Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие для курсов «Основы журналистики» и«Основы творческой деятельности журналиста»




страница4/18
Дата15.05.2017
Размер3.62 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

в начало

 

НЕОБЪЯСНИМО, НО ВЛЕКУЩЕ

 

«Все слабости обычного человека прощу я Художнику,

но ни одной слабости Художника

не прощу я обычному человеку».

Леопольд Сулержицкий

 

Сегодняшняя массово-коммуникационная практика, а также практика политической, прежде всего предвыборной борьбы дает возможность выделить еще один ракурс проблемы учета в системе показателей аудитории СМИ эмоциональной стороны восприятия информации. В свое время американский исследователь Дж. Голдхабер описал так называемую харизматическую модель коммуникатора. В его исследованиях, анализировавших многолетнюю массово-коммуникационную практику, было доказано, что успех телевизионной передачи, как правило, гораздо меньше связан с ее информационным содержанием, чем с «харизмой» той личности, что транслирует новости, в целом передает какой-то объем информации в программе. «Харизма» им понималась как личный магнетизм. Голдхабер делал вывод о том, что на современном телевидении США представлены три типа харизматической личности:



      •          «герой» некая идеализированная в сознании аудитории личность: смел, агрессивен, говорит именно о том и то, что мы хотим слышать;

      •          «антигерой» «простой человек», «один из нас», с этим коммуникатором мы чувствуем себя «безопасно»;

      •          «мистическая личность» коммуникатор, внешне чуждый нам, ибо он необычен, непонятен нам, непредсказуем.

С точки зрения массово-коммуникативной практики, харизма – качество, подверженное развитию. В разные периоды аудиторией СМИ бывают предпочитаемы харизматические коммуникаторы разного типа, разного «уровня» обаяния, привлекательности, заразительности и т.д. Проведенный автором опрос, к примеру, показал, что сегодняшняя практика выдвигает на первый план прежде всего коммуникаторов харизматического типа из среды телеведущих.

Конечно, харизма – это не только особая биологическая заразительность, человеческое обаяние, это еще и умение самоорганизоваться, самостоятельно срежиссировать свое поведение, а может быть и привлечь к имиджмейкерской деятельности профессионалов из числа талантливых советников, психоаналитиков, режиссеров, визажистов, логопедов, педагогов по движению и т.д. Наше сознание защищается от водопада внешних раздражителей фильтром стереотипного восприятия мира, но, по образному замечанию Е.А. Блажнова, «на его плечах» имидж врывается в наше сознание.

Можно выделить четыре основные функции имиджа журналиста (коммуникатора):


      •          номинативная (заявить о себе, хоть как-то выделиться из числа себе подобных);

      •          эстетическая («облагородить» впечатление от собственного появления перед аудиторией, продемонстрировать наглядно чувство меры, художественного вкуса);

      •          психологическая (акцентирование внимания на харизме коммуникатора);

      •          адресная функция (связывает его со своей целевой аудиторией).

Все эти четыре функции имеют наглядные формы проявления в деятельности каждого успешно работающего журналиста, будь то в сфере телевизионной практики, радио или периодической печати. А доминирующей, по мнению экспертов, самих опрошенных журналистов, чаще всего является именно психологическая функция.

Психолог Вильям Джемс определял мистические состояния личности, как неизреченность, интуитивность, кратковременность, «второе рождение» и т.д. Чаще всего интуитивность определяет коммуникатору харизматического типа направление поиска информации; все остальные качества – всего лишь контексты ее дальнейшей трансформации, то есть, вторичны по сути. К примеру, «неизреченность» позволяет журналисту лишь быть загадочным, до конца не понятным в речах. Ясно, что бесконечно это продолжаться не может, и аудитории нужны «подтверждения» или «разоблачения» подобного образа жизни и творчества. Точно так же, как и при «кратковременности» – когда он не раскрывается в общении; уходит от ответов; таинственен в личной жизни и т.д. «Второе рождение» – вообще лишь способ стать после какого-либо события «причастным», «отмеченным», быть «вне понимания», когда действие ситуативно. Одним словом, и в данном контексте организации творческой деятельности журналистов интуитивность играет весьма важную роль.

