Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Труд В. Матезиуса «Функциональный анализ современного английского языка на общелингвистической основе»: сетевой проект




страница8/14
Дата25.06.2017
Размер3.06 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14
. 1.: Из адвербиального типа пассивной предикации развился, собственно, тип the house is building (изначально the house is on building), о котором мы уже упоминали выше.

Прим. 2: В общем рассуждении о предикации мы уже приводили примеры адвербиальной предикации (The Prime Minister and the moderate group are now in full control of the state). Там шла речь об активной конструкции. Но процитированные здесь примеры демонстрируют, что такая конструкция сама по себе, особенно с предлогом in, может иногда выражать и пассив. Особые выражения с предлогом under имеют отчетливое пассивное значение.


Четвертый формальный тип пассивной предикации – посессивный. Так же, как и партиципиальный, этот тип двоякий. Он подразделяется на две группы в зависимости от того, прямым или косвенным образом задействован субъект действия, выраженного предикатом. В случае первой группы (с прямым субъектом) это конструкция, уже известная нам из общего рассуждения о предикации. Действие выражено номинально, и имя соединено с субъектом глаголом с посессивным значением (to have, to receive и т.п.). Напр., Although coming from a good family he had a country rearing only, He had his reward at once. (Эта разновидность предикации опять же может иметь как активное, так и пассивное значение: ср. to have a smoke – to have a reward.)

В любом случае, гораздо важнее, чем посессивная предикация с прямым субъектом, представляется посессивная предикация с субъектом косвенным. Эта конструкция типична для английского языка и потому часто встречается. Ее примеры построены следующим образом: глагол to have + дополнение + причастие, относящееся к этому дополнению. Они отличаются друг от друга лишь характером дополнения и причастия. В [128] зависимости от характера дополнения различаются два типа: а) Дополнение напрямую зависит от подлежащего, и этого достаточно, чтобы целая конструкция была с подлежащим во взаимосвязи. b) Дополнение не зависит напрямую от подлежащего, а связь между ними выражается при помощи адвербиального определения при причастии. В зависимости от характера причастия можно выделить конструкции с причастием настоящего времени – в этом случае дополнение обозначает деятеля (a’) – либо со страдательным причастием – тогда дополнение обозначает лицо или предмет, к которым напрямую относится действие (b’). Приведем примеры всех перечисленных типов.

а) Дополнение обозначает нечто, прямым образом зависящее от подлежащего (в таком случае при дополнении стоит причастие настоящего времени): Room was made for persons who had relatives going out (… kterým odjížděli příbuzní).

b) Дополнение не зависит от подлежащего напрямую: This tract has a rich vein of philosophy running through it ‘Tímto traktátem se vine bohatá žíla folosofie’. Дополнение a rich vein of philosophy априори никак не связано с подлежащим (tract); к дополнению относится причастие настоящего времени running, отношение к подлежащему выражено адвербиальным определением к причастию through it.

a’) Употреблено причастие настоящего времени, дополнение обозначает деятеля: I had one Colossus bulging over my shoulders ‘Jeden kolos mi přečníval přes ramena’. (При этом дополнение не имеет прямой связи с подлежащим.)

b’) Употреблено страдательное причастие, дополнение обозначает лицо или предмет, на который направлено действие: I had my door broken in ‘Vylomili mi dveře’. Пример дополнения без прямой связи с подлежащим: On his entrance he had loud accusations raised against him. Или: Few books have had more conflicting statements made about them than the Ship of Fools.


Прим. 1.: В типе b’) встречаются примеры, где адвербиальное определение, выражающее взаимосвязь с подлежащим, отсутствует. Это происходит, к примеру, в конструкциях с глаголом to leave. Ср. I have nothing left but to sell my house (полное предложение звучало бы I have nothing left to me but…).

