Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Традиции и новые тенденции




страница2/5
Дата14.05.2018
Размер0.95 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5
(“Теория литературы: традиции, закономерности и новые поиски”) рассматриваются основные направления поиска новых тенденций в татарской теоретической мысли, ведущиеся на рубеже веков.

Под влиянием социокультурных условий, возникших в российском обществе в конце ХХ века, не могла не претерпеть изменений и научно-теоретическая мысль. Среди причин, повлекших за собой смену ориентиров, можно выделить внешние и внутренние. Особенности переживаемого обществом переходного периода приводят к трансформации ценностей, лишний раз подтверждая мысль о том, что с изменением картины мира деформируются и наши представления о духовно-нравственных понятиях. Казавшиеся до этого незыблемыми традиционные принципы подвергаются критике или отвергаются. Активизируется процесс поиска новых путей, методов, приемов литературоведения, в том числе и в теории литературы. Накопленный опыт, традиции приводят к качественным изменениям, которые в определенных условиях воспринимаются как новаторские.

Начинается процесс формирования новых подходов в науке о литературе. Этот процесс подтверждается следующими факторами внутреннего состояния литературы, а именно: во-первых, татарская литература, внесшая определенный вклад в “революцию умов” в обществе, сама достаточна быстро приняла перемены и начала поиск в различных направлениях. Эти перемены привели к необходимости использования новых методов, путей изучения и оценки литературного процесса. Во-вторых, стало возможным обращение к достижениям современной зарубежной филологической науки. В-третьих, в татарском литературоведении пусть и медленными темпами, но систематически проводились исследования. Сегодня делаются попытки их обобщить, дать объективную оценку литературным явлениям, освещающим проблемы национального характера. Изучение особенностей формирования татарского литературоведения, этапов его становления, отдельных теоретических вопросов находит отражение в трудах М.Бакирова, Р.Салихова, Д.Загидуллиной, Э.Галиевой, Г.Азизовой, Ч.Гилазовой, Л.Хайдарова и др.

Одно из важных направлений связано с исследованием проблем стихосложения и его места в процессе творчества. По мнению литературоведа и фольклориста М.Бакирова, без учета ритмико-интонационных особенностей невозможно представить ни форму, ни язык и стиль, ни эмоциональный настрой поэтического произведения. Автор проводит большую работу по выделению структурных и функциональных особенностей рифмы и строфы, ритмико-метрического строя тюрко-татарского стиха14.

Среди работ, внесших определенный вклад в развитие татарской теоретической мысли, есть и книга Р.Салихова “Герой и эпоха (концепция героя в татарском литературоведении”)15. Концепцию героя автор изучает на материалах литературы послеоктябрьского периода, опираясь на многочисленные труды татарских, русских, европейских ученых. Объектом его исследования являются такие категории, как “творческий метод”, “социалистический реализм”, “партийность”, “народность” и т.д. Актуальность исследования, на наш взгляд, объясняется: 1) определением границ периодов развития татарского литературоведения и их литературно-культурной характеристики; 2) выделением путей, методов, принципов науки о литературе и противоречиями в их использовании; 3) новизной в оценках многочисленных работ советского периода и предложенными выводами о необходимости продолжения традиций; 4) стремлением к выработке присущих татарскому литературоведению научно-теоретических принципов; 5) системным изучением серьезных проблем науки о литературе и обозначением автором основ дальнейших исследований.

Одним из фундаментальных трудов по изучению формирования и становления теории татарской литературы является исследование Д.Загидуллиной “Законы литературы и время”16. Проанализировав многочисленные работы по теории литературы, автор опровергает мнение о том, что до советского периода у татар отсутствовала теория литературы, и убедительно показывает, как с учетом особенностей национальной литературы идет постепенное формирование различных художественных направлений и т.д. Она не ограничивается только анализом литературного процесса, а обращается к общественной мысли татар, философско-эстетическим воззрениям Востока и Запада и, основываясь на них, предлагает целостную научную систему. По ее мнению, в начале ХХ века возникли условия для формирования теории литературы. Во-первых, на основе ускоренного развития литературы появляется потребность в теоретических разработках; во-вторых, в этот период идет процесс формирования критики и истории искусства слова и теоретические вопросы рассматриваются в совокупности, одновременно переплетаясь; в-третьих, начинается усиленное проникновение европейской философско-эстетической мысли в татарское литературоведение. Вскоре были написаны первые учебники (Г.Саади, Дж.Валиди, Г.Ибрагимов, Н.Хальфин, Г.Баттал и др.). Ускоренное развитие татарской литературы, формирование в ней наряду с реализмом и романтизмом других модернистских течений вызывает серьезные споры среди литературоведов, в итоге начинается формирование научных школ, опирающихся на те или иные идеологические и художественные принципы. Тех, кто по образцу европейской теоретической мысли и русской историко-литературной школы выдвигает на первый план “полезность” литературы, автор называет “общественниками” (Г.Исхаки и др.). А тех, кто считает главным изображение внутренней жизни человека, психологических основ жизни, чувств и стремлений творителя, называет “духовниками” (Г.Ибрагимов и др.).

