Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Топология современного русскоязычного дискурса моды в аспекте перевода с английского на русский язык




страница1/19
Дата19.01.2017
Размер3.46 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

На правах рукописи



ГУБИНА ВЕРОНИКА ВАСИЛЬЕВНА

ТОПОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОЯЗЫЧНОГО ДИСКУРСА МОДЫ В АСПЕКТЕ ПЕРЕВОДА С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК

Специальность 10.02.20 - «Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание»



ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Л.В. Полубиченко

2015

Содержание





Содержание 2

Введение 4

Глава I. Теоретические основы исследования дискурса моды 15

1.1. Мода как объект научного осмысления 15

1.2. Лингвистические исследования моды 24

1.3. Понятие дискурса в современной лингвистике 32

1.4. Современный дискурс моды 41

1.5. Русскоязычный дискурс моды в диахронии и синхронии в контексте мирового опыта 49

1.6. Современный русскоязычный дискурс моды как проблема филологической топологии 65

1.7. Выводы по Главе I 69



Глава II. Перевод и культурная адаптация как источники формирования русскоязычных научно-популярных текстов о моде 72

2.1. Топологический анализ текста энциклопедии Ф. Ффулкс 72

«How to Read Fashion» и его перевода на русский язык 72

2.2. Верификация результатов на материале других переводных русскоязычных научно-популярных текстов о моде 123

2.3. Особенности оригинальных русскоязычных научно-популярных текстов о моде 151

2.4. Выводы по Главе II 168

Глава III. Топология русскоязычных публицистических и художественных текстов о моде 173

3.1. Конституирующие параметры публицистических текстов о моде 173

3.2. Конституирующие параметры текстов о моде в художественно-беллетристическом стиле 208

3.3. Выводы по Главе III 225



Заключение 227

Библиография 230

Приложение 1. История формирования и развития индустрии моды в России и мире 256

История формирования и развития мировой индустрии моды 256

История формирования и развития российской индустрии моды 265

Приложение 2. Текст статьи Г. Биргера «Новая русская мода. Редакторы Allure, SNC и Buro 24/7 о языке глянца» 282

Приложение 3. Материалы сопоставительного исследования тектов о моде публицистического стиля 289

Текст статьи С. Менкес «Those Fabulous Fifties!» 289

Текст перевода статьи С. Менкес «Ах, эти пятидесятые!» 292

Текст статьи Е. Стафьевой «В чем магия вещей Диора и почему они так далеки от нас» 295




Введение


Являясь объектом философского осмысления, интереса социологии, культурологии, истории, экономики и ряда других научных дисциплин, мода, однако, до сих пор остается относительно новой темой для лингвистики, в особенности отечественной. Если в зарубежной традиции интерес к текстопорождающим потенциям моды впервые обозначился в рамках французского структурализма в 1960-х гг., то российская лингвистика обращается к их изучению лишь на рубеже XX-XXI вв. - в период коренной перестройки политического и социально-экономического устройства страны и ее интеграции в мировое сообщество, с чем связано стремительное внедрение в России западных форм политической, экономической и культурной жизни. Формируется новый, постперестроечный дискурс, порывающий с опытом советского времени и развивающийся по модели следования западному опыту и западным образцам.

Мода как феномен западноевропейской цивилизации обретает современную форму глобальной международной индустрии в период примерно с 1890-х по 1960-е гг., в то время как российская экономика знакомится с ее отлаженными алгоритмами лишь на рубеже XX-XXI вв., перенимая западный опыт, чем обусловлена активизация научного интереса к данной теме в России. В частности, отечественные лингвисты занялись изучением моды в связи с появлением в это время русифицированных версий международных глянцевых журналов о моде, ставших, опередив широкое использование интернета и мобильной связи, «первыми вестниками медиаглобализации в России» [Черменская 2006: 63].

Русифицированные версии международных журналов о моде также оказываются продуктом, созданным на основе заимствования уже существующего западного образца, что обуславливает отведение ключевой роли в формировании современного русскоязычного дискурса моды переводу и адаптации иноязычных текстов и созданию аналогичных им собственно русскоязычных.

