Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Творчество ч. С. Чаплина в контексте




страница3/4
Дата13.02.2018
Размер0.83 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4
Глава 3. Женские образы в фильмах Чаплина. Актрисы мирового художественного кинематографа, получившие прозвище «Чаплин в юбке». I. Женские образы в фильмах Чаплина. Большую роль в формировании женского образа и подборов типажа в фильмах Чаплина сыграла танцовщица Хетти Келли. Она родилась в 1893 г. в Бристоле. Когда в 1908 г. Чарли встретил Хетти в «Стритхем эмпайр», она танцевала в «Янки Дудль Гёрлз», а Чаплин выступал вместе с труппой Карно. «Меня сразу покорили искрившиеся лукавством огромные карие глаза стройной, как лань, девушки с изящным овалом лица и очаровательными пухлыми губками, обнажавшими в улыбке чудесные зубы»120. Не случайно героини многих фильмов Чаплина – танцовщицы или балерины. Его студию посещали известные деятели русского балета такие, как Вацлав Нижинский и Анна Павлова. В «Моей биографии» Чаплин писал о Павловой: «Её танец я никогда не мог смотреть равнодушно. В её искусстве, при всей её блестящей технике, была какая-то светлая сияющая нежность, напоминавшая лепесток белой розы. Каждое её движение притягивало»121. У Чаплина снималось множество актрис. Среди них – Эдна Первиэнс, Джорджия Хейл, Вирджиния Черилл, Полетт Годдар, Клер Блум, Софи Лорен. Образ женщины в фильмах Чаплина, как объект романтических чувств героя, его спутницы, заслуживает внимательного анализа наряду с образом самого «Маленького Бродяги». Женская тема присутствует во всех работах Чаплина, чаще всего, ее представляет светлый, невинный образ молодой девушки. Как правило, героиня всегда оказывается в затруднительном положении, выйти из которого ей под силу только с мужской помощью. Несмотря на это, в фильмах Чаплина довольно часто встречаются и эмансипированные женщины, но, как правило, они являются антагонистами главного героя («День получки», «Месье Верду», «Король в Нью-Йорке»). В большинстве случаев главная героиня в чаплиновских фильмах – это так называемая «викторианская девушка», о которой впервые написал в своём исследовании Жорж Садуль: «танцовщица из «Золотой лихорадки», наездница из «Цирка» или пассивная слепая цветочница из «Огней большого города» - все они принадлежали скорее XIX, чем XX веку. В старых фильмах Чарли женщины, в общем, походили на героинь романов викторианской эпохи»122. В фильмах 1915-1923 гг. ведущей актрисой Чаплина была Эдна Первиэнс, изображавшая покорных невест, бедных девушек; светских дам, которые смягчаются под влиянием любви. Для Бродяги Эдна часто представляла собой недоступный образ «прекрасной дамы». «Эдне требовалось быть холодной и отстранённой так часто, что некий критик писал: “Эдна Первиэнс всегда печальна”»123. С.М. Эйзенштейн в своей статье «Charlie the Kid» отмечал, что герой Чаплина «сохранил «детский взгляд» и непосредственность восприятия любых явлений»124, он обладает инфантильностью, которая даёт возможность видеть в комическом аспекте весь окружающий мир. Подобное восприятие сохраняется у него и при взаимоотношении с противоположным полом. По сути, Бродяга – большой ребёнок, вызывающий у героинь скорее дружеские чувства, чем романтические. Он близок к образу Пьеро, трогательному неудачнику и печальному любовнику, проигрывающему более успешным антагонистам. Из этого следует, что подобный трагикомичный образ Бродяги требует в сюжетной линии присутствия соответствующего женского типа – это должна быть прекрасная молодая девушка, отвергающая его, как мужчину. Подобный женский образ является следствием темы маленького человека, который является «лишним» и «чужим» по отношению к внешнему миру, он не может иметь успеха ни в чем, в том числе, и в любви. Иные женские образы стали появляться в картинах Чаплина с появлением актрисы Полетт Годдар. Роли, сыгранные ею, в большей степени напоминают современную женщину, нежели все героини ранних фильмов Чаплина. «В «Великом диктаторе» (так же как в «Новых временах») Полетт играет женщину, которая действительно равна мужчине и участвует рядом с ним во всех испытаниях и в борьбе. Она, так же как и Чарли, всегда готова сражаться»125. В 1947 г. Чаплин снял нетипичную для своего кинотворчества картину «Месье Верду». Здесь женщины представлены в виде злого начала, демонстрируя все общепринятые «женские пороки» - глупость, пустословие, экспансивность. Как говорил Аристотель: «Характер женщины мы должны рассматривать как страдающий от природного