Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Троцкий Лев: революционер по призванию




Скачать 377.1 Kb.
страница1/3
Дата26.06.2017
Размер377.1 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3

Троцкий Лев: революционер по призванию


Содержание

I.          Введение

II.        Том 1

1.         Детство будущего революционера

2.         Первые революционные кружки. Первая ссылка

3.         Первая эмиграция

4.         Участие в революции 1905 года. Вторая ссылка

5.         Деятельность в период второй эмиграции

III.      Том 2

1.         1917: от февраля к октябрю

2.         У власти

3.         Брест-Литовск

4.         Гражданская война

5.         Военная оппозиция. Начало "закулисной борьбы"

6.         От военного коммунизма к НЭПу

7.         Этапы "великой борьбы" за власть

8.         Ссылка. Изгнание. "Планета без визы"

IV.       Последние годы жизни революционера

V.         Заключение

VI.       Список используемой литературы

 

Я живу на земле не в порядке правила, а в порядке исключения. Лев Троцкий.



Введение

В 1929 году в Константинополе Лев Троцкий написал книгу "Моя жизнь. Опыт автобиографии". Причин для написания этой книги он называет несколько. Во-первых, потому, что "есть о чем рассказывать": этот человек жил в самую напряженную и драматичную эпоху, кроме того, он сам по себе являлся "творцом" истории. Во-вторых, у автора, пожалуй, впервые появилось некоторое затишье в политической деятельности: Троцкий был изгнан из СССР и в Константинополе ждал решения своей дальнейшей судьбы. В-третьих, автор элементарно хотел высказаться, ответить на ту огромную лаву клеветы, которая на него обрушилась в последние годы.

Почему я решил изучить эту книгу? Главную причину можно понять из эпиграфа к моему реферату: Троцкий всю свою жизнь был исключением из каких-либо правил, столько противоречий в судьбе одного человека, пожалуй, не встретишь ни в чьей другой судьбе. Хочется, наконец, разобраться, какую роль играл Троцкий в истории...

Теперь о некоторых общих впечатлениях о книге. Большое впечатление на читателя производит язык книги: его отточенность и сила. Видимо, эти качества выработались под воздействием громадного количества прочитанных книг, а также при помощи литературной практики автора (его литературное наследие насчитывает около сотни томов сочинений) .

Троцкий не претендует на объективность своего произведения, да это и невозможно в автобиографии. Поэтому для более полного изучения темы я обращался к другим источникам, в частности к книге Эдварда Радзинского "Сталин": с помощью нее удалось лучше разобрать во всех тонкостях внутрипартийной борьбы 20-х годов.

Итак, биография...

Том 1 Детство будущего революционера

Бронштейн Лев Давидович (псевдоним Троцкий) родился 25 октября (7 ноября) в день Октябрьской революции – в семье зажиточного землевладельца. "Мое детство не было детством голода и холода. Ко времени моего рождения родительская семья уже знала достаток. Но это был суровый достаток людей, поднимающихся из нужды вверх и не желающих останавливаться на полдороге. Все мускулы были напряжены, все помыслы направлены на труд и накопление"[1]. Юный Лева видел, как тяжело давалось его отцу благосостояние; он видел также, что соседи завидовали ему, не желая при этом что-либо делать самим. В семье постоянно царил дух бережливости, накопительства. "Инстинкты приобретательства, мелкобуржуазный жизненный уклад и кругозор – от них я отчалил резким толчком, и отчалил на всю жизнь"[2]. Почему же это произошло? Возможно, это было простое детское желание делать все наоборот, возможно, повлияла школа.

В 1888 году Троцкий поступил в приготовительный класс Одесского реального училища Святого Павла. В училище Троцкий очень скоро показал свои честолюбивые устремления: "во время учения проявлял большое прилежание, все время шел первым". Лева с самого детства много читал: "природа и люди не только в школьные, но и в дальнейшие годы юности занимали в моем духовном обиходе меньшее место, чем книги и мысли"[3]. Также в юности Троцкий увлекался театром: Льва поражало "колдовство театра". "Любовь к слову сопровождала меня с ранних лет, то ослабевая, то нарастая, а вообще несомненно укрепляясь. Писатели, журналисты, артисты оставались для меня самым привлекательным миром, в который доступ открыт только избранным"[4].

