Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие для студентов филологических специальностей Павлодар ’1 (075. 8) Ббк 81. 2-5Я7 н 90




страница1/4
Дата21.06.2017
Размер0.88 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4


Министерство образования и науки Республики Казахстан
Павлодарский государственный университет

им. С. Торайгырова

Х.Х. Нурсеитова
ВВЕДЕНИЕ В ГЕНДЕРНУЮ ЛИНГВИСТИКУ

Учебное пособие

для студентов филологических специальностей

Павлодар
УДК 81’1 (075.8)

ББК 81.2-5Я7

Н 90
Рекомендовано к изданию Учёным советом ПГУ



им. С.Торайгырова
Рецензенты:

Ш.К. Жаркынбекова – доктор филологических наук, профессор русского языкознания, ЕНУ им.Л.Н. Гумилева

К.Н. Булатбаева – доктор педагогических наук, профессор, директор научно-практического центра, ПГУ им. С. Торайгырова

Г.А. Хамитова – кандидат филологических наук, заведущая кафедрой английской филологии и перевода, ИнЕУ

Н 90 Нурсеитова Х.Х.

Введение в гендерную лингвистику: учебное пособие. –

Павлодар, 2008. – 70 с.
ISBN 9965-583-57-9
В учебном пособии изложены философские и методологические основы теорий в области гендерной лингвистики. Материал проиллюстрирован таблицами и примерами.

Учебное пособие рекомендуется студентам и магистрантам филологических специальностей вузов.

ISBN 9965-583-57-9 УДК 81’1 (075.8)

ББК 81.2-5Я7


© Х.Х. Нурсеитова, 2008

© Павлодарский государственный

университет им. С. Торайгырова, 2008

Предисловие
Данная книга создана для проведения спецкурса «Гендерная лингвистика». Обширный теоретический и практический материал в области исследования гендера требует систематизации и более узкого подхода в лингвистическом ракурсе, так как данное учебное пособие адресовано студентам и магистрантам филологических специальностей и представляет собой курс лекций по теории и методологии гендерных исследований.

В пособии излагаются философские и методологические основы теорий в области гендерных исследований, важнейшие теоретические положения и научно-понятийный аппарат, используемый в них. В связи с тем, что объектом исследований все чаще становится феномен языковой личности, который может изучаться в рамках дискурса и в различных аспектах: собственно лингвистическом, психологическом, культурологическом, поэтому студентам предложены для изучения такие методы как контент-анализ, этнография, нарративная семиотика и критический анализ дискурса, которые могут быть использованы студентами для собственного исследования в гендерном направлении. Так как появляются новые источники анализа - речь профессиональных сообществ, мужчин и женщин, субкультур, поэтому рассматриваются вопросы речевого и коммуникативного поведения и гендерных стереотипов на материале русской и английской лингвокультур.

Полученные зарубежными и отчественными исследователями результаты осмысления гендерной составляющей бытия, а также практические достижения в области дискурсологии и гендерологии требуют фундаментального изучения, обобщения и систематизации. Актуальность разработки специального учебного пособия по гендерной лингвистике обусловлена задачей «популяризации гендерных знаний, что предельно четко сформулировано в документах IV Всемирной конференции по положению женщин, но конкретизирована и подкреплена специальными программами, осуществляемые Центрально-Европейским университетом. Оно призвано дать базовые системные знания в области полоролевой проблематики, способствовать формированию эгалитарно-постэгалитарного мировоззрения, раскрыть сущность гендерной дифференциации в языкознании с целью выработки адекватной гендерной стратегии и тактики для оптимизации гетеросубъектных отношений в больших, малых и микрогруппах, сформулировать закономерности распространения гендерных знаний и определить основные направления повышения гендерной культуры современного казахстанского общества.

Выражаю искреннюю благодарность своему научному руководителю - доктору филологических наук, профессору кафедры русского языкознания Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева - Ш.К. Жаркынбековой за организационно-методическую поддержку в создании данного учебного пособия; Джинмари Руи-Виллоуби и Алану Д. Янг – профессорам университета Кентукки – за содействие в исследовательской работе и в приобретении методической литературы, а также Американский Совет за предоставление возможности участия в конференциях по гендерным исследованиям и за помощь в создании курса «Гендерная лингвистика» в ходе участия в программе Junior Faculty Development Program (2006), материалы которых были положены в основу этой книги.



1 Теоретико-методологические основания гендерологии

Настоящая глава будет способcтвовать формированию первичных системных знаний о гендерной дифференциации общества. В ней представлена эволюция теоретических взглядов, подходов и концепций, отражающих половую неоднородность общества и связанные с ней функциональные отличия мужчины и женщины. Такие различные философские системы как китайскую, индийскую, европейскую, арабо-мусульманскую философские традиции объединяет патриархатная или маскулинная направленность.

