильтона. Вордсворт утверждает свой путь к возвращению рая, не евангелический - посредством откровения, или мильтоновский ­– через единение Нового Иерусалима и Христа, а путем слияния "человеческого разума" ("intellect of Man") и "благословенной вселенной" ("this goodly universe"). "Введение" - "О человеке, природе и человеческой жизни".

"Прелюдия" - выдающееся произведение Вордсворта, самая крупная и наиболее оригинальная поэма в английской литературе со времен "Потерянного рая" Мильтона. Однако об ее существовании публика узнала только после смерти Вордсворта в 1850 году. Название было дано женой поэта. Сам Вордсворт намеревался назвать поэму по-разному: "поэма Колриджу", "поэма о росте моего сознания", "поэма о моем собственном поэтическом образовании". В течение 75 лет это посмертное издание было единственным известным текстом "Прелюдии". Затем в 1926 году Эрнест де Селинкур, работавший над рукописью, издал более раннюю версию поэмы, завершенную поэтом в 1805 году. Позже ученые установили существование еще более ранней и краткой версии "Прелюдии", состоящей из двух частей, сочиненной в 1789-99 годах. Различают три версии поэмы, показывающие процесс ее сочинения. Первая версия 1799 года в двух частях была задумана Вордсвортом в 1798 году как часть философской поэмы о своем поэтическом развитии, так и не завершенной, под названием "Прогулка". Во время пребывания в Германии в течение 1789-99 годов он сочинил несколько частей поэмы о ранних опытах постижения природы, которые вскоре по возвращении вместе с сестрой Дороти в Грасмер, вошли в качестве первых двух книг объемом в 978 строк в самостоятельную автобиографическую поэме "Прогулка". Вторая версия 1805 года. Начав работу над поэмой о своей поэтической жизни в 1801 году, Вордсворт продолжил ее более интенсивно в 1804, добавив еще пять книг. Далее он решил расширить поэму за счет включения книг о своем пребывании во Франции в период событий Французской революции, о духовном кризисе после крушения надежд, связанных с ней, о возвращении в Грасмер и созревании плана написания самой поэмы. Версию в 13 книгах, завершенную в 1805 году, Вордсворт читает Колриджу, когда тот возвращается с Мальты. Третья версия 1805 года - результат переработки текста в течение последующих 35 лет. Вордсворт отшлифовывает стиль, выправляет некоторые из радикальных высказываний о божественном происхождении человеческого разума в единстве с природой. Однако он не изменил субъективную тональность и художественную форму поэмы. "Прелюдия" из 14 книг, опубликованная в июле 1850 года включает правки Вордсворта до 1839 года, а также некоторые изменения, добавленные его литературными распорядителями. Этот вариант считается каноническим.

В поэме присутствуют стилевые и тематические параллели с более ранними эпическими поэмами, в частности, - "Потерянным раем" Мильтона. Вордсворт предлагает свою попытку "оправдать пути Господни к человеку". Однако объем поэмы, история становления субъективного сознания, духовного кризиса и его преодоления, повествовательная сюжетная канва не позволяют отнести поэму Вордсворта ни к классическому типу эпической поэмы, ни к мильтоновскому "христианскому эпосу", но скорее вспомнить о традиции духовной автобиографии, восходящей к "Исповеди" Аврелия Августина (конец 4 века н.э.). Среди прозаических версий духовной автобиографии можно вспомнить "Новую жизнь" Данте, пуританскую поэму Д. Беньяна "Молитва Грешника". Величайшим поэтическим примером является "Божественная Комедия" Данте, аллегорически представляющая духовную одиссею рассказчика из земного мира в ад, чистилище, рай, и обратно на землю. Как и в "Исповеди" Блаженного Августина, "Божественной Комедии" Данте, главное в поэме Вордсворта - метафора путешествия души, финал которого возвращает к самому началу.

"Прелюдия" Вордсворта начинается с описания долины Грасмера ­- исходного пункта духовного путешествия поэта. В течение долгого пути самообретения встречаются и другие места - гора в Альпах (книга 6), гора Сноудон (книга 14), венчающие творческий процесс преображения действительности в видении посредством воображении. В течение всей поэмы внешнее путешествие является метафорой внутреннего путешествия в сферу памяти, поэтического опыта - в духовный дом поэта, в котором он обретает себя.