При этом важно уточнить, что формирование глянцевых журналов в мире происходило в основном под диктовку британских и американских стандартов жанра: «Большинство международных журнальных брендов, эксплуатируемых на новых рынках, в том числе и на российском, - родом из Великобритании и США» [Долматовская 2013: 7]. В связи с этим образцом для формирующегося в России языка глянца на рубеже XX-XXI вв. служит ставший международным языком современной индустрии моды английский язык. Следовательно, говоря о роли перевода, адаптации и создания аналогичного текста по имеющемуся образцу в процессе формирования современного русскоязычного дискурса моды, мы имеем в фокусе внимания, прежде всего, англоязычный оригинал.

В работах российских лингвистов, посвященных исследованию феномена моды, ее текстопорождающие потенции рассматриваются преимущественно в рамках изучения жанра глянцевого журнала – его происхождения и развития, культурного значения и литературно-художественных особенностей, что актуализирует переводческую проблематику и диктует компаративистский характер научного исследования [Альперина 2003; Каюмова 2012; Колтышева 2008; Косицкая 2005; Попова 2007; Самотуга 2012; Сим 2009; Фоминова 2013; Цыганкова 2009]. Современный русскоязычный дискурс моды интересует российских лингвистов в основном с точки зрения фиксации происхождения лексики данной сферы с акцентом на большой процент заимствований в ее составе, выявления особенностей освоения и употребления заимствованной лексики и уточнения ее значений [Белица 2003; Долгова 2007; Матосян 2008; Сонина 1997]. Помимо комплексного изучения терминологии моды ведутся также исследования отдельных ключевых понятий и концептов данной сферы в русском, французском и английском языках, в том числе в сопоставительном аспекте [Башкатова 2010; Окунева 2009; Платонова 2011; Тер-Минасова 2007; Тоцкая 2012; Хунагова 2013; Чурсина 2010].

Тем не менее, несмотря на наличие в российской лингвистике значительного большого количества работ, посвященных отдельным аспектам языка моды, до сих пор не было предпринято попытки целостного научного осмысления современного русскоязычного дискурса моды, направленного на выявление общих тенденций в его формировании и развитии, обобщение и систематизацию его характеристик, вытекающих из его заимствованной природы и переводного характера. О необходимости комплексного систематизирующего подхода к освещаемой проблематике свидетельствуют и предпринимающиеся в последнее время в СМИ попытки специалистов российской индустрии моды подвести итоги развития языка моды в России с момента прихода на отечественный информационный рынок международного глянца. В частности, обсуждению данного вопроса посвящена статья Г. Биргера под названием «Новая русская мода. Редакторы Allure, SNC и Buro 24/7 о языке глянца», опубликованная 9 апреля 2015 г. изданием Gorod.Afisha.ru, на основе беседы автора журнала «Афиша» Г. Биргера, заместителя главного редактора журнала «Allure» А. Белякова, редакционного директора «Buro24/7» Е. Тихоновича, шеф-редактора журнала «SNC» и старшего редактора журнала «Port» И. Компанийца, которая представляет собой поиск ответа на вопрос, сформулированный в лиде: «Стиль глянцевых изданий часто вызывает недоумение: словесные виньетки, воспевание «роскоши» и «люкса», язык, которым живые люди никогда не разговаривают. «Афиша» собрала редакторов глянца и выяснила, почему все так и как может быть иначе» (см. Приложение 2). Акцентируя заимствованную природу современного языка моды в России, основанного на освоении иноязычных образцов, участники беседы делают неутешительные выводы: «В целом, русская речь <…> не слишком хорошо предназначена для того, чтобы писать о моде и ее анализировать». Причину этого они усматривают в том, что «в России нет школы, готовящей людей к модной журналистике», и пополнить ряды специалистов в данной области можно только будучи самоучкой, поэтому особенности развития языка моды в России определяет «некое субъективное восприятие моды, навязанное обществом начала нулевых, - о том, что это <…> красивая жизнь, «элитная роскошь». И вот эта, так сказать, поэзия богатства начала подменять знания» [Биргер 2015: Эл. ресурс].