Начало производственно-технической деятельности и складывание частной собственности углубили ограниченность социальных функций разнополых субъектов, что также нашло отражение в большинстве древних письменных источников, не является исключением и античная литература. Историки и философы и поэты Древней Греции были убеждены в необходимости ограничения и социальной активности женщин семейно-бытовой сферой. По словам Гомера «над женой и детьми ... каждый мужчина суд свой творит полновластно». По мнению Ксенофонта (ок. 430-355/354до н.э.), боги соединили мужчину и женщину прежде всего для продолжения рода и чтобы «дать этой паре опору в старости», но природа их различна. Он полагал, вследствие природных отличий мужчина и женщина нуждаются друг в друге, но лучшим общественным строем назвал тот, при котором «жена будет для своего мужа хорошим товарищем в управлении домом».

Принципиально иной эгалитарный подход и соответствующую модель идеального государства предложил великий античный мыслитель Платон (427-347 до н.э.). Он считал, что справедливость в обществе может быть достигнута только при полном раскрепощениии и самореализации индивида вне зависимости от пола. «По своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах», но при этом он предлагал учитывать устроителям государства физические особенности женщины при распределении государственных должностей. Идеи Платона настолько гениальны и актуальны в настоящее время, так как он полагал, что со временем ситуация улучшится и люди станут терпимее друг к другу.

Но в отличие от своего учителя Платона, Аристотель (384 – 322 до н.э.) выражал принципиальное несогласие о социальной равноценности мужчины и женщины, хотя соглашался о равноценности в биологическом смысле. Он считал, что «мужчина по своей природе выше, а женщина ниже» и в категоричной форме утверждал целесообразность распространения данного принципа на все человечество. Исследуя культурные функции семьи, философ проявлял неменьшую категоричность в противопоставлении мужчины и женщины. Семейную власть мужа над женой он уподоблял власти политического деятеля, а власть отца над детьми – царской власти. Общественным идеалом он полагал афоризм «Убором женщине молчание служит».

Фиксируя складывание противоположных - эгалитарного и патриархатного подходов к анализу полоролевой струтуры общества и принимая во внимание взгляды Платона и Аристотеля в данный процесс, обозначим их как «линии», а также проследим их развитие в эпоху средневековья.

В это время в Европе и на Востоке доминировал феодальный способ производства. Немногочисленные притязания женщин на участие в педагогической, врачебной, воинской деятельности встречали активное противодействие со стороны духовенства. По сей день иудей мужчина произносит: «Благословен, Ты, Господь, Бог наш, Владыка Всевышний за то, что не создал меня женщиной».

В исламе необходимость подчинения женского мужскому выводилась как из биологического, так и экономического оснований. Вместе с тем пробуждались первые ростки секуляризации различных сторон деятельности общества и индивида. Но некоторые представители арабо-мусульманской философской мысли развивали платоническую традицию (Мухаммад Ибн Давуд аль- Исфахани, Абу-аль-Валид Мухаммед Ибн Ахмад Рушд и др.) они рассматривали проблему взаимоотношения полов, счастья женщины как составную часть идеального общества. Они считали, что женщины вполне могут стать философами, правителями и военачальниками.

Тенденция к переосмыслению религиозной и светской проблематики прослеживалась также при разложении устоев феодализма и зарождении основ буржуазного способа производства. Буржуазным гуманистам и «социалистам-утопистам» XV-XVII веков были близки античные идеи о целесообразности расширения прав женщины в обществе и необходимости тщательного учета способностей индивида к конкретному виду деятельности. Они выступили с резкой критикой воспроизводившегося на протяжении столетий общественного порядка, при котором лишь исключительно из-за биологической принадлежности к сильному полу мужчина осуществляет безраздельное культурное господство, влавствуя над слабым полом женщиной.

Западно европейская и российская философско-социологическая мысль обозначили четыре основных подхода в исследовании данного комплекса проблем, которые следует определить как консервативно-патриархатный, либеральный, феминистский и эгалитарный:

1) консерваторы-антифеминисты (П.Ж. Прудон, О. Конт, А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, Л.Н. Толстой и др.), абсолютизируя биологические особенности полов, противопоставляли культурное назначение мужчины и женщины: его как «общественное», ее как «семейное». Консерваторы трактовали процесс феминизации исключительно в негативном плане, объявляя любые попытки женщины расширить границы самореализации в обществе как «промысел дьявола»;