Опрошенные нами журналисты-практики понятие «имидж» определили прежде всего, как «образ, которого в сфере массовой коммуникации до сих пор не было» (43 процента ответивших), как «респектабельность, располагающий внешний вид» (18 процентов), «уверенность в себе» (14 процентов), как «умение казаться, а не быть» (11 процентов) и т.д.

в начало

 

ПРЕДЪЯВИТЕ ВАШ... ИМИДЖ

 

«Раньше было интересно ПРО ЧТО,

потом стало интересно КАК,

а сегодня важно КТО.

Кто автор, каковы его взгляды,

чего он хочет от жизни».

Григорий Горин

 

Однако нужно учитывать тот факт, что имидж коммуникатора всегда упрощен по сравнению с объектом. Этот «публичный портрет» динамичен и в сознании аудитории нередко живет как бы «самостоятельной жизнью» и требует постоянной «фактологической» или «драматургической» подпитки. Он также находится как бы между реальным и желанным, восприятием и воображением.



Составляющие имиджа коммуникатора: внешние черты, характер, манера поведения, коммуникативные характеристики, «идейная платформа» и, главное, психологические качества коммуникативного лидера – то есть впечатление о нем в комплексе. Последнее особенно важно при подборе адекватного типажа, соответствующего запросам аудитории, ибо коммуникатор, как показало наше исследование, заключенный в рамки типа, воспринимается гармоничнее. Приведем несколько примеров.

Одним из признаков эволюции и демократизации российских средств массовой информации стала, как известно, «персонификация». В современной журналистике считается как бы и правилом дурного тона стесняться собственного имени, говорить не «от первого лица». Персонификация, охватившая СМИ, своеобразно откликнулась в поведении ведущих программ, журналистов периодической печати. Возникли образы-маски, последовательно воплощаемые в творчестве коммуникаторов. Можно назвать в «Комсомольской правде» тандем любопытных к жизни «новых русских» журналистов Г. Резанов – Т. Хорошилова; ранее – «Стаса», «уполномоченного заявить» из «Новой ежедневной (тогда еще) газеты»; ведущих авторских программ на российском радио и радиостанциях FM-диапазона и многих других.

Как нам кажется, весьма выразительные образы индивидуальных коммуникаторов были созданы Сергеем Шолоховым в авторской программе «Тихий дом» и Константином Эрнстом в «Матадоре»32[5].

Проанализируем основные составляющие. Шолохов играет нагловатого циника, действующего с интервьюируемыми провокационными приемами, повергающими в шок. Предположим, вопросом: «Вам не кажется, что ваш главный герой – импотент? И не сказалась ли в этом ваша личная проблема?» Как он сделал на фестивале в Англии, где пришедший в себя собеседник, видный режиссер, принялся с жаром говорить о собственной полноценности. Что и требовалось тележурналисту, жаждущему неординарных высказываний. Сергей активно связывает свое творчество с постановочными трюками художественного свойства (например, почтенные матроны играют пейзанок на фоне картонного «деревянного зодчества»), использует различные формы игрореализации.

Поскольку ирония лежит в основе стиля общения, распространенного в современной молодежной среде и получившего название «стёб», то и аудиовизуальный текст Шолохова вполне соотносится с этим стилем. Хотя надо сказать, что эпатажность «стёба» при чрезмерной его акцентированности нередко превращается в элементарную грубость или бытовую пошлость. Это, кстати, особенно свойственно даже не самому Шолохову, а его подражателям с региональных или местных телерадиокомпаний.

«Матадор», напротив, был лишен иронии и каких бы то ни было проблесков юмора. Программа предлагала зрителям свой эталон культуры. Культуры, понятой как внешний лоск и самоуверенность нувориша, «поднявшегося», то есть приобретшего, наконец, капитал и досуг, чтобы съездить в Европу, к примеру, посмотреть парад кинозвезд и отдохнуть в самом дорогом отеле на берегу лазурного моря – мечты каждого «нового русского». Любопытно, но по опросам экспертов выяснилось, что созданный в «Матадоре» образ оказывался приемлемым и для людей старшего поколения. Привлекали «элегантность, вежливость, истовая серьезность ведущего».

