Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тихие беседы о служении




страница1/8
Дата30.06.2017
Размер1.04 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

С. Гордон

Тихие беседы о служении

Оглавление


Личное соприкосновение со Христом: начало служения (Иоан.1:35-51)
Тройная жизнь (Лук.9:1-6; 10:1-3,17; Иоан.20:19-23; Мат.28:18-20)
Товарищ по игу: ритм служения (Мат.11:25-30; Лук.10:1,17; 21-24)
Страсть спасать: побудительная сила служения (Mp.6:30-34)
Ловля на глубине: амбиция служения (Лук.5:1-11)
Деньги: золотой проводник служения (Лук.16:1-18)
Заботы: помеха служению (Пс.36:1-11; Мат.6:19-34; Фил.4:6-7)
Отряд Гедеона: просеянные для служения (1Кор.1:18-31; Суд. 6 и 7)

Личное соприкосновение со Христом:
начало служения
(Иоан.1:35-51)

Начало нескончаемой дружбы


Однажды, в вечерний час, на дороге, спускавшейся к быстро текущей реке, стояло три человека. Этот путь старинный, истоптанный тысячами прохожих в течение нескольких столетий, спускался вниз, к реке, и шел по берегу через деревушку, рассеянную вдоль реки. Молодые люди были погружены в оживленную беседу.

Один из них не мог пройти незамеченным, он очевидно был руководителем прочих. Одежда его была простая, даже суровая. На бородатом лице, обрамленном густыми, темными волосами, отражалась также суровость, придающая ему нечто вдумчивое, серьезное, почти аскетическое. Как пылающие угли сверкали его глаза из-под густых, нависших бровей. Говорил он спокойно, но убежденно, и сдержанная сила и мощь сказывались во всем его существе.

Второй в этой группе был совершенно другого типа. Как и в руководителе, в нем чувствовалась искренность и твердость убеждений, но в его глубоком взгляде, устремленном вдаль, было больше мягкости. Мягкие его волосы и цвет лица были светлее.

Третий был с виду спокойный, уравновешенный. Он мало говорил, лишь только изредка предлагал вопросы. Пока они были поглощены беседой, Незнакомец прошел мимо них по дороге и опередил их. Руководитель трех друзей тотчас обращает на Него внимание своих товарищей, и сразу они отделяются от него и идут вслед за Незнакомцем. Слыша их шаги, Он неожиданно оборачивается к ним и спрашивает кротким голосом: "Кого вы ищите?" Озадаченные неожиданным вопросом, они не отвечают, а в свою очередь спрашивают у Него, куда Он идет? Угадывая их намерение, Он приветливо говорит им: "Пойдемте, и зайдите ко Мне". Они с радостию соглашаются и проводят вечер с Ним; и заключенная в этот день между ними дружба не прекращается до самой их смерти.

Оба стали Его друзьями, - и один из них - нежный, чуткий, стал Его ближайшим другом. Он никогда не мог забыть этого дня. И когда, много лет спустя, он писал о Том Друге, с Которым сошелся в этот вечер, он вспоминал все подробности первой их встречи.

Для нас особенно ценно простое, полное повествование Иоанна о первой его встрече с Иисусом.


Идеальная биография


Простой, незатейливый его рассказ разделяется на три ступени, которыми начинается каждое служение. Они взглянули на Иисуса; они заговорили с Иисусом; с той минуты и до конца своей жизни они постоянно говорили о Нем. Это двоякое, личное соприкосновение лежит в основе каждого служения и неминуемо ведет к нему. Начало и продолжение тесного, личного соприкосновения со Христом и затем постоянное, личное соприкосновение с другими людьми. Первое всегда приводит ко второму и вся сила, вся польза второго истекает из первого.

В одной краткой строке этого рассказа ярко выступает вся биография Иоанна Предтечи, она характеризует его вполне: "Видит идущего Иисуса и говорит: "Се Агнец Божий". Он сам погрузился в это созерцание. Иисус приковал его с самого начала, и он продолжал смотреть и других призывал к тому же. Все его служение заключалось в том, что он указывал другим на Иисуса. Взирая, он говорил: "взирайте". Не только его уста, но и вся жизнь его это повторяли. Все в нем указывало на Иисуса.

