Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Учебно-методическое пособие «История печати Дона и Северного Кавказа ХХ века»




страница3/4
Дата02.07.2017
Размер0.68 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   2   3   4
    Навигация по данной странице:
  • Тема 3.
Тема 2. Система ценностей в публицистике К. Хетагурова
По определению, публицистика – род произведений, посвященных актуальным проблемам и явлениям текущей жизни общества. Публицистика существует в словесной (письменной и устной), графической (плакат, карикатура), фото- и кинематографической, театрально-драматической и др. формах. В системе журналистики публицистика, совмещающая черты разных видов творчества, в т.ч. науки и искусства, – одна из распространенных форм массовой информации.

Принято считать, что социальное предназначение публицистики – формирование общественного мнения, что является важной, но не единственной функцией публицистики. Прохоров Е. П. акцентирует внимание на социально-педагогической и информационно-познавательной функциях публицистики.

Публицистику называют искусством слова. Такое определение прекращает споры о том, можно ли отнести этот вид деятельности к искусству или он является исключительно журналистской практикой. Несмотря на то, что художественность и образность – неотъемлемые черты публицистики (неслучайно многие публицисты являются известными поэтами), основным материалом, которым оперирует публицист, остается факт.

Специфика авторства в публицистике – идентичность личности публициста. Автор – известное читателю лицо, человек, говорящий современным языком, бывший на месте события или оперирующий не вызывающими сомнения документами, что важно для установления связи между автором и читателем и создания убеждения в достоверности информации. В этом аспекте важность роли региональных публицистов, которые устанавливают качественно новые связи автора и читателя с привычной, казалось бы, окружающей средой, подчеркивают важность определенных происходящих событий, выделяют наиболее значимые факты и наделяют их объяснительной силой, умеют обобщить конкретные местные события и увидеть в них типичное и общее, несомненна.

Публицистами поднимался ряд чрезвычайно разнообразных проблем. Каждый из них имел разный социальный вес и политический масштаб. Но все они внесли уникальный вклад в развитие региональной публицистики, пытаясь обозначить насущные проблемы современности и найти результативные пути решения.

Коста (Константин) Леванович Хетагуров (1859 – 1906) – талантливый осетинский поэт, просветитель, скульптор, художник, основоположник осетинского литературного языка и осетинской литературы.

Публицистика Коста Хетагурова, по сравнению с его литературно-художественным творчеством, изучена не достаточно широко.

Причину особой силы его публицистического воздействия емко выражают слова самого автора: «Я никогда своим словом не торговал, никогда ни за одну строчку ни от кого не получал денег… И пишу я не для того, чтобы писать и печатать, потому что и многие другие это делают. – Нет! Ни лавры такого писания мне не нужны, ни выгоды от него… Я пишу то, что уже не в силах бываю сдерживать в своем изболевшем сердце». Исследователи творчества К. Хетагурова подтверждают, что факты его журналисткой деятельности дают основание считать, что он ни разу не вступил в сделку со своей совестью, ни разу не поступился своими убеждениями.

Отсчет просветительской деятельности К. Хетагурова принято вести с 1885-1891 гг., когда он жил во Владикавказе, после отчисления из Петербургской академии художеств. В 1891 г. впервые оказался в ссылке.

Из-за отсутствия периодической печати на осетинском языке, в Осетии он был известен в основном как поэт, в России – как публицист. Исследователи считают, что многогранный талант Хетагурова был пробужден и обострен переломным историческим моментом как в судьбе российского государства, так и кавказского региона. Стремительный переход на рубеже XIX–XX столетий от патриархально-родовой системы к капиталистическим отношениям обусловил кардинальные изменения во всех сферах жизни. Любовь Коста к своей земле и людям была очень глубокой, насыщенной прогрессивным социальным содержанием. Стремление улучшить жизнь осетинского народа стала основным побуждающим стимулом его творчества.

Публицистика сконцентрировала в себе иерархию духовных ценностей автора, в которых этнический компонент находится в неразрывной связи с русской и мировой культурой. Изучение публицистики талантливого осетина позволяют определить систему его убеждений и принципов, побудительных причин его неутомимой общественной деятельности и огромного влияния, которое Хетагуров оказал на развитие Осетии при смене веков и формаций.

