Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебное пособие для 2 студентов класса Сергиев Посад




страница3/15
Дата11.01.2017
Размер2.52 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СВЯЩЕННОГО НОВОЗАВЕТНОГО ТЕКСТА Анализ исторических свидетельств об истинности текстов Нового Завета был бы неполным, если бы он не был дополнен рассмотрением вопроса о том, в какой мере сохранились апостольские писания. Этот вопрос тем более вызывает сомнение, что подлинные произведения апостолов до нас не дошли. Однако утрата подлинников легко восполнялась распространением многочисленных списков с подлинников, постоянное чтение которых за богослужением делало почти невозможным внести какую-нибудь злонамеренную или же ненамеренную порчу. Однако даже при тщательном хранении рукописей не удалось избежать разночтений и погрешностей в их различных вариантах. Вот почему возникает необходимость проверки новозаветного текста по более поздним историческим данным, к которым относится множество новозаветных рукописей IV-XVI веков, а также новозаветные переводы и цитаты из творений древних Отцов Церкви. Текстологический анализ этих источников позволяет судить об изменениях, которые претерпел новозаветный текст. Прежде всего необходимо установить структурные изменения текста, связанные с появлением новых орфографических и грамматических норм. Если в древности все рукописи писались в сплошную строку, без разделения слов, без всяких знаков препинания, то начиная с Х века в рукописи вносятся словоразделения, которые оказывали большое влияние на определение смысла какого-либо Священного Писания. Кроме того, деление новозаветного канона было вызвано и использованием текстов Священного Писания в богослужении. Для того, чтобы облегчить поиски того или иного места, вводилось разделение текста для частного и церковного употребления. Еще в III веке, задавшись целью составить симфонию Евангелий, диакон Александрийской церкви Аммоний сопоставил Евангелие от Матфея с повествованием других евангелистов. Этот труд продолжил и усовершенствовал Евсевий, для чего потребовалось разделить текст на определенные смысловые отрезки (перикопы). Аммония — это небольшие отделения, меньше наших глав. Евсевий Кесаринский составил 10 таблиц — «канонов», в которых совместил по содержанию и созвучные повествования Евангелий. Эти таблицы содержат в параллельных столбцах номера соответствующих перикопов Аммония. Они не потеряли своего значения и сегодня. В первой таблице содержатся повествования, имеющиеся у всех четырех евангелистов; в последующих второй, третьей и четвёртой таблицах — повествования, находящихся у трех евангелистов (во второй — у Матфея, Марка, Луки; в третьей — у Матфея, Луки, Иоанна, в четвертой — у Матфея, Марка, Иоанна). В пятой, шестой, седьмой, восьмой и девятой таблицах — повествования, имеющиеся у двух евангелистов (в пятой — у Матфея и Луки, в шестой — у Матфея и Марка; в седьмой — у Матфея и Иоанна; в восьмой — у Луки и Марка; в девятой — у Луки и Иоанна). Наконец, десятая таблица включает неповторяющиеся места у всех евангелистов. В середине V века диакон Александрийский церкви Евфалий разделил текст апостольских чтений на стихи таким образом, чтобы можно было прочитать его, не прерывая дыхания (предполагают, что он разделил также и текст Четвероевангелия). Текст Апокалипсиса был разделен в следующем столетии Андреем Каппадокийцем. В конце книги обыкновенно обозначалось число глав и стихов. При переписке каждый стих отделялся точкой. Однако на первых порах у разных переписчиков разделительные знаки были различны. Позднее были введены существующие ныне знаки, которые окончательно утвердились в ХVI веке после изобретения книгопечатания Алдусом Мануцием. В основу своего деления для церковного употребления Евфалий положил число воскресных и праздничных дней (54 воскресных и 3 праздничных), в соответствии с которым и книги Апостола имели 57 отделений. Таким образом, по его плану Священное Писание Нового Завета должно было в течение года полностью прочитываться (за исключением Апокалипсиса, который не употреблялся в церковных собраниям). Этот план, однако, не был принят всей Церковью. Традиция евангельских и апостольских чтений за богослужением начала складываться задолго до Евфалия. Так, во время праздника Пасхи читали историю Воскресения Иисуса Христа в один день по одному евангелисту, в другой — по другому и т.