Особо следует отметить тенденцию активизации изучения литературоведческих учений как в мировой, так и в татарской науке о литературе. Так, в монографии Э.Галиевой “Историко-культурная школа в татарском литературоведении”17 выявляются особенности историко-культурной школы в татарском литературоведении 20-30-х годов ХХ века, условия и причины их возникновения, национальные корни, структура и роль в становлении татарской академической науки о литературе, а также влияние на развитие в последующие этапы. Эти сложные проблемы автор исследует на фоне достижений русской и европейской науки. По мнению Э.Галиевой, в 1920-30-е годы под влиянием историко-идеологических и культурных факторов в татарском литературоведении формируются два направления: одно ориентировано на Европу, второе – на Восток. Заслуживают внимания исследования Г.Азизовой, Ч.Гилазовой, А.Хайдарова, рассматривающих развитие теоретической мысли ведущих литературоведов первой четверти ХХ века. Определенный вклад в разработку теоретических проблем литературы внесли также “Введение в теорию литературы” (1987), “Словарь литературоведческих терминов” (1990), “Татарский энциклопедический словарь” (1999), “Ислам на Европейском Востоке: Энциклопедический словарь” (2004) и др.

В систематизацию достижений теории татарской литературы внесла свой вклад монография Ф.Хатипова “Теория литературы”18, написанная с учетом подготовки профессиональных филологов, что выдвинуло на первый план интерпретацию основных понятий по теории литературы во взаимосвязях с множеством компонентов литературных произведений.

Книга “Литературоведение: Словарь терминов и понятий”19 представляет собой итог научных поисков в области современного татарского литературоведения. Методологическую основу составляют взгляды о том, что татарская наука о литературе, осваивая достижения восточной и западной литературно-эстетической мысли, развивается по своим внутренним законам, поэтому особое внимание уделяется раскрытию основных закономерностей татарского искусства слова и его национальных особенностей. Рассматривается множество терминов, которые до этого в татарском литературоведении были отмечены или вскользь, или фрагментарно, обзорно. Среди них особо следует выделить терминологию, относящуюся к научным школам, направлениям, методам (культурно-историческая школа, формальная школа и т.д.). Эта особенность позволяет рассматривать татарскую литературу и ее науку на фоне мирового литературоведения, открывает пути для нового толкования и оценок национального искусства слова, является основой для новых исследований и перспектив татарского литературоведения.

Проблема художественных направлений в теории литературы” рассматривается во втором разделе. Одной из особенностей литературы является повторяемость литературных явлений. В то же время вопросы периодизации продолжают оставаться предметом научных споров, ибо в основе ее построения лежит европоцентристский подход, отражающий историко-культурные особенности Западной Европы. В конце ХХ века возникает новая концепция развития литературы. В ее основе лежит деление всемирной литературы на три исторические эпохи – архаический период, период традиционализма, эпоха индивидуально-творческого литературного сознания20. Внутри этих эпох возникают литературные общности, которые со временем заменяют друг друга. В литературоведении принято выделять следующие литературные общности: тип творчества, литературное направление, литературное течение, творческий метод. В теории татарской советской литературы серьезное внимание уделялось изучению реалистического направления, остальные направления считались чуждым явлением в татарском искусстве слова. В конце ХХ века татарская теоретическая мысль стала на путь объективного и целостного изучения искусства слова, при этом выявила, что ей могут быть присущи различные литературные направления, в том числе романтизма, модернизма и постмодернизма.

В подразделе “О традициях классицизма в татарской литературе” рассматривается влияние первого литературного направления в искусстве слова Европы на татарскую литературу и степень изученности этого явления. Классицизм, совпадающее с периодом преодоления в европейских странах феодальной раздробленности и создания национальной государственности, предлагает особую модель эстетического восприятия действительности. В литературе она изображается в виде двух противоположных начал: с одной стороны, на первый план выдвигаются личные желания, т.е. эго человека, основанное на чувствах и переживаниях, с другой, забота о жизни общества, государства, что выражается в победе разума над чувствами.