Прим. 2.: Уже в описании каузатива мы столкнулись с конструкциями, которые формально совпадают с типом b’), т.е. с пассивными конструкциями, напр., I had my door broken in. Это были каузативные конструкции типа I had my shoes soled (т.н. усиленный актив). Иногда такое образование может выражать и усилие [129] особого рода: I had fifty pounds saved by that time, At last I had the door opened (podařilo se mi...). Здесь мы также наблюдаем, что подобная предикация посессивного типа может иметь как активное, так и пассивное значение.

Прим. 3.: В английском языке иногда можно встретить посессивную пассивную конструкцию, похожую на только что описанные, но отличающуюся от них тем, что место причастия в них занимает инфинитив. Она имеет следующую структуру: have + аккузатив + инфинитив. Напр., These governments preferred to have the British retain the territory… to having it handed to the new republic ‘Tyto vlády dávaly přednost tomu, aby to území zůstalo Britům, než aby se odevzdalo nové republice’.
Пятый и последний тип пассивной предикации – перцептивный. Этот тип также весьма характерен для английского языка. Анализируя его, необходимо помнить, что было сказано выше о сущности пассивной предикации, а именно, что грамматический субъект может быть затронут действием, не являющимся следствием воли субъекта или, по крайней мере, воли субъекта, подчиненной разуму. Перцептивная пассивная предикация часто выражает состояния, ощущения и процессы, которые субъект испытывает либо осуществляет хоть и самостоятельно, но безотчетно или не вполне по своей воле. Строение такой конструкции подобно структуре посессивного пассива с косвенно задействованным субъектом. Сущность ее состоит в том, что она возникает на основе глаголов со значением «констатировать, видеть, чувствовать» и т.п., т.е. перцептивных. Составим вновь список возможных вариантов.

Первый вариант: дополнение перцептивного глагола зависит от подлежащего, в связке с ним находится причастие настоящего времени. At these words I found my heart beating violently. В чешском переводе перцептивный глагол можно опустить: Při těch slovech se mi srdce prudce rozbušilo’.

Второй вариант: дополнение не зависит от подлежащего напрямую и идет в связке с причастием настоящего времени. Отношение к подлежащему вновь выражено адвербиальным определением: Travelling through the country we found growing in us a strong belief in its possibilities ‘Na cestě tou zemí rostla v nás pevná víra v její možnost There was a strange charm in his voice, which I found excercising a strong influence over me V jeho hlase bylo zvláštní kouzlo, které na mne silně působilo’.

Перцептивный тип, в отличие от типа посессивного, допускает и третий вариант дополнения, а именно возвратное местоимение. Такие случаи [130] весьма интересны. Напр., After another glass of whisky I caught myself talking confidently to everybody present ‘Po další sklenici whisky hovořil jsem... (т.е. вольно или невольно). When I came to my senses again I found myself lying in a hospital ‘…ležel jsem v nemocnici’ (т.е. не знал, как туда попал). Перцептивные конструкции, в которых объект выражен возвратным местоимением, нужно отличать от остальных типов перцептивных конструкций. Это случаи особого рода, что следует, в частности, из того, что в чешском переводе подлежащее остается тем же, что и в английском оригинале, тогда как в предыдущих примерах подлежащие в чешских и английских предложениях не совпадали.

Все типы перцептивной пассивной предикации с причастием настоящего времени встречаются также со страдательным причастием прошедшего времени. Пример дополнения, зависящего от подлежащего: His grandfather, a City merchant, saw his fortune engulfed by the South Sea abyss ‘Jeho dědečkovi, obchodníku z londýnské City, pohltila jmění propast jíhomořské spekulace’.Пример объекта бех прямой зависимости от субъекта: On several occasions they found energetic protests raised against their methods of procedure… ‘byly proti metodám jejich postupu vyslovovány důrazné protesty’. – Возвратное местоимение можно найти в таких примерах также в роли дополнения: Suddenly I found myself confronted by a savage-looking man ‘Náhle jsem se ocitltváří v tvář...’. Стоит упомянуть, что в случаях, когда возвратное местоимение служит дополнением, употребление перцептивного типа необязательно для грамматической конструкции. В английском было бы вполне возможно опустить перцептивную конструкцию, т.е. сказать просто I was confronted…Если же перцептивная конструкция все же употребляется, это значит, что действие, в котором мы принимаем участие, не является следствием нашей воли, управляемой разумом.xxix

