Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тезисы докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика ан республики Узбекистан С. П. Толстова




страница1/8
Дата23.02.2017
Размер1.54 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


Институт истории, археологии и этнографии

Каракалпакского отделения Академии Наук

Республики Узбекистан

тезисы


докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика АН Республики Узбекистан С.П. Толстова

Нукус-Бустан-Беруни 2-4 октября 2007 года

Ответственный редактор, д.и.н. В.Н. Ягодин
Редакционная коллегия: к.и.н. Г.Х. Ходжаниязов, к.и.н. З.И. Курбанова, Ш.Ш. Амиров

Абдримов К., Авезмуратов О.



Ургенчский государственный университет им. Ал Хорезми, Ургенч
КАЛЕНДАРНЫЕ СООРУЖЕНИЯ И УСТРОЙСТВА ДРЕВНЕГО ХОРЕЗМА

Своеобразие древнехорезмийской культуры в системе цивилизации древнего Востока раскрыто благодаря многолетним комплексным исследованиям Хорезмской археолого-этнографической экспедиции, организатором и бессменным руководителем которой был выдающийся исследователь Центральной Азии Сергей Павлович Толстов, вышедший из среды анучинской плеяды ученых. В результате активной деятельности экспедиции были получены уникальные фактические материалы, по вопросам развития культуры для всех исторических периодов древнего Хорезма от неолита до позднего средневековья. Многие из археологических памятников изучавшихся экспедицией представляют большой интерес не только с точки зрения исторических наук. Но и с точки зрения точных наук.

Наши изыскательские работы в области изучения древнехорезмийских древностей имеют две специфические особенности: во-первых, выявление и определение конструктивно–строительных особенностей и инвариантов тех или иных археологических памятниках и поиск их взаимосвязей с астроархеологическими критериями; во-вторых, опираясь на эти доводы и с помощью вновь разработанной методики дать объяснения функциям этих объектов.

В наших исследованиях определены астрономически значимые наблюдательные визиры и геометрический контур Дев-Салгана, Кой-крылган-калы, Аяз-калы; имеются предварительные данные относительно Казаклы-яткан-калы. Также определены некоторые особенности конструктивно строительных приемов хорезмийского зодчества этих городищ.

В данных тезисах приводятся геометрические, астроархеологические анализы результатов, полученных на основе определенных инвариантов Дев-Салгана.

Дев-Салган солнечная обсерватория древнего Хорезма. Ансамбль Дев-Салган в плане двухэтажное, усеченнопирамидообразное сооружение с основанием 40х40 м. Кёшк в нём, тоже квадратный в плане 25х25 м, расположен в северо-восточном угле на втором этаже ансамбля. Существование настоящего кёшка подтверждают и фотоматериалы госархива РУз, а также уцелевшие до настоящего времени наблюдательные проёмы в северо-восточном, юго-восточном углах восточный стены (нынешний размер составляет 0,4х 0,9 м). Замечательно расположение минарета с 6 метровым основанием, высотой 25 м. В настоящее время сохранился фундамент минарета, слитный с наружной плоскостью восточной стены ансамбля. Тогда как, взаимное расположение центральной оси кёшка и минарета лежат в одной линии. На наш взгляд, такое уникальное решение зодчего вполне доказуемо с точки зрения сферической геометрии и астрономии.

То есть, таким путем на географической широте Хазараспа при строительстве Дев-Салгана осуществлялось точное совпадение главной оси кёшка и минарета со сторонами света в целом, во-первых; во-вторых, расстояние между искусственными визирами (наблюдательные проемы-окошки) составляет 21,5м; в-третьих, наблюдатель, находясь в центре кёшка, может прослеживать азимут восхода Солнца в весеннее и осеннее равноденствия через центральную ось минарета; в –четвертых, азимут восхода Солнца в зимнее (22.12) и летнее (22.06) солнцестояния просвечивает вдоль линии проведенной между окошками через центральную плоскость визиров (симметрично расположенных по диагонали в углах квадрата-кёшка), находящихся в северо- и юго-восточных углах кёшка, соответственно.