В татарском литературоведении на протяжении долгого периода классицизм как отдельное направление в литературе не занимал особого места, поскольку считалось, что татарский читатель познакомился с некоторыми его образцами лишь в начале ХХ века через переводы на татарский язык произведений (напр., Ж.Мольер «Скупой»), незначительно повлиявших на литературный процесс в целом. Изучая татарскую и русскую литературы как отражение различных типов культур, Ю.Нигматуллина пишет: “Татарская литература не имела периода классицизма, так как у татарского народа не было тогда своей государственности и, следовательно, потребности в подобном литературном явлении”21. В современном литературоведении существует иная точка зрения. Р.Ганиева, Э.Галимзянова исследовали особенности классицизма в рамках национальных литератур, в частности татарской. По их мнению, противоречие между чувством и долгом, определяющее суть эстетики классицизма, в татарской литературе передается в виде конфликта между эгоистическими устремлениями личности и ее ответственностью за судьбу своей нации. Э.Галимзянова считает, что в творчестве видного представителя татарской литературы начала ХХ века Ф.Туйкина мотивы государственности, патриотизма и национального возрождения раскрыты через эстетику неоклассицизма. Исследователь придерживается мнения, что классицизм как художественно-эстетическое явление присущ всемирной литературе на всех этапах ее развития и просуществовал в разных формах вплоть до конца ХХ века.

Исследования Р.Ганиевой и Э.Галимзяновой дают импульс к изучению новых пластов истории татарской литературы, ее скрытых до поры течений, содержащих своеобразные художественно-эстетические воззрения. Появились исследования, где отдельные произведения классика татарской литературы Г.Исхаки рассматриваются как проявление традиций классицизма22. Вместе с тем, необходимо иметь в виду одно общее требование – к освещению этих довольно сложных вопросов подходить с чрезвычайной серьезностью, делать какие-либо выводы только после тщательного теоретического и фактического анализа литературного материала.

В подразделе “Отношение татарского литературоведения к модернизму и постмодернизму” исследуется литературный процесс современного татарского литературоведения, творчество отдельного писателя как “представителя” того или иного литературного направления или течения.

В татарском литературоведении конца ХХ – начала ХХI в. примеры исследования целой группы произведений, увидевших свет на рубеже веков, в русле концепций модернизма или постмодернизма свидетельствуют о довольно существенных противоречиях в их интерпретации, понимании и принятии. Разумеется, нельзя отрицать того факта, что в татарской литературе созданы произведения, не укладывающиеся в привычные рамки реализма и романтизма. Этим же объясняется противоречивость в исследовании и оценке данного художественного пласта, занимающего особое место в современном литературном процессе, недостаточная изученность и ясность художественно-эстетических взглядов самих авторов (Ф.Байрамова, Н.Гиматдинова, М.Гилязов, З.Хаким, Р.Хамид, Г.Гильманов и др.). Татарские литераторы довольно свободно обращаются к новым формам, оригинальным метафорам, приемам создания нового художественного мира, соединению и монтажу разных явлений, существующих в виде отдельных фрагментов, к архетипам, образам-мотивам и образам-топосам как к неким художественным прообразам. Все это позволяет сделать выводы о том, что в литературе происходит обновление и становление новых течений, исследованию которых посвятили свои труды Ю.Нигматуллина, Д.Загидуллина, А.Шамсутова, И.Валиулла и др. Заранее отметим, что модернизм и постмодернизм как полнокровные литературные направления в современной татарской литературе не успели еще должным образом сформироваться. Речь идет, в основном, о выяснении не свойственных реалистической литературе выразительных средств и приемов, оригинального стремления постичь бытие посредством творческого мышления, а также способов возрождения некой вымышленной модели жизни, отдаляющейся от действительности.

Признаки и черты, определяющие понятие «модернизм», а также место, занимаемое отдельными его течениями в татарской литературе начала ХХ века, в какой-то мере были исследованы в трудах Г.Саади, Г.Халита, Р.Ганиевой, И.Нуруллина. Эти представления получили развитие и обогащение в литературоведении конца ХХ века в трудах Р.Ганиевой, А.Саяповой, Ч.Зариповой-Четин и др. Течения, свойственные данному художественному направлению, наиболее полно в научно-теоретическом плане нашли отражение в книге Д.Загидуллиной «Модернизм и татарская проза начала ХХ века», посвященной литературному процессу той эпохи23. В татарской словесности начала ХХ века, вставшей на путь обновления, размышления о бренности и вечности мира, осознание конечности земного бытия, быстротечности человеческой жизни, стремление постичь смысл жизни и познать Истину, а также желание выразить эти философские взгляды художественными средствами оказались поиском модернистских приемов. По определению автора, модернизм «отвергает привычные приемы и методы в литературе, он возникает на почве недовольства данным состоянием литературы. В то же время он дает толчок к совершенствованию и переменам, к поиску особых путей». Ученый-литературовед Ю.Нигматуллина происходящие в современной татарской литературе и искусстве перемены и новые поиски называет «запоздалым модернизмом»24. По мнению автора, отдельные явления модернизма (символизм Дэрдменда и Х.Такташа, футуризм А.Кутуя, имажинизм К.Наджми) в татарской литературе начала ХХ века не смогли оформиться в полнокровное течение. Но в 1970-1980-х годах наблюдается его второе рождение, к тому же, присвоив себе отдельные элементы постмодернизма и реализма, он спокойно сосуществует с ними. Поиски в художественном слове тесно связаны с изменениями в общественной жизни. Автор считает, что «романтизм идей» начала ХХ века в конце века вновь вышел на заметные рубежи.