О, если бы мы могли быть такими! Каждый из нас, в течение своей жизни, одним безотчетным влиянием своего присутствия, мог бы быть столбом с ясно начертанным указанием на Учителя. Каждое истинное служение начинается личным соприкосновением с Иисусом. Нельзя знать Его лично и не заразиться Его духом, чтобы передать его другим. Служение, исходящее от общения с Ним, благоухает и согревает души.

Сношения Иоанна и Андрея с Иисусом в этот день начались с этого первого взгляда на Него. Предтеча, друг их, побудил их взглянуть. Они застали его взирающим на Иисуса и поступили так же. Следуя направлению его взора и его учения и всей его жизни, они взглянули на Иисуса. И пока они смотрели, то, что они узрели, овладело ими. Они оставили Иоанна и ускорили шаг, чтобы подойти к Тому Человеку, на Которого смотрели. Какую честь воздали они своему прежнему учителю, когда они его покинули, следуя неотразимому влечению ко Христу.

Основание истинной, глубокой преданности Иисусу не заключается в известном вероучении, а в Нем Самом. Вероучения необходимы, - то, чему верует человек, составляет его вероучение, - хотя само чувство ослабевает, как только оно выражается словами. Сама истина всегда превосходит всякое изложение истины. Вера всегда пламеннее, сильнее слов, выражающих веру. Мы не видим Иисуса нашими внешними глазами, как те люди, про которых говорит Евангелие. Мы не можем, как Фома, дотронуться пальцами до раны Иисуса и ощупать ее; мы должны довольствоваться тем, что мы слышим о Нем. Мы слушаем, или читая Священную Книгу, или внимая голосу какого-нибудь общего друга, Его и нашего. И слышанное нами таким образом есть вероучение, чье-нибудь свидетельство об Иисусе.

Итак, мы сперва подходим к Нему, следуя словам и верованиям кого-нибудь другого. Мы узнаем о Нем, и нас влечет к Нему. Но когда мы узнаем Его Самого, Он всегда является нам несравненно выше всего того, что мы слышали, и того, что мы сами могли бы выразить словами.


Очи сердца


Смотреть на Иисуса, - что это значит на деле? Это значит сперва слышать о Нем, потом воззвать к Нему, принять Его слово лично для себя, испытать это слово на себе, уповать на избавление от греха Его смертию, уповать на Его могущество для очищения сердца, укрощения нрава и укрепления воли. Это значит подвести всю свою жизнь к Его идеалам. О, и больше того! Мы ждем чего-то от Него, ответного взгляда, который обдаст нас сознанием Его любви и повлечет к Нему. Этот ответный взгляд превратит нас навсегда в добровольных Его рабов, в рабов любви.

Ап. Павел говорит об очах сердца, - этими очами мы смотрим на Него и встречаем Его ответный взор. Душа привыкает взирать на Иисуса постепенно, и различными способами. Это зрение проясняется личным опытом общения со Христом. Когда уже в преклонных летах ап. Иоанн писал свое первое послание, он как будто вспоминает то, что он испытывал, глядя на Иисуса в этот первый день. Он говорит: "Что мы видели своими очами, что рассматривали" (1Иоан.1:1). От этого первого взгляда он перешел к тщательному, усердному изучению и погрузился в то, что он увидел. Это был собственный опыт ап. Иоанна, и это опыт каждого, кто взглянет на Иисуса. Когда, при первом взгляде, загорится искра внутри, то это внутреннее пламя отражается во взгляде, и он проникает дальше.

Маленький иерихонский еврей, влезший на дерево, чтобы рассмотреть Иисуса, горел любопытством увидеть Того, Кто так чудесно переродил его друга Матфея Левия. Но это любопытство сразу превращается в нечто гораздо более глубокое и нежное, когда Иисус приходит к нему в дом. Та бедная, одинокая, скорбящая женщина в городе Наине глядела с недоумением, глазами полными слез, на Иисуса, когда Он заговорил с ее умершим сыном; но что за любовь, что за вера должны были озарить те же глаза, когда Иисус, взяв нежно юношу за руку, подводит к ней сына и возвращает его в ее объятия!

