Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тема №9: Особенности оказания экстренной медицинской помощи при психических расстройствах и реактивных состояниях




страница8/9
Дата21.07.2017
Размер1.93 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Тема №9: Особенности оказания экстренной медицинской помощи при психических расстройствах и реактивных состояниях.
ВЛИЯНИЕ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ НА ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ЛЮДЕЙ

(по материалам землетрясения)

Б. П. ЩУКИН, Г. В. ПЕТРОВ

(Всесоюзный научно-исследовательский институт общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Министерства здравоохранения СССР)
Анализ полученных данных позволяет распределить всех пораженных на две группы: лиц, находившихся в коллективе, и лиц, оказавшихся в момент землетрясения в одиночестве. Индивидуаль­ные реакции и поведение обследованных людей в момент земле­трясения зависели от эмоции страха различной глубины и интен­сивности. При этом удалось установить фазность, этапность в раз­витии основных форм поведения, которые отражали динамические характеристики страха. На начальном этапе (несколько секунд) происходило осмысление события, осознание ситуации как угро­жающей. В последующем развитие эмоций, связанных с поведе­нием, проходило по двум направлениям: в первом случае оно ха­рактеризовалось неподвижностью, субступором длительностью до 10 минут («35%), а во втором — гипердинамией (около 60% об­следованных), хаотическим двигательным возбуждением, нецеле­направленным бегством. Состояние сознания в обоих случаях оп­ределялось определенным его сужением, нечеткой ориентировкой в окружающей обстановке, и в последующем — аморфными осцил­лирующими воспоминаниями. Нередко бегство сопровождалось не­дифференцированным криком и завершалось истероформным при­падком, развивающимся в безопасном месте.

Завершающая фаза гипердинамии характеризовалась общей слабостью, вялостью, чувством выраженного утомления, а гиподи­намии — ознобоподобным тремором, потливостью, сухостью во рту, учащением мочеиспускания. Кроме того, в обоих вариантах довольно часто отмечались головокружение, головные боли, чувст­во тревожного ожидания, рассеянность, снижение возможности сосредоточения на чем-либо.

Характер реагирования на обстановку ярче проявлялся у жен­щин. Их страх был более интенсивным и продолжительным, чем у мужчин, а также наблюдалось более выраженное соответствие уровней интенсивности эмоций и структуры поведения. У мужчин при довольно высокой интенсивности страха имелось некоторое несоответствие внутреннего состояния и внешних проявлений в поведении. Реагирование на обстановку у них было менее вырази­тельным, почти отсутствовала двигательная заторможенность на первом этапе. После очень короткой первой фазы наблюдалось це­ленаправленное бегство в безопасное место, где они оставались вя­лыми, заторможенными, молчаливыми. При этом возможность продолжения привычной деятельности была сохранена лишь у не­большого числа людей, которым для производства обычных дейст­вий требовались значительные усилия. Интенсивность страха при этом уменьшалась незначительно. В последующие 3—7 дней после землетрясения большинство из них констатировали у себя голов­ные боли, явления дистонии.

В течение 10—15 дней 52% обследованных отмечали у себя тревожное напряжение, которое хотя и не достигало степени болез­ненного, однако, оказывало определенное влияние на поведение. Ощущение вибрации земли, пола, вызванное проходящим транс­портом, работающими механизмами, приводило к тому, что люди прекращали работу, пытались бежать в безопасное место. Те ли­ца, которые в момент воздействия экстремального фактора продол­жали свою деятельность, наблюдали у себя частые головные боли, бессонницу, колебания артериального давления в сторону повыше­ния, снижение аппетита.

Таким образом, индивидуальные реакции при землетрясении характеризуются эмоцией страха различной интенсивности. Дина­мика этой эмоции определяет основные поведенческие проявления, составляющие единый процесс, завершающийся астенией различ­ной степени выраженности в сочетании с тревожным напряжением.

Через месяц после события 34% обследованных сообщили о повышенной утомляемости, раздражительности, бессоннице, сниже­нии объема интересов. Важно отметить, что в период землетрясе­ния нарушений общественного порядка не наблюдалось.