Рассматривая особенности постмодернизма и отражения его в татарской литературе, Д.Загидуллина пишет: «У нас и постмодернизм, обладая определенными философско-эстетическими и известными с поэтико-стилистической точки зрения национальными чертами, отличался от носящих такое же название в европейской и русской литературе явлений». Как одна из важнейших черт отмечается стремление татарских авторов не к парадоксальности, а к реальности, а также подчеркивается синтетический характер произведений. Автор выделяет еще одну особенность: «в рамках одного произведения наблюдается смешение разных тем, художественных приемов, стилей и разных литературно-исторических традиций». Кроме того, Д.Загидуллина указывает на целый ряд других характерных черт: «раздельный показ действительности, отображаемой в самом литературном произведении и реальной жизни», «место автора-писателя, повествующего о своем мире, занимает писатель-скриптор (фиксирующий на бумаге)»; построение оригинальной модели Бытия и т.д. 25

Проблемы постмодернизма освещаются также в исследованиях А.Шамсутовой. Она рассматривает постмодернизм как «незаконченный, находящийся в развитии и нашедший преломление в разных культурах, оказавший воздействие на многие виды и формы культуры и искусств, приведший к формированию нового взгляда на мир, динамичный процесс». Начало постмодернизма в татарской художественной литературе автор рассматривает в связи с эпохой «конца 70-х – начала 80-х, когда в татарской литературе усилилось стремление мыслить по-новому, отойти от строгих требований метода социалистического реализма»26.

Ю.Нигматуллина, Д.Загидуллина, А.Шамсутова и др. авторы выделяют следующие признаки, присущие модернизму: синтез разных модернистских стилей (символизм, сюрреализм, экспрессионизм, неоромантизм и т.д.) и их сложные взаимоотношения с реализмом; активное обращение авторов к архетипам, мифологемам, фантастическим и условным формам, символам; использование «игры» в качестве литературного приема и предмета изображения; выражение авторской концепции посредством условности и знаков-символов, построение произведения на основе функциональных связей; выдвижение национальной темы на первый план как самой важной и значимой, а также «нулевая композиция», принцип инь-ян, множественность видов, ориентация на такие философские проблемы, как конечность и бесконечность; тяга литераторов к философствованию, к народной мудрости, к жанру притчи.

В современном татарском искусстве слова существуют следующие признаки постмодернизма: синтез традиций реализма, символизма и мифологии в рамках одного текста; создание новой реальности, раздельный показ реальной и вымышленной (писательской) действительности; создание кодов, в которых заключен философский смысл позиции автора и самого произведения; лиризм как национальная особенность татарского постмодернизма; посредством показа переживаемого героями произведений «духовного кризиса», одиночества, связанного с ним глубокого психологизма на первый план выводится душевное состояние героев, раскрытое приемом «шизоанализа», стержнем которого является высокая чувствительность. Используется пародия для разоблачения отдельных неприглядных сторон бытия, с помощью этого приема иллюстрируется абсурдность жизни, бессмысленность, пустота, смехотворность действий героев. Применяется прием коллажа для усиления пародии, атмосферы игры в произведении; «цитирования» классических произведений и т.д. Вместе с тем, в качестве одной из главных особенностей отмечается, что татарские литераторы довольно настороженно относятся к постмодернизму и не принимают один из основополагающих его принципов – «изъятие» из произведения личности автора, обеспечивающей идейно-эстетическое единство произведения, а также указывается на приверженность автора к изображению целостных жизненных явлений, а не фрагментов описываемых событий.



В разделе “Творческий метод и трансформация его трактовки” исследуется формирование критического отношения к отдельным методологическим установкам советского периода под воздействием общественных, социокультурных перемен, вступление реализма в переходный период – в стадию кризиса, поиск новых путей к выходу из него.