Таким образом, назревшая необходимость в целостном научном осмыслении современного русскоязычного дискурса моды с позиций лингвистики определяет актуальность настоящего исследования. Комплексное системное рассмотрение современного русскоязычного дискурса моды проводится исходя из сформулированной в результате анализа предшествующих работ в данной области гипотезы о его вторичном, заимствованном, подражательном характере, продиктованном специфической логикой его развития, основанной на преодолении его лакунарности в лексическом, жанровом и тематическом планах.

В отличие от существующих работ, выполненных главным образом на материале печатного глянца, настоящее исследование учитывает весь спектр рассчитанных на массовую аудиторию дискурсивных проявлений современного русского языка моды, который, помимо печатных глянцевых журналов, представлен также материалами интернет-изданий, объединяемых понятием «интернет-глянец», заполнившей российский книжный рынок в 2000-е годы переводной научно-популярной литературой по истории моды, являющейся, по определению историка моды А.А. Васильева, «предметом всеобщей любви последнего десятилетия» [Латур 2012: 7], а также публицистической и художественной литературой изучаемой тематики. Такая постановка вопроса позволяет выйти за рамки сформировавшегося в отечественной лингвистике понятия «язык глянца» и определить объект настоящего исследования шире - как современный письменный русскоязычный дискурс моды. Предметом же изучения является его топология, то есть набор и соотношение его основополагающих лингвистических характеристик. Цель диссертационного исследования, таким образом, заключается в выявлении и системном рассмотрении конституирующих параметров, определяющих топологию современного письменного русскоязычного дискурса моды.

Цель исследования обуславливает постановку и решение следующих задач:

- осуществить аналитический обзор научной литературы, посвященной феномену моды вообще и ее текстопорождающим потенциям в частности;

- рассмотреть понятие дискурса и различные методы его анализа в современной лингвистике;

- изучить историко-культурологические факторы, обусловившие специфику формирования русскоязычного дискурса моды в контексте мирового опыта;

- выявить основные разновидности современного русскоязычного дискурса моды и определить критерии отбора материала исследования;

- провести топологический анализ оригинальных англоязычных текстов о моде научно-популярного, публицистического и художественного стилей, их переводов на русский язык и аналоговых оригинальных русскоязычных текстов;

- выявить и описать специфику переводных и аналоговых русскоязычных текстов по отношению к англоязычным.

Задачи исследования обусловили использование следующих методов: описательный метод; исторический метод; метод сплошной выборки; методы переводческой критики, опирающиеся на трансформационную и семантическую модели перевода; метод лингвостилистического анализа; метод топологической стратификации текста; сравнительно-сопоставительный метод; методы опроса – анкетирование и интервью; элементы статистического анализа.



Методологическую базу настоящего исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых, посвященные вопросам:

1) переводоведения (И.С. Алексеева, Л.С. Бархударов, В.Г. Гак, Б.Б. Григорьев, В.Н. Комиссаров, Л.К. Латышев, Р.К. Миньяр-Белоручев, А.А. Реформатский, Я.И. Рецкер, А.Д. Швейцер и др.);

2) сопоставительной лингвистики (В.Д. Аракин, В.А. Богородицкий, А.В. Бондарко, В.Г. Гак, З.Я. Тураева, М. Халле, Р.О. Якобсон, В.Н. Ярцева и др.);

3) дискурса и его анализа (Н.Д. Арутюнова, Р. Барт, Т.А. ван Дейк, В.З. Демьянков, В.А. Звегинцев, В.И. Карасик, А.А. Кибрик, Е.С. Кубрякова, М.Л. Макаров, Е.В. Падучева, П. Серио, З. Харрис, Л.О. Чернейко, П. Шародо и др.);

4) филологической топологии (О.С. Ахманова, Л.А. Гзокян, Е.Г. Дмитриева, К.Ю. Игнатов, Л.В. Полубиченко, Н.А. Полякова, Т.Ю. Тилькунова, А.В. Форостенко и др.);

5) функциональной стилистики (О.В. Александрова, О.С. Ахманова, Ш. Балли, Р.А. Будагов, В.В. Виноградов, А.И. Комарова, А.А. Липгарт, А.Л. Назаренко, В.В. Хуринов, М.С. Чаковская, Л.В. Щерба и др.);

6) терминоведения (С.В. Гринев-Гриневич, Н.П. Глинская, Т.В. Долгова, В.М. Лейчик, Д.С. Лоттэ, Ю.Н. Марчук, А.А. Реформатский, В.А. Татаринов и др).