В результате исследования установлено, что особенности груп­пового поведения определяются взаимодействием и взаимовлияни­ем членов группы, их эмоциональным состоянием. Известно, что страх, тревога усиливают внушаемость и создают предпосылки для паники и других вариантов дезорганизованного поведения. Так, в момент землетрясения среди работниц швейной фабрики возникло беспокойство — некоторые из них кричали, пытались бе­жать, другие «замерли на месте». Возбуждение индуцировало истероформную реакцию в виде припадков, случившихся у 10 жен­щин. Индуцированные и индуктор отмечали амнезию периода припадка, нечеткие воспоминания от момента землетрясения до момента выхода во двор. В течение недели большинство работав­ших в эту смену оставались замкнутыми, напряженными, при ма­лейшей вибрации вздрагивали, прекращали работу, пытались вы­бежать на улицу. Нахождение индивидуума в коллективе уменьша­ло внешние проявления страха, в то время как в изоляции страх достигал наибольшей интенсивности.

У переживших стихийное бедствие в последующие дни (в мо­мент обследования через месяц) особенно отчетливо фиксирова­лась некоторая многоречивость, двигательная расторможенность. Групповое поведение характеризовалось повышенной общитель­ностью, стремлением рассказать о своих переживаниях. Большин­ство пострадавших неизменно отмечали лишь «незначительный страх» и «организованное рациональное поведение». Для профи­лактики указанных расстройств применялись специальные психо­тропные препараты. Важнейшей задачей в условиях стихийного бедствия является выявление лиц, нуждающихся в профилактичес­ких и нередко лечебных мерах. В подавляющем большинстве приз­наки дезадаптации не воспринимались как болезненные и люди не догадывались о возможности коррекции состояния.

Опыт работы показал, что для профилактики расстройств пси­хоневротического характера необходимо добиваться стабилизации эмоционального состояния, нормализации сна, оптимизации режи­ма труда и быта. В возникшей ситуации целесообразно использо­вать комплекс методов (психопрофилактика, психотерапия, реф­лексотерапия, физиотерапевтические процедуры). Однако примене­ние фармакологических средств остается наиболее распространен­ным и доступным методом.

Для уменьшения психоэмоциональной напряженности приме­нялся феназепам по 1 таблетке (0,5 мг) 2—3 раза в день или 1 таблетке на ночь. Обычно этот препарат способствовал нормали­зации ночного сна, особенно если причиной диссомнических рас­стройств являлись эмоциональное возбуждение, обилие устрашаю­щих, тревожных известий, неполнота и противоречивость посту­пающей информации. Более высокие дозы феназепама назначались редко, учитывая, что большинство наблюдаемых продолжали ра­ботать. В случаях вегетативных проявлений, особенно со стороны сердечно-сосудистой системы, удавалось добиться успеха с по­мощью пирроксана (таблетки по 0,015 мг), который назначался по 1—3 таблетки 3—4 раза в сутки. Побочных явлений не наблюда­лось.

Исследование показало эффективность пирроксана при силь­ном эмоциональном возбуждении. Нередко требовалось сочетание его с другими препаратами, например, феназепамом (0,5 мг на ночь). Предусматривалось также применение таких препаратов, как бемитил, сиднокарб, пирацетам (ноотропил), анаприлин (об-зидан).

Итак, аффект страха различной степени в момент землетрясе­ния является ведущим и обусловливает последующие реакции. Работоспособность людей, перенесших стихийное бедствие, остает­ся сниженной длительное время. Психоневротические расстройства и психогенные реакции донозологического уровня поддаются кор­рекции психотропными препаратами и другими медицинскими средствами (психотерапия, общеукрепляющее лечение).



Тема №10: Оказание первой медицинской помощи при терминальных состояниях
Терминальные состояния и клиническая смерть
Процесс умирания и наступления смерти довольно подробно изучен в многочисленных исследованиях [В. А. Неговский, 1986; П. Сафар, 1997]. Обычно выделяют три периода умирания — преагонию, агонию и клиническую смерть.

Преагональное состояние характеризуется дезинтеграции всех функций организма, критическим уровнем артериального давления, нарушениями сознания различной степени выраженности, нарушениями дыхания. Преагональное состояние может длиться от нескольких минут до нескольких часов. Затем наступает терминальная пауза, основными проявлениями которой считаются прекращение дыхания (от нескольких секунд до 3—4 минут) и наличие идиовентрикулярного или эктопического сердечного ритма. Терминальная пауза обусловлена временным повышением тонуса блуждающего нерва, после чего возникает атональное дыхание, свидетельствующее о наступлении агонии (появление короткой серии вдохов или одного поверхностного вдоха).