изъяна». Фиктивная невестка главного героя женоубийцы Верду – Анабелла Бонер (Марта Рей) в данном случае олицетворяет собой буржуазное общество. Верду, пытаясь победить это общество не ради изменения его несправедливых социальных основ, а ради собственного благополучия, так как дома его ждёт больная жена и сын, нуждающиеся в его помощи. В то же время Чаплин выводит и положительный женский образ в этом фильме: в одном из эпизодов герой знакомится на улице с девушкой по имени Лидия, которая в фильме представляет некое «светлое начало». Благодаря её доброте главный герой понял, что далеко не все женщины поглощены материальной стороной жизни и некоторые из них способны на высокие чувства. Похожая героиня (балерина Терри) появится в следующем фильме режиссёра - «Огни рампы» (1952). В отличие от предыдущих героинь с их беспомощной женственностью, на первый план в повествовании выступит самоотверженность Терри (Клер Блум). В комедии «Король в Нью-Йорке», снятой Чаплином уже в Европе в 1957 г., одним из воплощений американской действительности в послевоенное время стала девушка по имени Энн Кей (Доун Адамс). Это симпатичная американка, рекламный агент телевизионной фирмы, думающая лишь о рекламе и деньгах, которые она может получить. Энн Кей – это своего рода пародия на популярный в кинематографе того времени образ роковой женщины с её хитростью и цинизмом. В противовес этому в последнем фильме Чаплина «Графиня из Гонконга» (1967), как дань прошлому, вновь появляется старый образ «викторианской девушки». Софи Лорен в роли Наташи – олицетворение нежности и беспомощности, заставляет вспомнить прошлые шедевры Чаплина такие, как «Цирк» или «Огни большого города». II. Актрисы мирового художественного кинематографа, получившие прозвище «Чаплин в юбке». В этом параграфе речь пойдёт об актрисах мирового кинематографа, когда-либо сравнивавшихся с каноническим образом Чаплина – «Бродяги». Первой женщиной, которую назвали «Чаплином в юбке», стала Мейбл Норман, работавшая с великим комиком на киностудии «Кистоун». Помимо неё, стоит упомянуть двух других актрис немого кинематографа: Глорию Свенсон и Луизу Брукс. Глория Свенсон начала карьеру в кино в 1915 г., когда ей было семнадцать лет в качестве комической актрисы и так же, как и Мейбл Норман, снималась на студии «Кистоун». Она играла в картинах: «Невеста из пульмановского вагона», «Её решение, или Опасная девчонка». Вместе с Чаплином Свенсон появилась в фильме «Его новая работа», в 1924 г. актриса спародировала его в комедии «Управляемая мужчиной», а десятилетия спустя – в ставшем культовом фильме «Бульвар Сансет» (1950). Другая актриса немого кинематографа Луиза Брукс начинала свою карьеру в 1922 г. как стажерка в труппе «Танцоры „Денишона“», занимавшейся постановками современного танца. «Я училась играть, глядя, как танцует Марта Грэм, а двигаться в кадре я училась, глядя на Чаплина»,126 - позже говорила Брукс в интервью Кевину Бранлоу. В 1950-е гг. стала популярной итальянская актриса Джульетта (Джулия) Мазина127. Будущая актриса родилась в Сан-Джорджо ди Пьяно в семье учительницы и служащего. Джулия была старшей из четырёх детей, после окончания начальной школы её отправили учиться в Рим. Уже в школьные годы она проявляла склонность к театру, танцам и музыке, но родные настояли на поступлении в университет. В Римском университете Джулия изучала литературу и археологию, но видела себя актрисой – со сцены университетского театра она перешла на сцену «Куирино», а затем и других профессиональных римских драматических театров. Джулия усиленно занималась дикцией, желая избавиться от североитальянского произношения, и поэтому её привлекала работа на радио. Там она играла в забавных скетчах из серии «Чикко и Паллина», сценарии которых писал будущий режиссёр Федерико Феллини. Он работал карикатуристом в одном из журналов. Федерико позвонил Джулии, сказал, что хочет сделать фильм по этой пьесе, и попросил её о встрече. По просьбе Феллини она изменила имя и стала «Джульеттой». Мазина начала свою кинематографическую карьеру, снявшись в фильме «Пайза» Р. Росселлини. Она появилась в так называемом «флорентийском эпизоде» этого фильма среди статистов. В 1948 г. режиссёр Альберто Латтуада пригласил Мазину сняться в его фильме «Без жалости», где она сыграла простодушную проститутку Марчеллу. Созданный Джульеттой трагикомичный образ во многом предвосхищал будущую Кабирию из фильма «Ночи Кабирии» (1957) - актриса была замечена критикой и удостоена премии «Серебряная лента» как