Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тема моей работы «Самостоянье человека залог величия его»




Скачать 189.96 Kb.
Дата27.06.2017
Размер189.96 Kb.
Вступление 1. Здравствуйте. Меня зовут Куричин Олег, мне 14 лет, я учусь в 9 классе 258 школы. Тема моей работы – «Самостоянье человека - залог величия его». 2. Вам знакомо это лицо …В моем, еще недавнем прошлом, На солнце камни раскаля, Босые, пыльные подошвы Палила мне моя земля. И я стонал в клещах мороза, Что ногти с мясом вырвал мне, Рукой обламывал я слезы, И это было не во сне. Там я в сравнениях избитых Искал избитых правоту, Там самый день был средством пыток, Что применяются в аду. Я мял в ладонях, полных страха, Седые потные виски, Моя соленая рубаха Легко ломалась на куски. Я ел, как зверь, рыча над пищей. Казался чудом из чудес Листок простой бумаги писчей, С небес слетевший в темный лес. Я пил, как зверь, лакая воду, Мочил отросшие усы. Я жил не месяцем, не годом, Я жить решался на часы. И каждый вечер, в удивленье, Что до сих пор еще живой, Я повторял стихотворенья И снова слышал голос твой. И я шептал их, как молитвы, Их почитал живой водой, И образком, хранящим в битве, И путеводною звездой. Они единственною связью С иною жизнью были там, Где мир душил житейской грязью И смерть ходила по пятам… Варлам Тихонович Шаламов. Отрывок из стихотворения «Поэту» 3. «Колымские рассказы» – это цикл рассказов о советских исправительно-трудовых лагерях. О людях в них. Об их «стоянии». О жизни. О смерти. Шаламов рассказывает нам о своем опыте. 4. Я ознакомлю Вас с планом моей работы. Сначала я расскажу Вам краткую биографию Шаламова, до создания «Колымских рассказов», далее я немного остановлюсь на самих лагерях. После этого я расскажу о некоторых из «Колымских рассказов» и познакомлю Вас с моей попыткой проанализировать их. Затем я завершу рассказ о жизни писателя, и в заключение сделаю выводы. Краткая биография В.Т. Шаламова до написания «Колымских рассказов». 5. Варлам Тихонович Шаламов родился в Вологде 18 июня 1907 года. Отец был православный священник, миссионер на Аляске, страстный рыболов. Мать была очень эмоциональной, впечатлительной натурой, знала много стихов. Со школьной скамьи Шаламов начинает писать стихи. В 1923 году он заканчивает гимназию – трудовую школу, работает на заводе. Шаламов сочувствовал революции 1917 года. 6. В 1926 году Шаламов поступает в текстильный институт в Москве и на юридический факультет МГУ. Вскоре после начала обучения он бросил текстильный институт и выбрал МГУ. В институте он участвовал в различных кружках. В одном из кружков обсуждалась политика, и Шаламов вместе с друзьями стали печатать и распространять «Письмо к съезду» Ленина. Участников кружка арестовали и судили. В 1929 году Шаламов отправился в своё первое заключение в Вишерске отделение Соловецких лагерей особого назначения (Северный Урал). Он считал арест и заключение первым истинным испытанием в жестких условиях. 7. После освобождения в 1931 году возвращается в Москву, Варлам женится, у него рождается дочь. Один за другим умирают родители. Он начинает работать в профсоюзных журналах, писать и публиковать первые очерки, стихи. В 1936 году опубликована первая новелла. 8. 13 января 1937 г., когда началась новая волна арестов и расстрелов, Шаламов арестован за «контрреволюционную троцкистскую деятельность» и вновь помещен в Бутырскую тюрьму. Варлам Тихонович потом говорил, что в тюрьме духовная атмосфера была чище, чем в лагере, и морально легче переносилась. Особым совещанием он осужден на 5 лет заключения в исправительно- трудовых лагерях с использованием на тяжелых работах. 14 августа 1937 г. — с большой партией заключенных на пароходе Шаламов прибыл в бухту Нагаево (Магадан, Колымский край). С 1937 по 1946 года работал на разных работах от угольных забоев до лесозаготовок. Дважды находился в больнице в крайне тяжелом состоянии. В мае 1943 г. Варлам Тихонович арестовывается по доносу солагерников «за антисоветские высказывания» и за похвалу в адрес великого русского писателя И.А.Бунина. На суде, состоявшемся прямо в лагере, осужден за антисоветскую агитацию еще на 10 лет лагерей. 