Но годы учебы вовсе не были только радостными: "память об училище оставалась окрашенной если не в черный, то в серый цвет". В училище не раз случались конфликты с преподавателями, за что Троцкий был однажды даже исключен из училища (на следующий год принят снова) . Да и сам "режим бездушия и чиновничьего формализма" не мог не раздражать будущего революционера. "Была глубокая неприязнь к существующему строю, к несправедливости, к произволу. Откуда? Из условий эпохи Александра III, из полицейского самоуправства, помещичьей эксплуатации, чиновничьего взяточничества, национальных ограничений... изо всей вообще общественной атмосферы"[5].

Первые революционные кружки. Первая ссылка

После окончания училища Троцкий перебрался в Николаев, чтобы закончить седьмой класс "реалки". Год учебы в Николаеве, 1896, стал переломным для Троцкого. Он забросил учебу (правда знания полученные в училище позволяли держаться на положении первого ученика) , его потянуло к общественной жизни. Он познакомился с садовником Францем Швиговским, чехом по происхождению, который выписывал газету, внимательно следил за политикой, читал массу литературы. Троцкий порывает с родителями, настаивающими на разрыве Льва с его новым знакомым и продолжении "нормальной" учебы и вступает в "коммуну" Швиговского. В нее входили также старший брат Троцкого Александр, здесь Троцкий знакомится со своей будущей первой женой Александрой Соколовской. Члены коммуны жили по-спартански, носили синие блузы, круглые соломенные шляпы и черные палки. В городе их принимали за членов таинственной секты. Они много и беспорядочно читали, спорили, распространяли в народе книги, пытались защищать интересы рабочих в суде, создали "университет на началах взаимообучения", писали полемические статьи и даже создали революционную пьесу.

По окончании Троцким Николаевского реального училища перед ним вновь стал вопрос выбора - что делать дальше? По настоянию родителей он вернулся в Одессу, где некоторое время посещал лекции на математическом факультете университета. Но вскоре университет был брошен. Революция все больше овладевала им. "Я жил в Одессе и искал. Чего? Главным образом, себя. Я заводил случайные знакомства с рабочими, доставал нелегальную литературу, давал уроки, читал тайные лекции старшим ученикам ремесленного училища, вел споры с марксистами"[6], - в это время Льву было 17 лет! Он весь переключился на полулегальную работу в кружках радикально настроенной молодежи и скоро стал неформальным лидером группы молодых людей, искавших выход переполнявшему их стремлению к активной деятельности на благо отечества.

Наступает весьма ответственный момент в формировании Троцкого как революционера. Это связано с его вступлением в настоящее революционное движение. В этот период взгляды Троцкого были весьма далеки от марксистских. Он даже и не стремился к овладению марксизмом, проявляя равнодушие к систематической целеустремленной работе по формированию прочных теоретических убеждений. С ростом в 1897 году революционных настроений по всей России, Троцкий и его друзья стали усиленно искать связи с рабочими кварталами Николаева. Для этого была благоприятная обстановка: юг России в конце XIX века развивался быстрыми темпами (в 1897 году в Николаеве насчитывалось около 10000 рабочих) , а жандармерия Николаева "за отсутствием больших тревог мирно дремала". Так на юге России возникла еще одна организация, которую по предложению Троцкого назвали "Южнорусским рабочим союзом"; им же был написан ее устав. Организация быстро развивалась: "Рабочие шли к нам самотеком, точно на заводах нас давно ждали... Не мы искали рабочих, а они нас... Стачками эти рабочие не интересовались (заработки у них были сравнительно высоки) , они искали правды социальных отношений"[7].

От собраний и политзанятий перешли к более серьезной и кропотливой работе. Добыли гектограф, стали печатать прокламации, а затем и газету "Наше Дело" тиражом в 200-300 экземпляров. И прокламации, и статьи писал главным образом Троцкий. Одновременно с пробой пера он испытал себя и в качестве оратора на маевке. Усилиями Троцкого и других "коммунаров" удалось наладить связи с Одессой, тамошними социал-демократическими кругами. Троцкий нередко оказывался на правом фланге (находясь фактически на позициях экономизма) . Так бывая в Одессе, он выступал против ведения работы среди фабрично-заводских рабочих, настаивая на перенесении центра тяжести агитации и пропаганды в ряды ремесленников и других мелкобуржуазных элементов.