2) попытку преодолеть односторонность консервативно-патриархатного анализа положения женщины в обществе предприняли сторонники либерального подхода (Г. Спенсера, М. Мишле, С. Шашков, Д. Милютин). Они считали необходимым и возможным частичное расширение юридических прав и сферы профессиональной деятельности женщины в целях гармонизациии гуманизации социальных отношений, связывали его с социальным прогрессом. Вне поле зрения сторонников данного подхода оставались экономические, демографические, политические и духовные детерминанты, порождавшие многовековую социокультурную, в том числе профессиональную вторичность женщины;

3) социально-экономический (феминистский) подход в анализе положения женщины в обществе, который был альтернативой двум предыдущим, предложили представители марксистской философской школы (К. Маркс, Ф. Энгельс, А. Бебель и др.) В дальнейшем усилиями западно-европейских и российских социал-демократов он трансформировался в разновидность феминистского подхода, что предвосхищало революционные изменения, связанные с практикой социалистического строительства. Ключевыми работами являлись марксистские труды, в которых отмечалась, что главной предпосылкой освобождения женской личности является участие “всего женского пола» в общественном производстве;

4) представителями эгалитарного подхода являются выдающиеся мыслители (Д.С. Милль, В.С. Соловьев, Н.А Бердяев). Их общей заслугой в теоретическом плане выступает показ актуальности и значимости анализа положения женщины в обществе как самостоятельной проблемы, выявление ее взаимосвязи с другими социальными проблемами, аргументация методологических оснований и путей их преодоления ограниченности консервативно-патриархатного и феминистского подходов, а в практическом - абрис направлений оптимизации функционирования женщины в обществе.

В книге Стюарта Милля «Подчиненность женщины» (1806) женский вопрос определен как процесс освобождения целой половины человечества, приобретения ею независимости и, следовательно, как вопрос о разумном мировом устройстве. Развивая идеи Платона, выдающиеся русские философы В.С. Соловьев и Н.А. Бердяев высказывались в пользу созидания «истинного человека» посредством уединения мужского и женского начал. Они видели общественный идеал не в механическом уравнивании прав обоих полов, к чему стремились «феминисты», но в утверждении начал мужественности и женственности, «во взаимном дополнении этих начал». Как и марксисты, Н.А. Бердяев не отрицал экономического освобождения женщины, но трактовал «женский вопрос» как половой по существу. Бердяевский тезис о том, что женщины должны осуществлять свое высокое предназначение в обществе не только и не столько рождением и вскармливанием детей, сколько женственностью, выступающей их специфическим атрибутом.

Приверженцы эгалитарного подхода считали исходным основанием теоретического осмысления положения женщины в обществе «дуализм ее бытия», антиномии «семейственности и общественности», «материнства и профессиональной деятельности». Анализируя динамику места и ролей женщины в ходе исторического процесса, они вскрыли противоречивость основных социальных функций, реализуемых женщиной-субъектом: репродуктивной, семейно-бытовой и производственной.

Обобщая достижения философской мысли, необходимо отметить, что обозначившиеся в эпоху античности патриархатный и эгалитарный подходы к анализу места, общественной роли и ценности мужчины и женщины до середины XIX столетия оставались господствующими. От патриархатного подхода отпочковался либеральный, эгалитарный и феминистский подходы, которые также получили импульс к самостоятельному развитию.

Но прежде чем перейти к системному обоснованию специальной методологии, необходимо проанализировать основные гендерные концепции и уяснить ключевые идеи, отражающие диалектику общественного бытия мужчины и женщины. Обозначенные подходы и концепции могут рассматриваться в качестве фундамента для последующего возведения «гендерного знания»:

1) в основе «биологической концепции – консервативно- патриархатный подход. Его сторонники абсолютизируют факт биологического диморфизма и устанавливают линейную причинно-следственную связь между анатомо-физиологическими особенностями женского организма и социальной «вторичностью» культурной ущербностью женщины;

2) биологическая концепция в «чистом виде» не столь распространена в современных условиях в сравнении с зародившейся в ее лоне и тесно примыкающей к ней социобиологической. В 70-80е годы «социобиологи» категорично утверждали, что сформировавшиеся в период становления человеческого рода устойчивые образцы поведения женщины в обществе (роль матери и хранительницы домашне-семейного очага) выступают универсалиями социальной организации;

3) интенсивное развитие биосоциальной концепции стало закономерным ответом на существенные изменения в характере общественных отношений и ролях мужчины и женщины;

4) теоретико-методологическим источником гендерологии выступают и разнообразные феминистские или социологические концепции. Феминизм –это течение общественной мысли и идеология движения против различных видов дискриминации женщин. Феминисты едины желанием устранить сложившийся перекос в социальном функционировании женского пола. Они ратуют за пересмотр существующей гендерной системы и создание «новой культуры».