Используемый в философии термин “творческий метод” в 1930-е годы был перенесен в науку о литературе и начал употребляться для изображения в творческом плане явлений действительности как единства принципов. В рамках “традиционного” литературоведения постепенно возникла необходимость типологического обобщения собранного богатого материала из литературных произведений. В связи с этим начинают изучаться и такие понятия и термины, как “тип творчества”, “литературное направление”, “литературное течение” и т.д.27 Для татарских литературоведов основой в изучении вопросов, связанных с творческим методом, явились труды видного представителя русской литературной науки Н.А.Гуляева и исследователя литературы тюркских народов А.А.Гаджиева. Вслед за ними, основываясь на достижениях литературоведения, проблему творческого метода начинают изучать Ю.Нигматуллина, Г.Халит, И.Нуруллин. Кроме того, данная проблема находится в центре внимания исследований Р.Ганиевой, посвященных арабо-персидской, тюрко-татарской литературам Средневековья и Нового времени28. В дальнейшем особенности формирования и становления отдельных творческих методов, их взаимоотношения с различными направлениями и течениями были исследованы в работах Х.Усманова, М.Хасанова, М.Гайнуллина, Э.Нигматуллина, Ш.Садретдинова, А.Сайганова, Т.Галиуллина, А.Ахмадуллина, Х.Миннегулова, Н.Хисамова, А.Шарипова и т.д. По утверждению Р.Ганиевой, «реалистический тип художественного мышления свойствен для всех этапов развития татарской литературы. (...) Обновлялся, обогащался в зависимости от идеологических установок и эстетических идеалов той или иной эпохи»29. Ибо в основе творческого метода лежат сложные связи между человеком и окружающим его миром. Творческие методы просветительского и критического реализма, в целом, имеют незыблемые принципы идейно-художественного отражения действительности. Вместе с тем, по мнению Ф.Хатипова, в этих вопросах еще достаточно места для споров. В статье под названием «Классический реализм»30 он рассматривает одно из основных понятий, существующих в литературе на протяжении многих лет – творческий метод критического реализма. «Ясно, что этот термин родился не на основе результатов анализа значения литературы одной эпохи, ее богатства и сложности. Он прикрепился к художественному слову попутно», пишет автор, тем самым отвергая это понятие. По мнению ученого, «классический реализм» – более удачное название, так как существует много фактов, указывающих на новые качества классического реализма, а вот для того, чтобы оставить критике значение метода, достаточных оснований нет». Далее автор на многочисленных примерах произведений татарских, русских и зарубежных авторов аргументирует свои взгляды. С нашей точки зрения, они являются спорными. Во-первых, в его статье недостаточно доказательств для полного отказа от принципов и эстетики критического реализма. Во-вторых, будучи очень сложным явлением, литература в различные периоды выводит на передний план различные свои качественные особенности. Их принято именовать обобщенными названиями. Реализм, будучи типом творчества или творческим направлением, не является однообразным и неизменяемым явлением. Как пишет С.М.Казначеев, «это видовое, качественное определение отражало аналитический подход писателей, стремление охватить жизнь во всей ее полноте, сатирическую заостренность, обличительный пафос, который сопутствовал демократической идеологии»31. В основе критического реализма лежит аналитическое представление о мире как об объективно сущем феномене. Коренными принципами его являются отражение типичных характеров в связи с типичными обстоятельствами и рассмотрение их на основе конкретных исторических, социальных, психологических условий.

С социалистическим реализмом все обстоит значительно сложнее. Вследствие начавшихся в обществе демократических преобразований, постепенного освобождения от коммунистической идеологии, с ростом национального самосознания и др. открылись пути для серьезных дискуссий о содержании соцреализма, его месте и роли. Примкнув к веянию времени, одни принялись очернять соцреализм и заодно с этим рассматривать татарскую литературу советского периода как явление, не имеющее никакой литературно-эстетической ценности. Другие же, наоборот, признавая его закономерность, предлагали освободить его от отдельных устаревших принципов (как, например, классовая борьба). Эти дискуссии, которые вначале носили публицистический характер, в последующие годы нашли отражение и в научных исследованиях. В этом плане достойны внимания работы А.Ахмадуллина, Т.Галиуллина, Ю.Нигматуллиной, Ф.Хатипова, Д.Загидуллиной и др.