Нельзя не отметить последовательность в ношении выбранной маски, точнее скажем, имиджа тележурналиста: Эрнст почти никогда не выходит из образа, его нельзя и сегодня увидеть на экране растерянным, радостным или огорченным. Имидж неизменно хранит свою «витринность». Не случайно, что даже назначение в 1995 году К. Эрнста на высокую административную должность в телерадиокомпании ОРТ было обставлено как некое телешоу. Аудитория должна «прожить» со своим кумиром как бы целую жизнь, пережить его неудачи, но и радоваться его успехам.

в начало

 

ГЛЯЖУСЬ В ТЕБЯ, КАК В ЗЕРКАЛО

 

Если вы не можете изменить обстоятельства,

то измените свое отношение к ним.

Народная мудрость

 

Система показателей аудитории средств массовой информации не должна и не может быть «жесткой», строго фиксированной структурой, включающей одни и те же элементы, а должна быть постоянно развивающейся, открытой, откликающейся на все изменения. Это особенно важно подчеркнуть, поскольку аудитория СМИ, как мы убедились, – это постоянно изменяющаяся, развивающаяся коммуникативная общность, находящаяся в тесной зависимости от образа жизни людей, их потребностей, интересов, ценностных ориентаций.



Не последнюю роль в оценке системы показателей аудитории играют такие ее качества, как простота, надежность, оперативность. В связи с этим, на наш взгляд, есть необходимость выделения поведенческого аспекта фактора отношений «аудитория – коммуникатор». Он подразумевает анализ адекватности реакций аудитории при взаимосвязи с журналистом.

На первый взгляд, это вроде бы само собой разумеющееся явление массово-коммуникационной практики. Но необходимо иметь в виду, что конкретный представитель аудитории усваивает определенный объем информации лишь в случае адекватности данного имиджа журналиста его личным представлениям об уместной, может быть, даже единственно возможной форме подачи материала. В противном случае, как показали проведенные нами эксперименты, эффективность взаимовлияния практически равна нулю.

Проведем аналогии. Вы пришли в гости. Не знаете, как себя вести в той или иной ситуации. Есть «железное» правило: поступай так, как ведут себя хозяева дома. Не так ли бывает и в массово-коммуникационных отношениях? Смотрю, читаю, слушаю прежде всего тех, кто отражает, словно зеркало, мои собственные представления о журналистах...

Интересно в связи с этим, что тип «коммуникатор-женщина» для аудитории характеризуется прежде всего следующим образом:



      •          постоянно изучает окружающий мир;

      •          не признает авторитеты;

      •          легко принимает решения;

      •          полагается на интуицию;

      •          ничто необычное не пропускает;

      •          эмоциональна;

      •          не способна концентрироваться на том, что не интересует;

      •          в журналистских произведениях, как правило, эмоциональное преобладает над рациональным;

      •          данному типу коммуникаторов свойственно использование следующих творческих приемов: «заигрывание» с аудиторией в расчете на эмоциональное давление; «подстегивание» читателя, зрителя через «ох» и «ах»; интригующие намеки, журналистский домысел в форме предположения – как «последний аргумент»; некоторая немотивированная контекстом «расхлябанность» стиля изложения фактов; использование вместо вывода чьего-то мнения и т.д.

 

Тип «коммуникатор-мужчина» характеризуется так:



      •          убежден в своей «самоцели»;

      •          обладает влиянием на людей;

      •          стремится действовать единственно верно;

      •          хорошо обобщает, демонстрирует, доказывает;

      •          полагается только на решения рационального типа;

      •          трудности стимулируют творческий процесс;

      •          прагматик;

      •          личные взаимоотношения второстепенны;

      •          не выносит потерь времени и неэффективности;

      •          в журналистских произведениях, как правило, четко обозначена линия, которую проводит автор, заявлены цель, конкретный повод;

      •          данному типу коммуникаторов свойственно использование следующих творческих приемов: обязательна аналитическая оценка ситуации; изложение конструктивной позиции автора также чаще всего присутствует; много документальных подтверждений; богатое использование оценочной лексики; нередки скептические оговорки; как правило, стиль изложения фактов обусловлен заранее избранной коммуникатором формой произведения; и т.д.