К перцептивным конструкциям можно отнести еще один тип. Это конструкции, в которых за глаголом to find следует пролептическое it, к которому относится предикативное прилагательное, за которым следует инфинитив, обозначенный пресловутым местоимением it. Так, напр., She found it difficult to say exactly what the shadow was. Под. He found it impossible to call on her without any previous explanation. Субъект в этой перцептивной конструкции обозначает лицо, затронутое действием, а конструкция с to find указывает на субъективное восприятие ситуации. В чешском [131] языке эта субъективность выражается дативом: Bylo jí nesnadno..., Bylo mu nemožno... .

Краткий, хотя внешне и пространный обзор пассивных предикаций на этом завершен. Из него следует, что английский язык действительно богат такими конструкциями и наиболее интересны среди них те, которые не имеют аналогов в чешском языке, т.е. конструкции с непрямой связью с подлежащим. В то же время необходимо уточнить, что такие конструкции употребляются в английском языке очень часто, а значит, примечательно не только богатство репертуара пассивных конструкций, но и их частотность.

В завершение ответим на вопрос, какова функция пассивной предикации в английском языке. Она трояка:

1. В английском языке, в отличие от чешского, пассивная предикация употребляется в основном тогда, когда тем самым становится возможным, чтобы основа высказывания заняла место грамматического субъекта, а также – в случае, если можно выбирать между одушевленным и неодушевленным подлежащим, чтобы в роли подлежащего выступало лицо.

2. В английском языке, в отличие от чешского, пассивные конструкции употребляются чаще при неопределенном, неизвестном подлежащем либо при подлежащем, которое говорящий или пишущий не считают нужным выразить. Эта тенденция настолько сильна, что иногда преобладает над первой тенденцией. Ср. It will be remembered that several weeks ago we quoted a very important passage from a speech by Mr. Attlee here ‘Čtenáři se budou pamatovat…’.

3. Пассив посессивного типа либо пассив с косвенным субъектом употребляются в английском языке, чтобы осуществить связь комплексных структур с ядром предложения. Об этом будет сказано позже. Пока же достаточно следующего примера: He was very glad to find himself so heartily greeted by everybody.

d) Квалифицирующая предикация
Те же проблемы, что и с предикацией действия, мы обнаружим, имея дело с квалифицирующей предикацией. Под нею понимается квалификация, которую чему-либо (qualificandum) прямо и четко дает некое свойство (qualificans). Как нетрудно заметить, мы не говорим здесь о подлежащем, поскольку предикативная квалификация в английском языке не всегда осуществляется таким образом, что свойство приписывается подлежащему (иными словами, потому что qualificandum не всегда равен грамматическому субъекту). Примеры разных типов такой предикации см. в труде В. Матезиуса Poznámky o novoanglických větách kvalifikujících, SbFil 6, 1917, str. 124—149.

Наиболее частый тип квалифицирующей предикации – соединительный, т.е. тип, в котором подлежащее квалифицируется следующим способом: обозначение свойства, выраженного предикатом, соединено с подлежащим при помощи глагола, который выполняет чисто соединительную функцию (býti, zůstávati и т.д.). Таким образом, подлежащее в этом случае совпадает с тем, что можно назвать qualificandum, тогда как предикат содержит или выражает qualificans. Этот предикат может быть выражен существительным (He is a dreamer). Иногда в качестве предиката может выступать и существительное, квалифицированное прилагательным (Mr. Brown was a young teacher). Здесь оба слова, образующие именной предикат, квалифицируют подлежащее, поскольку подлежащее само по себе (Mr. Brown) никаким образом не дает понять, что речь идет именно об учителе. В примере Mrs. Smith was a clever woman, напротив, истинную квалификацию выражает только адъективное определение clever при именной части сказуемого, поскольку именное сказуемое woman само по себе не сообщает ничего нового, кроме того, что само собою следует из субъекта. Можно также сказать Mrs. Smith was clever – с точки зрения содержания это означало бы то же самое, что и вышеприведенный пример, но первый вариант (т.е. квалификация типа Mrs. Smith was a clever woman) более английский. Его можно охарактеризовать как квалификация ложным включением.