Подчеркиваем, что значение длины дуги на эклиптике между точками солнцестояния требовало, чтобы линейная величина интервала между центрами наблюдательных окошек равнялось 21,5 м на горизонтальной плоскости.

Отсюда можем сделать историческое заключение о том, что ансамбль Дев-Салган служил одновременно как цитаделью, так и "азимутальной" обсерваторией, т.е. для определения моментов равноденствия и солнцестояния - в ней использовался метод, связанный с фиксацией азимута Солнца.

Абдулгазиева Б.

Институт археологии АН РУз, Самарканд
СТРУКТУРА СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ФЕРГАНЫ ЭПОХИ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Сельские поселения Ферганы эпохи раннего средневековья слабо изучены. В этом отношении лучше обстоит дело с памятниками Хорезма [Неразик, 1966; 1976], Согда [Кабанов С.К., 1977; 1981; Шишкина Г.В., Бердимурадов А., Якубов Ю., 1988;], Уструшаны [Негматов Н.Н., Пулатов У.П.] Ими дана типологическая классификация сельских поселений, этапы их развития. В Восточной Фергане раскопан замок Гайраттепа I – VI вв. н.э. [Козенкова В.И., 1964], Центральной (Горбунова Н.Г) и Западной [Брыкина Г.А., 1982] Фергане исследованы сельские поселения разных периодов и типов, однако они в основном относятся к ее западной части, притом полностью вскрытые поселения единичны, восточная же, которая являлась наиболее густонаселеннной и в древности, до сих пор остается малоизученной. Автором проводились раскопки на ряде поселений. В результате этих работ и привлечения, изученных другими исследователями поселений, стало возможным определить их функциональное назначение, внутреннюю структуру и жилища.

В данной статье эти вопросы рассматриваются на примере поселения Шортепа, где получены наиболее характерные материалы.

Шортепа находилось в 7 км юго-западнее г. Андижан. Это округлый в плане холм диаметром 70 м, высотой 7 м, с крутыми склонами, более пологими в южной стороне, где в микрорельефе прослеживается пандусный вьезд. В 20 м к востоку от него располагалась оградка квадратной формы – турткуль длиной сторон 70 м, высотой 1,5 м, ориентированный углами по странам света, внутри следов строений не заметно. В 100-150 м с-в от Шортепа были расположены еще два небольших, сильно оплывших плоских холма. Для выявления стратиграфии и планировки на Шортепа произведено сплошное вскрытие, а на окружающих его поселениях заложены шурфы. Еще до раскопок северная сторона Шортепа уже частично была разрушена, от турткуля осталась только половина. В результате исследований, проведенных на Шортепа в 1971- 1972 гг., определены три периода его обживания (строительные горизонты). Первоначальное здание построено на выровненной поверхности земли. Вначале была возведена обводная стена из пахсы толщиной в основании около 6 м. Она использовалась и в последующие периоды, подвергаясь ремонту, поэтому новые постройки также были подчинены конфигурации обводной стены.

В восточной половине холма на глубине 4,5-5 м откопано несколько помещений нижнего строительного горизонта, примыкавшие к обводной стене. Одно из них складского назначения. Оно большое прямоугольной формы, длиной 14 м, шириной 4,5 м, с перегородками и проходом в западной стене. Здание этого периода погибло от пожара. В нем было найдено много хумов с остатками на дне ячменя, пшеницы, хлопка, разбросаны целые и разбитые горшки, кувшины, кружки и другие сосуды. Здесь найдено много каменных изделий: 4 оселка, более 30 камней дисковидной формы, диаметром 7-10 см, и более крупные диаметром 25 см, использовавшиеся для растирания, 8 зернотерок, 6 жерновов ручной мельницы.