в начало

 

УПРАВЛЕНИЕ ИМИДЖЕМ ЖУРНАЛИСТА

 

«Для того, чтобы нам было легче всего казаться такими, каковы мы в действительности,

хотя важнее всего, чтобы мы были такими,

какими хотим считаться,

все-таки надо преподать кое-какие наставления».

Марк Туллий Цицерон

 

Для человека естественна потребность в обновлении информационных связей с обществом, что открывает весьма эффективный путь влияния журналистики на субъективность представителей аудитории СМИ: создание у них истинных или ложных картин и образов, а в конечном счете влияющих на поведение, стиль жизни людей. Отсюда появляется возможность скрытого манипулирования чувствами, ценностными ориентациями, мышлением человека, которая связана, в первую очередь, с прагматическим аспектом функционирования журналистики в качестве общественного института.



Акцентируем внимание лишь на самой актуальной сегодня для практической деятельности средств массовой информации проблеме – формировании имиджа журналиста. Ведь мы отмечали, что аудитория СМИ в современных условиях все чаще склонна персонифицировать коммуникаторов всех типов: публичных политиков, журналистов, известных всем людей («поп-звезда», «спортсмен», «герой») и т.д. и т.п. Точно так же можно вести речь о своеобразной «персонификации» (но по другим основаниям) безличных коммуникаторов – в целом периодических изданий, телепрограмм или телевизионных каналов. Вспомните, как обычный человек зачастую даже название, любимой газеты к примеру, произносит в уменьшительно-ласкательной форме – моя «Комсомолка».

Главные характеристики имиджа в сфере деятельности СМИ можно описать, учитывая три обстоятельства:



      •          во-первых, имидж коммуникатора всегда упрощен по сравнению с объектом;

      •          во-вторых, этот имидж как бы живет самостоятельной жизнью в сознании аудитории, значит, динамичен и может изменяться;

      •          в-третьих, он находится между реальным и желаемым, восприятием и воображением.

Сам же процесс формирования имиджа можно разбить на несколько этапов:

      •          Выявление целевых групп, с которыми журналист, в первую очередь, собирается взаимодействовать.

      •          Изучение (хотя бы эмпирическое) пристрастий читателей, радиослушателей, телезрителей, с которыми индивидуальный коммуникатор предполагает взаимодействовать: образ, который он собирается создавать, должен отражать ожидания реальной и потенциальной аудитории.

      •          В качестве доминирующих, как показывает практика СМИ и наши опросы журналистов, можно назвать три составляющих «работающего» имиджа:

      •        умение говорить «на языке» своей аудитории;

      •        знание того, что именно сегодня ее волнует;

      •        острота ума и чувство юмора.

      •          Подбор журналистом и «примеривание» адекватного типажа, называемого еще «социальной ролью» коммуникатора.

      •          Привлечение внимания к персоне журналиста. Психологи по этому поводу замечают: говорить мы начинаем прежде, чем произносим первые слова. Следовательно, внешность, одежда, манера держаться и еще многое другое определяют едва ли не с первых мгновений коммуникативного контакта перспективность взаимоотношений коммуникатора и коммуниканта.

      •          Вербальный (текстовой) ряд – что и как излагает журналист, насколько аргументированно, убедительно.

      •          Способность вызывать доверие у своей аудитории, а также у потенциальных реципиентов (тех, кто мог бы быть вашим читателем, телезрителем, радиослушателем, но по каким-то субъективным причинам не стал им). Здесь можно говорить о незаурядности личных качеств журналиста, профессионализме, компетентности, может быть, даже определенном «стандарте на героя» у той или иной группы аудитории СМИ.

      •          Самый главный этап. Журналист (коммуникатор) должен для себя сам или с помощью профессиональных имиджмейкеров дать ответы на четыре простых вопроса:

      •        Чего я хочу добиться как профессионал?

      •        Что я могу (природой мне даровано лишь это)?

      •        Кто я сегодня как личность (воспитание, образование)?

      •        Что я должен сделать для того, чтобы добиться результата?