По мнению Ю.Нигматуллиной, чтобы понять суть творческого метода, в его содержании необходимо обозначить два аспекта: первый — теория метода, второй — литературная деятельность писателей, в которой теория соцреализма и была самой догматической частью32. Конечно, влияние соцреализма на литературное движение и на творчество писателей было разнообразным. Необходимо учесть и то, что соцреализм не представлял собой некий застывший монолит. В его развитии наблюдались различные этапы, в его эстетике имели место течения различных стилей, качества национальной психологии, менталитета, нравственные ценности и др. И все-таки соцреализм, взявший за основу в отображении человека и окружающего его мира принципы марксизма-ленинизма, в 80-х годах ХХ века вступает в кризис и в период общественно-исторических перемен уступает свое место новым художественным концепциям. Вместе с тем, если сегодня в обществе живут социалистические идеи, то нельзя отрицать появление произведений, являющихся их литературно-эстетическим отражением.

В разделе “Особенности современного литературного процесса” рассматриваются теоретические проблемы развития современной литературы. Под влиянием изменений в обществе происходит возвращение к традиционному реализму (“Об обновлении литературных течений”). Резкие перемены в обществе в 80-х годах ХХ века привели к значимым новшествам в литературе. Татарское художественное слово, наряду с реализмом, элегантной изобразительностью романтизма, стало обращать внимание и на различные течения модернистского направления. Если одни воспринимают это как правдивую, во всей полноте изображенную реальность, то другие оценивают как отход литературы от своего основного назначения. Вместе с тем, были попытки найти термины, понятия, которые бы растолковали суть данного вида творчества. А.Ахмадуллин в своем обзоре современной драматургии называет духовную нищету, проникающую в жизнь в связи с изменениями, происходящими в обществе, «мотивом бессилия»33. Р.Шарафиев обозначает их как «безнравственный реализм»34. А.Халим же приходит к выводу, что во многих произведениях, созданных в последнее время, «нет большой божественной любви, а вот большой безнравственности, большого блуда хоть пруд пруди», и оценивает такую ветвь в искусстве слова как «безнравственная литература»35.

В отдельных работах делались попытки в теоретическом плане обозначить изменения, своеобразия, которое присуще современному татарскому художественному слову. Общий литературный процесс или же творчество отдельного писателя предлагалось рассматривать в связке с литературным течением, направлением. Д.Загидуллина, одной из первых обратив внимание на эти вопросы, в своей статье «На новой волне» пишет: «В татарской литературе многие произведения, появившиеся за последние десять-двадцать лет, написаны на новой волне, сконцентрировавшей в себе элементы модернизма. (…) Наблюдается явление соседства, переплетения приемов, присущих различным направлениям, типам творчества, методам»36. По мнению автора, в современной татарской литературе имеют место такие течения, как «психологический реализм», «национальный реализм», «интеллектуальный реализм», «сентиментальный реализм», «магический реализм», «натурализм» и т.д. Среди терминов и понятий наблюдается значительное разнообразие. Когда в основе анализа литературного произведения лежит идейная проблематика, жанровая форма, основной пафос и др. качественные компоненты, то, разумеется, это рождает определенное ограничение. Выход из сложившихся противоречий – в раскрытии литературных явлений путем применения определяющих терминов. Мы склоняемся к тому, чтобы форму традиционного реализма, обогащенную новыми видами приемов и способов, образов и форм, называть «новым реализмом» или «неореализмом»37. Опираясь на накопленный опыт, на наш взгляд, в «новом реализме» можно выделить следующие течения: 1) критическое (А.Баян “Украденая луна”, З.Хаким “Морковное поле”); 2) национальное (Р.Мухамадиев “Мост над адом”, Т.Миннуллин “Илгизар плюс Вера”, З.Хаким “Немая кукушка”); 3) интеллектуальное (А.Гилязов “Рана”, М.Галиев “Золотая ручка”, Р.Сибат “Одинокий”, Т.Миннуллин “Юродивый”, И.Зайниев “Луговой цветок”); 4) психологическое (Ф.Байрамова “Луг”, Г.Каюмов “Наследие”); 5) бытовое (Г.Галиева, К.Каримов, Р.Фаизов, Д.Салихов); 6) лирико-эмоциональное (Д.Салихов “Сорванная гроздь”, Аманулла “Дорогое наследие”, И.Зайниев “Поговорим о любви”) 7) сентиментальное (М.Магдеев “Прощание”, Н.Гиматдинова “Женатый одиночка”, Т.Миннуллин “Галиябану, ненаглядная моя”); 8) духовно-религиозное (Ф.Байрамова “Последняя молитва”, Ф.Яхин “Молитвы моей бабушки”).