Полностью вскрыта планировка второго строительного горизонта, который в плане имеет полукруглую форму. В поселение вел пандусный вьезд, находившийся в юго-восточном углу и фланкированный с западной стороны башней круглой формы диаметром 5 м. Через узкий входной коридор можно было попасть во двор, где имелся колодец диаметром 1,5 м. Территория внутри усадьбы компактно застроена. В центральной части возвышался отдельный дом. Остальные строения расположены по периметру внешней стены и отделены от центрального дома улочками Новое здание построено из крупноформатного сырцового кирпича, характерного для периода раннего средневековья. Открыто около 30 помещений. Они подразделяются на отдельные секции, объединенные общим проходом и принадлежавшие отдельным хозяйствам. Размеры и состав каждой секции различны. Входы помещений закрывались деревянными дверьми. По функциональному назначению секции были жилыми, производственными и культовыми. Жилые секции состояли их двух комнат – передней и внутренней. В некоторых жилых помещениях имелись широкие глинобитные суфы-лежанки, занимавшие почти половину комнаты. Для приготовления пищи и обогревания в каждой секции имелись очаги. Две секции специализированного назначения, связанные с мукомольным делом и одна - домашнее святилище.

Здание второго строительного горизонта, как и нижнего, погибло от пожара, и долгое время находилось в запустении.

В последний период (верхний строительный горизонт) на Шортепа возникает небольшое сооружение жилого характера, от которого сохранились 3 помещения. Следы большого пожара были видны и здесь.

Результаты исследований Шортепа и памятников, расположенных в его округе, говорят о том, что их гибель связана с сильным пожаром. Ряд исследованных памятников не только Ферганской долины, но в других местах Средней Азии в целом, прекращает свое существование именно в VII - начале VIII вв., что было связано с политическими событиями: с арабским нашествием и антиарабской борьбой местного населения.

На основе анализа керамических материалов строительные горизонты датируются: I (нижний) VI – первой половиной VII вв., II – второй половиной VII – первой четвертью VIII в.; III – второй половиной VIII в., а также выявляются широкие связи Ферганы с Согдом, Шашем и Хорезмом.


Абдуллаев Т.

Ургенчский государственный университет им. Ал Хорезми, Ургенч

ВОДНЫЕ ПУТИ И ТРАНСПОРТ В ДРЕВНЕМ И СРЕДНЕВЕКОВОМ ХОРЕЗМЕ

(Письменные источники)


Хорезм с внешним миром, как всей Средней Азии, в древние и средневековье был связыван сухопутными и водными путями. Узбой, например, когда Амударья повернула одним из своих русел в сторону Сарыкамышской котловины, был судоходным. Об этом, опираясь на свидетельство участника похода Александра Македонского-Арисобула, писал Страбон как о большой судоходной реке, по которой индийские товары возят до Гирканского моря. Сообщение о водном пути по Узбою имеется и у римского писателя I в. до н.э. Варрона. Сохранился рассказ Табристанского историка конца XV в. Захир-ад-Дин ал-Мараши об отправлении Тимуром в 1392 г. на судах с Каспия в Хорезм. Вдоль этих дорог, согласны археологических материалов, построены сигнальные башни и караван сарай. Путники, конечно, исходя из своих безопасности и возможности, предпочитали сухопутную или водную дорогу. Ибн Фадлан (в первой половине X в.), дорогу между Бухары и Хорезма, из за предосторожности, выбравший водный путь писал: «Мы выехали из Бухары, возвращаясь к реке, и наняли корабль до Хорезма. А расстояние до него от места, от которого наняли корабль, более 200 фарсахов, так что мы ехали несколько дней. Для нас путешествие по ней (реке), все в целом, не было одинаково, вследствие холода и его силы, пока мы не прибыли в Хорезм [МИТТ,1939].

На территории Хорезма были много судоходные каналы, по которым плавали большие и малые суда. Начиная от Хазараспа к остальным местам на западной стороне Джейхуна, например, идут каналы. Среди них канал Хазарасп, который выходит из Джейхуна в стороне Амуля; он (по величине) около половины Гаухоре, по нему плавают суда. Потом, приблизительно в 2 фарсахах от Хазараспа, канал, называющийся Кардаранхош (Кердаран-хас), он больше канала Хазарасп. После него канал Хива, это канал больший, чем Кардаранхош, по нему плавают суда до Хивы. После него канал Мадра-это канал в два раза больше Гаухоре, по нему плавают суда до Мадра, от канала Мадра до канала Хива около мили. После канала Мадра [МИТТ,1939]. Потомок Тимура султан Хусейн, по описанию Хондемира, в 1460 г. когда вынужденно уехал из Астрабада в Хорезм, он достиг Амударьи и переправился на судах через реку [МИТТ,1938].

