Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тезисы реферата Объект исследования : «Слово о полку Игореве»




Скачать 122.52 Kb.
Дата21.07.2017
Размер122.52 Kb.
ТипТезисы
Проект 3.
Тема: «В ПОИСКАХ АВТОРА «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»

Цели: 1.Аналитическое прочтение «Слова о полку Игореве» и литературы, посвящённой изучению этого произведения.

2. Нахождение фактов и аргументов в установлении имени автора.


Ход проекта

  1. Познакомиться с историческими, биографическими, литературоведческими данными по теме.

  2. Определить место, значение и роль женщины в древней Руси, её уровень образования и воспитания.

  3. Найти в героине поэмы Ярославне уникальные черты возможного автора или соавтора поэмы.




  1. Тезисы реферата

Объект исследования: «Слово о полку Игореве».
Цель исследования: нахождение фактов и аргументов в установлении имени автора поэмы.
Актуальность темы: имя автора до сих пор остаётся неизвестным. Высказано множество предположений, но к окончательному решению этого вопроса учёные ещё не пришли. Бесспорно, что автор поэмы уникален, гениален, и важно, чтобы тайна его имени была раскрыта.
Задачи исследования: определить место, роль и значение женщины в Древней Руси, её уровень образования и воспитания; найти в героине поэмы Ярославне черты соавтора поэмы.
Судьба «Слова…» неповторима. Это произведение издают и переиздают, множество книг и статей о поэме превысили сам её объём в сотни раз. Загадка личности автора поэмы привлекает на протяжении многих лет. Древние русские мастера оставляли на своих изделиях собственные имена, а автор «Слова…» не сделал этого, хотя назвал имена своих предшественников и современников и окружил их славой.

В разное время были названы имена вероятных авторов: Мусин-Пушкин, князь Игорь, князь Святослав, Боян, книжник Тимофей, боярин Беловод Просович, тысяцкий Рагула… Поиск продолжается, высказываются самые смелые предположения.

Академиком Рыбаковым автором поэмы назван некий боярин Пётр Бориславович.

Аргументация учёного убедительна, его гипотезу поддерживают многие исследователи. Некоторые свои предположения хотелось бы высказать и нам, читателям XXI века, хотя оспаривать мнение видных учёных очень сложно и в какой-то степени даже неэтично. Но ведь истина постигается тогда, когда её ищут смело, целенаправленно, не боясь ошибиться. Скорее всего, наша гипотеза не будет совершенной, научно доказанной, но мы попытаемся аргументировать свою точку зрения.

Все образы «Слова…» у нас широко известны, но даже князь Игорь по популярности не может тягаться с Ярославной. Плач Ярославны – самая поэтическая часть поэмы. Это что-то даже ритуальное, созданное народом, женщинами. Академик Лихачёв подметил главную особенность плача в том. Что автор если и сочиняет за Ярославну этот текст, то в таких формах, которые могли принадлежать именно ей. Отсюда мы продолжаем мысль Лихачёва и предположи, что плач Ярославны – это создание неведомой нам поэтессы-трубодурки XII века.

Нельзя видеть в Ярославне лишь скорбный лик, возникающий из-за стен Путивля.

Существовала возможность встречи Ярославны с Петром Бориславовичем.

Какой же нам представить Ярославну, жену князя Игоря? Дочь Ярослава Галицкого Осмосмысла и Оьги Юрьевны. Имя - Ефросинья. Родная бабка по матери - половецкая княжна Аепа.

Автор хорошо знал Галич, зримо представлял положение, занимаемое городом на Дунае среди других городов.

Некоторые истолкования прозвища князя Ярослава Осмосмысла: думающий за восьмерых, знающий восемь языков… Умный, в том числе и Ярославну.

Из-за семейного разлада княгиня Ольга с детьми (сын Владимир и дочь Ярославна – Ефросинья) некоторое время жила у родственников – Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. Это князья тоже были приверженцами образования и культуры, что не могло каким-то образом не отразиться на становлении личности Ярославны. Дочь Всеволода Большое Гнездо (двоюродная сестра Ярославны) была очень грамотной, вела переписку с киевским епископом Симоном. Возможно, Ярославна и Верхуслава встречались и даже вели переписку, что подтверждает мысль об образованности нашей героини.