Сделаем вывод: формирование имиджа журналиста возможно лишь в действии. При этом акцентируется внимание на его выигрышных и вуалируется или как-то по-иному интерпретируется нежелательное.

в начало

 

ТВОРЧЕСТВО: И СИСТЕМА, И ИМПРОВИЗАЦИЯ

 

Журналист это литератор в спешке.

Из американского юмора

 

Мы уже размышляли над тем, что творческие способности к журналистской деятельности связаны с ее мотивацией (интересы и склонности), с темпераментом личности (эмоциональность), умственными способностями.



Следовательно, мотивы творческой деятельности во многом взаимосвязаны с особой «системой координат», на которой у каждого индивидуума в некоей последовательности представлены элементы индивидуального творческого мышления (исходя из природных, генетических и ряда других особенностей).

Такие, к примеру, как видение новых проблем в стандартных условиях, видение новой функции знакомого объекта, умение видеть альтернативу решения, умение комбинировать ранее известные способы решения проблемы в новый способ и ряд других33[6]. Человек воспринимает обычно в потоке внешних раздражителей лишь то, что укладывается в эту «систему координат» уже имеющихся знаний и представлений, а остальную информацию бессознательно отбрасывает, не замечая и не оценивая ее должным образом.



Специфика журналистского мышления. Она, как свидетельствуют результаты наших опросов журналистов-практиков, определяется самими носителями профессии, прежде всего, как «алогичная», то есть «не всегда и не все понимают, почему журналист обращается именно к данным фактам», «что побуждает его проявлять специфический интерес к явлениям, которые на обыденном уровне не вызывают у сталкивающихся с ними людей особых интеллектуальных усилий».

В теории журналистики, как правило, определяли и определяют специфику журналистского мышления лишь на основании общетеоретических выводов; не менее интересен, на наш взгляд, подход, при котором мы будем, опираясь на результаты нашего исследования и суждения самих практиков, говорить о том, что журналисты выделяют как технологически «продуктивные» показатели.

Прежде всего следует, видимо, сказать о так называемой способности к «сцеплению», то есть к объединению новых сведений с уже имеющимся багажом знаний. Так, более половины опрошенных нами журналистов (напомню, что всего участвовало в исследовании около трехсот человек) отметили, что в практической деятельности в редакции у них отсутствует возможность специализироваться на какой-то одной узкой теме, а более 40 процентов из числа всех ответивших вообще убеждены, что для сегодняшней журналистики не характерен принцип узкой специализации работников СМИ. Всякое мышление включает в себя функцию получения нового знания путем выведения из знания уже имеющегося. Но широта предметного поля в журналистике обуславливает концептуально-ориентировочный (термин Р.Г. Бухарцева) характер специальной подготовки журналиста, когда вершинные знания изучаемого предмета (порой мы путаем их с «верхушечными» знаниями) дают ему своеобразный ключ к пониманию, оценке той или иной проблемы или ситуации.

Что касается «авторских технологий» стимуляции подобной деятельности, то здесь можно выделить два подхода. Во-первых, подбор «концептуальных материалов в личном архиве». Около трети ответивших сообщили, что именно подобного рода книги, вырезки и копии, выписки и т.д. хранятся у них. Подбор чаще всего определяется принципом «то, что дает идеи, а не конкретную информацию». И, во-вторых, фиксирование каким-либо образом (в личном дневнике, блокноте, а примерно каждый двадцатый из ответивших осуществляет сегодня эту работу на специальных компьютерных файлах) эксклюзивно полученных сведений, личных впечатлений, размышлений по какому-то поводу и т.п. Разумеется, фиксирование не «для истории», а по какой-либо системе, помогающей при необходимости быстро найти этот исходный материал и применить его в повседневной практической деятельности.

Высокая мобильность журналистского мышления, подвижность умственной ориентировки личности предполагают и цельность восприятия. Людям сугубо логического склада ума, тем, чья профессия предполагает «мыслительный» характер повседневной деятельности, свойственно как бы дробить предмет восприятия, детально изучать, а уж затем, по выражению знаменитого физиолога И.П. Павлова, пытаться «оживить» для мыслительной деятельности. Журналист же чаще всего понятийное и образное начало диалектически соединяет. Происходит это непроизвольно, таким образом проблема или ситуация словно бы вписывается в более широкие контексты.