Имеются сведения о строительство суда в Хорезме. Кроме того, в трудах средневековых ученых (Абу Абдаллах ал Хорезми «Мафатих ал улум») встречаем термины. связанные с судоходством (маллах- тот, кто связан с рекой и владелец судна, масир-цепь или веревка, натягиваемая поперек реки и препятствующая проходу судов) [МИТТ,1939,]. Для плавания по реке, или переправы из одного берега реки на другой берег, кроме специальных лодок, в Хорезме существовали разные виды приспособлений. Ибн Фадлан, который был свидетелем одной из таких эпизодов, писал: люди вытащили свой дорожные мешки, а они из кож верблюдов. Они расстелили их и взяли самок тюркских верблюдов, так как они (мешки) не растянутся. Потом они наложили их одеждами (домашними) вещами, и когда они наполнились, то в каждый дорожный мешок села группа (человек) в пять, шесть. Четыре,- меньше или больше. Они взяли в руки деревяшки из белого тополя и держали их, как весла, непрерывно ударяя, а вода несла их дорожные мешки, и они (мешки) вертелись, пока они не переправились [МИТТ,1939]. Именно этот прием Ибн Фадланом был применен, когда его люди переправлялись через Багнади, Джам, Джахаш, Адал, Ардан, Вариш, Ахти, Вабна и другие водные преграды.

В целом, согласно письменных источников и археологических материалов можно констатировать, что в древние и средние века как по Амударья, так и по судоходным внутренним каналам Хорезма плавали местные и иноземные торговые и «транспортные» суда.


Агзамова Г.А.

ЎзР ФА Тарих институти

ХИВА хонлиги шаҳарлари: ташқи савдо тарихдан

Хива хонлиги шаҳарлари ҳам бошқа Ўрта Осиё шаҳарлари каби нафақат ички ва транзит, балки турли карвон йўллари туташиб кетган, қўшни дашт, узоқ ва яқин мамлакатлар аҳли тез-тез қатнаб турадиган ташқи савдо марказлари ҳам эди. Уларга Бухоро ва Қўқон хонликлари, кўчманчи дашт, хорижий Шарқ мамлакатлари савдогарлари тез-тез ташриф буюриб турган.

Хонлик шаҳарларининг ташқи савдо алоқалари ҳақида сўнгги ўрта асрларга оид манбаларда мавжуд айрим маълумотлар асосида муайян фикр билдириш мумкин. Хусусан, XVII а. хон ва муаррих Абулғози Хуросонга жўнаган карвон, ҳамда «ўрусға савдоға» кетган «ўн етти киши» ҳақида хабар беради. 1804 й. «хоразмлик икки юз савдо кишиси кўпгина қимматбаҳо моллар билан катта карвонни тайёрладилар», - деб ёзган тарихчи бу карвон Марвдан Машҳадга йўл олганини қайд этади. Хиванинг фаол ташқи савдо олиб борганлигини бошқа маълумотлар, хусусан, Россия билан савдо алоқаларига оид кўпдан-кўп ҳужжатли материаллар ҳам тасдиқлайди. Хоразм шаҳарлари йирик савдо марказлари сифатида кўплаб мамлакатлар билан кенг савдо алоқаларини олиб борганлар. Хусусан, Қўҳна Урганч харобаларидан Хитой чинни идишлари қолдиқларининг топилиши бунинг ёрқин далилидир Шунингдек, бу ердан XVI-XVII а. оид Балх ва Бухоро тангаларининг топилиши ҳам бу шаҳар аҳлининг қизғин савдо алоқаларидан далолат беради.