исполнительница роли второго плана. Ещё раз эту престижную премию, присуждаемую итальянскими кинокритиками, Мазина получила в 1951 г. за роль странствующей актрисы в режиссёрском дебюте Феллини – фильме «Огни варьете», поставленном им вместе с Латтуадой. «Так Мазина постепенно приобрела популярность как исполнительница характерных ролей, с горьким, но сострадающим юмором очерчивая образы и характеры женщин из городских низов»128. Подобно «Маленькому Бродяге», которому вечно приходилось выживать в условиях современного города, героини Джульетты Мазины приспосабливались к окружающему миру, также являясь предметом его насмешек. Джульетта Мазина снималась в фильмах начала 1950-х гг. всё в том же «амплуа». Написанный Феллини сценарий фильма «Дорога» привлекал продюсеров, но они категорически возражали против того, чтобы главную роль играла Мазина. Феллини пришлось отказаться от этой идеи и поставить фильм без участия Мазины - «Маменькины сынки». Однако после него режиссёр настоял на проекте «Дорога» и сумел уговорить продюсеров на съёмки. Именно после этой картины, снятой в стилистике неореализма, Мазину стали называть «Чаплином в юбке». Здесь Джульетта сыграла деревенскую девушку Джельсомину, проданную матерью бродячему циркачу. Естественность чувств Джельсомины, её бесхитростность и доброта противостоят миру жестокости, лжи, бездуховности, которые олицетворяет в фильме грубый и бесчувственный Дзампано. Джельсомина не смиряется с окружающим миром, а пытается бунтовать и глубоко страдает. Отвечая на вопросы кинокритиков, Мазина в своё время подчёркивала, что её героиня абсолютно нравственно здорова – скорее ненормален мир, в котором естественность, простые человеческие чувства кажутся странными и нелепыми. Она также инфантильна и чиста, как герой Чаплина. (Илл. 15) Фильм «Дорога» (1954) занял почётное место в общем процессе развития итальянского послевоенного кино; «был оценен его гуманистический пафос, прозвучавший как первое предупреждение о грядущей угрозе душевного очерствения, бездуховности, человеческого одиночества»129. Успех Джульетты Мазины был мгновенен и единодушен. Сам Чаплин впоследствии писал: «Этой актрисой я восхищён больше, чем кем бы то ни было»130. Чаплиновская тема «маленького человека», воспринимаемая в условиях бесчеловечного общества как вызывающая смех нелепость, получила в творчестве актрисы продолжение и новую интерпретацию. Образ Джельсомины принадлежит в равной степени Феллини и самой Мазине: он родился, по словам Джульетты, в результате наблюдений Федерико за своей женой. Вместе с тем Джульетта всегда возражала против прямого отождествления её личности с исполняемыми ею ролями. Она стремилась вырваться из рамок односторонних амплуа, персонажей, переходящих из фильма в фильм, которые навязывали ей продюсеры. Вместе с этим, Джельсомина стала её любимой ролью и образом. Любопытно отметить, как Феллини и Мазина добивались создания внешнего облика Джельсомины. Большое внимание придавалось походке Джельсомины: она должна была быть необычной – ноги очень подвижны, а на плечи словно давит тяжёлый груз – это и груз прежней тяжкой жизни в деревне, и просто привычка таскать тяжёлые вязанки хвороста. Улыбается она, крепко сжав губы, - Феллини постоянно напоминал об этом Джульетте: у Джельсомины не может быть открытой улыбки, она очень замкнута, даже чуть таинственна. Только взгляд должен быть у неё открытым. Именно такой увидел Феллини Джульетту на одной из её детских фотографий. Походка и клоунские жесты Джельсомины, плачущие и одновременно смеющиеся глаза роднят её образ с Маленьким Бродягой. Ещё одной схожей чертой с чаплиновским персонажем явилось то, что основные мотивы в творчестве Мазины – это простые и естественные человеческие стремления: жить честно, иметь семью и крышу над головой. В этом мире, как и у Бродяги, они превращается в несбыточную мечту. Это характерно и для следующего фильма Мазины и Феллини – «Ночи Кабирии» (1957). (Илл. 16) Кабирия – это соединение простодушной, чистой сердцем Джельсомины с созданными ранее персонажами уличных женщин – Марчеллой из фильма «Без жалости», Кабирией из «Белого шейха». Как сказал один французский критик, «Кабирия – это Джельсомина, вышедшая на панель»131. Своеобразие Кабирии в том, что эта по-детски наивная и добрая проститутка, вопреки своей древней профессии, сохраняет нетронутой чистоту и цельность души. Однако тяжёлая жизнь и ремесло всё же не могли не наложить отпечаток на её характер и манеры – она бывает вульгарна, умеет за себя