Находки берестяных грамот доказывают, что грамотность древнерусских женщин не была делом исключительным. Женское творчество чаще всего было безымянным, и хотя нередко сказки, песни, загадки носят на себе следы женского авторства, мы не знаем имён сочинительниц. Веками складывавшийся предрассудок в отношении женщин, что их удел семья и дети, мало способствовал тому, чтобы по заслугам была дана оценка биографии женщин. Автор воскрешал полузабытые образы языческих богов, населял мир фантастическими существами, что в эпоху христианства можно считать нарушением канонов. Мы находимся под чарами от волхвования Всеслава и легко узнаём их в словах плача Ярославны «полечу кукушкою по Дунаю…» в её обращении-заклинании к силам природы: ветру, Днепру, солнцу. Волхвование женщин сурово осуждалось в ту пору, может быть, оттого и нет видимых следов женского авторства в поэме, тем бол высокородной княгини?..

Жена Игоря не была обыкновенной теремной красавицей-княгиней, довольствовавшейся ролью хозяйки женской и детской половин.


  1. Материалы для исследовательской работы

Едва ли найдётся другой памятник культуры Древней Руси, о котором было бы написано и сказано столько, сколько о «Слове о полку Игореве». Но тем не это произведение уникально, что, несмотря на тысячи исследовательских статей и работ, оно остаётся до сих пор не разгаданной тайной древности. Конечно, эстетическое чудо «Слова…» можно объяснить талантом, гениальностью автора поэмы, но в том-то и дело, что имя этого автора и поныне остаётся неизвестным. Но что можно сказать о том, кто нам неведом, о ком мы ровным счётом ничего не знаем, чьё имя исчезло в веках? Есть ли смысл строить догадки о человеке, даты рождения и смерти которого к нам не дошли, как и название мест, где он жил, творил, действовал, любил, был похоронен? Эта проблема актуальна и в наши дни.

Целью исследовательской работы является аналитическое прочтение «Слова о полку Игореве» и литературы, посвящённой изучению этого произведения, нахождение фактов и аргументов в установлении имени автора. Для этого используются данные исторические, биографические, литературоведческие с опорой на известные исследования некоторых учёных. Задача работы – определить место, значение и роль женщины в Древней Руси, её уровень образования и воспитания; найти в героине поэмы Ярославне уникальные черты возможного автора поэмы.

Методы исследования – поисковый литературоведческий анализ.

В работе представлена попытка раскрыть тему женского литературного творчества в Древней Руси.

Есть такие творения, сохраняющие живую прелесть художественности, которой мы наслаждаемся ныне, как и наши далёкие предки. Каждое поколение открывает для себя в них новое видение и изображение мира – нужное, интересное современности.

Судьба древнерусской поэмы «Слово о полку игореве» неповторима. Немного найдётся во всей мировой литературе произведений, которые вызывали бы к себе столь длительный и пристальный интерес. Игореву песнь издают и переиздают. Создана огромная поэтическая библиотека на тему «Слова…». О поэме, переведённой на множество языков, спорят учёные в самых различных странах мира. Горы книг и статей о поэме в сотни раз превысили её объём.

Создатель «Слова…» - ярчайшая звезда на русском литературном небосклоне XXII века. Загадка его личности привлекает нас, читателей и исследователей. Но что можно сказать о том, кто нам неведом, о ком мы ничего не знаем, чьё имя исчезло в веках? А ведь оставляли иные мастера и в те времена на каком-нибудь предмете своего изготовления собственные имена. Этого не сделал автор «Слова…», между тем имена своих предшественников назвал и окружил их ореолом самых восторженных эпитетов. Он, несомненно, патриот своей земли: всё дышит любовью к родине, высказывается бесконечная боль за её положение.