Появление К. Хетагурова было обусловлено требованиями времени и явилось важным историческим звеном в отношениях между царским правительством и коренной народностью региона. Отмена крепостного права, стремительно развивающийся капитализм, разрушение патриархальных отношений стали причиной кардинальных изменений в жизни осетинского народа, который был вовлечен в эти процессы, дезориентирован, нуждался в просветительской поддержке, социально-политической защите, отстаивании прав.

Активная публицистическая деятельность К. Хетагурова началась в 1893 г. в Ставрополе, где он вовлекается в бурную общественную работу и одновременно становится секретарем редакции «Северный Кавказ». Став главным редактором, он приглашает в газету новых работников, в основном – учителей и служащих. Благодаря влиянию К. Хетагурова, который «трудится как каторжный», популярность газеты стремительно растет.

Одной из главных целей издания становится агитация интеллигенции к тому, чтобы приобщать народ к культуре. Другое неисчерпаемое направление приложения сил публициста – государственное политическое и социальное устройство российского государства. Среди просветительских публикаций было много статей и заметок, объясняющих различные явления природы, новейшие достижения науки, медицинские новшества и открытия. Печатались библиографические и литературно-критические заметки и статьи.

В 1897 г. Хетагуров уходит из «Северного Кавказа», из-за расхождений с владельцем газеты. Но журналистику не бросает, печатается в различных российских газетах и журналах («Сын Отечества», «Санкт-Петербургские ведомости», «Юг» (г. Херсон), «Казбек» (Владикавказ), затем возвращается в «Северный Кавказ» (Ставрополь).

Публицистика Хетагурова названа исследователем Н. С. Тихоновым «боевым видом деятельности, охватывающим все вопросы общественной жизни»: от строительства дорог, книготорговли, положения рабочих в России и во Франции, взяточничества государственных чиновников, до еды крестьян и проявления ксенофобии…

Одной из главных тем публицистики было освещение вопроса национальной специфики жизненного уклада осетин. Насаждение царским правительством новых норм существования без учета этнических привычек и предпочтений вызывало у коренного население отторжение и порождало конфликтные ситуации.

В статьях («Зиу», «Помощь пораженному молнией»), этнографическом очерке («Особа») и поэтических произведениях (поэма «Плачущая скала», стихотворение «На кладбище») К. Хетагуров рассказывал об исконных традициях, обычаях осетин, о факторах, которые формировали этническую картину мира. Жизненная необходимость заставляла публициста объяснять модели поведения коренного населения. Например: «вредные», с точки зрения великодержавных шовинистов, насаждающих новые правила, обычаи для осетин имели статус законов – «адатов», предписывающих определенные действия тому, кто совершил преступление.

Трезво смотря в будущее, Хетагуров понимал неотвратимость вхождения горских народов в мировое социокультурное и экономическое пространство, поэтому объяснял осетинам отжившее, на его взгляд, значение некоторых обычаев и обрядов (огромный калым, кровомщение, разорительные поминки и абречество; статьи «Общественный приговор», «Владикавказские письма», «Накануне» и др.), чтобы путем постепенного изменения в мировоззрении помочь горцам в эпохальном приобщении к интернациональной культуре и соответствующему образу жизни. С другой стороны, публицист не мог удержаться от критики жестких бескомпромиссных шовинистических мер царского правительства, которые не только не способствовали их цели, а приводили к прямо противоположным результатам.

Этнической доминанте – свободолюбию как самому священному праву осетина – посвящены публикации, в которых называются и связанные с этим понятия чести, славы, позора. В суровых условиях горской жизни, с очень узким кругом развлечений, без излишеств, формировалась и возвеличивалась не материальная система ценностей. Сохранить свободу даже ценой жизни – было нормой, и вся жизнь, с ее традициями и обрядностью, законами и обычаями была проникнута этим. А произведения устного народного творчества, изобилующие подвигами героев, были первыми духовными и деятельностными ориентирами для настоящих горцев. Впитав национальную культуру с младенчества, в своем творчестве Коста был похожим на образы и символы национальной культуры.

Понятием свободы проникнута и другая приоритетная тема автора – тема единения людей, их разума и трудовых усилий в одно процветающее общество без учета национальной и расовой принадлежности, вероисповедания, уровня нравственного и исторического развития (статьи «Наши муллы», «Письма из Владикавказа» и др., стихотворения «На Пасху», «Не упрекай меня, что я забросил лиру…» и др.). Хетагуров одинаково страстно выступал в защиту осетин, русских, украинцев, кабардинцев, ингушей, грузин. Он страстно отзывался и на международные события, такие как «дело Дрейфуса» и англо-бурская война (статья «Письмо в редакцию газеты «Юг», стих. «Вите» и др.).