постоять и остра на язык. Дело не только в этих внешних чертах. Кабирия – не просто «продолжение» Джельсомины, не механическое соединение с предыдущим опытом актрисы, - это психологическое углубление образа Джельсомины, причём более жизненное. Кабирия проще, узнаваемей Джельсомины, а потому и образ её, как и весь фильм, носящий более зрелый, реалистический характер, понятней и доходчивей, чем притча «Дорога». Развитие получили не только образ героини фильма, но и её отношения с окружающим миром. Фильму нельзя отказать в определённом социальном звучании – горькая судьба Кабирии не отвлечённо-этическая драма, а вполне конкретная человеческая трагедия. Тема осталась в основном той же, что и в «Дороге», - беззащитность доброты, чистота души в конечном итоге побеждают зло, жестокость и алчность, - но если «Дорога» говорила языком притчи, метафоры, то «Ночи Кабирии» повествовали об этом языком простым и конкретным. «За Джельсоминой и Кабирией маячила тень не только великого Чаплина, но и итальянского предка – Пульчинеллы. Но гротеск, клоунада – лишь одна из красок в богатой палитре выразительных средств актрисы. Столь же впечатляющи краски, которыми пользуется Мазина, передавая состояние катарсиса своих героинь, никогда не покидающую их надежду, любовь к людям, к жизни»132. Финальная сцена «Ночей Кабирии» почти такая же трагичная и, вместе с тем, обнадёживающая, как в чаплиновском «Цирке». Героиня идёт по дороге, её догоняют молодые люди на мотороллерах, возвращающиеся с прогулки. Юноши с сидящими за спиной подругами начинают, словно в каком-то неспешном танце, молча описывать вокруг одинокой женщины круги, бросают на неё ободряющие взгляды, улыбаются ей. На скорбном, залитом слезами лице Кабирии появляется ответная несмелая улыбка. Эта улыбка со сжатыми губами освещает её лицо внутренним светом и верой в жизнь. Этот робкий свет надежды в глазах, эта робкая полуулыбка на устах Кабирии – триумф актрисы. К «Оскару» за фильм «Дорога» прибавились премии, присуждённые Мазине за роль Кабирии на международных фестивалях в Канне, Сан-Себастьяне, Москве, итальянская премия «Серебряная лента». Просветлённое лицо Джульетты Мазины стало символом итальянского кино 1950-х гг. «Русской Джульеттой Мазиной» и «Чарли Чаплином в юбке» называли советскую комедийную актрису Надежду Васильевну Румянцеву. Долгое время её считали актрисой-травести, так как она была небольшого роста и молодо выглядела, поэтому во многих фильмах она играла девочек и молодых девушек, даже когда ей было уже за тридцать. Румянцева родилась в 1930 г. в селе Потапово в простой семье. Позже она переехала жить в посёлок Жаворонки под Москвой. Там Надежда Васильевна пошла в школу, где на новогоднем представлении получила свою первую роль – Снегурочку. В годы войны Румянцева ездила по госпиталям с концертами, показывала сцены из спектаклей и читала стихи. Она научилась выступать с гимнастическими этюдами и акробатическими номерами, а после школы поступила в ГИТИС, прочитав на вступительном экзамене монолог Фамусова. Надежда Румянцева занималась в студии детского театра Бориса Бибикова и Ольги Пыжовой. Впервые в кино Румянцева снялась на втором курсе института – режиссёр Николай Лебедев утвердил её на роль простой заводской девочки в фильме «Навстречу жизни» (1952). Уже в этой первой работе Румянцевой проявились черты, свойственные всем её последующим героиням. Это, прежде всего, яркий неиссякаемый оптимизм и непоколебимая энергия. После выхода фильма на экран Румянцеву отчислили из ГИТИСа за несогласованные с администрацией института съёмки, и юная актриса перешла во ВГИК. В 1955 г. она с отличием закончила ВГИК и получила приглашение сниматься в четырёх фильмах: «Весенние голоса», «Море зовёт», «Сын» и «Мексиканец», но все эти ленты не обеспечили актрисе запоминающихся образов в кинематографе. В 1959 г. Румянцева получила роль Нади Берестовой в фильме «Неподдающиеся». Роль была задумана очень давно. Ещё на выпускных экзаменах во ВГИКе председатель государственной комиссии Иван Пырьев сказал, что Румянцева - именно та актриса, для которой специально нужно писать сценарии. Он был заказан студией «Мосфильм» сценаристке Татьяне Сытиной. Ставить «Неподдающихся» предложили дебютанту в кино, выпускнику ВГИКа – Юрию Чулюкину. Действие фильма происходит на одном из московских заводов, герои картины – молодые ребята Грачкин (Юрий Белов) и Громобоев (Алексей Кожевников) неисправимые бездельники, из-за которых страдают показатели молодёжной бригады. На всеобщем собрании