В современном татарском литературоведении вместе с нравственными, социальными, национальными проблемами объектом изучения становятся такие философские проблемы, как явления действительности, которые сложно понять и объяснить: слабость человека, относительность счастья, смысл жизни и т.д. С целью изображения противоречий жизни авторы обращаются к явлениям реалистического и мифологического мира, архетипам, мифологемам и т.д. В современной литературе они объединяются в два течения: условно-метафорическое (Ф.Байрамова “Бескрылые чайки”, Д.Салихов «Богом проклятый дом», З.Хаким «Сумашедший дом», М.Кабиров “Тайна желтых домов” и т.д.) и условно-мифологическое (М.Гилязов “Домовой”, Н.Гиматдинова “Проклятие белого журавля”, Г.Гильманов “Злые духи” и т.д.).

«Новый реализм» обозначает, с одной стороны, изменение творческих принципов, на которых основывается соцреализм, с другой – поворот внимания литературы к традиционным принципам реализма, которые в соответствии с изменениями эпохи обогащены новыми свойствами. Эти понятия, также будучи временными явлениями, служат только для понимания своеобразия литературы переходного периода. Поэтому раскрытие, обозначение и оценка ведущего творческого метода литературного процесса, раскрытие признаков его трансформации являются одной из важных задач, стоящих перед современной филологией.

В подразделе «О трансформации литературных жанров в современной литературе (на примере трагедии)» изучается обогащение отдельных жанров новыми качествами, изменение функций, расширение границ известных до этого теоретических понятий. По мнению М.М.Бахтина, “особо важное значение имеют жанры. В жанрах (литературных и речевых) на протяжении веков накопляются формы видения и осмысления определенных сторон мира”38.

Как отмечают исследователи сценической литературы (А.Ахмадуллин, Н.Ханзафаров, А.Саттарова и др.), жанр трагедии в современной татарской драматургии, не будучи представлен широко в количественном отношении, все же играет важную роль в литературном процессе, в полной мере отражая поиски драматургов в области тем и проблематики, жанров и жанровых форм, художественных приемов изображения. В пьесах, обращенных к далекой или новейшей истории, а также в произведениях, основанных на легендах и преданиях, требования жанра, его основные принципы, в основном, соблюдаются. В произведениях, посвященных различным сторонам современной жизни, авторы делают попытку раскрыть сущность посттоталитарной действительности и в связи с этим определить социальные и нравственные аспекты жизни отдельных людей и общества в целом. Образы, предлагаемые в качестве главных героев, рисуются в духе социального экзистенциализма, именно поэтому в понимании и оценке их поступков наблюдается расхождение и даже противоположность взглядов. Так, под воздействием перемен в обществе трагедия, подобно другим жанрам, переживает определенную трансформацию. Это выражается в ряде новых черт. Во-первых, меняется понимание природы трагического конфликта и литературной задачей жанра становится раскрытие проблем сохранения нации от исчезновения. А это, в свою очередь, приводит к тому, что в татарских пьесах философский подтекст тесно переплетается с темой национальных и нравственных ценностей. Во-вторых, в трагедиях большое место занимают элементы столь любимой татарским зрителем мелодрамы, в частности лирико-эмоциональный и романтический пласты. В-третьих, в современных трагедиях конфликт между долгом и чувством является отражением более глобального вопроса – настоящего и будущего нации, и обычно эта тема переплетается с любовной линией сюжета. В-четвертых, трагический конфликт возникает не столько из столкновения героя с силами, неподвластными ему, сколько из его собственной природы, из его несогласия с существующим порядком. В-пятых, герои трагедий несут на себе определенные национальные черты. С одной стороны – "трагическая изломанность татарского характера, который все время чувствует себя обиженным"39, с другой – национальные персонажи, обычно связанные с татарской деревней, которые не могут вырасти до уровня больших характеров. Главный трагический пафос рождается от столкновения героя, стремящегося к свободе личности, живущего высокими идеалами, с миром зла и несправедливости. Он часто соединяется с темой человеческого одиночества, с экзистенциальным мироощущением.

В подразделе “Литературный образ – своеобразная форма художественного изображения” изучаются противоречивые взгляды, дискуссии, связанные с этим важным теоретическим понятием. Образность для литератора служит средством создания своего художественного мира, и в системе литературно-теоретических понятий данная категория является основным звеном40. Именно в этом понятии, как в фокусе, отражаются, с одной стороны, концепция литературного творчества писателя, а с другой, художественный уровень произведения.

В трудах по современному литературоведению, посвященных истории литературы, критике, публицистике, в раскрытии вышеупомянутых вопросов мы довольно часто встречаем противоречивые и спорные мнения. Обратимся к статьям, опубликованным в журнале «Казан утлары» в течение 2004-2005 годов в рамках дискуссии «Герой нашего времени». В связи с предложенной редакцией проблематикой в центре внимания оказались следующие вопросы: «Кто он – современный герой?»; «Какого героя можно назвать современным?»; «Каким должно быть отношение к «положительным» и «отрицательным» героям?» и т.д. К сожалению, имеет место определенная путаница, противоречивость в понимании и толковании перечисленных вопросов.