В начале 1898 г. были произведены массовые аресты. Всего было "выхвачено" свыше 200 человек. Началась тюремная эпопея Троцкого. Суд приговорил Троцкого к четырем годам ссылки в Восточную Сибирь. В это время он окончательно сошелся с симпатизирующей ему А. Соколовой. Они обвенчались в московской пересыльной тюрьме. К осени 1900 г. молодая семья - у них к этому времени родилась дочь Зина - обосновалась в сельце Усть-Кут Иркутской губернии. В этих же местах Троцкий встретился с молодым Ф. Э. Дзержинским, М. С. Урицким.

В николаевской тюрьме, а затем и в ссылке Троцкий не теряет времени зря: он возвращается к своему любимому занятию – чтению. Троцкий "заглатывал" одну книгу за другой, сначала это была библейско-философская литература (другой в старой николаевской тюрьме не было) , затем политические книги западных авторов, и, наконец, книги К. Маркса ("Я изучал Маркса, сгоняя тараканов с его страниц") , в особенности "Капитал", работы В. И. Ленина, в первую очередь "Развитие капитализма в России". С тех пор марксизм стал для него основой миросозерцания и методом мышления.

Дальнейшее нарастание революционных событий в центральной России сказывалось и в далекой Сибири. В местечках, базировавшихся вдоль линии железной дороги, возникают первые социал-демократические организации. Троцкий входит с ними в контакт пишет для них воззвания и листовки. Через них же устанавливает связь с заграницей. Летом 1902 г. из Иркутска к нему поступают книги, в их переплетах на папиросной бумаге были заделаны последние заграничные издания. Из этой почты ссыльные познакомились с газетой "Искра", ленинской книгой "Что делать? ". В это время Троцкий с семьей - у них родилась еще дочь Нина – переехал в Верхоленск. Отсюда в августе 1902 г. он решился на побег. Тогда это не было чем-то сверхъестественным: "бегали" многие. Товарищи достали ему фальшивый паспорт на имя Николая Троцкого; так и появился этот псевдоним, который "приклеился" к нему на всю жизнь. Жена, несмотря на то что осталась с двумя маленькими детьми, поддержала его. В дальнейшем Троцкий и Соколовская встречались эпизодически. Жизнь развела их, но они сохранили идейную связь и дружбу.

Троцкий остановился в Самаре, где размещался тогда российский штаб "Искры". Его возглавлял Г. М. Кржижановский. Он и сообщил в эмигрантский центр о Троцком, дав ему псевдоним "Перо". По поручению самарского бюро Перо выезжал в Харьков, Полтаву, Киев для связи с местными искровцами. В Самаре Троцкий получил приглашение Ленина приехать в Лондон. Кржижановский снабдил его деньгами, и вскоре он оказался на русско-австрийской границе, которую нелегально перешел. Через Вену, Цюрих и Париж добрался до Лондона. Пора юности окончилась. Троцкий стал на путь профессионального революционера.

Первая эмиграция

В октябре 1902 г. Троцкий - в Лондоне у Ленина. В свои 32 года Ленин (старше Троцкого на 9 лет) наряду с Плехановым уже считался признанным лидером российской социал-демократии. Он быстро сумел оценить задор Троцкого, стремление отстаивать собственное мнение. В свою очередь и Троцкий не ударил лицом в грязь. С присущей ему энергией он сразу же включился в повседневную работу. Троцкий и в Лондоне усиленно занимался самообразованием: "Я принялся с жадностью поглощать вышедшие номера "Искры" и книжки "Зари"... Я влюбился в "Искру", стыдился своего невежества и изо всех сил стремился как можно скорее преодолеть его"[8].

В Европе Троцкий осенью 1902 года знакомится со своей будущей второй женой Н. И. Седовой, от их брака было двое детей - Лев и Сергей. С ноября 1902 года началось сотрудничество Троцкого в "Искре", которое продолжалось до марта 1905 г. За это время Троцкий опубликовал 31 статью. Он бесспорно сделал громадный шаг вперед в журналистской технике, отточенности стиля (в котором тем не менее имелись следы "фельетонного стиля, с чрезмерной вычурностью") , а главным образом - в умении анализировать и осмысливать проблемы общественного развития России, задачи революционной социал-демократии.