9. С весны 1946 г. — работал на общих работах на прииске. С подозрением на дизентерию вновь попал в больницу. После выздоровления Шаламов, с помощью врача А.М.Пантюхова, направлен на учебу на курсы фельдшеров. После окончания курсов работал фельдшером хирургического отделения в поселке лесорубов. 13 октября 1951 г. — окончание срока заключения. В последующие два года Шаламов работал поселковым фельдшером, чтобы заработать денег для отъезда с Колымы. 10. Ещё в заключении Шаламов начинает писать стихи, вошедшие затем в «Колымские тетради». Хотя…. Сказать, что он их писал нельзя - он мысленно писал, а затем читал их себе в слух ежедневно, чтобы не забыть. А потом записывал при первой же возможности. Записывал на любом свободном листке бумаги. Бывало, он сшивал листки обёрточной бумаги, чтобы записывать свои творения. Система исправительно-трудовых лагерей. Человек в этой системе 11. Начиная с 20-х годов в Советском Союзе возникают исправительно-трудовые лагеря. В них попадали люди, совершившие бытовые или политические преступления. Теоретически лагерь должен был «исправлять» их. На самом деле лагеря становятся настоящей машиной по уничтожению людей, большинство из которых не были преступниками. Дворянство, офицеры, крестьяне, священники. Цвет нации… Вскоре труд заключенных начинают использовать в интересах экономики страны. Добыча полезных ископаемых, строительство электростанций, рытьё каналов… Всего не перечислить. Условия труда, условия жизни, питания и медицинской помощи были таковы, что выжить было почти невозможно. До войны кормили лучше. А во время войны есть стало почти не чего, а работать надо было больше. Люди буквально вымирали… На их место привозили новых заключенных… Если сравнивать каторгу, где работали декабристы и эти лагеря, то получается очень интересная картинка: вроде бы назначение – наказание - одинаковое, но разница была очень большая. Например, норма добычи руды на одного человека в день выросла почти в 300 раз, а условия жизни ухудшились. 12. « Из всех заключенных подавляющее большинство были обвинённые по 58-й статье, на 90  – невиновные люди, попавшие в чудовищную мясорубку государственной политики. Остальные были - бандиты и уголовники, убийцы и насильники. А чудовищные условия жизни калечили жизни и души всех! Но одинаково все они ненавидели свою охрану. Они нашли для неё ёмкое определение – «псарня», очень точное, отвечающее существу дела…» 13. «… Что двигало людьми, посвятившими себя конвойной службе Власть над людьми Безусловно, да – власть, не ограниченная ничем, позволяющая измываться над себе подобными так, как тебе этого захочется, низводящая цену человеческой жизни до копейки. Полупьяная, малограмотная, сознающая свою безнаказанность и свою значимость, вершительница судеб миллионов людей, бездушная, бесчеловечная – такой я воспринимал ВОХРу колымского периода своей жизни. И уж она делала всё для того, чтобы превратить своих подопечных в выродков…» 14. … «Лагерь никого ничему не научил» – это справедливо отметил вечный сиделец, один из великих писателей земли русской Варлам Шаламов. А он этот вопрос изучил досконально! Поколения советских людей были морально искалечены, их были миллионы». «Колымские рассказы». Анализ рассказов. 15. Читая рассказы В. Шаламова, мы погружаемся в мир тюрем, пересыльных пунктов, лагерей. Сборник — это как бы жутковатая мозаика, каждый рассказ — фотографический кусочек повседневной жизни заключенных, очень часто — «блатарей», воров, жуликов и убийц, находящихся в местах заключения. Автор подробнейшим образом описывает все — как спят, просыпаются, едят, ходят, одеваются, работают, «развлекаются» заключенные; как зверски относятся к ним конвойные, врачи, лагерное начальство. В каждом рассказе говорится о непрерывно сосущем голоде, о постоянном холоде, болезнях, о непосильной каторжной работе, от которой валятся с ног, о беспрерывных оскорблениях и унижениях, о ни на минуту не оставляющем душу страхе быть обиженным, избитым, искалеченным, зарезанным «блатарями», которых побаивается и лагерное начальство. Единственные, кто благоденствует