Хива шаҳарларига Гурган ва Астрабоддан ҳам савдогарлар келганлар. Хива хонлари архивидаги ҳужжатдан аён бўлишича, бу ерга Астрабоддан мешлар, фаранги дока, шакар, митқол, текин кигизлари, қора мум, норбут дарахтидан тайёрланган тароқлар, темир, чўян қозонлар, мис ва бошқалар келтирилган.

Қўшни мамлакатларга эса Хива шаҳарларидан турли-туман маҳсулотлар, хусусан, «пахта тўнлар, қисман ипак ва қуритилган мевалар» олиб борилган. Хива хонлари архиви ҳужжатларидан аён бўладики, Хоразм шаҳарларидан қўшни давлатларга «пахта ва матодан ташқари қўй терилари, узум майизи, гуруч, мешлар, тозаланган пахта, ипак ва бошқа нарсалар олиб борилган

Савдо Хива шаҳарларининг ривожига ҳам ижобий таъсир кўрсатди. Улар йирик савдо марказларига айланиб бордилар. Хусусан, бундай шаҳарлардан - Шовот ва Кат «қирғизлар (қозоқлар – Г.А.) билан савдо» амалга оширилган асосий марказлари сифатида тараққий этдилар1.

Хиванинг асосий ички ва ташқи савдоси марказлашган шаҳарлардан бири Янги Урганч эди. Бу шаҳарнинг мавқеи XIX а. биринчи ярмида янада ошди. Урганчлик савдогарларни нафақат Бухоро ва бошқа Ўрта Осиё шаҳарлари, балки айрим хорижий давлатлар шаҳарларида, жумладан Оренбург, Нижний Новгород ва Москвада ҳам учратиш мумкин эди. Хивалик савдогар хонлик ташқарисидаги шаҳарларда «урганчли» номи остида машҳур эди2. Бу ўринда XIX а. 30-й. Бухорода «учта урганжи» карвон-саройи бўлганлиги ҳақидаги маълумот характерлидир.

Хива шаҳарлари фаол ташқи савдо олиб борган мамлакат Бухоро эди. Қайд этиб ўтиш лозимки, бухоролик савдогарлар Хивага кам қатнаганлар. Бу савдода асосий фаолликни хивалик савдогарлар кўрсатганлар. Улар Бухорога «тайёр пўстинлар, зиғир ёғи, қўй думба ёғи, буғдой, гуруч, олма, қўй, кўкнор, тўтиё ва рус моллари; шакар, чўян қозонлар ... ва бошқаларни» келтирар эдилар. Шу билан бирга Бухоро шаҳарлари бозорларига кўплаб миқдорда от, ҳўкиз ва туя терилари, Бухоронинг юпқа газламаларидан кескин фарқ қилувчи, қозоқлар ва хитойликлар сотиб олувчи анча қалин ва чидамли ярим ипак йўл-йўл матолар, олмалар олиб келинар эди.

XIX а. муаллифи Н. Муравьевнинг кўрсатишича, хивалик савдогарлар мол олиш учун Бухорога бориб, у ердан «турли хилдаги читлар, кўк бўз, пахта калаваси, ипак ва ярим ипак газламаларнинг турли хиллари, кашмир шол рўмоллари, хитой чинниси, чой, ипак белбоғлар, жун маҳсулотлар, (бутун Шарқда энг яхши ҳисобланадиган) Бухоро қоракўли, тамаки ва бошқа турли моллар келтириш»ларини қайд этади. Бу маълумотни Г.И. Данилевский (1842) ҳам тасдиқлайди. У Бухоро шаҳарларидан Хивага кўк чой, тамаки, Хитой чинниси, ипак ва ип газламаларнинг айрим турлари келтирилганлиги ҳақида гувоҳлик беради3.

Хива шаҳарларига Бухородан келтириладиган моллар «бухорочи» деб аталар эди. XIX а. оид ҳужжатлардан бирида «бухорочи» моллар - чой, тамаки, кишмиш темир, пўлат, ишлов берилган тери, ип ва ипак газламаларнинг турли хиллари, калава, кўрпалар, чинни идишлар, индиго, қоғоз, ойна, зира, бузғунч рўян уруғи кабилар қайд этилади.