У большинства из участвовавших в нашем опросе журналистов, как правило, существовали свои подходы к анализируемому явлению. Но почти каждый второй вместе с тем отметил, что, допустим, при подготовке проблемного материала «главное – найти точный образ того, о чем собираешься писать или рассказывать». Еще более показательно это, конечно, для таких жанров, как очерк, фельетон. Но понятие «образ» в данном случае не подразумевает (или не только подразумевает) так сказать художественно-выразительное его значение. Образ – это еще и «упрощенное для себя понятие», и «то, как я вижу развертывание ситуации, процесс», и «та тональность, которая, в конечном итоге, определит суть моего материала».

То есть можно сделать вывод:

эмоционально-образная окраска неких абстрактных (в силу поверхностности знания сути предмета) схем и понятий существенна не только для передачи журналистом всего комплекса информационно-логических связей, но важна и для стимуляции самого процесса творческой деятельности.

Кстати говоря, психологи на основании многолетних исследований, экспериментов доказали, что для категории «художественных» профессий, по сравнению с категорией «мыслительных», характерен, например, повышенный эмоциональный слух, преобладание метафоричности и сюжетности ассоциаций, повышенная коммуникабельность, преобладание экстраверсии и т.д. Все это зафиксировано на уровне конкретных показателей и имеет под собой совершенно определенную психофизиологическую основу34[7].



Гибкость мышления, иначе говоря, способность легко переходить от одного класса явлений к другому порой, достаточно далекому по содержанию, также является одной из примечательных характеристик для людей этой профессии. У журналистов он тесно связан с так называемым боковым мышлением, лучше всех которое охарактеризовал французский психолог Сурье, писавший: «Чтобы творить – надо думать около». В нашем исследовании мы, помимо традиционных тестов «на сообразительность» (решаемость задач которых, по сравнению с контрольной группой, состоящей из людей «нетворческих» профессий, как правило, превышалась журналистами более чем на шестьдесят процентов), проводили эксперименты на способность увидеть путь к решению, используя «постороннюю» информацию. Причем таковой для участников чаще всего была информация, приобретенная, усвоенная в результате собственной профессиональной деятельности, полученная от ближайшего окружения, то есть, строго говоря, не всегда точная, полная, но позволяющая «пойти» по достаточно нетрадиционному пути. Специфичным было и то, что знания из области точных наук, естественнонаучных дисциплин использовались журналистами обычно в метафоричной форме или как ссылка на авторитетное мнение.

Легкость генерирования идей является еще одной важной составляющей творческой личности. Повседневная деятельность в сфере средств массовой информации предполагает достаточно напряженный ритм, причем журналист в силу специфики своей работы вынужден охватывать и объяснять несметное число разнородных фактов, явлений, соединять понятия и т.д. и т.п. Нередко именно он (может быть, даже в какой-то мере интуитивно) описывает явления, становящиеся своеобразным фундаментом для общетеоретических исследований. Особенно это примечательно для последних лет, когда часто в СМИ «обкатываются» или прогнозируются многие экономические, политические, юридические модели деятельности.

По мнению участников нашего опроса, это происходит чаще всего потому, что «в меру «поверхностные» представления журналиста о том или ином явлении действительности понятнее аудитории»; «журналист, не обремененный грузом стереотипов, взаимных обязательств, разного рода условностей, выступает в роли человека со свежим взглядом»; «он зачастую выполняет обязанности некоего третейского судьи, оценивающего ситуацию на уровне здравого смысла». В связи с этим важна и способность к оценочным действиям, а по-другому говоря – к выбору одной из многих альтернатив.