На тот факт, что английский язык отдает предпочтение квалификации, осуществляемой комбинацией прилагательного с существительным, перед квалификацией, осуществляемой одним именем прилагательным, указывают и другие признаки. Английский язык использует ложное включение также в случаях, когда место существительного в составе предиката занимает местоимение one. Продемонстрируем это на следующем примере. В чешском предложении Jeho životní dráha byla krátká квалификация осуществлена одним прилагательным. В английском языке можно передать тот же смысл предложением His career was short, но более идиоматично было бы His career was a short one. Местоимение one указывает на то, что здесь можно было бы употребить то же существительное, что и в субъекте. Интересно, что в английском эта форма вполне допустима и в литературном языке. В немецком языке подобная конструкция возможна – Die Ausrustung war eine glänzende, однако в литературном языке она считается недопустимой, хотя и встречается довольно часто в разговорном немецком и публицистике.

Разница между квалифицирующей предикацией, осуществляемой существительным и прилагательным, и предикацией, осуществляемой одним прилагательным, иногда заключается также в модальности [133] этой предикации. Ср. чешские предложения: Podívejte se, ten pan profesor je veselý člověk! и Podívejte se, ten pan profesor je dnes veselý! В первом случае мы констатируем характер, во втором – определенное настроение. Другими словами, разница между квалификацией ложным включением и квалификацией одним прилагательным может заключаться в том, что квалификация ложным включением выражает скорее постоянное качество, а квалификация одним прилагательным – скорее качество актуальное, непостоянное. Подобное различие можно наблюдать при употреблении субстантивной квалификации вместо квалификации адъективной (Ty jsi hlupák : Ty jsi hloupý). Субстантивное выражение качества обозначает здесь нечто постоянное, тогда как прилагательное в составе предиката выражает скорее качество, которое требуется подчеркнуть, либо качество в контексте некоей ситуации.


Прим. В английском языке можно также найти исключительные примеры, в которых квалификация ложным включением выражает непостоянное качество. Это очень характерно для слога традиционных баллад: And a very angry man was he ‘velice se rozzlobil’, and a very happy man was he ‘cítil se velice šťastným. В традиционных балладах можно обнаружить в этой связи и определительное прилагательное glad в нетипичном для него значении ‘pleased’: A very pleased man was he.
Еще одно примечание о квалифицирующей предикации, осуществленной именем существительным. В предложениях типа Doctors are no use in this case словосочетание no use – предикативное именное выражение, связанное с грамматическим субъектом, который оно квалифицирует, союзом are. Это предложение нельзя перевести на чешский дословно (идиоматический перевод, впрочем, выглядел бы так: Doktoři v tomto případě nejsou k ničemu). Другой английский пример того же типа: I think she is your age ‘Myslím, že je ve vašem věku’. Очевидно, что при квалификации именным предикатом с существительным в английском языке встречаются примеры, в которых нельзя просто поставить знак равенства между qualificandum и qualificans, и которые приближаются по форме к тому, что мы наблюдали в случае аппозиции бахуврихи. Мы могли бы назвать ее соединительной квалификацией, осуществляемой субстантивным экзоцентрическим словосочетанием (в отличие от предыдущих примеров, где соединительная предикация осуществлялась субстантивным концентрическим выражением, напр., He is a dreamer, Mrs. Smith was a clever woman и т.д.). На тип предикативной квалификации, осуществляемой субстантивным словосочетанием, несколько похожа квалификация, которую мы наблюдаем, напр., в чешском предложении On je pořád samý žert. Английскому языку знакома и эта конструкция; кажется, он прибегает к ней еще чаще, чем чешский язык. Напр., She was all smiles and graces ‘Rozsplývala se v úsměvech a poklonách’, He was all ears ‘Poslouhal celým tělem’.