Хива шаҳарларининг Бухоро билан савдоси доимо бир маромда кечмаган. 1845 й. савдогар Пичугин «Хива савдоси Бухоро билан уруш туфайли жуда пасайиб кетган», - деб кўрсатган эди.

Хива шаҳарлари Қўқон хонлиги шаҳарлари билан ҳам савдо алоқаларига эга эди. Хивалик савдогарлар Қўқон шаҳарларига ҳам қатнар эдилар. Албатта бу савдони Хива-Бухоро савдо алоқаларига тенглаштириб бўлмайди. XIX а. муаллифи В.В. Вельяминов-Зерновнинг кўрсатишича, савдо карвонлари ҳар йили бўлмасада, кичик партияларда Қўқондан Хивага қатнар эдилар. Қўқон моллари билан Бухоро моллари каби Хива бозорларида қизғин савдо амалга оширилган. Бу ўринда Хива давлат ҳужжатларида «Беш кийимлик қўқон шойиси», «Бир қўқон шойи тўни» сотиб олингани ҳақидаги хабар диққатга сазовордир.

Савдо турларининг ривожланиши натижасида айрим Хива шаҳарлари бошқа Ўрта Осиё шаҳарлари каби Шарқ тижорат дунёсининг йирик марказларига айландилар ва уларнинг иқтисодий имкониятлари кенгайиб борди. Савдонинг ва савдо алоқаларининг ривожланиши оқибатида иқтисодий жиҳатдан ривожланиб борган шаҳарлар бошқа марказларнинг тараққиётига самарали таъсир кўрсатдилар. Савдонинг, айниқса, транзит ва ташқи савдонинг ривожланиши айрим ҳунармандчилик турларининг равнақига самарали таъсир кўрсатди. Оқибатда, айрим шаҳарларнинг маълум бир турдаги маҳсулотни ишлаб чиқариш ва сотишга ихтисослашув жараёни тезлашди. Бу эса Ўрта Осиё шаҳарлари иқтисодий алоқаларининг ривожланиб, мавжуд ягона иқтисодий макон доирасида шаҳарлараро ўзаро меҳнат тақсимоти равнақ топиб борганлигидан далолат беради.
Аржанцева И.А.

Институт этнологии и антропологии РАН, Москва

Иневаткина О.Н.



Государственный музей искусств народов Востока, Москва
НОВЫЕ ХОЗЯЕВА АЗИИ: ТЮКИ В ЖИВОПИСИ АФРАСИАБА (VII в.)
Росписи дворцового комплекса Афрасиаба (древнего городища Самарканда), открытые в 1965 до сих пор вызывают неослабевающий интерес в отечественной и мировой ориенталистике. Этим росписям, их интерпретации, анализу реалий, изображенных на них, датировке посвящена обширная литература. Афрасиабские росписи являются уникальными, прежде всего в силу своего сюжета: прибытие ко двору правителя Согда посольств из различных областей Азии. Здесь оказались собранными вместе согдийцы, тюрки, иранцы, китайцы, корейцы, представители горных племен в своих церемониальных парадных костюмах. Росписи представляют собой своеобразную "этнографическую энциклопедию" Средней Азии раннего средневековья. Кроме того, Афрасиабские росписи снабжены надписью, позволяющей указать дату их создания – вторая треть VII в н.э. А снабженные такой "этикеткой" росписи представляют особый интерес для археологов. Сцена приема послов, изображенная на западной стене зала, бесспорно, представляет единую по замыслу и содержанию картину. При ее подробном исследовании и интерпретации обращает на себя внимание группа персонажей, выделяющаяся не только своим внешним видом, но и своей преобладающей численностью и всей манерой поведения в сцене приема. Это самая многочисленная из этнических групп, имеющая легко отличимую специфику. В росписях изображены, несомненно, этнические тюрки, в характерных костюмах с типичными только для них прическами, с новейшим для VII века типом вооружения (легкими, длинными, кавалерийскими мечами, подвешенными наклонно и коленчатыми кинжалами). То, что изображены именно тюрки, а не согдийцы (иранцы по происхождению), одетые согласно тюркской моде, свидетельствуют ярко выраженные монголоидные черты лиц персонажей, слабая растительность на их лицах, особая прическа (длинные косы с накосниками).