д. Между Пасхой и Пятидесятницей читали книгу Деяний. Первоначально в различных Церквах этот выбор был различным, но уже к концу IV века был выработан единый порядок церковных чтений. Впоследствии с увеличением числа праздников и расширением круга богослужений число делений новозаветного текста увеличились, и образовались зачала, которые определяли порядок чтений на каждый день года. Считают, что на Западе они появились в V веке, а на Востоке несколько позднее, в VIII веке при святом Иоанне Дамаскине. В настоящее время в славянском и греческом тексте Нового Завета насчитывается 368 евангельских зачал, из них в Евангелии Матфея — 116, Марка — 71, Луки — 114, Иоанна — 67 и 335 — апостольских, причем некоторые из них разделяются еще на полуначала. На главы текст Священного Писания разделил архиепископ Кентерберийский Стефан Лангтон в ХIII веке и этим воспользовался испанский кардинал Гюго, а на стихи — в ХVI веке парижский типографщик Роберт Стефан. Происходили изменения, касающиеся содержания текста Нового Завета. Одни из них с проистекали из неудобств, связанных с переписыванием, а также вследствие ошибок зрения или смещения букв, перестановки слов, пропуска или повторения слов и предложений у неопытных переписчиков. Другие носили характер преднамеренного исправления и дополнения текста. В одном случае хотели устранить непонятные и устаревшие слова или выражения, придать тексту современный колорит, либо устранить встречающиеся в новозаветных книгах исторические, географические и догматические трудности. Прибавления в тексте делались для того, чтобы приспособить его к богослужению. Прибавляемые таким образом слова и стихи вносились прямо и оставлялись во многих рукописях наряду с первоначальным текстом. Чтобы сохранить текст неповрежденным, появились потребности его критического анализа и очищения от чуждых наслоений. Критическими исследованиями текста Нового Завета занимался еще Ориген. В конце III — начале IV века большую работу по исправлению и восстановлению текстов провели египетский епископ Исихий и антиохийский пресвитер Лукиан (мученик). Однако по декрету Римского папы Геласия (около 495 года) эти исправления были признаны ошибочными и не получили одобрения Церкви. Ко времени появления первых печатных изданий Нового Завета а ХVI веке не удалось достичь единообразия текста. Первое печатное издание новозаветного текста появилось в ХVI веке. Оно было издано под руководством архиепископа Толедского, кардинала Ксименеза в Комплюте в Испании. Комплютенская полиглота включает Ветхий и Новый Завет на древнееврейском и древнегреческом языках в латинском переводе. В основе новозаветного текста лежат рукописи IV-VIII веков, присланные папой Львом Х. Издатели предпочитали чтения, которые согласовывались с Вульгатой. Вскоре после издания Комплютенской полиглоты в Базеле появилось издание Эразма Роттердамского, в основу которого были положены базельские рукописи. Однако и по своему количеству и по древности они уступили тем, которые лежали в основе Комплютенского издания. Это издание также уклонялось от рукописей в пользу Вульгаты. Многочисленные последующие издания не отличались самостоятельностью и следовали либо Комплютенскому, либо Эразмову изданиям. Некоторую самостоятельность и критическую направленность имеют издания Роберта Стефана и Федора Безы. Первое из них послужило эталоном для многих последующих изданий. Стефан использовал 15 рукописей, исследованных его сыном. Это был шаг вперед. Федор Безе кроме многих древних рукописей пользовался сирийским переводом Пешито и арабским переводом. Впрочем, он лишь уточнял текст Стефана, при этом делал это не всегда удачно. В ХVI веке греческий текст Нового Завета, став предметом коммерческих предприятий, выдержал многие расходящиеся друг с другом издания, в которых произвольно смешивались различные редакции греческого текста, внося разногласия и путаницу. В ХVII веке появляется «tekstus receptus» — основной текст, изданный братьями Эльзевир. Он основывался на издании Безы и долгое время оставался общепринятым. С конца ХVII века «tecstus receptus» подвергся тщательному критическому исследованию, в процессе которого сличались древние рукописи и переводы. Их результатом стали издания Бенгеля (1734), Грисбаха (1774), Лахмана (1831), Тишендорфа (1841) и др. Основой для изучения новозаветного текста являются древнегреческие рукописи, переводы и цитаты из творений святых Отцов. Самый древний отрывок новозаветного текста относится ко второй половине II века. Среди древних кодексов