Второй тип квалифицирующих предложений – соединительная квалификация с прилагательным. Это достаточно распространенный тип, но и здесь стоит упомянуть об одной особенности. Выше уже было указано, что квалифицирующая предикация, осуществляемая одним прилагательным, часто имеет в чешском языке значение непостоянного качества (ср. XY je hodný člověk : XY je hodný). Такая же ситуация и в английском языке, но там этот оттенок непостоянности гораздо сильнее, по той причине, что английские прилагательные, как мы уже знаем, обладают ярко выраженной способностью выражать качество, понимаемое как непостоянное. Напр. Are you quite serious? ‘Myslíš to vážně?Или The speaker was very emphatic as to the possibility of voluntary contributions ‘Řečník velmi zdůrazňoval možnost dobrovolných příspevků’. В чешском языке прилагательное důrazný употребляется только в тех случаях, когда что-то имеет выраженный, подчеркнутый характер (důrazný protest), в английском же языке прилагательное emphatic может быть употреблено и субъективно, т.е. о лице, чьи действия носят ярко выраженный характер, причем этот признак является непостоянным (důrazně protestovat). Кроме того, соединительная адьективная квалификация употребляется в английском языке и в тех случаях, когда речь идет о состояниях, не зависящих от воли субъекта: I’m warm enough ‘Je mi dost teplo и мн. др.

Некоторые примечания по поводу квалифицирующей предикации, осуществляемой одним прилагательным. В предложении The captain did not even try to keep dry-eyed (aby udržel své oči suché) употреблено прилагательное, образованное при помощи суффикса –ed. Создается впечатление, что в английском языке подобные бахуврихи-прилагательные употребляются гораздо обильнее, чем в чешском (ср. The girl was blue-eyed с чеш. Děvče mělo modré oči), что они могут описывать и непостоянные признаки (He proved to be kind-hearted) и что в английском такие прилагательные встречаются в составе предиката гораздо чаще, чем в чешском (где, впрочем, этот тип прилагательных также известен, ср. modrooký, bystrozraký – англ. keen-eyed). Обратим внимание на то, что такие прилагательные часто сопровождаются наречным определением (He was very keen-eyed).

Возможны и другие варианты соединительной квалификации; среди них заслуживает внимания комбинация связка+наречие. В случае, если это наречие места или времени, образуются вполне привычные конструкции: I have been away from home three months now, Dinner was over. Более интересные проблемы возникают, когда связка комбинируется с наречием образа действия. Такой способ выражения известен и в чешском языке, напр. To je dobře (чеш. To je dobré имеет совершенно иное значение). Кроме того, в чешском языке наречие образа действия может выступать в составе соединительной квалификации тогда, когда подлежащее выражено инфинитивом (Je dobře se na to důkladně zeptat). В английском языке наречие образа действия также может входить в состав соединительной квалификации, когда подлежащее выражено инфинитивом. It is well (наряду с good) to get thorough information before you say your last word. Однако, в английском языке наречие образа действия употребляется в соединительной квалификации и в случаях, отличных от ситуации в чешском языке, напр., I am well – Je mi dobře. Подобно тому и во втором предложении следующего текста: To go by car there is very expensive. So it is by train. Наречие so употреблено здесь в значении «такой», тогда как в чешском предложении Je to tak оно имеет истинно наречное значение (Má se to tak). См. тж. англ. Her mother is rather severe, so is her father. Предикат после связки может также быть выражен предложным падежом: I am quite in earnest now ‘Myslím to teď docela vážně’.