Продолжительность атонального периода, как правило, невелика. Сердечные сокращения и дыхание быстро прекращаются. Наблюдаются нарушения биомеханики дыхания — оно замедленное, поверхностное, активно включаются вспомогательные мышцы. Газообмен неэффективный вследствие одновременного участия в акте дыхания мышц, обеспечивающих вдох и выдох. Отмечается централизация кровообращения (в пользу мозга, печени, почек, сердца). Быстро наступает истощение компенсаторных механизмов и наступает клиническая смерть.

Клиническая смерть — это период между жизнью и смертью, когда нет видимых признаков жизни, но еще продолжаются жизненные процессы, дающие возможность оживления организма. Длительность этого периода при обычной температуре тела составляет 5—6 минут, после чего развиваются необратимые изменения в тканях организма [N. Paradis, 1996]. В особых условиях (гипотермия, фармакологическая защита) этот период продлевается до 15—16 минут.


  1. Остановка кровообращения (отсутствие пульсации на магистральных артериях);

  2. Отсутствие самостоятельного дыхания (нет экскурсий грудной клетки);

  3. Отсутствие сознания;

  4. Широкие зрачки;

  5. Арефлексия (нет корнеального рефлекса и реакции зрачков на свет)

  6. Вид трупа (бледность, акроцианоз). Процесс умирания характеризуется угасанием функций жизненно важных систем организма (нервной, дыхания, кровообращения и др.).

Угасание нервной системы. Максимально чувствительны к гипоксии кора головного мозга и мозжечка. Под воздействием кислородного голодания мозга сначала возникают возбуждение и эйфория, сменяющиеся оглушенном, сопором, комой. Проходит 15 секунд с момента выключения кровотока в головном мозге до потери сознания.

Прекращение сердечной деятельности. Прекращение нагнетальной функции сердца возникает в результате асистолии или фибрилляции миокарда [П. Е. Пеле, 1994]. Асистолия может возникнуть внезапно (первичная) или развиться после фибрилляции желудочков (вторичная). После первичной асистолии, как правило, сохраняются резервные возможности для успешного оживления организма. После вторичной — резервов нет, что значительно снижает шансы на успешную реанимацию. Не следует понимать асистолию как изолинию на электрокардиограмме, во первых, это может в ряде случаев дезориентировать врача (неисправность электрокардиографа, случайное отсоединение электродов, низкоамплитудная электрокардиограмма и т.п.), а во вторых, наличие электропродукции сердца не свидетельствует о сохранении кровотока — это явление называется электромеханической диссоциацией и встречается в 30—50 % случаев гемодинамических катастроф. При данном феномене мышца сердца еще генерирует биоэлектрические потенциалы, которые регистрируются на электрокардиограмме, но не сопровождаются при этом сокращениями миокарда.

Другим механизмом развития остановки кровообращения является фибрилляция желудочков. При ней возникают разрозненные, беспорядочные, разновременные и, что самое главное, неэффективные сокращения отдельных мышечных пучков. Спонтанное прекращение фибрилляции желудочков происходит крайне редко, хотя иногда (обычно у больных инфарктом миокардом) регистрируются кратковременные эпизоды фибрилляции (10— 20 сек), прекращающиеся самопроизвольно. Диагноз фибрилляции желудочков ставится по электрокардиограмме, на которой наблюдаются нерегулярные колебания неравномерной амплитуды с частотой 400—600 в минуту (рис. 2). Фибрилляция приводит к остановке кровообращения (не определяются пульс и артериальное давление, останавливается дыхание, наступает потеря сознания, расширяются зрачки). Постепенно, с истощением энергетических запасов, фибрилляция становится слабовыраженной (низкоамплитудной) и переходит в полное прекращение сердечной деятельности (вторичная асистолия). В этом случае компенсаторное резервы миокарда в значительной степени истощены, что значительно снижает шансы на успешное оживление пострадавшего.