При этом весь концептуальный массив следует сгруппировать в два относительно самостоятельных блока – онтологический и гносеологический.

Онтологические концепции (теории) раскрывают сущность и содержание гендера. К ним относят: теории роле-половой социализации и драматургического интеракционизма, этнометодологичесскую концепцию, теорию социального конструирования гендера и концепцию «деконструктивизма».

Теория роле-половой социализации была сформулирована в трудах Т. Парсонса, Р. Бейлса, М. Комаровски и доминировала до конца 1970 г. Согласно этой теории, гендерные роли (маскулинность и феминность) закономерно усваиваются личностью, которая является относительно пассивной и в конечном счете принимает сложившиеся в обществе правила, подчиняется существующим нормам. При этом мужчине отведены «инструментальные», автономные, активные роли, а женщине – «экспрессивные», обеспечивающие (поддерживающие) пассивные.

В теории драматургического интеракционизма гендер рассматривается одновременно как источник и результат психологического, культурного и социального взаимодействия. Автор данной теории Э. Гоффман – представил механизм конструирования гендера, введя в науку понятие гендерного дисплея. Гендерную составляющую Э. Гоффман трактует как базовое социальное отношение, как атрибут любой жизненной ситуации. Средством выражения половой принадлежности человека являются формальные конвенциональные акты (модели поведения). Определенный тип гендерной культуры предполагает наличие стандартных практик, впрочем, по мере широко-масштабной демократизации общественных отношений гендерные стереотипы претерпевают изменения.

Основоположник этнометодологической концепции Гарольд Гарфинкель разграничил биологический пол и социальную категоризацию по признаку пола, которая может совпадать или не совпадать с ним. Процесс идентификации и приписывание пола является важным условием продуктивного общения и взаимодействия людей.

Описанные концепции стали источниками теории социального конструирования гендера, обоснованная в работах П. Бергера и Т. Лукмана (80-е г.) рассматривает гендер как мир взаимодействия «мужского» и «женского» объясняет механизмы формирования, воспроизводства и ретрансляции определенных типов сознания, поведения, социальных отношений.

Новая концепция деконструирования гендерных отношений родилась из осознания эфемерности общих интересов женщин. Цветные феминистки поставили под сомнение корректность самой категории «женщина».

Стремительное накопление и развитие гендерных знаний и других концепций поставило исследователей перед необходимостью их синтеза, перехода от частных к общим теориям.

Существенной предпосылкой гендерологии как науки выступает и феминистская эпистемология (теория познания). Познание ведется в рамках нескольких парадигм: феминистского эмпиризма, позиционизма, постмодернизма и социального конструктивизма.

«Эмпиристы» стремятся к расширению границ гендерных исследований посредством изучения опыта женской депривации, и стремления достичь более высокого призвания в обществе.

«Позиционисты» разделяют точку зрения эмпириков о необходимости «женского угла зрения» в современной науке.

«Постмодернисты» констатируют, что феминистское движение о женщине и гендере - это лишь альтернативный взгляд на систему социальной стратификации, они по существу бросают вызов феминизму, полагая его фрагментарным, а поэтому бессильным изменить существующий патриархатный порядок.

«Конструктивисты» оппонируют представителям трех названных подходов, полагая, что социальный мир сконструирован. Они акцентируют внимание на многообразии «женского опыта». Отчасти это так, однако, последовательная абсолютизация различий неизбежно ведет к релятивизму, признанию относительно любого знания. Анализ гендерных взглядов, подходов и концепций, что наряду с обилием «рациональных зерен», они содержат весьма существенный недостаток относительно проблемы поиска (синтеза) теоретико- методологических оснований гендерологии и создания оригинальной

методологии.



Контрольные вопросы


  1. Какие подходы в плане решения «женского вопроса» были предложены античными мыслителями?

  2. Укажите основные различие между «либералами» и «эгалитаристами»?

  3. Перечислите основные гендерные концепции и раскройте их содержание.

  4. В чем состоит научная новизна и значимость «онтологических» и «эпистемологических» феминистских исследований.

  5. Каков метафорический смысл «линии» Платона – Бердяева -Фромма применительно к гендерным исследованиям?


Задание
1. Прочитать главу О.А. Ворониной «Гендерный подход в социальных науках» в Хрестоматии по гендерным исследованиям. //МЦГИ, 2000) и законспектировать II часть «Основные направления гендерной теории»;

2. Изучить терминологию глоссария Московского Центра Гендерных исследований относительно понятия «гендер», «гендерные исследования», «гендерные стереотипы», « гендерные роли» и т.д. и уметь показать свое видение того или иного термина и обосновать примерами.