Одна группа авторов на первый план для рассмотрения выдвигает только круг проблем, связанных с национальным содержанием и воспитательным потенциалом литературы. Р.Шарафиев считает, например, что в качестве современного литературного героя на арену должен был выйти национальный герой, то есть поборник идей национального возрождения, ставший неким духовным лидером нации41. В литературоведении с давних пор не угасают споры вокруг определений «положительный герой» и «отрицательный герой». В многочисленных публикациях очевидно огромное желание увидеть современного героя только «положительным героем». Р.Мустафин подменяет понятие «современный герой» понятием «положительный герой», отмечая, что в тех произведениях, где повествуется преимущественно о темных и неприглядных сторонах бытия, «какими бы жизненно достоверными ни выглядели персонажи, их нельзя назвать настоящими современными героями»42. Не опровергая мнения этих авторов о воспитательном потенциале положительных героев, все же отметим, что приверженцы подобных взглядов однобоко понимают роль и задачи как самой литературы, так и изображаемого объекта. Они забывают, что человека воспитывает не только прекрасное, но на психику личности активно воздействуют и безобразные явления нашей жизни.

Помимо продолжения исконных традиций, наблюдается обращение к условно-метафорическим явлениям как к средству сотворения вымышленного мира литературы, возрождение и обновление реализма и романтизма, их взаимное переплетение и синтез, широкое использование модернистских приемов. В этом аспекте следует отметить и обращение писателей к образам-символам, и обогащение последних новым философским и литературно-эстетическим содержанием. Понятие символа в литературных словарях и научных трудах трактуется почти одинаково: это знак, в обобщенном виде объясняющий переносный смысл и содержание какого-либо предмета или явления43. Еще одной особенностью символа является архаичность его природы и связь с древностью (своим началом восходит к древности), поэтому “символ никогда не принадлежит какому-либо одному синхронному срезу культуры – он всегда пронзает этот срез по вертикали, приходя из прошлого и уходя в будущее”44.

Образ-символ служит понятием, играющим важную роль в содержании литературного произведения. В литературоведении существуют две классификации для различения видов символов45. Одна, будучи общей, выделяет традиционные и индивидуальные символы. Первый из них опирается на известные ассоциации и используется в качестве готового образа (например, соловей и роза (цветок) – символ любви). В качестве источника традиционной символики служат мифология, литературные традиции, философские концепции. Индивидуальная же символика определяется лишь после знакомства с творчеством того или иного писателя (например, образ Черной птицы (Каракош) в творчестве писателя Р.Батуллы символизирует собой враждебные народу темные силы). В то же время следует помнить, что не исключается возможность наполнения традиционного символа новым смыслом и превращения в индивидуальный символ. Эту особенность подчеркивает и А.В.Азбукина: «Мы считаем, что существует и третья разновидность – так называемые «сквозные», повторяющиеся образы-символы, которые могут приобретать как традиционную, так и индивидуальную авторскую реализацию»46. Другая классификация символов подразумевает их конкретность: 1) образы-символы служат для определения своеобразия творчества отдельного литератора (у Дэрдменда это – Кораб47, у Такташа – Ветер и т.д.); 2) символом становятся предмет, явление, слово и др. (в рассказе А. Еники «Розыгрыш» платок – символ любви); 3) в качестве символа выступают мифологические образы, мифы, легенды и предания (Домовой – символ добра и света, Черт-Шайтан – символ зла и тьмы); 4) исторические личности возвеличиваются до ранга символа (М.Джалиль – символ мужества, верности и преданности родине и народу); 5) литературные герои или типы, вошедшие в литературу необычностью образов, а ныне сами служащие олицетворением того или иного символа (Тахир-Зухра – символ бессмертной любви).

В использовании образов-символов мы видим внутреннее обновление, расширение границ отдельных понятий. Выявление этих изменений помогает проследить процесс эволюции современной татарской литературы. Как отмечают исследователи, образы-символы, сохраняя основное смысловое содержание, трансформируют философское осмысление и общественно-политическое звучание отдельных символических образов. Так, усиливаются символы, являющиеся выражением экзистенциального мироощущения человека, отдельные образы-символы выступают средством изображения судьбы человека, обогащаются совершенно новыми индивидуальными оценочными значениями. В современной татарской литературе заметно стремление передать образное восприятие бытия посредством образов-символов, сотворить новый художественный мир, еще сильнее воздействовать на читателя, повысить эмоциональный накал произведения и, самое важное, наиболее полно раскрыть идею самого автора.

В третьей главе

1   2   3   4   5