было решено уволить их, но молодая и энергичная комсомолка Надя Берестова выступила против этого – её решили сделать воспитательницей и, если ребята исправятся и начнут усердно работать, их не уволят с завода. Сама ситуация, когда маленькая девушка берётся перевоспитывать двух хулиганов, напоминает старый чаплиновский приём, когда ему приходится противостоять более крупному, чем он сам, персонажу. «Контраст вызывает интерес у зрителей, и именно поэтому я непрестанно пользуюсь им Если меня обижают, то, как правило, это какой-нибудь здоровенный детина, и благодаря контрасту с моей маленькой фигуркой симпатии публики на моей стороне»133. В одном из интервью Румянцева говорила о роли Нади Берестовой: «Моя героиня Надя Берестова – положительный человек: она добра, правдива, отзывчива. И смешна одновременно. Надя – человек открытой души, она жадно впитывает всё, что ей говорят, и хочет жить так, как велит ей долг, как советуют на собраниях. Но как только этот хороший человек начинает пунктуально применять опробованные методы воспитания, она становится уморительно смешной»134. Стоит отметить, что «неподдающиеся» исправляются не под влиянием педагогических способностей главной героини – просто они не могут оставаться равнодушными к той искренности и теплоте, которые родились в наивной и простой Надиной душе. Актриса ищет комедийность не в очевидной нелепости, а в правде человеческого поведения. Она ведёт себя предельно серьёзно, убеждённая в своей правоте. Именно это и смешно. Главное для Румянцевой в образе Нади Берестовой – это наивно-детское, чистое восприятие действительности; отсюда и категоричность в суждениях, решительность и неумение сдерживать чувства. В 1961 г. вышел фильм «Девчата» по повести Бориса Бедного, где Румянцева играет восемнадцатилетнюю Тосю Кислицыну, бывшую воспитанницу детского дома. (Илл. 17) Надежде Васильевне на момент съёмок было уже тридцать лет, но, несмотря на это, именно в «Девчатах» произошло полное слияние актрисы с образом героини. Одним из главных достоинств молодой актрисы стало то, что она показала нам свою Тосю в беспрерывном развитии; образ ни в одном кадре не остаётся статичным. В «Девчатах» Румянцева снова играет тему всепобеждающего доверия к человеку. Тося в исполнении Румянцевой – это цельный и глубокий характер. Актриса показывает свою героиню простой и, одновременно, очень сложной, мечтательной и решительной, беззащитной и сильной. Всё это создаёт впечатление не только комедийного, но и психологического, эмоционального порядка. Например, стоит отметить эпизод с лезгинкой, когда Илья Ковригин (Николай Рыбников) провожает Тосю домой. Девушка возвращается в общежитие и от переполняющего её счастья начинает танцевать лезгинку. По эмоциональности этот эпизод можно сравнить со знаменитой сценой из «Золотой лихорадки», когда Бродяга после того, как Джорджия согласилась встретить с ним Новый год, устроил дома настоящий беспорядок. В том и в другом случае, персонажи Чаплина и Румянцевой испытывают радость от встречи с любимым человеком и не могут удержаться от её бурного проявления. В 1963 г. фильм «Девчата» представлял советское киноискусство в Аргентине на Международном кинофестивале в Мар-дель-Плата. Зарубежная пресса писала: «Надежда Румянцева несомненно продолжает традиции Чарли Чаплина и Джульетты Мазины в кино и заставляет зрителей то смеяться, то плакать»135. Стоит упомянуть и об американской актрисе Дайан Китон, ставшей популярной благодаря съёмкам у таких режиссёров, как Фрэнсис Форд Коппола и Вуди Аллен. Дайан Китон родилась в 1946 г. в Лос-Анджелесе. Будущая актриса изучала драматическое искусство в колледже Санта-Ана, через какое-то время она получила свою первую роль в бродвейском рок-мюзикле «Волосы». В 1970 г. познакомилась с Вуди Алленом. В отличие от двух предыдущих актрис, Дайан Китон не являлась главной героиней многих фильмов - она лишь представляла собой спутницу главного комического персонажа, благодаря чему её стоит сравнивать не с самим Чаплином, а скорее с «чаплиновскими героинями». В 1973 г. Китон снялась в картине «Спящий». В этом фильме можно проследить сходство актрисы с героинями Полетт Годдар, сопровождавшими Маленького Бродягу в его злоключениях. В интервью С. Бьоркману Аллен признался, что роль в «Спящем» писалась специально для Дайан Китон. «Я хотел, чтобы она была похожа на героинь Бастера Китона, — в его фильмах есть очень смешные женские персонажи, из-за которых главный герой постоянно попадает в опасность. Она хорошо справилась с