Ленин, положительно оценивая деятельность Троцкого в письме к Плеханову, предложил кооптировать его в состав членов редколлегии "Искры". Добиваясь вовлечения Троцкого в состав редакции "Искры", Ленин стремился достичь в ней надежного большинства. Дело в том, что состоявшая из шести членов редакция при обсуждении спорных вопросов распадалась на две тройки: Ленин, Мартов, Потресов и Плеханов, Аксельрод, Засулич. Ленин не сомневался, что в наиболее острых вопросах, Троцкий будет с ним. Однако предложение не прошло. Плеханов выступил его решительным противником, увидев в Троцком, сторонника, ученика Ленина.

17 июля 1903 г. в Брюсселе начал работу II съезд РСДРП. Троцкий всецело поддержал линию "Искры" по вопросу о месте Бунда в РСДРП и ряду других вопросов. Тем неожиданней для всех оказалась его неуступчивость при обсуждении параграфа 1 Устава партии. Он не принял ленинскую формулировку, усмотрев в ней стремление создать кастовозамкнутую организацию и неизбежное в связи с этим проникновение в партию оппортунизма. Позиция Троцкого произвела на Ленина удручающее впечатление. Он пытался переубедить его. "Я наотрез отказался следовать за ними... Почему я оказался на съезде с "мягкими"? Из членов редакции я ближе всего был связан с Мартовым, Засулич и Аксельродом. Их влияние на меня было бесспорно"[9]. Таким образом, II съезд развел Троцкого с Лениным на ряд лет. Троцкий пишет: "Охватывая теперь прошлое в целом, я не жалею об этом. Я вторично пришел к Ленину позже многих других, но пришел собственными путями, проделав и продумав опыт революции"[10].

Самостоятельность Троцкого и независимость его мышления мешали иметь постоянных союзников. Весь 1904 г. для Троцкого прошел в политических и организационных конфликтах. Уже осенью 1904 г. между Троцким и лидерами меньшевиков (Мартовым, Даном) разразился крупный конфликт, формальным поводом которого послужило отношение к либеральной буржуазии. Из Женевы Троцкий выезжает в Мюнхен с лекциями и рефератами. Узнав из газет о событиях 9-го января 1905 г. в России, в Петербурге, Троцкий заторопился в Россию.

Участие в революции 1905 года. Вторая ссылка

В феврале 1905 года с фальшивым паспортом Троцкий вернулся на родину. Здесь он составлял листовки и воззвания, выступал перед рабочими, горячо призывал к забастовкам и другим формам протеста.

В апреле 1905 года Троцкий принимал участие в III съезде партии. Примечательно, что основой резолюции этого съезда стали тезисы Троцкого о революции и будущем временном правительстве. В дальнейшем сталинисты будут противопоставлять эту резолюцию "троцкизму". Троцкий с иронией замечает: ""Красные профессора" сталинской формации понятия не имеют о том, что в качестве образца ленинизма они цитируют против меня мною же написанные строки"[11].

Затем Троцкий вновь возвращается в Петербург. Это было 17 октября, т.е. в самый разгар октябрьской стачки. Его избирают председателем Петербургского Совета рабочих депутатов. Ярко раскрываются его сильные стороны политического деятеля, организатора масс, публициста. Троцкий наладил выпуск "Рабочей газеты", писал передовицы в ленинской газете "Начало" и "Известиях". "Пятьдесят два дня существования первого Совета были насыщены работой до отказа: Совет, Исполнительный Комитет, непрерывные митинги и три газеты. Как мы в этом водовороте жили, мне самому неясно"[12].

Руководить Советом Троцкому пришлось недолго - 3 декабря прямо на заседании весь его исполком во главе с председателем был арестован. Начался его второй "тюремный цикл". До отправки в Сибирь зимой 1907 года он в общей сложности провел в заключении пятьдесят семь недель. Следует сказать, что он не очень тяготился таким поворотом событий. В тюрьме он много читал, еще больше писал, а его адвокаты "выносили рукописи в своих портфелях". Тюремный режим был либеральный, камеры днем не запирались, Троцкий встречался с женой, с родными и близкими, вел обширную переписку. У него и других заключенных была налаженная "почта" с ЦК РСДРП. Состоявшийся суд вынес Троцкому приговор - ссылка вечнопоселенцем в Сибирь.