В некоторых аспектах понятие свободы преломляется и соотносится не с личной свободой каждого, а с раскрепощением целого народа и независимостью от гнета поработителей. Жизнь человека находится в связи с судьбой народа и принадлежит ей. Высшее достоинство личности заключается в жертвенном служении высшим идеалам. Отсюда, проявление высшей константы каждого человека, вставшего на борьбу с угнетателями, – жертвенность и необходимость выбора. Этой вынужденной жертвенности, возвышающей личность, преодолевающую притяжение обыденных удовольствий, ради великой идеи освобождения, подчинена вся активная жизнь и творчество самого Хетагурова.

Участь и положение женщины находят отклик и в поэтическом (поэма «Фатима», стихотворение «На смерть горянки», «Мать сирот» и мн. др.), и в публицистическом творчестве («Женское образование в Осетии», «Владикавказские письма (Маленькая история)» и др.).

Однако, современные исследователи, в противовес исследователям советского времени, утверждают, что идеи Хетагурова не были революционными, поскольку своей целью имели исключительно общечеловеческие ценности. Публицисту не была свойственна революционная радикальность, характерная народниками. И его демократические идеи, которые он излагал на страницах периодических изданий и облекал в поэзию, не были призывом к революции. Они, скорее, ближе к идеалам эпохи Просвещения – «свободе», «равенству», «братству», и являются борьбой за справедливость с помощью литературной деятельности (статьи «Неурядицы Северного Кавказа», «Владикавказские письма», «Избави Бог и нас от этаких судей» и мн. др.).

Просветительская деятельность Коста Хетагурова ускорила процессы образования в Терской области, послужила его проникновению во все социальные слои. Он писал о необходимости учреждения новых средних и высших учебных заведений. Выступал в защиту конкретных школ, ратовал за школы для девочек, что имело революционное звучание, с учетом общего бесправного положения женщины. Публицист отлично осознавал значение просвещения. Из его шестидесяти статей и заметок вопросы просвещения и образования поднимаются в четырнадцати случаях. Образованные люди, по мысли Хетагурова, переставали быть объектом легкой манипуляции и эксплуатации со стороны представителей царизма и становились участниками развития края.

Хетагуров стоял во главе передовой осетинской интеллигенции, которую вовлекал в продвижение многих выше изложенных идей.

В технологическом аспекте публикации Коста Хетагурова называют образцом газетного стиля. Идиоматичность, присущая стилю Хетагурова, наделяет его публикации живым и этноколоритным стилем. Запоминаемость его текстов достигается разными приемами: в публикациях есть и беглые, но запоминающиеся характеристики, откровенные выпады критического и сатирического характера, и развернутые картины, и развернутая логическая аргументация, завершающая каждую статью, художественность и изобразительность. Чтобы избежать цензурных правок, Хетагуров нередко прибегал к эзопову языку. Он мастерски использовал эпитеты, сравнения, метафоры, метонимию, градацию, для усиления выразительности и экспрессии. В воссоздании картин жизни пользовался приемами детализации и жанром зарисовки.

Для выражения иронии и сарказма автор использовал ряд приемов создания художественной образности. Хетагуров прибегал к стилизации (древнерусского фольклора, сказочного повествования). Что выражалось и грамматическим строем предложения, и лексикой (см.: «Тартарен», «Чичиков», «Впечатления бытия» и др.). Хетагуров виртуозно владел словом, облекая в форму необходимые для выражения мысли.

Таким образом, тематика произведений талантливого публициста была разноплановой, соответствующей целям, которые ставил перед собой автор. В связи с этим трансформировался язык: его произведения по стилю приближались то к научным, то к художественно-беллетристическим. Автор добивался блестящих результатов. Многогранный талант – поэта, прозаика, художника – делал слово весомым и действенным, что является главным достоинством публицистики.

Заслуги Коста Хетагурова перед осетинским народом столь велики, что он до сих пор является его символом. Но и как российский публицист этот автор занимает видное место. И многие его идеи очень актуальны для нашего времени.


Тема 3. Публицистическая деятельность Я. Абрамова, А. Серафимовича, К. Тренева.