задачей»136. Далее последовал фильм «Любовь и смерть» (1975), в котором Китон сыграла Соню – двоюродную сестру Бориса (Вуди Аллен) и объект его любви. Герой Аллена также смешон и неуклюж на войне, как и Бродяга в картинах «На плечо!» и «Великий диктатор». Так же, как и в «Великом диктаторе», где герои собирались совершить покушение на Аденоида Хинкеля, Соня и Борис решили убить Наполеона. Роль в картине «Энни Холл» (1977) принесла актрисе премию «Оскар». На этот раз Вуди Аллен решил, по его словам, «оставить клоунаду» и отойти от привычного комедийного жанра, создав фильм с более глубоким сюжетом. Как обычно, это история взаимоотношений мужчины и женщины и их закончившегося романа. Героиня Дайан Китон – рассеянная девушка, которая плохо водит машину и экстравагантно одевается. На первой встрече с главным героем, комиком Элви Сингером, зритель видит её в свободных брюках, жилетке, галстуке и шляпе - «подарок бабушки Холл». (Илл. 18) Похожий стиль будет сохраняться у Энни на протяжении всего фильма. Ей свойственны застенчивость и обходительность, характерные для «маленького человека». «Она так устроена. Гипертрофированная скромность, стремление не обращать на себя внимания. Это качество, присущее всем по-настоящему умным людям: невероятная скромность, невероятное стремление держаться в тени. Она в полной мере им обладает»137. Как и в случае с фильмом «Спящий», роль Энни Холл была специально написана для Дайан Китон. Заключение. Ч.С. Чаплин и созданный им образ «Маленького Бродяги», несомненно, повлияли на развитие художественной культуры XX века. Конец эры немого кинематографа не смог существенно помешать успеху данного персонажа, в отличие, от героев Бастера Китона или Гарольда Ллойда, о которых сейчас известно гораздо меньше, чем о Чаплине. «Бродяга» был своеобразным символом своей эпохи, неким собирательным образом простых людей. Первая волна его мировой популярности не случайно связана с различными авангардными течениями 1920-х гг. В это время были распространены идеи коммунизма, всеобщего равенства и счастливого будущего. «Маленький Бродяга» будто бы олицетворял борьбу всех угнетённых за лучшую жизнь. Ему легко было сочувствовать, подражать и смеяться над ним. С помощью одного лишь его образа – маленького неуклюжего человека в котелке, можно было многое сказать о политике и современной жизни. Достаточно вспомнить короткометражный фильм «Иммигрант» (1917), в котором появляются мотивы «жестокого мира». Чаплин - «Маленький Бродяга» не теряется и даёт пинка одному из сотрудников миграционной службы. Несмотря на внешнюю простоту изложения, эта сцена крайне интересна – сначала показывается знаменитая Статуя Свободы, как символ свободной страны, потом на толпу её будущих граждан накидывают верёвку, что создаёт некоторое несоответствие между желаемым и действительным. Только Чаплин мог сделать подобный вызов американскому обществу, так как он был гостем этой страны и всегда им оставался – даже после тридцатилетнего проживания в США он ни разу не подал заявление на получение гражданства. Он был гражданином мира и считал, что любые государственные границы – это насилие над человеком. Основной темой фильмов Чарльза Чаплина была борьба за существование. «Он показал, что грубость физической силы, тупость полицейщины, ловкость пройдох, могут быть побеждены самым маленьким, самым нищим, самым слабым человеком»138. Помимо зрительской симпатии, Чаплин сумел приобрести расположение европейских интеллектуалов. Они видели в его творчестве нечто большее, чем просто изображение борьбы за существование. В финале «Пилигрима» (1923) оказавшись между двух стран, Бродяга убегает к горизонту – одной ногой в Мексике, другой – в Соединённых Штатах. Несколько десятилетий спустя этот прием был применен в фильме «Закон есть закон» (1958) с Тото и Фернанделем в главных ролях. «Финал «Пилигрима» символичен для всего чаплиновского мировоззрения – безнадёжность, может быть, никогда не находила столь яркого и полного выражения»139. Художник Фернан Леже впервые сделал рисунок всеми узнаваемого персонажа: на нём изображён состоящий из геометрических фигур человек с усами, котелком и тростью. Именно эти атрибуты всегда будут символизировать чаплиновского персонажа. «Эти приметы и Леже, и Шагал получили от Чаплина, по ним Чаплин узнается с той же легкостью, с какой в христианском искусстве Т-образный посох и шкура выдают в их носителе Иоанна Крестителя. То же можно сказать и о жесте приподнятого котелка на рисунке Леже - это опознавательный