назовем: Синайский кодекс — IV век, который содержит значительную часть Ветхого Завета и весь Новый Завет с посланием Варнавы и первой частью «Пастыря» Ерма; Ватиканский кодекс — IV век, в который входит весь Ветхий и Новый Завет, за исключением посланий к Тимофею, Титу, Филимону, несколько частей из послания к Евреям и Апокалипсиса; Александрийский кодекс — V век, подаренный в 1628 году английскому королю Карлу I, заключает в себе греческий текст всего Ветхого и Нового Завета. К кодексам следует добавить древние переводы: Сирийский перевод «Пешито» (II — начало III века); Коптский перевод (начало IV века.); Латинский перевод, претерпевший несколько исправлений, начиная со второй половины II века. Окончательно он был принят лишь в переводе блаженного Иеронима при римском папе Дамасе; Армянский перевод (начало V века); Грузинский перевод (VI век); Славянский перевод (IХ век), сделанный святыми равноапостольными солунскими братьями Константином (Кириллом) и Мефодием. Для изучения истории текста существенное значение имеют цитаты из творений святых Отцов. Первоначально цитация носила произвольный характер. Но уже святитель Иоанн Златоуст является первым систематическим исследователем Евангелия от Матфея и Иоанна. Татиан составил первую евангельскую симфонию. Ефрем Сирин написал на нее толкование. Понятие о Евангелиях Наиболее важной частью Новозаветного канона являются Евангелия. Слово Евангелие означает благую, радостную весть, доброе известие, или, в более узком смысле, радостную весть о Царствии Божием (Мк. 1, 14), Царствии Небесном (Мф. 3, 2). Пришествие в мир Иисуса Христа, Сына Божия и устроение Им Царства Небесного на земле исполнило обетование о спасении, которое Бог дал праотцам в Ветхом Завете (Мк. 1, 1; Рим. 1, 9). Как весть или проповедь о Всеблагом Спасителе, эти книги по справедливости называются Евангелиями и получили такое название от самих писателей (Мк. 11), подобно тому как проповедь о Царствии Божием и о Себе Сам Иисус Христос называл Евангелием (Мф. 24, 14; Мк. 16, 15), что и послужило основанием для святых апостолов называть свои писания Евангелием. Для различения Евангельских текстов к слову Евангелие стали прибавлять имя его автора. В таком виде Евангелия оформлялись уже в греческих рукописях и употреблялись всеми Отцами и учителями Церкви начиная со II века. Важно отметить, что указание на авторство — от Матфея, от Луки — следует понимать не как то, что данное Евангелие принадлежит лично им, но через них и по их описанию Сам Иисус Христос и Дух Святой сообщают его Церкви. Матфей, Марк, Лука, Иоанн лишь описали дела, учение и проповедь своего Божественного Учителя, насколько каждому из них это было доступно. Слово Божие преломилось в человеческом сознании, получив различное выражение в текстах Евангелий. Поэтому в Евангелиях есть особенности и различия. Каждое из них выражает учение и жизнь Христа в зависимости от их индивидуального восприятия евангелистами. В предисловии к своему Евангелию (1, 1-4) святой апостол Лука отмечает, что появилось много исторических записей о жизни, делах и учении Господа. Во втором веке их число увеличивается за счет апокрифических книг. Появляются Евангелия «от египтян», «от 12 апостолов», «от Фомы», которые однако, не были признаны Церковью. Истинность евангельского повествования полно и всесторонне была раскрыта в принятых Церковью четырех Евангелиях, самое указывает на всеобщность Евангелия для народов. Первые три евангелия получили название синоптических,1 поскольку имеют между собой много общего в повествовании о жизни Иисуса Христа. Четвертое Евангелие отличается от первых трех как своей структурой, так и характером изложения. Символическое изображение Евангелий, употребляемое с древнейших времен, позволяет судить о характере повествования. Образ человека-ангела соответствует повествованию Матфея, поскольку он изобразил Христа как человека Мессию. Образ льва указывает на божественную силу и власть Христа, Который останавливает ветры и унимает бурю. Он характерен для Евангелия от Марка. Образ тельца, который связан с повествованием евангелиста Луки, прообразует жертвенное первосвященническое служение Иисуса Христа, Который берет на Себя грехи мира. Воспаряющая мысль евангелиста Иоанна Богослова, его проникновение в тайны Божии, образный язык сравниваются c орлом. Остановимся теперь более подробно на каждом из евангельских повествований.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15