Сосудистый компонент. Развитие терминальных состояний и непосредственно остановка кровообращения сопровождаются выраженными изменениями в различных тканях и средах организма. В просвете кровеносных сосудов образуются разного калибра сгустки из форменных элементов крови. Ухудшается деформируемость эритроцитов, которые не могут "протиснуться" в просвет капилляров, что приводит к "блокированию" сосудов микроциркуляторного русла (в норме диаметр эритроцита несколько превышает просвет капилляра; свойство деформироваться позволяет им менять свою форму и проходить через капилляры). Отмечается склеивание элементов крови из-за потери ими электрического заряда. За счет изменения липидной проницаемости эндотелия сосудов и нестабильности липидов сосудистое русло наполняется крупными каплями жира и возникает жировая эмболия. Происходит забивание органных фильтров (прежде всего легких) форменными элементами крови, слущивающимся эндотелием капилляров. Так как капиллярная сеть забита, идет шунтирование кровотока.

Феномен Мешалкина. У больного с остановкой сердечной деятельности наблюдается, так называемый, феномен Мешалкина — происходит маятникообразное перемещение крови из артерий в вены, потом — из вен в артерии. При восстановлении кровотока возможно развитие реперфузионных поражений.

Нарушения обменных процессов. Крайне опасно развитие повреждения мозга при остановке кровообращения. Развивающаяся ишемия приводит к повреждению структуры тканей и клеток вследствие снижения уровня аденозинтрифосфорной кислоты, перемещения ионов кальция в клетку с активированием фосфолипазы, накопления свободных радикалов СЬ. Накапливаются продукты обмена веществ, кислоты, нарушается газовый состав крови, изменяется сродство гемоглобина к кислороду. Идет истощение углеводных резервов организма и включение в обменный процесс жиров с развитием кетонемии. В организме накапливается до 1, 5 тыс. метаболитов, которых в норме нет. Накопление кислот ведет к снижению рН крови до 7 и ниже (норма 7, 35—7, 45).
Стадии и этапы сердечно-легочной и церебральной реанимации

По П. Сафару [1997] при проведении реанимации выделяется 3 стадии и 9 этапов.



Стадия I — элементарное поддержание жизни. Состоит из трех этапов:

А (airway open) — восстановление проходимости дыхательных путей;

В (breath for victim) — экстренная искусственная вентиляция легких и оксигенация;

С (circulation his blood) — поддержание кровообращения.



Стадия II — дальнейшее поддержание жизни. Заключается в восстановлении самостоятельного кровообращения, нормализации и стабилизации показателей кровообращения и дыхания. Стадия II включает в себя три этапа:

Б (drug) — медикаментозные средства и инфузионная терапия;

Е (ЕСG) — электрокардиоскопия и кардиография;

F (fibrillation) — дефибрилляция.



Стадия III — длительное поддержание жизни. Заключается в послереанимационной интенсивной терапии и включает этапы:

G (gauging) — оценка состояния;

Н (human mentation) восстановление сознания;

I — коррекция недостаточности функций органов.

Реанимационные действия сегодня можно разделить на три комплекса [А. П. Зильбер, 1996]:


  1. Первичный реанимационный комплекс (ПРК), используемый как медицинскими, так и немедицинскими работниками, прошедшими специальную подготовку.

  2. Специализированный реанимационный комплекс (СРК), овладение которым сегодня необходимо для всех медицинских работников и совершенно обязательно для сотрудников медицины критических состояний.

3) Постреанимационная интенсивная терапия (ПРИТ), проводимая реаниматологами в отделениях интенсивной терапии.

Основным принципом проведения реанимационных мероприятий для каждого из этих комплексов является триада — "знать", "уметь", "иметь".)

СТАДИЯ I. ЭЛЕМЕНТАРНОЕ ПОДДЕРЖАНИЕ ЖИЗНИ
Этап А. Восстановление проходимости дыхательных путей

При возникновении неотложных состояний проходимость дыхательных путей часто нарушена из-за западения языка, который прикрывает вход в гортань и воздух не может попасть в легкие. Кроме того, у больного в бессознательном состоянии всегда существует опасность аспирации и закупорки дыхательных путей инородными телами и рвотными массами [С. В. Васильев и соавт., 1987].

Для восстановления проходимости дыхательных путей необходимо произвести "тройной прием на дыхательных путях" [P. J. F. Baskett et al., 1996]. При этой манипуляции происходит растяжение передних мышц шеи, за счет чего корень языка приподнимается над задней стенкой глотки.

Методика выполнения тройного приема (рис. 3):



  1. запрокидывание головы);

  2. выдвижение нижней челюсти вперед;

  3. открывание рта.