Внимания заслуживают также два вида конструкций с комбинацией предикативного существительного и предлога of. Эти конструкции аналогичны, с одной стороны, латинскому genitivus qualitatis, с другой стороны, латинскому же genitivus partitivus. Конструкция, соответствующая genitivus qualitatis, весьма частотна: That’s of no consequence here. Иногда в конструкциях с of употребляется также ложное включение (That’s a thing of no consequence). Второй важный для нас вид конструкции с of , отвечающий латинскому genitivus partitivus, представлен, например, в предложении The education of William Blake was of the scantiest, consisting in reading and writing only (чеш. ... bylo pokud možno skrovné, jak jen možno skrovné).

Наконец, приведем еще один тип предикации с предлогом of, который, собственно, относится к адвербиальной квалифицирующей предикации. Он весьма широко представлен в английском языке. Его примером служит предложение He was too much of a Puritan to enjoy the theatrical performances. Ядро квалификации выражено здесь существительным (a Puritan), однако степень выраженности признака обозначена наречием (too much). Подобно тому He was not enough of a doctor not to feel with his patients.

Всем своим обликом походит на соединительную квалификацию обычная посессивная квалификация с глаголом to have, поскольку и здесь грамматический субъект выражает qualificandum, тогда как qualificans выражен каким-либо именным словосочетанием в составе предиката, который связан с грамматическим субъектом глаголом to have. Такая квалификация представлена, напр., в предложении She has beauty still ‘Je stále ještě krásná’. В чешском языке иногда [136] также возможно употребление посессивной квалификации в подобных случаях. Так, предложение He has something solid about him переводится как ‘Má v sobě něco solidního’. Интерес представляют также случаи, где существительное, выражающее признак, сопровождается дополнительным определением, напр., He had the wisdom of remaining silent ‘Byl tak moudrý, že mlčel’.

Однако в английском языке есть и еще один весьма интересный тип посессивной квалификации, который не имеет аналога в чешском. Посессивность в нем выражается глаголом to be в сочетании с притяжательным местоимением. Так, напр., His was the wisdom of a ripe age ‘Měl moudrost zralého věku’. Эти конструкции весьма частотны в литературном английском языке. Если проанализировать только чтот приведенное предложение His was the wisdom of a ripe age (тж. *His wisdom was the wisdom of a ripe age), то обнаружится, что qualificandum и qualificans все еще четко разграничены между субъектом и предикатом, как показывает разница при сравнении с соответствующим чешским предложением Měl mudrost zralého věku. Но иногда мы анализируем подобную конструкцию иным образом. Так, напр., предложение His was not a solid character можно перевести на чешский как Neměl solidní povahu, так и Jeho povaha nebyla solidní. Если интерпретировать вышеприведенное английское предложение первым из двух способов, очевидно, что английские qualificandum и qualificans объединены в предикате. Такую квалификацию можно назвать синтетической. Если же qualificandum и qualificans наоборот разделены на субъект и предикат, имеет место аналитическая квалификация (напр., Yours is not a life to be thrown away ‘Váš život není takový, aby se pronic za nic zahodil).xxx


Каталог: papers -> files -> 2009
2009 -> Курсовая работа студентки 2 курса отделения Теоретического и экспериментального языкознания
files -> Таксисная конструкция с единицей в бытность в современном русском языке
papers -> * георгиевич кузнецов (1924 – 2000). К 85-летию со дня рождения. Родословная
files -> Редакторская деятельность Георга Манцеля: синтаксис (на материале первой части „Lettisch Vade mecum“
files -> Феодор Абу-Курра: арабский мутакаллим или византийский философ?
files -> Несколько слов о фоносемантике, а также об именах собственных в аспекте звукосимволизма
files -> Лингвоповеденческие стратегии в ситуации общения с иностранцем
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14