Революция 1905 года сыграла важную роль в жизни Троцкого: своими решительными, смелыми действиями в организации борьбы он заслужил уважения рабочих, а также уже опытных революционеров. "Революция 1905 года создала перелом в жизни страны, в жизни партии и в моей личной жизни. Перелом был в сторону зрелости"[13]...

10 января глубокой ночью группу ссыльных доставили на Николаевский вокзал, загнали в тюремный вагон с решетками и отправили в сибирский городишко Обдорск. Находился он далеко за полярным кругом. На тридцать пятый день пути обоз с ссыльными и охраной добрался до города Березова, известного по месту ссылки соратника Петра I, светлейшего князя А. Д. Меньшикова. Во время этой передышки в пути Троцкий решился на побег. Надо сказать, что на этот раз риск был нешуточный: побег вечнопоселенца карался каторжными работами. Но Троцкий пренебрег суровостью наказания. Имея червонцы и запас спирта Троцкий привлек для организации побега местного крестьянина. Тот в свою очередь подобрал оленевода, зырянина по национальности, запойного пьяницу, но отчаянного человека. С зырянином по лютому февральскому морозу на оленях Троцкий проехал за неделю свыше 700 километров до Урала, там сел на поезд и вскоре оказался в Петербурге. Если до Березова ссыльные добирались в течения месяца, то обратный путь Троцкий проделал за 11 дней. Именно в стремительности предприятия и заключался его благополучный исход.

Деятельность в период второй эмиграции

Из Петербурга Троцкий сразу выехал в Финляндию - ближнюю эмиграцию, там уже находились Мартов и Ленин. Беглец посетил Ленина и Мартова, имел с ними продолжительные беседы. В. И. Ленин дал ему явки в Хельсинки, которые очень помогли ему в устройстве. В небольшом местечке Огльбю Троцкий описал свой побег в книжке "Туда и обратно". На полученный гонорар через Стокгольм выехал в Западную Европу.

30 апреля уже присутствовал на V съезде РСДРП. Хотя съезд и проходил под диктовку большевиков, но полемика порой приобретала крайне резкие формы и Ленину с единомышленниками стоило немалых трудов защитить свою платформу. На съезде Троцкий вновь занимал нечеткую позицию, пытался образовать некую группу центра, не хуже других понимая шаткость равновесия между большевиками и меньшевиками, видя что многое будет зависеть на съезде от того, к кому к кому примкнут делегаты других течений.

Троцкий, живя в Вене, гораздо внимательнее следил за германской политической жизнью, чем за австрийской. Но все-таки, хотя он и был постоянным корреспондентом центральных органов печати Социал-демократической партии Германии, присутствовал на ее съездах, регулярно поддерживал контакты с ее вождями К. Каутским, К. Цеткин, еще более активную политическую жизнь он развернул в Вене: сразу по прибытии вступил в австрийскую социал-демократическую партию, участвовал в ее работе, много писал в партийной печати, ходил на собрания, митинги, демонстрации, поступил в Венский университет.

Троцкий играет главную роль в издании в течении трех с половиной лет газеты "Правда". Вокруг газеты сгруппировались первые троцкистские кадры в РСДРП: М. Скобелев, А. Иоффе, В. Копп, М. Урицкий и другие. В 1909(!) году в "Правде" пишет: "Уже сегодня, сквозь обложившие нас черные тучи реакции, мы прозреваем победоносный облик нового Октября" - дар предвидения никогда не покидал Льва Давидовича. О том же свидетельствует и теория перманентной революции, которую на протяжении десятилетий развивал Троцкий. Это уже потом Ленин скажет об этой теории: "Троцкий оказался прав", это уже потом сталинисты будут его преследовать за нее.