Рассматривая "Прелюдию" как автобиографию, можно отметить традиционные черты в манере изложения, в форме. Обращаясь в тяжелый момент испытаний к своему другу Колриджу и ко всему английскому народу, Вордсворт тем не менее утверждает личностный и пророческий пафос произведения, восходящий к традиции Мильтона и Спенсера, библейским пророкам. Отдельные эпизоды жизни Вордсворта, будучи описанными не в реальном, а ретроспективном времени, внося в поэму картину мира, трансформированного творческим воображением поэта. Радикальное переосмысление и преображение трагической действительности, ставшей источником духовного кризиса поэта, с позиций священной веры в идеальную сущность вечной и неизменной природы бытия и сознания обретает значение великой силы человеческого духа, созидающего подлинную реальность. В 14 книге Вордсворт называет Воображение питательным источником творческого труда, а историю его появления, развития, утраты и обретения - сюжетным источником всей поэмы (193 строка).

"Прелюдию" часто называют великой религиозной поэмой 19 века. Однако речь может идти в связи с подобным определением не о традиционно понимаемой религиозности, и даже не о пантеистической вере, безусловно присутствующей в поэме Вордсворта, а о вере в спасительную силу человеческого сознания.

Главное произведение Вордсворта - автобиографическая поэма о становлении поэтического сознания часто сопоставляется по эпохальной значимости в истории английской поэзии с "Потерянным раем" Д. Мильтона и "Опытом о человеке" А. Поупа. По мнению Д. Уайтхеда, если Мильтон стремился обосновать путь человека к Всевышнему, опираясь на веру, Поуп - расшифровать земной лабиринт жизни человека посредством разума, то Вордсворт обратился к Природе, как к сокровенной книге духовной жизни человека, смысл которой возможно разгадать при помощи воображения - творческой, объединяющей мысль и чувство силы сознания.

Поэма состоит из 14 книг, в каждой из которой последовательно, соответственно возрасту и событиям жизни поэта, рассказывается об этапах становления его мировоззрения, творческого, интеллектуально-нравственного роста. Таким образом, она вбирает в себя жанровые компоненты лирического эпоса, характерного для романтической литературы в целом, а также философской поэмы, поскольку осмысление философско-эстетических и религиозно-этических категорий преобладает в ней над фабульной канвой сюжета. В то же время поэма выстроена согласно линейной повествовательной структуре и отличается цельной и завершенной формой, отличающей ее от фрагментарных, незавершенных поэм современников (Колридж, Байрон, Китс). Поскольку главными героями "Прогулки" являются сознание поэта и Природа, то черты развернутой пасторально-описательной, медитативной поэмы также очевидны в ней. Однако главная причина, по которой поэма Вордсворта становится эмблемой эпохи романтизма в Англии, заключается в глубокой драматической силе, исходящей из неочевидного взаимодействия страстного лирического монолога поэта и исполненного возвышенного покоя эпического описания, трагического примирения сомнения и веры, страдания и радости, сознания и действительности, человека и истории. В отличие от Байрона, несправедливо упрекавшего поэта-"озерника" в забвении трагических коллизий времени и гражданского долга поэта, Вордсворт предлагает в качестве средства защиты идеалов человечности и справедливости в жестокий век эгоизма и лицемерия не открытый бунт и разрушение, превратные результаты которого он тяжело пережил в пору Французской революции, а внутреннее сопротивление и созидание нравственных ценностей в сокровенном союзе с природой как источника "чистейшей человечности" (строка из "Тинтернского аббатства").

Поэма посвящена Колриджу, другу и единоверцу, к которому в течение всего повествования обращается Вордсворт. Как и в стихотворениях-беседах Колриджа ("Эта беседка - моя тюрьма", к примеру) лирический монолог обрамлен воображаемым диалогом с другом, символизируя принципиально важный для Вордсворта способ достижения гармонии и цельности единого с природой бытия посредством сочувствия и сопереживания. Событийный фон, на котором разворачивается грандиозный опыт описания, анализа и воссоздания эволюции поэтического сознания поэта, охватывает детские и школьные годы (книги 1 и 2), университетскую пору (книга 3), летние каникулы в пору учебы в Кембридже (книга 4), лондонский период жизни (книга 7), пребывание во Франции в пору революции (книги 9, 10, 11). Описание событий из частной и общественной жизни поэта происходит в воображаемом времени, что придает им субъектно-объективный характер не просто фактов прошлого, извлеченных из памяти поэта, а живых явлений настоящего, воссозданных в воображении и вновь переживаемых в настоящем. В русле романтической философии и эстетики прошлое и настоящее, память и воображение, внешний мир действительности и внутренний мир сознания, время и вечность противопоставляются друг другу и синтезируются в органическое целое единой духовной жизни природы и человека, прославленной Вордсвортом в поэме в качестве величайшей ценности бытия. Данный процесс вседвижения созидающей подлинную реальность творческой мысли поэта проявляется в ретроспективной части поэмы (книга 8), в фантастической интерлюдии (арабские песни в книге 5). В 12 книге Вордсворт обобщает определение воображения и вкуса. В последних 13 и 14 книгах дается заключение темы.