Мы изменяемся


Взгляд на Иисуса - меняет нас. Известные слова ап. Павла во втором послании к Коринфянам звучат чем-то ликующим, радостным: "Мы все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу" (2Кор.3:18). Перемена происходит через наш взгляд. Преображающая сила сообщается нам посредством зрения. Слава Господня является нашему взору. Сам прославленный Иисус перерождает нас, когда глаза наши видят Его.

Это совершается постепенно, открывается нам все больше и больше, пока наконец Его собственный образ отразится на нас. Мы становимся похожими на тех, с кем мы вращаемся. Идеалы человека вырабатываются, но, живя с Иисусом, мы становимся подобны Ему.

Мы все знакомы со способом восстановления старинной живописи. Десятками лет накопилась пыль на творении какого-нибудь знаменитого старинного художника. Яркие краски и резкое очертание поблекли от времени. Большое искусство и выдержка требуются для работы над такой картиной. Но труд художника вполне вознагражден, когда мало-помалу, первоначальная красота произведения снова выступает, хотя бы отчасти. Первобытный образ, по которому мы сотворены, сильно поблек и омрачен грехом. Но, если мы отдадимся в руки Господу, Он восстановит его через наши очи. И для этого требуется много терпения, и умение не иное, как Божественное. Но первоначальный оригинал, конечно, будет выступать все более и более, пока мы не станем снова подобны Ему, ибо "увидим Его, как Он есть".

Гофман, престарелый немецкий художник, живя в Дрездене, от времени до времени, говорят, посещает картинную галерею, чтобы подправлять свои картины, выставленные там. Так и Учитель наш, обитая в нас, постоянно исправляет наши недостатки, чтобы восстановить в нас идеальную красоту Его образа.

Как часто, при виде молодой девушки, достигшей полного своего развития, мы слышим замечание: "вы становитесь все более и более похожи на вашу мать". И то же самое замечается в юноше, в котором развиваются черты и наклонности его отца. Закон бессознательного подражания существует несомненно. Мы становимся похожи на тех, с кем вращаемся. Сами того не замечая, мы перенимаем привычки тех, с кем мы живем.

Помнится, однажды мой брат вернулся домой после долгого отсутствия. Прогуливаясь со мною по улице, он сказал: "Ты много виделся с Д." (одним нашим общим другом). "Как ты это знаешь?" спросил я с удивлением. "Ты ходишь совершенно так, как он," сказал брат. То, что сказал он, была совершенная правда - у нашего друга была очень решительная походка. Три или четыре раза в неделю мы возвращались с ним домой с юношеского собрания. И, бессознательно, я стал подражать его походке. Слово ап. Павла выражает то же самое: "мы все, с открытым лицем, отражая, как в зеркале, славу Господню, - преображаемся".

Мы стоим между Ним и теми, кто не знает Его. Мы зеркало, воспринимающее лучи, которые сияют из Его Образа, и передающее их окружающим. И окружающие не только видят в нас свет, - Его свет, но мы сами преображаемся непрестанно. Зеркало должно быть содержимо в чистоте, очищено от всякого пятнышка, столько же ради других, как и ради самого себя - чтобы отражение было ясно и правдиво.

Кругозор меняется


Глядя на Иисуса, весь мир меняется для нас. Озаренные Им, мы начинаем все видеть в Его свете. Не приходилось ли вам в детстве пристально смотреть на солнце, удерживаясь от моргания? Вы не долго могли это выдержать, глазам становилось больно. Но, отведя взор от солнца, все для вас менялось. Все окружающее было залито чудным сиянием, и в нем все некрасивое, безобразное смягчалось и хорошело. На некоторое время весь свет преобразился для вас чрез этот взгляд на солнце.

Нечто подобное происходит в высшем, духовном смысле. Ап. Павел хотел выразить отчасти ту же мысль описывая славу Иисуса, явившуюся на пути в Дамаск. "Как я от славы света того лишился зрения..." (Деян.22:11). Старые идеалы, прежние честолюбивые замыслы поблекли, суровое, острое очертание жертвы и страдания, заключенных в его новой жизни, стушевались, сияние славы озарило их и придало им новое значение.