II—V пальцами обеих рук захватывают восходящую ветвь нижней челюсти больного около ушной раковины и выдвигают ее с силой вперед (вверх), смещая нижнюю челюсть таким образом, чтобы нижние зубы выступали впереди верхних зубов.

При обструкции дыхательных путей инородным телом пострадавшему следует придать положение лежа на боку и в межлопаточной области произвести 3—5 резких ударов нижней частью ладони. Пальцем очищают ротоглотку, пытаясь удалить инородное тело, затем делают попытку искусственного дыхания. Если нет эффекта, осуществляют надавливание на живот. При этом ладонь одной руки прикладывают к животу по средней линии между пупком и мечевидным отростком. Вторую руку кладут поверх первой и надавливают на живот быстрыми движениями вверх по средней линии.

В связи с опасностью инфицирования реаниматора при прямом контакте со слизистой рта и носа пострадавшего искусственное дыхание целесообразно проводить с помощью специальных устройств. К простейшим из них относятся воздуховоды, устройство для искусственной вентиляции УДР, "Ше-кеу" ("ключ жизни"), лицевые маски и др.

Интубационные трубки и интубация трахеи

Каждый врач скорой медицинской помощи должен безукоризненно уметь проводить интубацию трахеи, так как она остается "золотым стандартом" обеспечения надежной защиты дыхательных путей и вентиляционного контроля в реанимационной практике [И. П. Латто, М. Роузен, 1989]. Интубация трахеи позволяет изолировать дыхательные пути, поддерживать их проходимость, предотвращать аспирацию, проводить вентиляцию, оксигенацию и санацию трахеобронхиального дерева. Ее можно осуществлять через рот или нос. Оротрахельная интубация более предпочтительна в неотложных ситуациях, так как она может быть произведена быстрее.

Сутью метода является введение эластичного воздуховода (интубационной трубки) в трахею под контролем ларингоскопа. Интубацию трахеи можно провести "слепым методом" (по пальцу). Существует большой выбор интубационных трубок разной длины и диаметра.

Методика проведения оротрахеальной интубации изогнутым клинком Макинтоша [по А. А. Бунятяну, 1984]:



  1. открыть рот пациента правой рукой;

  2. поместить ларингоскоп в левую руку и ввести клинок в правый угол рта пациента, сместив его язык влево таким образом, чтобы можно было осмотреть полость рта больного;

  3. провести клинок ларингоскопа вперед по средней линии (делая тракции по оси рукоятки ларингоскопа), осмотреть рот больного, язычок, глотку и надгортанник;

  4. осмотреть черпаловидные хрящи, вход в гортань и голосовые связки, подняв надгортанник клинком ларингоскопа;

  5. ввести эндотрахеальную трубку с проводником правой рукой через правый угол рта пациента под контролем зрения, чтобы манжетка расположилась за голосовыми связками;

  6. извлечь проводник и начать вентиляцию легких;

  7. извлечь ларингоскоп, раздуть манжетку для достижения герметичности, зафиксировать трубку с помощью завязки или лейкопластыря.

Для предотвращения регургитации желудочного содержимого необходимо использовать прием Селлика, который заключается в сдавлении пищевода нажатием на перстневидный хрящ.

Интубацию при необходимости можно успешно провести вслепую (по пальцу). При этом безымянным пальцем поднимают надгортанник, а указательный вводят в пищевод. Интубационную трубку проводят между ними в голосовую щель.



Коникотомия

Коникотомия (крикотиреотомия) заключается в вскрытии (проколе) перстнещитовидной мембраны при невозможности интубации трахеи или наличии обструкции в области гортани. Основные достоинства этого метода заключается в простоте технического выполнения и скорости выполнения (по сравнению с трахеостомией).

Перстнещитовидная мембрана располагается между нижним краем щитовидного и верхним краем перстневидного хряща гортани. В этой области отсутствуют крупные сосуды и нервы. Коникотомия выполняется в положении максимального разгибания головы назад. В подлопаточную область лучше положить небольшой валик. Большим и средним пальцем необходимо зафиксировать гортань за боковые поверхности щитовидного хряща. Над перстнещитовидной мембраной делается поперечный разрез кожи. По ногтю указательного пальца скальпелем перфорируют саму мембрану, после чего через отверстие в трахею проводят пластиковую или металлическую канюлю.