Особенное проявление мастерства художников, создавших росписи, выразилось на западной стене, в изображении тюрков, которые явно доминируют во всей сцене приема. Они легки, подвижны, и в основном регистре композиции изображены в разнообразных свободных раскованных позах хозяев ситуации: слушающих музыку, комментирующих происходящее, ведущих беседу, играющих в кости, в том числе позволяющие себе и некие отступления в одежде - спущенные рукав, спущенный верхний халат, или без него. Очевидно, что именно они регулируют проведение всей церемонии приема. И композиция, и манера изображения, и содержание изображения, все подчеркивает главенство этой группы в сюжете западной стены. Можно сказать, что основной темой и героями западной стены являются тюрки, изображенные "как у себя дома". Типологически изображения тюрок на Афрасиабе, где присутствуют элементы китайского художественного типа, тесно связаны с более ранними изображениями тюрок на панелях из гробниц высокопоставленных согдийцев второй половины VI века. Все это невольно вызывает ассоциации со сценами на рельефах погребального ложа Ань Цзя, где отражены согдо-тюркско-китайские взаимоотношения конца VI века.

В более глобальном смысле сцена приема, изображенная на западной стене "Зала послов", отразила важнейший исторический процесс, происходивший в VI-VII вв. в этом регионе Евразии: вытеснение иранцев и связанной с ними "архаики" из зон их традиционного, многовекового влияния молодым, набирающим силу, этносом – тюрками.

Армарчук Е.А.



Институт археологии РАН, Москва.

ПОЛИВНАЯ КЕРАМИКА С ГОРОДИЩА САДВАР НА ЮГЕ ХОРЕЗМА

В ходе раскопок Хорезмской экспедицией городища Садвар в 1972-1975 гг. (руководитель Н.Н. Вактурская) поливная керамика была обнаружена на разных его объектах: на центральном участке-"цитадели", в засыпи раннего рва этого участка и в двух кварталах рабада. В целом, эта керамика немногочисленна и представлена столовой посудой (чашами, пиалами, тарелками и кувшинчиками) наряду с несколькими светильниками-чирагами. В основном её датировка укладывается в рамки IX-XI вв., незначительная группа изделий относится к XII – началу XIII вв. Преобладающей категорией являются чаши на дисковидном поддоне, классифицируемые по форме на сегментовидные, с выпуклыми бортами и прямым или чуть загнутым внутрь краем и усеченно-конические с прямыми бортами и иногда слегка отогнутым наружу краем.

Поливная садварская посуда сделана из хорошо промешанной глины без заметных на глаз примесей, которая после обжига приняла розовый, красноватый или кремовый цвет. Она делится на группы в зависимости от цвета глазури, техники и цветовой гаммы росписи.

  1   2   3   4   5   6   7   8

  • КАЛЕНДАРНЫЕ СООРУЖЕНИЯ И УСТРОЙСТВА ДРЕВНЕГО ХОРЕЗМА
  • Дев-Салган солнечная обсерватория древнего Хорезма.
  • СТРУКТУРА СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ ФЕРГАНЫ ЭПОХИ РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  • ВОДНЫЕ ПУТИ И ТРАНСПОРТ В ДРЕВНЕМ И СРЕДНЕВЕКОВОМ ХОРЕЗМЕ
  • ХИВА хонлиги шаҳарлари: ташқи савдо тарихдан
  • НОВЫЕ ХОЗЯЕВА АЗИИ: ТЮКИ В ЖИВОПИСИ АФРАСИАБА (VII в.)
  • ПОЛИВНАЯ КЕРАМИКА С ГОРОДИЩА САДВАР НА ЮГЕ ХОРЕЗМА