Способность к ассоциативному мышлению, умение сближать понятия легче всего рассмотреть на примере остроумия. Конечно же, оно свойственно многим журналистам, особенно в письменной речи, но мы в своих экспериментах попытались выявить особые способности журналистов к ассоциативному мышлению, анализируя проводимые интервью. Так, в пяти экспериментальных группах журналистов, в которые входили по пять представителей периодической печати и электронных СМИ, мы проводили следующий тест: через короткий промежуток времени зачитывали отрывки из десяти различных журналистских интервью, проводившихся работниками местных и центральных периодических изданий, радио и телевидения. Затем просили испытуемых записать как можно быстрее пять любых слов, ассоциирующихся у них с данным текстом, и тут же пять, которые, как им кажется, могли бы логически продолжить смысловой ряд в следующем сразу же по тексту отрывке данного интервью. Таким образом, 50 из более чем 200 участвовавших в эксперименте журналистов назвали пять тысяч слов.

Затем тот же самый ассоциативный эксперимент мы проводили с участниками из нескольких контрольных групп: школьниками, студентами философского факультета университета, представителями «нетворческих» профессий (точнее, тех, кто не связан с ежедневной работой над словом).

При обработке полученных данных мы подсчитывали слова, сгруппированные относительно одной идеи или одного объекта. К примеру, интервью с Леонидом Ярмольником «уложилось» у группы «нежурналистов» всего в две тематические группы – «развлечения», «киноискусство», у «журналистов» – в пять: к вышеназванным добавились еще «яркая личность», «сценография», «звездная болезнь». А вот интервью с Муслимом Магомаевым, соответственно в четыре и девять групп. Многое, кстати, зависело и от профессионализма автора. Так, разрыв между «лидером», чье интервью вызвало наибольшее число ассоциативных связей, – Владом Листьевым и «аутсайдером» – местным журналистом, был огромным – в 12 тематических групп. И именно в этом случае показательным было качественное и количественное различие (в среднем в 2–4 раза) процессов свободного течения ассоциаций.

То есть на основании этих результатов можно сделать вывод, что способность к ассоциативному мышлению является достаточно четким показателем, характеризующим в целом предрасположенность человека к журналистскому труду. Этот вывод тем более важен, что в традиционной психологии большое количество группировок нередко связывается со случайностью образов, возникающих в сознании.

Наш же эксперимент свидетельствует, что в группе «журналистов» эти образы были объединены метафорическими связями, в отличие от результатов группы «нежурналистов». И еще. «Журналисты», как правило, на 80 процентов «улавливали» логический смысловой ряд, который характеризовал следующий по тексту авторский отрезок интервью. «Нежурналисты» же в подавляющем числе случаев (их показатель был равен лишь 12 процентам), что называется, уходили в сторону от авторской логики. Как нам кажется, данная методика и подобный подсчет позволяют дать дополнительную характеристику внешней или внутренней направленности сознания, а также могут быть использованы при профессиональном тестировании работников СМИ и абитуриентов, поступающих в вузы творческого профиля.

Что же касается более привычного анализа способности творческой личности к ассоциативному мышлению через понятие «остроумие», то, мы думаем, здесь больше известного. На этом принципе зиждутся многие анекдоты, бытовые шутки, меткие высказывания. Самый распространенный прием – использование многозначного слова или неожиданной концовки.

Но еще А.С. Пушкин заметил, что «остроумием называем мы не шуточки, столь любезные нашим веселым критикам, но способность сближать понятия и выводить из них новые и правильные заключения»35[8]. Мера смысловых расстояний между понятиями – количество ассоциативных «шагов». По-настоящему творческий человек постоянно стремится их сокращать в мыслительной деятельности, зачастую даже неосознанно. Чем быстрее это удается в поиске переходных понятий при работе, допустим, над письменной речью в массово-коммуникационном творчестве, тем ярче и неожиданнее они будут, тем больший потенциал журналист сможет продемонстрировать.

Следовательно, речь нужно вести о конкретных технологиях творческой деятельности журналиста.



Каталог: files
files -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
files -> Краткая биография Пушкина
files -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

  • «герой»
  • в начало
  • в начало УПРАВЛЕНИЕ ИМИДЖЕМ ЖУРНАЛИСТА
  • Выявление целевых групп
  • Подбор журналистом
  • Вербальный (текстовой) ряд
  • в начало ТВОРЧЕСТВО: И СИСТЕМА, И ИМПРОВИЗАЦИЯ
  • Специфика журналистского мышления.