Многие учёные и исследователи ставили своей задачей поиск автора поэмы. Исходя из различных источников, приводя анализ самой поэмы, опираясь на исторические данные. В разное время были названы имена вероятных авторов: и Мусин-Пушкин, и князь Святослав, и Боян, и Галицкий книжник Тимофей, и певчий Митус, и черниговский боярин Беловод Просович, и новгород-северский тысяцкий Райгуйла, и многие, многие другие. Поиск продолжается, высказываются самые смелые предположения.

Академик Б.А.Рыбаков составил «словесный портрет» автора: человек благородного происхождения, хорошо знающий ратный мир и, видимо, сам бывалый воин, тонкий политик, прекрасно ориентирующийся в сложной ситуации межкняжеских и русско-половецких отношений; обладающий незаурядными историческими познаниями, начиная с древности и кончая XXII веком. И если к этому добавить яркий литературный талант, его явно профессиональные навыки письменного творчества, то можно легко согласиться с мнением академика, что все эти качества могли быть у летописца профессионального историка. Именно такую фигуру увидел Рыбаков в создателе летописи «Мстиславова племени» и в Ипатьевской летописи. Автором «Слова…» назван некий Пётр Бориславич, боярин, киевский тысяцкий. Аргументация учёного убедительна, его гтпотезу поддерживают многие исследователи, но точку в деле поиска автора, по мнению этих же исследователей, ставить ещё рано.

Другой исследователь, скульптор Владимир Буйначев, на вопрос об авторстве даёт однозначный ответ: князь Новгород-Северский Игорь Святославович. Данная точка зрения вполне аргументирована и имеет право на существование: повествование исполнено личной грусти и скорби, возмущения и страстного призыва; автор сам мог быть участником описываемого похода. Анализ политической и военной обстановки убеждает, что автор чётко представлял ситуацию в Русской земле, был прекрасно осведомлён о княжеских взаимоотношениях, дипломатических, семейных делах, знал о раздорах, тактике и стратегии Поля.

Некоторые свои предположения хотелось бы высказать и нам, читателям XXI века, хотя оспаривать мнения видных учёных очень сложно и в какой-то степени даже неэтично. Но ведь истина постигается тогда, когда её ищут смело, целенаправленно, не боясь ошибиться. Скорее всего, наша гипотеза не будет совершенной, научно доказанной, но мы попытаемся аргументировать свою точку зрения.

В «Слове…» разлиты две стихии: исторического сознания и мифологического образного мышления. Две части: 1-я – собственно историческая, рассказывающая о походе князя Игоря, об усобицах, с характеристиками современников Игоря; 2-я – рассказ об оборотничестве князя Всеслава Полоцкого, плач Ярославны, побег Игоря из плена. Дмитрий Лихачёв подметил главную особенность «плача Ярославны»: «Автор «Слова…» как бы цитирует плач Ярославны, приводит его в более или менее большом отрывке или сочиняет его за Ярославну, но в таких формах, которые действительно могли ей принадлежать». Продолжая эту мысль Лихачёва, можно предположить: а что, если плач Ярославны – это создание неведомой нам русской поэтессы - трубодурки XII века, которое было вставлено в поэму подобно присловьям и песням Бояна?

В самом деле, в монологе-плаче Ярославны обращают на себя внимание образы, казалось бы, далёкие от рассказа о походе её мужа князя Игоря. Невозможно, пожалуй, представить себе Ярославну с копьём в руке, бегущей наперерез отступающим ратникам из войска мужа. Но нельзя видеть в Ярославне лишь женский скорбный лик, возникающий из-за стен Путивля. Она активна, деятельна в любви и милосердии к потерпевшему поражение мужу. В своём плаче-заклинании она летит на Дунай, поближе к родительскому дому. Плач её построен по законам лирической поэзии и одновременно несёт форму народных заговоров-заклинаний. Есть и вполне реалистическая подробность: Ярославна упоминает, что «Днепр лелеял на себе Святославли насады», то есть ладьи великого князя киевского Святослава. Но где она могла их увидеть? Ипатьевская летопись сообщает, что известие о неудачах своих двоюродных братьев Святослав услышал, когда был у Новгород - Северского (город князя Игоря), собирая войска на половцев. Святослав в то время был на ладьях. Возможно, Святослав увёз Ярославну в Киев, спасая от плена. И когда Ярославна-трубадурка составляла своё поэтическое заклинание уже в Киеве, перед её глазами был Днепр. К тому же, возвращаясь из плена, Игорь едет не в Новгород-Северский, а сразу в Киев. Может быть, к Пирогощей богородице (храм богородицы, который был только в Киеве), чтобы благодарить заступницу женщин за своё чудесное спасение?.. Кстати, можно вспомнить и то, что Пётр Бориславович был киевским летописцем. Могли ведь они встретиться- Ярославна и Пётр Бориславович, а встреча их могла превратиться в так называемое литературное творчество.