7) взаимосвязи языка и культуры (Ш. Балли, А. Вежбицкая, Е.М. Верещагин, В. Гумбольдт, В.Г. Костомаров, В.В. Красных, Д.С. Лихачев, Э. Сепир, С.Г. Тер-Минасова, Б.Л. Уорф, В.И. Шаховский, А.Д. Шмелев и др.);



Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней современный русскоязычный дискурс моды впервые подвергается комплексному синхронному лингвистическому исследованию, основанному на последовательном сопоставлении составляющих его переводных и созданных по аналогии с ними текстов с англоязычными оригиналами посредством лингвостилистического анализа. Также впервые к изучению этой разновидности дискурса применяются методы филологической топологии. Кроме того, новым является описание процесса становления и развития русскоязычного дискурса моды в контексте мирового опыта, выполненное на основе обобщения существующих разрозненных работ на данную тему.

Теоретическую значимость исследования определяет его вклад в развитие переводоведения, заключающийся в дальнейшей разработке топологического подхода к сопоставлению оригинальных текстов с их переводами и расширением области применения топологических методов, ранее ограничивавшейся художественными текстами, до институционального дискурса в его разножанровых проявлениях и разностилевых составляющих. Кроме того, работа вносит вклад в изучение функционирования русского языка в сфере моды и в развитие теории дискурса.

Практическая ценность работы определяется возможностью использования результатов исследования в процессе подготовки переводчиков, специалистов в области межкультурной коммуникации, а также модной журналистики.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Изучение дискурса моды на современном этапе его развития предполагает понимание моды как социального института - с одной стороны, и глобальной международной индустрии по формированию у покупателей образа модной продукции, ее производству и сбыту - с другой. Это позволяет уточнить понятие современного дискурса моды, под которым необходимо понимать институциональный дискурс индустрии моды. С учетом выделения специалистами индустрии моды четырех различных уровней в системе ее функционирования, закономерна дифференциация использования языка и его возможностей на каждом из них. Относительно первых трех уровней системы индустрии (производство сырья, производство модной продукции, система сбыта) правомерно говорить о формировании производственного и управленческого дискурсов. В свою очередь, на четвертом уровне (продвижение модной продукции), где язык обслуживает процесс формирования у массовой аудитории потенциальных покупателей образа модной продукции, т.е. придания продукту ценности с точки зрения моды, или «модной ценности», ее специалистами генерируются адресованные массовой аудитории «не-специалистов» тексты, совокупность которых представляется возможным обобщить с помощью понятия «дискурс моды».

2) Дискурс моды в России характеризуется принципиальной вторичностью по отношению к западноевропейскому, будучи основанным на заимствовании западных образцов, практикуемом на протяжении всей истории формирования и развития отечественной индустрии моды. Современный же русскоязычный дискурс моды представляет собой закономерный этап предшествующего ему исторического развития, основанного на переводе, адаптации и усвоении иноязычных образцов (на современном этапе – англоязычных), служащих средствами преодоления его лакунарности в лексическом, жанровом и тематическом планах.

3) Переводной характер современного русскоязычного дискурса моды определяет формирование его топологии на основе воспроизведения набора параметров, характеризующих две ключевые страты соответствующего англоязычного дискурса. Наиболее подробно рассмотренные относительно научно-популярного текста, они сохраняются в публицистических и художественных текстах с некоторой поправкой на их функционально-стилистические особенности. Для страты «текста-сообщения» это общенаучная лексика, терминология моды, имена собственные, количественные и порядковые числительные, полное и фрагментарное цитирование и дискурсивные формулы; для страты «текста-воздействия» - синтаксические конструкции, оформляющие обращение автора к читателю текста и имитирующие выстраивание общения, диалога между ними (риторические вопросы, конструкции с глаголами в форме повелительного наклонения, с личными местоимениями второго лица, с личными местоимениями первого лица множественного числа, служащие показателем объединения автора с читателями), образные сравнения, метафоры, эпитеты и характеристика чувств, ассоциаций и эмоциональных впечатлений, вызываемых визуальным восприятием описываемых предметов одежды, обуви или аксессуаров.