Мне припоминается старинная поэма, прочитанная где-то.

В южных штатах едет всадник. Сидя верхом, в ясный октябрьский день, он наслаждается воздухом и видом, и вдруг в лесу, в просеке, встречается ему старая, развалившаяся хижина, в дверях которой стоит старуха-негритянка. Многие годы тяжелого труда низко согнули ее спину, лицо все в глубоких морщинах, и волосы совсем седые. Но глаза сверкают, как звезды на темном небе. Всадник весело окликнул ее: "Здравствуй, бабушка, что, одна здесь живешь?" Глаза ее засверкали еще ярче, от озарившей ее мысли, и надломленным, хриплым голосом она воскликнула: "Только я да Иисус со мною, барин". При этих словах все кругом будто притихло, на старую хижину легло чудное сияние, - и всаднику почудилось, что Кто-то стоит рядом со старушкой и через ее плечо глядит на него, - словно образ Сына Божия.

Как беден, узок, ничтожен казался ему весь мир, когда он подъезжал к хижине, но как быстро все изменилось, когда он посмотрел ее глазами! Она, в своей простоте, постигла всю тайну жизни - тем ярким чутьем, которое часто дается детям этой расы в области духовного мира. В своем одиночестве, среди дремучего леса, весь ее мир был преображен и украшен присутствием Учителя. Этим все низменное сразу выбрасывается из жизни.

Когда все творится для Иисуса и смотришь на все Его глазами, не может быть в жизни ничего слишком низкого и тяжелого. Все встречающееся на назначенном Им пути становится светлым и радостным, - однообразный домашний труд, общественная служба или переселение в чужую страну, в самую непривлекательную для нас обстановку. Соприкосновение с Иисусом, взгляд на Него, перерождает для нас все.


Беседа с Иисусом


Эти два человека, о которых идет речь в Евангелии, после первого взгляда пошли дальше в своем общении с Иисусом. Они посмотрели на Него и затем с Ним заговорили. Он вызвал их на это. Они были Ему нужны. Он нуждался в их дружбе и в их содействии. После первого шага им легко было идти дальше. Увидав Его, им, конечно, захотелось большого. Они беседовали с Ним по крайней мере часа два, может быть и больше. И, судя по тому, что они сделали, уйдя от Него, это должна была быть замечательная беседа. Иисус сразу завладел ими. Его образ, Его присутствие, Его беседа наполнили собою для них все. И все стало вращаться вокруг Него. С тех пор для них все стало приноравливаться к Иисусу, и ничто не устояло перед Ним.

Последствия дружбы, скрепленной в этот вечерний час, принесли им тяжелые испытания, но все казалось ничтожным в сравнении с Ним. Впечатление от этой вечерней беседы никогда не изгладилось для них. За нею последовали многие другие в течение следующих лет. У них вошло в привычку относиться во всем к Нему и судить обо всем согласно Его мнению. Так продолжалось до конца их жизни. Они были с Ним видимо неразлучны в продолжение трех лет с лишком, но привычка близости к Нему сохранилась у них во все последующие годы. Так и должно быть. Один взгляд на этого Учителя побуждает уединиться для изучения Священной Книги и возбуждает жажду узнать и услыхать все более и более о Нем. И из этого естественно истекает привычка беседовать с Ним непрестанно. В многолюдной толпе, в тиши уединения, в исполнении обязанностей, среди занятий и напряженного труда, душа беседует с Ним, слушает Его голос, и уста иногда громко высказываются. Мы называем это молитвой. Молитва предшествует служению, производит его и украшает его.

Только то служение имеет цену и вес, которое естественно вытекает из этого личного общения с Иисусом.

  1   2   3   4   5   6   7   8

  • Личное соприкосновение со Христом: начало служения (Иоан.1:35-51)
  • Идеальная биография
  • Очи сердца
  • Мы изменяемся
  • Кругозор меняется
  • Беседа с Иисусом