Я. В. Абрамов (псевдоним – Федосеевец) (1858 – 1906) – публицист, литератор, журналист, исследователь народной жизни.

Имя Якова Васильевича Абрамова известно, в основном, в связи с «Теорией малых дел». Остальное его творчество, связанное с публикациями в изданиях донского и северо-кавказского региона, или «провинциальной печатью», изучено не достаточно.

Яков Абрамов родился на Северном Кавказе, в г. Ставрополе-Кавказском, в мещанской семье. Поступил в Петербургскую медико-хирургическую академию, откуда в 1878 г. был отчислен, привлечен по «делу о распространении книг преступного содержания», выслан из Петербурга. Но уже в 1881 г. вернулся в Петербург и начал неутомимо и плодовито печататься в столичных (постоянный сотрудник «Отечественных записок») и провинциальных (в частности донских – например, «Приазовский край») изданиях. В 1885 г. работает в «Северном вестнике»; ведет отдел «Из провинциальной печати». Региональная проблематика – главное направление его публицистики.

Примерно тогда же, с середины 80-х гг. XIX в ., считающегося «самым реакционным» временем столетия, Абрамов сотрудничает с «Неделей» и становится во главе течения, названного по его имени «абрамовщиной». Общественные ожидания, возникшие в ответ на обнадеживающие реформы 1860-х гг., оказались беспочвенными, и активная часть общества перестала надеяться на их реализацию. Развитие получили сразу три заметные социально-политические концепции, разделившие прогрессивно мыслящих энергичных людей на три течения: «теория больших дел», или революции; «история непротивления злу» Л. Толстого и «теория малых дел» Абрамова.

«Теория малых дел» противопоставлялась теории революционных свершений. Абрамов призывал и столичную и провинциальную интеллигенцию к народничеству, к сосредоточению внимания и энергии на «малых делах», на «тихой культурной работе» – нужно идти «в народ», в земские врачи, в учителя и т.п.

В противовес активизации идейно-полярных общественных сил и их бурной пропаганде и агитации начинают действовать новые цензурные законы. Что служит образованию Союза в защиту свободы слова. Деятели провинциальной прессы, выступающие против дискриминации местной периодики, поднимают новую волну обсуждений правового вопроса. В 1901 г. в газете «Приазовский край» появилась серия статей Я. В. Абрамова о положении провинциальной печати.

Автор описывал неравноправное положение столичных и провинциальных изданий. Столичные издания выходили без предварительной цензуры, в отличие от местных, кроме особенно преданных правительству «Южного края», «Киевлянина», «Виленского вестника». Столичные газеты могли быть приостановлены цензурой на срок не более 6 месяцев после получения трех уведомительных предупреждений, местные газеты закрывались сроком до 8 месяцев. Абрамов отмечал, что большая часть приостановленных цензурой провинциальных газет, закрывается именно на максимальное количество месяцев, что обычно влечет полную потерю подписчиков и прекращение самого издания.

Еще одной губительной предпосылкой для свободы слова и существования местных газет являлась специфика цензуры: в губернских городах, в отличие от столиц, цензуру осуществляли губернаторы. Местные чиновники действовали с крайним субъективизмом, бесконтрольно. В статье «Кому нужно молчание провинциальных газет?» Я. В. Абрамов пишет, что их безгласие нужно не государству, а тем, кто боится гласности, что весь опыт цензуры местных периодических изданий, ее жалкое положение являются основанием отмены предварительной цензуры.

В начале 1890-х гг. общественно-политическая ситуация изменилась, общество склонилось в сторону кардинальных преобразований, и «теория малых дел» перестала быть популярной. Абрамов погружается в проблемы народного просвещения и образования, издавая просветительские книги «Популярная юридическая библиотека», «Новейшие успехи знания», биографии Колумба, Франклина, Фарадея, Песталоцци и др. – в «Биографической Библиотеке» Ф.Ф. Павленкова. Постепенно отходит от публицистики.
Александр Серафимович Серафимович (настоящая фамилия – Попов) (1863 – 1949) – писатель, публицист.