Во вводной первой книге поэмы Вордсворт называет свое произведение "философской песней Правды, которая проникает в нашу повседневную жизнь", подобно лире Орфея, покоряющей не только людские сердца, но и саму природу (строки 229-230)1. К знакам, обнаруживающим это проникновение, Вордсворт относит "нежный ветерок", несущий радость с "золотых полей", "лазурных небес" (строки 1-4), имея в виду библейский образ божественного знамения из "Пророка Илии". В поисках исполненного гармонии стиха (45) поэт устремляется в мир природы, совершает побег из лондонского плена, тем самым освобождаясь от "тяжелого груза" "неестественного существования" (21-22).

Мир природы пробуждает вдохновение, устанавливает созвучие внутреннего голоса поэта и совершенных звуков неба. Говоря о "внутреннем эхе" (56), Колридж обращается к Колриджу, вспоминая его стихотворение-беседу "Эолова Арфа". Самообретение души в своем истинном качестве начинается с детских воспоминаний о реке Дервент в Кокермаусе, рождающих "музыку, настраивающую мысли" (269-300) на возвышенный лад и проясняющую красоту окружающего мира (301-302). Вордсворт показывает становление "бессмертного духа подобно гармонии в музыке"(340-341). С трепетом и волнением поэт заново открывает для себя тайный смысл привычных явлений природы - неба, земли, холмов: их форму и цвет, движение и покой. Вордсворт отличает духовное открытие смысла бытия посредством эмоционально-интеллектуальных усилий человека от чувственного восприятия посредством одних ощущений. Начало собственной истории самопознания, которой посвящена вся поэма, Вордсворт связывает с детскими интуитивными открытиями прекрасного в природе ("сияющей воды"(578), "серебряные гирлянды вьющегося тумана", "ровной поверхности воды, расцвеченной плывущими облаками" (564-566)). Вместе с тем "пригласить сказку из собственного сердца, созвучную собственным чувствам и мыслям", помогает Вордсворту стремление к свободе, говоря о которой он напоминает знаменитые имена исторических героев-борцов за независимость своего отечества (например, Сертория - борца против римской тирании, или У. Уоллиса - национального героя шотландского народа). В финале первой книги Вордсворт приглашает друга совершить вместе с ним трудное восхождение к высотам духовной истины - божественной и человеческой, напоминая пример Данте и его проводника Вергилия в "Божественной Комедии".

Во второй книге Вордсворт создает гимн во славу Природы как источника "религиозной любви", объединяющей людей в симпатии друг к другу, что является "великим социальным принципом жизни" (359, 390). Первое проявление "творческой чувствительности" (361) Вордсворт связывает с действием "пластической силы" воображения (363), на определение которой повлияли беседы с Колриджем, посетившим Вордсворта в Хоукшеде вместе с его братом Джоном в ноябре 1799 года. Природа представлена также "замком", ставшим пристанищем Свободы, изгнанной из общества (то же находим в оде Колриджа "Франция").

В третьей книге, рассказывая о своем мироощущении в годы учебы в колледже святого Иоанна Кембриджского университета, Вордсворт подчеркивает особый интерес к событиям своей внутренней жизни, а не внешней. Более того, все явления окружающего мира одухотворялись его моральными воззрениями. Вордсворт искал "общность с высшей правдой", будучи "мечтателем", "путешественником" в собственный микрокосмос души. "Каждую форму природы, утеса, фрукта или цветка, / Даже камней, покрывающих холмистые дороги, / Я наделял моральной жизнью; я видел их сквозь собственные чувства, / Или связывал их с разными чувствами...", открывая их "внутренний смысл" (130-135). В этих строках выражаются пантеистические и даже гилозоистские взгляды Вордсворта на природу. Данный принцип называется им "вечной логикой Души" (167), связывающей в единую цепь все чувства. "Отрада моей Юности. О гении, силе, творении, самом Боге / Я вещал, поскольку темой моей было / То, что происходит внутри меня. Не о внешнем мире вещей / Очевидном для других умов; словах, образах, / Символах, или действиях, но о моем собственном сердце / Я говорил..."(172-179). Испытывая трепет и страх перед таинственной бездной духовного мира, Вордсворт обращается за помощью к небесам и другу, подобно Данте на пороге потустороннего мира.