2 Лингвистическая гендерология как парадигма современных исследований

Главным способом социальной коммуникации и манипуляции является язык, освещающий различные ситуации социальной коммуникации, участниками которых могут быть в условиях непосредственного общения как минимум два реальных или в условиях текстовой коммуникации - два потенциальных партнера. Языковые знаки, составляющие семиотическое пространство устного и письменного текста, представляют социальное бытие под разными углами, включая его политическую составляющую. Современная гендерная теория не пытается оспорить различия между женщинами и мужчинами, полагая, что не так важен сам факт различий, как их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий.

Вторая волна феминистского движения на Западе конца 60-х — начала-70-х годов XX века дала толчок развитию исследований, которые теперь называются гендерными. Устойчивое обозначение целой области современ­ных междисциплинарных исследований термином «гендер» следует традиции англоязычной исследовательской литературы: «gender» означает «социальный пол» в отличие от «биологического «пола» (sex). «Гендер» — одно из центральных и фундаментальных понятий современного общества, которое нуждается в осмыслении. Т. Лауретис сделала экскурс в словарях различных стран по значениям категории «гендер» и в Американском словаре наследия английского языка: слово «гендер» определено, в первую очередь, как классификационный термин, в том числе и как морфологическая характеристика («грамматический род»). Другое значение слова gender в этом словаре — «классификация пола; пол». Интересно, что английский язык (где нет ни мужского, ни женского рода) принял gender как категорию, ссылающуюся на пол. В том же американском словаре можно обнаружить еще одно значение gender — представление. Само слово не имеет в русском языке адекватного перевода, а его написание и произношение скалькировано с английского языка. В большом англо-русском словаре И.Р. Гальперина можно увидеть, что gender имеет два значения. Первое — грамматический род и второе — пол, как шутливое обозначение. Определение гендера (gender) как социокультурного пола недостаточно полное для объяснения, и это доказывает дефиниция, данная в глоссарие Московского Института гендерных исследований: «Гендер - это сложный социокультурный конструкт: различия в ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках между мужским и женским, (конструируемые) обществом. Гендер конструируется через определенную систему социализации, разделения труда и принятые в обществе культурные нормы, роли и стереотипы». Термин «гендер» понимается как представление отношений, показывающее принадлежность к классу, группе, категории (что соответствует одному из значений слова «род» в русском языке). Таким образом, гендер приписывает или закрепляет за каким-либо объектом или индивидом позицию внутри класса, а, следовательно, и позицию относительно других, уже составленных классов. Вслед за А.В. Кирилиной, мы рассматриваем понятие «гендер» и «пол» как синонимы и понимаем под ними «социокультурные и конвенциональные феномены и как дискурсивные факторы переменной интенсивности, а не биологические феномены».

Суммируя западные общенаучные подходы к этой категории, О.А. Воронина определяет семь подходов в его трактовке. Так, гендер может рассматриваться как социально-демографическая категория; социальная конструкция; субъективность; идеологический конструкт; сеть; технология и культурная метафора.



В гендерных исследованиях существует два концептуальных подхода: теория социокультурного детерминизма (акцидентализма) и теория биодетерминизма (эссенциализма). Сторонники социобиологической концепции гендера указывают на различия в поведении женщин и мужчин, в частности коммуникативном, используя психофизиологические различия, связывают их с различием в речевых процессах и обозначают гендерные различия половыми различиями. Биодетерминисты оспаривают мнение, что различия между представителями двух гендерных групп существуют как в физиологическом, так и в социальном плане. В рамках социодетерминистского на­правления, согласно Е.А. Картушиной, особо подчеркивается, что «пред­ставления о «мужественности» и «женственности», наряду с коммуникатив­ным поведением, именно конструируются, а не просто отражаются в языке, поскольку язык представляется способом формирования сознания». А.В. Кирилина два научно обоснованных подхода оформляет в два периода развития гендерных исследований, один из которых пришел на смену другому: «...гендерный подход основывается на ряде методологических принципов, важнейший из которых — релятивизация пола, то есть отказ от биодетерминизма и интерпретация гендера как социально и культурно конструируемого феномена. Признание культурной обусловленности пола, его институциональности и ритуализированного характера ведет и к признанию его конвенциональности, неодинаково проявляющейся как в различных культурных и языковых сообществах, так и на различных этапах их развития. Все это позволяет подойти к феноменам «мужественности» и «женственности» не как к неизменной природной данности, а как к динамическим, изменчивым продуктам развития человеческого общества, поддающимся социальному манипулированию и моделированию и подверженным сильнейшему влиянию культурной традиции». Однако, на наш взгляд, социодетерминистский и биодетерминстский подходы оппонируют и сегодня, в различных формулировках понятия гендер дифференцировано отношение между понятиями «гендер» и «пол». О.В. Рябов объясняет отношение понятий «пол» и «гендер» как целое и часть: «Пол состоит из биологического пола и социокультурного пола, в котором, в свою очередь, должны быть различаемы социальная и культурно-символическая составляющая. При этом «пол» и «гендер» соотносятся между собой не как род и вид, а как целое и часть». В другой трактовке более широким понятием является «гендер», объединяющий биологический и социальный пол: «Гендер» — своего рода междисциплинарная интрига, в основе которой сплетаются множество наук о человеке, о его не только биологической, но и социально и культурно обусловленной специфике, интриге как совокупности обстоятельств, событий и действий, в центре которых находится человек, личность». Особого внимания, на наш взгляд, требует определение гендера как важной когнитивной категории, используемой при взаимодействии людей, так как в лингвистике понятие «гендер» соотносится с конструируемыми в языке и закрепленными в сознании его носителей образами, нормами, традициями и стилем поведения, а также с совокупностью атрибутов, которые приписываются мужчинам и женщинам в определенном социокультурном сообществе.