4) На этой основе в настоящее время в России происходит становление собственного дискурса моды со своей, специфической топологией, главным образом воспроизводящего на русскоязычной основе конституирующие параметры англоязычного прототипа, но также и отличающегося от него рядом дополнительных инвариантных характеристик:

 в сравнении с англоязычным, современный массовый письменный русскоязычный дискурс моды характеризуется ярко выраженной экспликативной функцией, обусловленной необходимостью приобщения читательской аудитории к реалиям западной моды, что невозможно без толкования заимствуемых терминов, контекстуализации упоминаемых событий и явлений из истории западной культуры, а также имен связанных с ними персоналий и разного рода иных комментариев;

 в отличие от англоязычного, в современном русскоязычном дискурсе моды отсутствует сложившаяся устойчивая терминосистема: он включает большой объем немотивированной для носителей русского языка в различной степени ассимилированной и неассимилированной заимствованной лексики, передача которой характеризуется отсутствием системности в выборе способов перевода и нередко сопровождается переводческими ошибками;

 современный русскоязычный дискурс моды отличает от англоязычного прототипа значительно более выраженная функция воздействия, реализуемая единицами всех уровней языковой системы, причем переизбыток экспрессивно-эмоционально-оценочных средств выражения нередко препятствует продуктивному извлечению из текста фактической информации;

 в современном русскоязычном дискурсе моды ярко проявляется недоверие адресата к отечественным специалистам – авторам текстов о моде на русском языке: темы, которые могут привносить исключительно российские специалисты, освещая события в рамках функционирования отечественной индустрии моды, представлены предельно скудно, как правило, лишь в связи с освещением аналогичных явлений в мировой индустрии, и часто сопровождаются негативными оценками функционирования отечественной индустрии моды.



5) Анализ набора выявленных инвариантных характеристик, конституирующих топологию современного русскоязычного дискурса моды и отличающих его от англоязычного прототипа, позволяет охарактеризовать его как вариант англоязычного инварианта-первоисточника, но достаточно самостоятельный, или, в терминах филологической топологии, «далекий» вариант.

Эмпирическую базу исследования составляют материалы объединенных темой моды научно-популярных изданий, печатных и интернет-СМИ, публицистических и художественных произведений на русском и английском языках (полный список источников приведен в библиографии) – в совокупности 156 текстов общим объемом около 9100 условных страниц (1 условная страница текста = 1800 знаков с пробелами). Широта и системность охвата материала, анализ которого базируетcя на основополагающих теориях лингвистики, переводоведения, анализа дискурса, филологической топологии, функциональной стилистики и терминоведения, а также надежность применяемых методов изучения материала и их соответствие поставленным целям и задачам определяют достоверность результатов исследования.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования послужили предметом докладов автора на XIX, XX и XXI Международных научных конференциях «Ломоносов» (МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, 2012, 2013, 2014), Межвузовских научных конференциях «Кормановские чтения» (УдГУ, Ижевск, 2012, 2014), IV Международной научно-практической конференции «Антропрактики: исток, энергия, результат действия» (УдГУ, Ижевск, 2012), XI Международной конференции Национального общества прикладной лингвистики (НОПриЛ) «Языки и культуры в современном мире» (Париж, 2014), XVI Международной научно-практической конференции «Современная филология: теория и практика» (Москва, 2014), а также на II Международном научно-практическом форуме «Языки. Культуры. Перевод» (Салоники, 2014) с дистанционной формой участия. Содержание работы отражено в 12 публикациях, 3 из которых - в изданиях, включенных в Перечень ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, первая из которых носит обзорно-теоретический характер, а две другие – теоретико-исследовательский, заключения, библиографии и трех приложений.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

  • Содержание
  • Введение