жест, жест-атрибут, по функции похожий на положение рук, по которому в средневековом искусстве и искусстве возрождения узнавался философ или учитель»140. Как было сказано выше, образ Чаплина символичен и потому находил отражение в творчестве многих художников того времени. Пабло Пикассо говорил: «Мимика – точный эквивалент жеста в живописи, которым ты непосредственно передаешь умонастроение – без описаний, без анализа, без слов»141. Трудно переоценить вклад Чаплина в развитие самого кинематографа и комедийного жанра. Благодаря его фильмам, кинематограф перестал быть аттракционом в сознании современных людей, так как именно он впервые на экране использовал приём соединения двух несовместимых видов драмы: «Лучше всех комиков Чаплин сумел доказать, что своё подлинное богатство комедия обретает, когда балансирует на грани трагедии»142. Стоит отметить, что Чаплин стал настоящим примером для подражания. На его манере игры и трюках учились многие актёры и режиссёры. Образ «Маленького Бродяги» чётко прослеживается в творчестве советского клоуна Карандаша (наст. имя Михаил Румянцев)143. С 1928 г. Румянцев появлялся на публике в образе Чарли Чаплина, но позже отказался от явного подражания и придумал себе прозвище Каран Д’Аш в честь французского художника-карикатуриста. В 1936 г. к своему сценическому образу артист добавил собаку породы скотч-терьер по кличке Клякса. В 1940-50 гг. Румянцев стал привлекать для своих выступлений помощников-учеников. Одним из них был Юрий Никулин, оставивший воспоминания о своём учителе: «Маленький, подвижный, в хорошо сшитом модном костюме, волосы чуть тронуты сединой – таким я его увидел в первый раз»144. Сам Юрий Никулин в мемуарах много писал и о Чаплине: «Когда меня спрашивают, кто мой любимый комедийный артист, я называю Чарли Чаплина. С первых кадров я понял: маленький смешной человек – мой самый любимый и близкий друг. И я переживал за его судьбу, хотя и смеялся над его похождениями»145. На приёмах Чаплина учился и Аркадий Райкин, первым известным сценическим номером которого стала эстрадная интерпретация «Маленького Бродяги». Режиссер Леонид Гайдай в своём творчестве часто опирался на чаплиновский опыт. Достаточно вспомнить эпизод из кинокомедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965), в котором чрезмерно воспитанный студент Шурик (Александр Демьяненко) уступает места в автобусе, сам при этом оставаясь мокнуть под дождём. Похожая сцена была в короткометражном фильме «День получки» (1922), где Бродяга успевает только на последний, полностью переполненный автобус. В 1975 г. в СССР по мотивам пьесы Брэндона Томаса «Тётка Чарлея» вышел фильм под названием «Здравствуйте, я ваша тётя!». В роли Бабса Баберлея снялся подражавший Чаплину актёр Александр Калягин. Картина снята в стилистике немого кино, сопровождается титрами и кинохроникой. В фильме появляются фрагменты из короткометражек Гарольда Ллойда, Бастера Китона и Чарли Чаплина (фильм «Вечер в мюзик-холле» (1915)). Можно проследить сходство костюмов героя Калягина с чаплиновским костюмом «Маленького Бродяги»: те же усы, котелок и трость. Схожа и манера поведения двух персонажей: сцена, когда Бабс Баберлей ворует у продавца сосиски, напоминает другую сцену из короткометражной ленты Чаплина под названием «Собачья жизнь» (1918). Вот что говорил Александр Калягин о съемках фильма: «Важнейшим в работе было воспоминание об опыте Чарли Чаплина, как-то снявшего коротенький фильм Женщина. Мне тоже хотелось испытать: каково это Что чувствуют и переживают эти существа в юбках, чулках и прочих деталях туалета Женский костюм я обживал старательно, практически не снимая даже в обеденный перерыв»146. Актёр впоследствии говорил, что потомки будут помнить его только благодаря роли тётушки Чарлея: « И не вспомнят ни Эзопа, ни Платонова, ни Чичикова, ни Ленина»147. В западном кинематографе тему маленького человека продолжили многие режиссёры (представители неореализма Л. Висконти, Р.