Взаимосвязь языка и гендера была фокусом многих исследований, история которых распадается на два периода. Для первого периода характерными особенностями были

1) нерегулярный характер исследования;

2) нормой считался «мужской» язык, а отклонением от нормы — «женский». Второй этап ознаменован широкомасштабными исследованиями, обусловленными ростом интереса к прагматическому аспекту языкознания, развитием социолингвистики и существенными изменениями в традицион­ном распределении мужских и женских ролей в обществе.

Предыстория гендерных исследований в лингвистике уходит своими корнями в античность и связана с возникновением символико-семантической концепции категории рода (genus), рассматривающей ее в тесной связи с непосредственной реальностью: наличием людей разного пола. Данная символико-семантическая гипотеза поддерживалась такими учеными, как М. Гердер, Я. Гримм, В. Гумбольдт и др., что предопределило ее длительное господство в лингвистическом описании. Cимволико-семантическая гипотеза не нашла подтверждения по причине открытия языков, в которых категория рода отсутствует. Тем не менее, в рамках критики данной гипотезы и постепенного вытеснения ее морфологическим и синтаксическим объяснением категории рода неизменным оставалось признание того, что категория рода сама способна повлиять на человеческое восприятие соответствующих слов и понятий.

Тема взаимоотношения языка и гендера была периферийной в лингвистике, и систематических исследований в данной области не проводилось. Только в начале прошлого столетия данная проблематика - тема языка и пола - стала выдвигаться на передний план по двум причинам: во-первых, из-за повышенного интереса к ней лингвистов с мировым именем (Э. Сепир, Ф. Маутнер, О. Есперсен) и, во-вторых, в лингвистическом описании стал выдвигаться социальный план, рассматривающий язык в связи с обществом и находящимся в нем человеком. Этим объясняется возникновение новых направлений в языкознании – социолингвистика, прагматика, психолингвистика, теория дискурса и коммуникации.

В конце 60-х-начале 70-х г.г. ХХ века гендерные исследования получили мощный импульс благодаря Новому женскому движению в США и Германии, в результате чего в языкознании появилось новое направление, названное феминистской лингвистикой (ФЛ - термин был введен Л. Пуш) или феминистской критикой языка. Основополагающей стала работа Р. Лакофф «Язык и место женщины», обосновавшая андроцентричность языка и ущербность образа женщины в картине мира, воспроизводимой в языке.

Феминистская лингвистика имеет два течения: первое относится к исследованию языка с целью выявления ассиметрий в его системе, направленных против женщин. Эти ассиметрии получили название языкового сексизма. Речь идет о патриархальных стереотипах, зафиксированных в языке и навязывающих его носителям определенную картину мира, в которой женщинам отводится второстепенная роль и приписываются в основном негативные качества. Исследования языка и секситских ассиметрий основываются на гипотезе Сепира-Уорфа: язык не только продукт общества, но и средство формирования мышления и ментальности. Это позволяет представителям феминистской лингвистики утверждать, что все языки, функционирующие в патриархальных и постпатриархальных культурах суть мужские языки и строятся на основе мужской картины мира. С появлением работ С. Тремель-Плетц “Linguistik and Frauensprache” (S. Tromel-Plotz, 1978), а также Л. Пуш «Das Deutsche als Mannersprache» (L. Pusch, 1981) феминистская лингвистика получила еще большее распространение в США и Германии. Как считает М. Дмитриева, сторонники языковой реформы преследовали следующие цели:

1) сделать женщин более заметными в языке;

2) снять гендерную релевантность;

3) сделать гендерное присутствие в языке менее явным.