Родился в станице Нижне-Курмоярской Области Войска Донского, в семье казачьего есаула. Детские впечатления связаны с пребыванием в казачьих полках в Польше, а с 1873 г. – до 1883 г. – с Доном, станицей Усть-Медведицкой, где окончил классическую гимназию. Смерть отца и материальные лишения осложнили жизнь, но у будущего литератора хватило мужества и сил, закончив гимназию, поступить на математическое отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Здесь он жадно учится, посещая дополнительные лекции юридического и естественного факультета, штудируя общественно-политические науки. В это время молодой человек не мог не подпасть под влияние революционно настроенных студенческих кругов. В 1887 г. был привлечен к дознанию по делу А. Ульянова и сослан в Архангельскую губернию.

Ссылка не остудила революционных настроений, и в 1890 г., вернувшись на Дон, он вел пропаганду в среде рабочих, входя в состав местной народовольческой группы.

В эти годы он сотрудничает с провинциальными изданиями «Донская Речь» и «Приазовский край», зарабатывает на жизнь уроками. Впечатление от ссылки нашли отражение в первых рассказах, здесь опубликованных, которые обратили на себя внимание В. Г. Короленко и Г. И. Успенского.

Уже в ранних очерках и рассказах (до 1905 г.) определяются тенденции творчества публициста – широта и разнообразие тематики: отражение жизни различных социальных слоев, особенно бедных и разорившихся людей, жизнь которых полна мрачной безнадежности и нужды. Одной из центральных тем всего творчества оставалась тема человека – крестьян и шахтеров, которых уродовал тяжелый труд. В продолжение, рисовались картины обнищания деревни, от которого люди бежали в город, где коммерсанты, высосав за бесценок последние силы, предоставляли людей самим себе. Описывалась животная бессмысленная жизнь мещанина уездной России.

В противовес возникали революционные, свойственные времени и молодости, темы и мотивы, дающие надежду на обновление жизни, изменение к лучшему. Проявился устойчивый интерес к вопросам эстетики и социальной функции печатного слова. Многие из очерков и рассказов были опубликованы гораздо позже написания.

В 1890-е-1900-е гг. создан целый цикл рассказов и очерков: «Инвалид», фрагменты под названием «Газета», «Около газеты», «Истинное происшествие», «Дьявол», «Разговор по душе», «Как создается газета», «Заметки», «Заметки» («Шаляпин»), «Бьют корреспондента», «Доверчивый читатель», «Брачные вагоны», «Скандал в благородном собрании», «Суворины сыны», «Зеленое поле», «На дне», «Выставка и балаган», «Литературные картежники», «Братья-газетчики», «Бойкое перо», «Тяжелое ремесло», «Преступление». Эти произведения стали отражением опыта работы в ростовских изданиях «Донская Речь» и «Приазовский край» и в московской газете «Курьер» (с 1902 г.).

В 1890-е гг. возникли и новые темы. Серафимович осознал противоречие между либерально-буржуазной и революционно-демократической публицистикой и журналистикой. Его занимала проблема взаимоотношений писателя и читателя, которая отразилась в статьях «Разговор по душам» и «Доверчивый читатель», опубликованных в «Донской Речи» в 1898 г. Эта тема сохранилась в его творчестве до конца.

За десять лет жизни в Донской Области, Серафимович написал более трех десятков рассказов и очерков, и огромное количество фельетонов, заметок, бытовых зарисовок, черпая живые факты из жизни донских городов.

Этот «провинциальный» период творчества Серафимовича называют характерным для литератора и публициста, становление которого приходится на бурные революционные времена при смене двух экономико-социально-политических эпох.

В 1930-е гг. XX в. Серафимович опубликовал серию очерков о коллективизации – «По донским степям», воплотивших впечатления автора разных лет.

Аллегоричное произведение «Капля» стала творческой декларацией литератора и публициста. Публицистические произведения Серафимовича были остросовременны, он жил по принципу «у газеты есть только сегодня». Но сиюминутность ежедневных новостей должна быть объединена позицией автора, и в таком случае «капля точит камень не силой, но частым падением».

Константин Андреевич Тренев (1876 – 1945) – писатель, драматург

К. Тренев родился на хуторе Ромашово Харьковской губернии в семье бывшего крепостного крестьянина. Через 5 лет после его рождения в поисках лучшей доли семья переехала в донские степи, на хутор, недалеко от станции Миллерово.

Одновременно учился и закончил Петербургский археологический институт и Духовную академию, в 1921 г. – еще и агрономический факультет Таврического университета.