в лагерях — это воры. 16. Он пытался описать всё, оставить правду из всего, что увидел и пережил. Правду для себя, для своего народа, правду для тех, кто невиновно погиб. Только в биографии описать всё это невозможно – потому что только рамки художественного произведения позволяют читателю стать соучастником и свидетелем событий. Думающим соучастником. Он не показывает нам своего отношения к поступкам героев – от высоких и правильных до самых низких и подлых. Мы слышим свое мнение, своё отношение к событиям и людям. И Шаламов только рассказывает нам правду. Сначала я расскажу о своих впечатлениях о некоторых рассказах. 17. Ягоды. Рассказ «Ягоды» показывает нам небольшой, но глубокий по своему значению эпизод лагерной жизни. Автор и его товарищ, Рыбаков, собирают ягоды в отведенной территории леса. Шаламов их сразу же ест, а Рыбаков собирает в банку, чтобы обменять их на хлеб. Рыбаков, забывшись, бежит за ягодами и нарушает границу дозволенного. Его убивает конвойный. Но не по правилам, с окриком, с предупреждающим выстрелом в воздух, а сразу же, молча и с удовольствием. Банку ягод забирает рассказчик. То, что я испытывал при чтении рассказа «Ягоды» - очень разностороннее чувство. Нельзя сказать, что это чистая ненависть, нельзя сказать, что это чистое сострадание. Это смешение, даже некий сплав чувств главного героя и моих собственных. Даже читая только название этого рассказа, уже представляется худой небритый человек, выглядящий старше своих лет, дрожащей рукой подносящий ко рту 3-4 ягоды. Сейчас он возьмёт их в рот и начнёт высасывать из них соки. Этот кисло-сладкий вкус, эти маленькие зёрнышки в ягоде, её кожура помогут заключенному продержаться ещё несколько часов, немного скрасят эту серую беспросветную жизнь. Шаламов в расчёте на это и описывает сцену поедания ягод в паре предложений. Основной акцент он делает на поведении конвоя и описании природы. Так он показывает зависимость заключенных от того, что их окружает. Рассказ очень живо передает и природу, и людей. Сразу представляются зэки в черных латаных робах, солома на деревьях, палки, торчащие из-под серого снега, и всё это окружают люди в желто-белых тулупах с «трёхлинейками» Мосина наперевес. Читая этот рассказ, ты как бы находишься в 3D кино. Всё настолько реально, что кажется, что можно взять и съесть ягоды, помочь носить «палки дров» арестантам и т.д. При чтении этого рассказа у меня возникло чувство вины и стыда перед главным героем и Рыбаковам. 18. Хлеб. В рассказе «Хлеб» Шаламов описывает, как раздавали еду в бараке. Как люди ждали её, отвратительную и опасную – для нас, но бывшей недосягаемой мечтой для заключенных. Рассказчик попадает на работу на хлебозавод и после работы получает буханку хлеба. По-моему рассказ «Хлеб» - самый позитивный из всех шаламовских рассказов. Здесь нет ни побоев, ни расстрелов. Чувствуется некое расслабление (если так можно сказать). Опять то же самое ощущение, которое возникает при чтении Шаламова: ты как будто смотришь фильм с комментариями автора. В этом рассказы видно, как важны для человека самые простые вещи, например хлеб. Да, хлеб это святое для колымских заключённых, а на хлебозаводе, где ещё и хлеба с собой дадут- вообще рай! Там чувствуется счастье. Там даже работается легче. Никто не понукает, никто не кричит «Туда нельзя!» или «Быстрее!». Можно отдохнуть, а пекари сочувственно улыбнутся и дадут хлеба. Хлеба… На Колыме все нуждаются в маленьком кусочке теплоты, и в этом рассказе он есть. Рассказ пропитан не болью людей, а счастьем, счастьем этих людей. Вот оказывается, как мало нужно человеку для счастья! 