Росселлини, В. де Сика) и актёры (Тото, Фернандель, Жак Тати, Джульетта Мазина, «любимый клоун» Чаплина – Норман Уиздом148, французский актёр Луи де Фюнес) которые по праву могут считаться самыми знаменитыми продолжателями чаплиновского искусства. Стоит добавить, что популярность Чаплина распространилась далеко за пределы европейского мира. Одним из лучших примеров является творчество гонконгского актёра и мастера боевых искусств Джеки Чана, использующего трюковую технику для создания целых каскадов комедийных ситуаций. Режиссер фильма «Шанхайские рыцари» (2003) Дэвид Добкин назвал Джеки Чана Чарли Чаплином наших дней149. Ещё со времён выхода первого антифашистского фильма «Великий диктатор» (1940) Чаплина обвиняли в коммунистической деятельности. В 1942 г. он выступил на митинге за открытие Второго фронта и обратился к залу со словом «Товарищи!», что вызвало смех и аплодисменты. В эпоху маккартизма Чаплину пришлось покинуть «свободную» страну, которую он не раз критиковал в своих картинах. В 1952 г. во время отъезда режиссёра в Англию на борту лайнера «Куин Элизабет», ему отказали в возможности возвращения. Все его последующие фильмы были запрещены к показу в США вплоть до 1970-х гг. Чаплин и его жена Уна решили поселиться в Швейцарии в Мануар-де-Бан, в селении Корсье, чуть выше Веве. В обстановке полного спокойствия и уединения с природой Чаплин заканчивал «Мою биографию» размышлениями о счастье и любви к своей жене. В Великобритании Чаплин поставил свои последние два фильма – «Король в Нью-Йорке» (1957) и «Графиня из Гонгонга» (1967). В 1972 г. он вернулся в Америку для получения премии «Оскар». Ему выдали лишь ограниченную визу, но за короткое время Чарли смог встретиться со старыми знакомыми и актёрами своих фильмов. Когда на торжественной церемонии ему вручили награду «за бесценный вклад в то, что в этом веке кинематограф стал искусством», Чаплин так волновался, что сумел только сказать «Спасибо». Он проделал старый трюк с котелком, заставив его соскочить с головы, как это бывало в немых фильмах. Уже тогда он был для всех гением, получившим всеобщее признание. Через три года, 4 марта 1975 г., королева Елизавета II посвятила его в рыцари. Чарльз Чаплин умер ночью 25 декабря 1977 г. в возрасте восьмидесяти восьми лет в окружении многочисленных детей, внуков и любящей жены. Сергей Эйзенштейн писал: «Чаплин служит наиболее представительной фигурой американского юмора». Стоит добавить, что не только американского, а мирового, поскольку наша работа показала, что он послужил вдохновителем для целого ряда писателей, художников и кинематографистов из разных стран. Это позволяет сделать ряд выводов: 1). Во-первых, Ч.С. Чаплин и созданный им образ «Маленького Бродяги» способствовали формированию определённой эстетики кинематографа, которая прекращала эксцентрику ранних немых фильмов и вводила новый принцип повествования, включая синтез комедии и трагедии. 2). Во-вторых, «Маленький Бродяга» вдохновил многих европейских интеллектуалов, в числе которых были знаменитые драматурги, кинокритики и художники. Они смогли запечатлеть этот образ в различных художественных произведениях. 3). В-третьих, шедевры Чаплина с их изображением социальной действительности, несправедливости и безразличия к так называемым «маленьким людям», повлияли на формирование нового течения в кинематографе в 1945-1955 гг. – неореализма. В те годы это позволило выйти на первый план таким талантливым режиссёрам, как Л.Висконти, Р.Росселлини, В. де Сика, Д. де Сантис. 4). В-четвёртых, методы актёрского и режиссёрского мастерства Чаплина сформировали все важные постулаты построения комедий в последующие десятилетия и стали примером для многих актёров, как, например, Тото, Фернандель, Ж.Тати. 5). В-пятых, творчество Чаплина создало в среде актрис феномен под названием «Чаплин в юбке». В качестве примера можно привести коллегу Чаплина – Мейбл Норман, Глорию Свенсон, Луизу Брукс, Джульетту Мазину и советскую актрису Надежду Румянцеву. Илл. 1. Чарльз Спенсер Чаплин в образе «Бродяги». Илл. 2. Актёр в гримёрной. Илл. 3. Р. Дауни – младший в образе Бродяги. Илл. 4. Фотокадр из фильма Р. Аттенборо «Чаплин» (1992). Илл. 5. Е. Зайцев в образе «Маленького Бродяги». Илл. 6. Афиша мюзикла У. Карлайла «Чаплин». Илл. 7. Фернан Леже. Иллюстарция к «Чаплиниаде» Ивана Голля (1920). Илл. 8. Марк Шагал. Рисунок Чаплина (1929). Илл. 9. Варвара Степанова. Иллюстрация для журнала «Кино-фот». Илл. 10. Исмо Каяндер. «Анартист». Илл. 11. Жак Тати в образе господина Юло. Илл. 12. «Мой дядюшка» (1958). На фото: Господин Юло (Жак Тати). Илл. 13. «Бенни и Джун» (1993). На фото: Сэм (Джонни Депп). Илл. 14. «Бенни и Джун» (1993). На фото: Сэм показывает Джун (Мэри Стюарт Мастерсон) и Бенни (Эйдан Куинн) танец булочек. Илл. 15. «Дорога» (1954). На фото: Джельсомина (Джульетта Мазина). Илл. 16. «Ночи Кабирии» (1957). На фото: Кабирия (Джульетта Мазина). Илл. 17. «Энни Холл» (1977). На фото: Энни Холл (Дайан Китон). Илл. 18. «Энни Холл» (1977). На фото: Энни Холл (Дайан Китон), Элви Сингер (Вуди Аллен).
1   2   3   4