Второе направление исследует особенности коммуникации в однополых и смешанных группах (D. Cameron, J. Coates). Эти исследования касаются коммуникативно-прагматической функции языка. Изучение речевого поведения в рамках данного направления позволило выявить и детально описать мужские и женские стратегии речевого поведения. К специфике феминистской критики языка можно отнести ее ярко выраженный полемический характер, привлечение к лингвистическому описанию результатов всего спектра наук о человеке (психология, социология, этнография, антропология, история), а также ряд успешных попыток повлиять на языковую политику.

В 90-е годы гендерные исследования стали достаточно распространенными. Было опровергнуто существование особых мужского и женского языков (гендерлектов) с константными признаками, которые в свое время описала Робин Лакофф (R. Lakoff, 1975). Лингвисты пришли к необходимо­сти изучать речь женщин и мужчин в конкретном контексте. Согласно А.В. Кириллиной, период становления первичного освоения лингвистической со­ставляющей отечественной гендерологии и гендерных исследований в стадии завершения. Данное мнение считается правильным только отчасти, так как их особенность, по мнению Д. Таннен, состоит в том, что они не исходили от феминистской идеологии, как это произошло в США и Западной Европе, и не имели сексистской направленности в исследованиях. А соотношение грамматического рода и экстралингвистической категории «пол» изучалось в рамках других дисциплин – морфологии, грамматики, лексикологии – задолго до формирования феминистской концепции языка и становления термина «гендер» на Западе.

По О.Л. Каменской, учитывая особенности работ гендерных исследований в языкознании, предлагается разграничить их на две группы. Так, первое направление - гендерная лингвистика - исследует язык и речевое поведение с применением гендерных методов, а объектом второго направления - лингвистической гендерологии – является изучение категории гендера с применением лингвистического инструментария.

Все лингвистические исследования гендера взаимообусловлены и взаимодополняемы, тем не менее, при детальном анализе можно выделить шесть направлений развития лингвистической гендерологии в современном языкознании:

1) социолингвистические гендерные исследования;

2) феминистская лингвистика;

3) собственно гендерные исследования, изучающие языковое поведение обоих полов;

4) исследование маскулинности (самое молодое направление, возникшее в конце 20 столетия);

5) психолингвистические исследования (в рамках этого направления проводятся работы в области нейролингвистики, изучения онтогенеза речи, сюда же принадлежит и биодетерминисткое направление, исследующее когнитивные особенности и различия между мужчинами и женщинами и их проявления в речи);

6) кросскультурные, лингвокультурологические исследования, включаю-щие гипотезу гендерных субкультур.

Таким образом, сжато их можно распределить по трем направлениям: социо- и психолингвистическое, лингвокультурологи-ческое, коммуникативно-дискурсивное.

В целом при изучении проблемы взаимоотношения языка и гендера и наличия определенных особенностей в мужском и женском вербальном поведении на данный момент можно выделить три основных подхода:

1) чисто гендерный подход сводится в трактовке исключительно социальной природы языка женщин и мужчин и нацелен на выявление тех языковых различий, которые можно объяснить особенностями перераспределения власти в обществе, при этом язык определяется как некая функциональная производная от основного языка, используемая в тех случаях, когда партнеры по речи находятся на разных ступенях социальной иерархии. Теоретическую основу такого подхода составили концепции М. Фуко и социологическая концепция гендеризма Э. Гофмана;

2) второй – социопсихолингвистический подход - редуцирует «жен­ский» и «мужской» язык до особенностей языкового поведения женщины и мужчины, для него статистические показатели составляют каркас для по­строения лингвистических теорий;

3) третий подход делает упор на когнитивном аспекте этих различий. Для него оказывается главным не только определение частотности различий и оперирование ее показателями, но и установление того, что трудно поддается объяснению.

Таким образом, междисцилинарный характер, как утверждает А.В. Кириллина, выделяет два направления исследований: 1) гендер – как нелингвистический объект; 2) гендер – как объект лингвистического описания, при этом выделяется метагендерный и гендерный уровень. В сферу исследований входит гендер как культурный феномен, его отражение в языке и конструирование в коммуникативном взаимодействии индивидов. Все это позволяет привлечь к исследованию широкий круг лингвистических вопросов – семантику, прагматику, лингвокультурологию, когнитивную лингвистику, анализ дискурса и т.д.