Первое произведение – очерк «На ярмарку» – был опубликован в 1898 г. в газете «Донская Речь», когда К. Тренев был еще учеником окружного училища. Затем появились другие рассказы и очерки: «Помирились», «Черт на хуторе», «Сватание», «Травосеяние» и др. В 1903 г. К. Тренев начинает публиковаться в столичной прессе. Но основная его литературно-публицистическая деятельность в эти годы связана с газетами «Донская Речь» (Ростов-на-Дону) и «Донская жизнь» (Новочеркасск).

В этих произведениях обозначилась тематика, свойственная всему дооктябрьскому периоду творчества: деревенская тема и социальная неустроенность. И вместе с тем авторский стиль: юмористическая тональность и народно-поэтическая стилистика рассказов и очерков, отражающих события и ситуации весьма грустного содержания.

К. Тренев интенсивно сотрудничает с «Донской Речью». Становится постоянным ведущим разделов «Фельетон» и «Темы дня». Под псевдонимом «К. Харьковский» он писал о социальных и общественных язвах, о многообразных формах проявления зла и насилия.

Харьковский доставлял много беспокойства местным властям. Под влиянием Гоголя, Чехова, Салтыкова-Щедрина оттачивал он мастерство сатирика. Рассказы, фельетоны, «сценки с натуры» описывают косную действительность, создавая образы ограниченного пристава, везде желающего порядка и соблюдения субординации, злоупотребляющего своими полномочиями (памфлет «С натуры», «Донская речь», 1900); интеллигентов как любителей пышных громких пустых фраз (фельетон «Современная душа в аду» («Донская речь», 1902 г.); дворян-филантропов, «радеющих» о народе; служителях культа с «изнаночной стороны» и мн. др.

В 1903 – 1904 гг. К. Тренев становится во главе «Донской Речи». В это же время сотрудничает он и со столичной прессой. Как верный сын своего времени, К. Тренев не избежал влияния революции 1905 г. Что отразилось в тематике и проблематике «Донской Речи» и его собственной публицистике: резкие обличения и гневные отповеди – характерные сюжетные и стилевые особенности этого периода.

В период преследований «вольнодумцев», после поражения первой русской революции, К. Тренев не только не изменил взглядов и не разочаровался, но «заострил свое литературно-публицистическое перо». Его статьи и фельетоны в «Донской речи» полны резкой критики администрации и духовенства – «отбросов человечества», которые «с национальными знаменами, царским портретом и церковными хоругвями в руках» творили чудовищные злодеяния и расправы («Донская речь», 1905, №89, №200). За это Тренев был сослан в г. Волчанск.

По творческой направленности К. Тренев был близок к бытописателям крестьянства из лагеря демократических литераторов, которым было свойственно хорошее знание объектов и предметов описания, которые давали правдивые и красноречивые зарисовки бедственного положения крестьянства – нищеты, голода, ограниченности. Хотя К. Тренев и не был последователем толстовской теории, но время и социально-политическая почва оказали влияние, и в творчестве находятся черты толстовства.

Кроме социально-политической тематики, К. Тренева всегда интересовала театральная действительность. В газетах «Донская Речь» и «Донская жизнь» он часто выступает с рецензиями.

После закрытия в декабре 1905 г. «Донской Речи» деятельность К. Тренева перемещается в новочеркасскую «Донскую жизнь». В газете поднимается земельный вопрос «отчуждения помещичьих земель» по кадетскому проекту. С этой проблемой связано «Сатирическое сказание о грешной и праведной земле», где в аллегорической форме идет речь о крестьянской и помещичьей земле, о разгоне Государственной думы, деятельность которой К. Треневым расценивалась направленной на защиту интересов крестьянства.

Значительное место в фельетонах отведено критике правительственной политики и действий. К. Тренев обличительно критикует подавление народного движения, провокации в донских станицах (секретные циркуляры, рассылаемые с информацией о том, что тысячи революционеров идут грабить и жечь станицы), стравливание казачьей части населения с иногородними. За эту публицистику Тренев подвергся репрессиям. В ссылке он для новогоднего номера «Донской жизни» написал статью «Кровавый призрак», образно выразив ужас ушедшего года в кровавой реке.

После революции 1917 г. главной темой К. Тренева стала революция. От публицистики автор все дальше уходил в советскую драматургию. Стал автором многих советских идейно-выдержанных пьес, которые на почве «правильной идеологии» показывали весьма драматические жизненные ситуации, свидетелем которых был сам К. Тренев.

1   2   3   4

  • Тема 3.