В сентябре 1912 года Троцкий уезжает корреспондентом от "Киевской мысли" на Балканы, где шла война. В 1913 г. он уже вновь в Вене и пишет для "Одесских новостей", "Голоса", "Дня", меньшевистского "Луча". С февраля 1914 г. в Петербурге Троцкий издавал ежемесячный журнал "Борьба". В августе 1914 г. Троцкий с семьей отправляется в Цюрих. В Цюрихе Троцкий не задержался и вскоре появился в Париже. Здесь он вошел в редакцию социалистической газеты "Голос", издававшейся Д. Мануильским и В. Антоновым-Овсеенко. После ее закрытия был в числе учредителей и редакторов также органа левых социалистов - газеты "Наше слово". И здесь опять проявился предсказательный дар Троцкого: "Начиная с осени 1914 г. мы, наперекор всем официальным пророчествам, в нашей газете изо дня в день твердили, что война будет безнадежно затяжной и что вся Европа выйдет из нее разбитой"[14].

Осенью 1915 года Троцкий так же, как и Ленин, и Мартов приняли участие в международной конференции социалистических партий в Циммервальде. Здесь существовало два крыла: одно – революционное с Лениным и Троцким, другое – пацифистское, к которому принадлежало большинство делегатов. "Дни конференции были бурными днями", в конце концов, сошлись на общем манифесте, проект которого был выработан Троцким. "Циммервальдская конференция дала большой толчок развитию антивоенного движения в разных странах"[15].

В сентябре 1916 газета "Наше слово" закрылась. Одновременно парижский префект полиции предъявил Троцкому ордер на высылку за пределы Франции за антивоенную деятельность. В начале ноября в сопровождении двух полицейских агентов Троцкого вывезли в Испанию, в Сан-Себастьян. Оттуда он переехал в Мадрид, где, с помощью местных социалистов устроившись в небольшом пансионате, старательно посещал мадридские музеи и библиотеки. Длилась такая жизнь недолго: 9 ноября он был арестован и посажен в тюрьму. Поводом для заключения послужила полученная из Парижа телеграмма о том, что Троцкий "опасный анархист". Через три дня, опять таки без объяснения причин, его перевели в Кадикс, оттуда он должен был отправиться ближайшим рейсом в Гаванну. Троцкий воспротивился, требуя, если уж нельзя обойтись без высылки, отправить его в Нью-Йорк. Тем временем один из испанских депутатов, республиканец, внес в парламент запрос по поводу ареста и высылки Троцкого. Началась дискуссия в газетах. В результате власти разрешили Троцкому остаться в Испании до отхода первого парохода в Нью-Йорк. Он перебрался в Барселону. Туда прибыли из Франции его жена с сыновьями, и 25 декабря, после трех с лишним месяцев бестолковых мытарств, на испанском пароходе "Монсерат" Троцкий с семьей, наконец, отплыл к берегам Нового Света.

В Америке Троцкий много общается с Бухариным, Коллонтай, поддерживает контакты с газетами "Форвертс" и "Колл". Кроме того, как и во Франции, он, собрав своих сторонников, приступил к подготовке независимого печатного органа, также он продолжал активную деятельность в редакции "Нового мира" и среди российских социал-демократов.

Начавшийся налаживаться быт семьи Троцкого резко всколыхнуло сообщение о Февральской революции в России. "Многоплеменный рабочий Нью-Йорк был весь охвачен волнением. Хотели и боялись надеяться"[16]. После посещения Троцким русского консула в Нью-Йорке с заявлением об отъезде в Россию, он и члены его семьи получили необходимые документы. 27 марта Троцкий с семьей, а также еще пятеро подданных России отбыли из Нью-Йорка на норвежском пароходе. Однако поездка их явно затянулась в связи с арестом их британскими властями в Галифаксе. 29 апреля Троцкий и его компаньоны, благодаря широкой компании по их освобождению были освобождены. На датском пароходе "Гелиг Олаф" они продолжили свой путь в Россию через Швецию, Финляндию на Петроград.

После генеральной репетиции 1905 года начиналось великое представление 1917...

Том 2


1917: от февраля к октябрю

Если в 1905 г. Троцкий одним из первых вернулся в Россию из эмиграции, то после Февраля он оказался в числе последних. В Петроград он и его спутники прибыли 4(17) мая, проделав тот же последний отрезок в пути, что и группа Ленина в апреле. В Белоостров на встречу с ним прибыла весьма представительная делегация из Межрайонной организации РСДРП во главе с Урицким и от большевистского ЦК - Федоровым. Была и встреча на Финляндском вокзале. Не такая по массовости, как у Ленина, но с такими же пламенными речами и призывами.

  1   2   3