Какой же нам представить жену князя Игоря, ту Ярославну, чей образ, бесспорно, считается самым ярким в поэме? Героиня поэмы носит имя отца своего – Ярослава Галицкого Осмосмысла, что для того времени было вполне нормально. Первой, предположившей считать Ярославну дочерью именно этого князя, была императрица Екатерина II , любительница русской истории и генеалогии. Она же указала имя жены Игоря – Ефросинья. Мать Ярославны – Ольга Юрьевна, дочь Юрия Долгорукого и половецкой княжны Аепы. Таким образом, родная бабка Ярославны была половчанкой, что небезразлично для понимания сюжета поэмы.

Можно сказать, что никто из князей в поэме не удостоился такой парадной, пышной характеристики, как могущественный властитель богатого Галицкого княжества Ярослав Осмосмысл. Автор прекрасно знал Галич, зримо представлял положение, занимаемое городом на Дунае среди других городов. Начало обращения к князю звучит так: «Высоко сидишь на своём златокованом столе…» Княжеский город Галич находился на одном из широких и плоских хребтов. В центральной части города возвышался громадный собор, сложенный из белого камня, а поблизости от него располагался княжеский двор на скалистой оконечности холма, известного под названием «Золотого тока». У автора были веские основания сказать – «высоко сидишь и» и вспомнить о «златокованом столе». Не дочка ли князя об этом подсказала?..

Есть несколько истолкований необычного прозвища князя – Осмосмысл: думающий за восьмерых, знающий восемь языков, тревожащийся восьмью заботами или грехами, действующий в восьми политических планах… Нигде более, кроме поэмы, его так не называют. Летописцы отмечали его образованность и тягу к знаниям. Скорее всего, и дети его были образованными, в том числе и Ярославна. НО В СЕМЬЕ Осмосмысла сложилась драматическая ситуация: кроме детей от законной жены Ольги, он имел внебрачного сына Олега, которого в народе прозвали Настасьичем, по имени матери Настасьи. Семейный разлад вынудил гордую княгиню Ольгу уйти из дома мужа, и она с сыном Владимиром и дочерью Ефросиньей нашла приют у своих могущественных братьев – Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. Позднее галичские горожане подняли восстание, сожгли на костре Настасью, а Ярослав дал клятву «жить с княгиней честно», и Ольга с детьми возвратилась в Галич. Но это позже, а пока Ярославна с братом и матерью жили в домах своих родственников. И Андрей Боголюбский, и Всеволод Большое Гнездо также были приверженцами культуры и образования. Они в большом количестве возводили храмы, открывали монастыри, являлись собирателями ценностей. Дочь княгини Марии и Всеволода Большое Гнездо (двоюродная сестра Ярославны) Верхуслава – Анастасия – в течение многих лет переписывалась с владимирским епископом Симоном, одним из составителей Киево-Печерского Патерика. Хотя нет летописных фактов встреч и переписки Ярославны и Верхуславы, но ведь это вполне могло быть.

Находки берестяных грамот древнего Новгорода доказывают, что грамотность женщин Древней Руси не была делом исключительным. Женское творчество чаще всего было безымянным, и хотя нередко сказки, песни, загадки носят на себе следы женского авторства, мы не знаем имён сочинительниц. Всё огромное богатство устного фольклора во многом создано нашими далёкими прапрабабушками. Веками складывавшийся предрассудок в отношении женщин, что их удел лишь семья и дети, мало способствовали тому, чтобы по заслугам была дана оценка биографии и судьбы женщин, оставивших заметный след в истории.