В четвертой книге Вордсворт описывает мучительный процесс поэтического творчества, поиски идеальной формы выражения мыслей и чувств, стремление к равновесию, гармонии звуков и красок, темы и стиля, идеи и образа. "Мучительный труд над стихом / Приносил много боли и мало радости, и однажды / Некий прекрасный образ взошел в песне, / Цельный и совершенный, как Венера, появляющаяся из морской пены" (110-115). Мотив вдохновения, связанный с образом "нежного ветерка" в первой книге, теперь выражен в образе могучего ветра, приводящего в движение всю природу, наполняющего звуками, подобными дыханию души человека. "Вокруг меня из сердцевины кроны листьев, / То там, то здесь взволнованных бушующим ветром, / Доносится то отчетливо, то едва слышно звук, подобный дыханию" (183-185). Это выражение силы "духа творения Господа / ...в Природе или Человеке" (351-352).

В пятой книге, играющей роль интерлюдии, или интермеццо, Вордсворт рассказывает сон араба, который в песне повествует о двух книгах, одна из которых открывает тайну чистого единства Разума, к которому восходят неразлучные в пространстве и времени души. Во второй из книг говорится о языке божественного присутствия в природе. Этим языком являются символы, пробуждающие воображение и проникающие в человеческое сердце. Разгадывая символы в природе, Вордсворт, с другой стороны, познает природу в символах, созданных великими поэтами ("великая природа существует в трудах великих поэтов" (595-596). "Знание и возрастающая радость / От великой Природы, которая существует в трудах / Великих Поэтов. Зримая сила / Придает движение невидимым ветрам / Воплощенным в магии слов"). Таким образом, Вордсворт в русле романтической философии определяет искусство как соразмерную природе "вторую" реальность.

В шестой и седьмой главах соответственно противопоставлены природа и город. Долина Шамони в восточной Франции, к северу от Монблана, привлекшая внимание Колриджа и Шелли, посвятивших ее красотам замечательные гимны, олицетворяет в поэме Вордсворта мир человечности и правды, открываемый воображению поэта, тогда как Лондон наполнен хаосом, суетой, масками вместо лиц.

Ретроспективная по сюжетной основе восьмая книга утверждает идею тождества любви к природе и человеку. Во "французских" книгах (9-11) поэмы отражены демократические черты мировоззрения Вордсворта, "все сердце" которого "отдано народу" (123) и его борьбе за свободу. Вордсворт описывает революционные события в Париже и Орлеане, вспоминает своих друзей, мужественно отстаивавших идеалы справедливости, переживает внутреннюю драму, вызванную крахом вольнолюбивых надежд на торжество правды, осмысляет позицию Англии, куда возвращается, оставляя во Франции дочь. Это часть поэмы - наиболее насыщенная драматическими событиями, показывает вторжение исторической действительности в жизнь человека, переживающего катастрофу обманутых надежд, личных утрат, духовного кризиса.

В 12-й книге Вордсворт возвращается в благословенный мир воображения и природы. Он призывает идти к поэтам, которые поведают о высшей правде бытия. "Идите к Поэтам; они расскажут / Совершеннее о чистоте творений..." (68-69). "Открытый Разум", обращенный к изучению микрокосма человеческой души, способен открыть "моральный мир" - основу гуманизма, защищаемого Вордсвортом. "Существуя в Природе, как я сейчас, / Я есть Чувствующее Существо, созидающая Душа" (206).

В последних заключительных книгах поэмы выражен высочайший пафос объемистого труда Вордсворта - защита огромной вселенной внутренней жизни сознания и души человека, представляющей величайшую ценность мира, но жестоко подавляемой механическим сцеплением событий внешней жизни.

Бог "спасает нам сердца / Для службы себе; знает, любит нас, / Когда мы оставлены миром, безразличны ему" (275-277). Вордсворт использует понятие "внешний человек" (236), живущий в механическом мире ложных ценностей, и "внутренний человек" "чистого воображения и любви" (50), живущий органично в единстве с природой. Природа у Вордсворта выступает объединяющим началом между Богом и человеком. Поэт же наделен исключительной миссией пророка-посредника, способного проникать в сокровенный смысл природы, языком которой вещает сам Создатель. Слово поэта исполнено высшей, божественной, силой правды, соразмерной с мощью природы (300-302).

Пережив трагические события своей эпохи, будучи в эпицентре происходящего, превозмогая тяжелейший духовный кризис "утраченных иллюзий" в пору Французской революции и ее роковых последствий для всей просвещенной Европы, Вордсворт завещает современникам и потомкам великую духовную опору человека - "интеллектуальную любовь", объединяющую разум и веру, укрепляемую единением человека с духовной сущностью природы, открываемой посредством творческой силы воображения.


  1   2   3   4   5   6

  • УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