Для облегчения коникотомии созданы специальные устройства — коникотомы. Одноразовые наборы "Раг1ех" для коникотомии состоят из ножа для рассечения кожи, троакара и канюли.



Трахеостомия

Трахеостомией принято называть создание соустья трахеи с окружающей средой путем введения канюли или интубационной трубки через рассеченные кольца трахеи (трахеотомия — рассечение колец трахеи) [Р. }. Р. Вазкеи. е* а1., 1996]. Трахеостомию производят при непроходимости дыхательных путей в верхних отделах, невозможности интубации трахеи, необходимости проведения длительной искусственной вентиляции легких и т.п. В зависимости от уровня рассечения колец трахеи различают верхнюю, среднюю и нижнюю трахеостомию (по отношению к перешейку щитовидной железы). Взрослым обычно производят верхнюю трахеостомию.

Для облегчения наложения трахеостомы необходимо максимально приблизить гортань и трахею к передней поверхности шеи. Больной при этом лежит на спине, голова запрокинута назад, под плечи подложен небольшой валик. Обычно манипуляцию проводят под местной анестезией новокаином или лидокаином. В экстренных условия трахеостому накладывают без анестезии. Производят по средней линии разрез кожи, подкожной клетчатки и поверхностной фасции от нижнего края щитовидного хряща до яремной ямки. Мышцы раздвигают тупым путем. Поперечным надрезом рассекают фасцию, прикрепляющую капсулу щитовидной железы к перстневидному хрящу. Обнажив кольца трахеи выше перешейка, их вскрывают продольным разрезом (между первым-вторым или вторым-третьим). Края разреза разводят расширителем и вводят канюлю или интубапионную трубку.

Этап В. Искусственное дыхание

Искусственное дыхание — это вдувание воздуха или обогащенной кислородом смеси в легкие пациента, выполняемое без или с применением специальных устройств, то есть временное замещение функции внешнего дыхания [Б. Вепзоп е1 а1., 1996]. Выдыхаемый человеком воздух содержит от 16 до 18% кислорода, что позволяет его использовать для искусственного дыхания при проведении реанимации.

Следует отметить, что у больных с остановкой дыхания и сердечной деятельности происходит спадение легочной ткани, чему в значительной степени способствует проведение непрямого массажа сердца [П. Е. Пеле, 1994]. Поэтому необходимо проводить при массаже сердца адекватную вентиляцию легких. Каждое вдувание должно занимать 1—2 секунды, поскольку при более длительном форсированном вдувании воздух может попасть в желудок. Вдувание надо производить резко и до тех пор, пока грудная клетка пациента не начнет заметно подниматься. На рисунках показана методика проведения искусственной вентиляции рот в рот и рот в нос.

Выдох у пострадавшего при этом происходит пассивно, благодаря создавшемуся повышенному давлению в легких, их эластичности и массе грудной клетки [А. Gilston, 1987]. Пассивный выдох должен быть полным. Частота дыхательных движений должна составлять 12—16 в минуту. Адекватность искусственного дыхания оценивается по периодическому расширению грудной клетки и пассивному выдыханию воздуха.

Следует отметить, что с 1988 года эти методы экспираторного искусственного дыхания не рекомендуются Всемирной ассоциацией анестезиологов в связи с опасностью инфицирования реаниматора при прямом контакте со слизистой рта и носа пострадавшего (показано использование "ключа жизни", УДР, лицевых масок, воздуховодов и т.п.) [European Resuscitation Council, 1992].

Вспомогательную вентиляцию используют на фоне сохраненного самостоятельного, но неадекватного дыхания у больного. Синхронно вдоху больного через 1—3 дыхательных движения производится дополнительное вдувание воздуха. Вдох должен быть плавным и по времени соответствовать вдоху больного.

Надо отметить, что восстановление самостоятельного дыхания быстро восстанавливает все остальные функции. Это связано с тем, что дыхательный центр является водителем ритма для мозга.


1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Тема №10: Оказание первой медицинской помощи при терминальных состояниях Терминальные состояния и клиническая смерть
  • Угасание нервной системы.
  • Прекращение сердечной деятельности.
  • Нарушения обменных процессов.
  • Стадии и этапы сердечно-легочной и церебральной реанимации
  • Этап А. Восстановление проходимости дыхательных путей
  • Интубационные трубки и интубация трахеи
  • Этап В. Искусственное дыхание