Все образы «Слова…» у нас широко известны, но даже князь Игорь по популярности не может тягаться с Ярославной. Плач Ярославны – самая поэтическая часть «Слова…». Это даже что-то ритуальное, созданное народом, женщинами. Сколько ласки и нежности изливает в своём плаче Ярославна! Все воины Игоря для неё – «лады», троекратное обращение к силам природы – ветру, Днепру и солнцу – наполнены заклинающим смыслом (бабка Ярославны – половчанка!), эти слова имеют большую силу, после них в мире всё меняется, Игорь спасён. Наверное, имеет значение и то, что помогает князю в спасении не кто иной, как половец Овлувр, который бежит вместе с Игорем. Игорева песня – одно из тех произведений древнерусской литературы, в которой облик иноплеменника рисуется в дружеских тонах. Половцы враждебны русским воинам, они – язычники, но они - люди. Автор – превосходный знаток степняков, их быта и обычаев, отличается глубиной проникновения в лексику кипчаков. Отсюда желание некоторых исследователей видеть в авторе степняка-кочевника. Как бы то ни было, но автор воскрешал полузабытые образы языческих богов, населял миф фантастическими существами в эпоху господства христианства, что позволило многим исследователям считать его дерзким нарушителем канонов и традиций. Например, в поэме Всеслав Полоцкий оборачивается волком. После рассказа о обыкновенных способностях Всеслава начинается плач Ярославны. Мы, находясь под чарами от волхвования Всеслава, легко узнаём их в словах плача Ярославны «полечу кукушкою по Дунаю…», в её обращении-заклинании к силам природы: ветер, Днепру, солнцу. Волхвование женщин не было в ту пору исключением и сурово осуждалось в «Повести временных лет». Может быть, оттого и нет видимых следов женского авторства в поэме, тем более высокородной княгини?..

Интересно ещё следующее. Плач Ярославны на городской стене в Путивле – это не только плач о муже. Городская стена так же, как и берег реки, берег моря, была местом общественных действий. На них проходят общественные церемонии. Поэтому когда автор «Слова…» говорит, что «приуныли забралы городов», то это не деревянная надстройка «приуныла» - приуныли люди, общественное сознание города. Ярославна не плакать пришла на городскую стену, а выразить общее чувство любви и горя. Есть сведения о том, что изгнанный из Галича нелюбимый сын Ярослава Осмомысла Владимир (брат Ярославны) нашёл приют у князя Игоря и его жены – своей сестры. Во время похода Игоря присматривать за городом оставили Владимира. Ярославна, конечно же, помогала своему брату, отсюда и её появление на городской стене, бывшей в те времена своеобразным и пунктом наблюдения, и форпостом, и крепостью. Жена Игоря не была обыкновенной теремной красавицей-княгиней, довольствовавшейся ролью хозяйки женской и детской половин. А в наше время, в 1983 году, в Путивле воздвигнут памятник Ярославне.



Таким образом, самый пленительный образ «Слова о полку Игореве», воплотившийся в Ярославне, раскрывает нам неповторимый облик русской женщины XII столетия, помогает понять внутренний мир далёких предков. Тайна авторства «Слова…» остаётся пока не раскрытой, но Ярославна, если и не была единственным автором поэмы, могла быть соавтором. Её положение, воспитание, окружение, происхождение позволяли заниматься не только чисто женскими заботами (воспитанием детей и ведением хозяйства), но и общественными делами, вплоть до литературного творчества. Данная версия столь же привлекательна, как и сама героиня – загадочная княгиня Ефросинья Ярославовна, а приведённые факты и аргументы вносят, может быть, новую страничку в дело поиска автора «Слова о полку Игореве».

  • Тезисы реферата Объект исследования
  • Актуальность темы
  • Задачи исследования
  • Материалы для исследовательской работы