По представлению большинства лингвистов-гендерологов, в настоящее время при изучении проблемы взаимоотношения языка и гендера и наличия определенных особенностей в женском и мужском вербальном, выделяют следующие направления гендерных исследований:

- выявление определенных различий языковых уровней: фонетики, морфологии, семантики и синтаксиса, а также различий в области вербальных стереотипов в восприятии женщин и мужчин;

- выявление семантических различий, которые объясняются особенностями перераспределения социальных функций в обществе – подход исключительно с гендерных позиций, связанный с социальной природой языка женщин и мужчин;

- построение психолингвистических теорий, в которых «женский» и «мужской» языки сводятся к особенностям языкового поведения женщин и мужчин;

- когнитивное объяснение выявленных показателей. В этом случае важным оказывается не только определение частотности расхождений, но и установление связи с различными аспектами картины мира.

В каждой стране изучение связи языка и пола имеет свои особенности, в лингвистике большое значение имеет место развития той или иной концепции, так как история самих концепций, и системы их противопоставлений другим концепциям зависят от той или иной культурной традиции.

Специфика гендерных исследований в современном языкознании постсоветского пространства характеризуется рядом факторов:

- особенности языка в связи с полом его носителей в советском языкознании рассматриваются в рамках традиционных лингвистических парадигм: морфологии, синтаксиса, теории референции и т.д. Пол в рамках отдельного направления, как это происходило на Западе, не рассматривался;

- формирующееся сегодня гендерное направление характеризуется неразработанной методологией и некоторой терминологической неясностью. Главным образом, что касается интерпретации понятия «гендер»;

- ввиду малого количества работ собственных ученых приходится опираться на труды зарубежных ученых.

Следует отметить, что в трудах американских и немецких лингвистов можно найти выводы по всем направлениям лингвистических гендерных исследований, однако требуется учитывать специфику, необходимую в связи с этнокультурными различиями.

Итак, гендерные исследования не имеют одной выраженной доминанты. Современные исследователи-лингвисты считают, что в исследованиях по гендерной лингвистике в последнее время произошел поворот к дискурсу, и изучение взаимодействия языка и гендера, в определенной степени, стало синонимичным изучению дискурса и гендера. Сказанное ни в коей мере не означает снижения значимости для гендерной лингвистики таких типов анализа, как грамматический, фонологический, лексический и т.д. Вместе с тем междисциплинарное исследование явлений дискурсного порядка заняло центральное место в исследованиях взаимодействия языка и гендера.

В казахстанской лингвистике на протяжении длительного периода времени фактор пола рассматривался в лингвистическом описании наряду с иными прагматическими категориями описания. Анализ властных отношений и феминистский дискурс в лингвистике отсутствовали по причинам как политического, так и социального характера. Анализ имеющихся трудов позволяет определить ряд линий, по которым ведется интенсивная исследовательская работа. В первую очередь это психо- и социолингвистические исследования (Б.Х. Хасанов 2004, М.Ж. Аренова 2005), а также изучение наименований лиц женского и мужского пола, категории рода и связанных с ней проблем референции (Р.С. Амренова 2005, Т.М. Абдрахманова 2005).

Таким образом, в самом общем плане исследование гендера в языкознании касается двух групп проблем:

- язык и отражение в нем пола. Цель такого подхода состоит в описании и объяснении того, как манифестируется в языке наличие людей разного пола (исследуются в первую очередь номинативная система, лексикон, синтаксис, категория рода и т. п.), какие оценки приписываются мужчинам и женщинам и в каких семантических областях они наиболее заметно выражены;

- речевое и, в целом, коммуникативное поведение мужчин и женщин, где выделяются типичные стратегии и тактики, гендерно специфический выбор единиц лексикона, способы достижения успеха в коммуникации, предпочтения в выборе лексики, синтаксических конструкций и т. д.

Несомненно, при изучении коммуникативного поведения необходимо учитывать гендерный фактор, так как общественные институты и культура, влияющие на гендерную социализацию, диктуют определенные стереотипы поведения, но при этом также нужно учитывать статус, возраст, принадлежность к социальной группе.

Данный обзор истории становления исследований в гендерологии дает основание утверждать, что нужно учитывать экстралингвистические и интралингвистические факторы влияния гендера на формирование дискурса, учитывать этнокультурную специфику, что очень важно для межкультурной коммуникации в эпоху глобализации.

Итак, приходим к выводу, что в настоящее время исследования в гендерологии рассматривают гендер не только как социальный конструкт, а также как институциализованный, ритуализованный и социокультурный феномен и его отражение в языке, но и конструирование в коммуникативном взаимодействии индивидов, что отражается на стремительном развитии новой отрасли в современном языкознании – лингвиcтической гендерологии.


  1   2   3   4

  • Рекомендовано к изданию Учёным советом ПГУ им. С.Торайгырова Рецензенты
  • 1 Теоретико-методологические основания гендерологии
  • Контрольные вопросы
  • 2 Лингвистическая гендерология как парадигма современных исследований