19. «Заклинатель змей» «Заклинатель змей» – это рассказ о товарище Шаламова Андрее Платонове. Он собирался написать повествование с таким названием, но умер, и Шаламов написал за него этот рассказ. В нем рассказывается о том, как Андрей Платонов стал «романистом»- человеком, читающим в бараке заключённым романы по ночам. Таких людей на зоне очень уважали. Он остался сам собой благодаря своим знаниям и убеждениям: «…Впрочем, трудно было только первое время, два-три месяца. Там одни воры. Я там был единственным…грамотным человеком. Я им рассказывал, «тискал романы», как говорят на блатном жаргоне, рассказывал им по вечерам Дюма, Конан Дойла, Уоллеса...» Когда вор Федечка попросил его читать по ночам романы, он серьезно раздумывал. Платонов думал о том, что если согласится, то «станет шутом при дворе миланского герцога, шутом, которого кормили за хорошую шутку и били за плохую По старой привычке Платонов не хотел себе сказать, что будет накормлен, что будет получать лишний супчик не за вынос парашки, а за другую, более благородную работу». В то же время он ощущал себя неким просветителем этого дремучего блатного народа, был уверен, что если он не познакомит их с настоящей литературой, то этого не сделает никто. И он согласился. Так он сохранил свой внутренний мир цельным, да и физически он оказался под защитой воровских авторитетов. Но и он – Андрей Платонов – умер, как и многие, многие осужденные. Но умер человеком. 20. «Домино» Это рассказ о том, как Шаламов попал в больницу и как там ему помог один врач. Это главный герой рассказа «Домино» Андрей Михайлович. Называется рассказ «Домино» потому что они становятся друзьями из-за случайности - они оба ненавидели игру в домино, но чтобы сделать друг другу приятное и не обидеть друг друга, врач предложил сыграть партию, а Шаламов согласился. Многие доктора оставались людьми - ведь они те же заключенные, которых когда-то из жалости другие доктора оставили при больнице, куда они попали прямо из шахт. Пожалев - проявив свою человечность – доктора давали заключенным шанс выжить. Это было так. Андрей Михайлович оставил писателя в больнице просто так, из жалости, при этом сильно рискуя сам, на целых два месяца. Андрей Михайлович сделал это, ничего за это не требуя, не ожидая награды. Сердцем почувствовал близкую гибель Шаламова, оставил его «на лечение», приписав несуществующий диагноз. Потом пристроил его работать санитаром, лечил, подкармливал, подружился с ним. В больнице Шаламов окреп (его нормальный вес должен был быть 80 килограммов, а фактический тогда был 48). Рассказ об Андрее Михайловиче был написан в 1959 году. «Андрей Михайлович и есть тот человек, которому я обязан жизнью. Сам он давно умер - туберкулёз и майор Черпаков сделали своё дело…» Название рассказа аллегорическое - оно как поставленные костяшки домино из известного трюка: толкнул одну, упали все. Так и здесь - сделал доброе дело, и оно, как следующая костяшка, передаётся дальше и дальше, до бесконечности. В лагерях было ещё не мало подобных людей, но история почти не помнит их имена. Они стали бессмертными благодаря перу Шаламова. Никто бы не узнал про дневальную тетю Полю, про Марусю Крюкову, про других бескорыстных людей. Они помогали солагерникам советом, питанием, просто участием, человеческим теплом - в общем, всем, чем могли, и не требовали за это ничего. Наверно они понимали, что творя добро, они выражают себя, свою человечность, потому что в лагерях можно было только работать и мечтать о еде. Третьего не дано. Но они нашли это третье. И этим увековечили себя. Общие закономерности в построении рассказов Шаламова. 21. Проанализировав рассказы, можно сделать вывод, что «Колымские рассказы» имеют общие черты. Это авторский стиль повествования. Краткое и меткое описание героев, их судеб, жизни лагеря; Лаконичность, «скупость» на лишние слова; Читатель незримо присутствует в каждой сцене; Экстремальные для читателя условия существования героев – фон рассказа; У нас на глазах развиваются события, резко накаляющие ситуацию или изменяющие привычный ход лагерной жизни; Поступки, действия, вызывающие шок у читателя, но не у героев; Разрешение ситуации, которое читатель никогда не сможет предугадать; Автор – рассказчик описывает, как среда воздействует на заключенных; Язык, которым написаны рассказы – это сплав литературного языка и жаргона. 22. Эти негласные истины «Что я видел и понял в лагере» Шаламов выстрадал и выплакал ещё в лагере, а записал их уже после него. Вообще их 45. Я привожу лишь некоторые из них, лучше других они отражаются в рассказе «Ягоды». «Понял, что можно жить злобой, равнодушием» В начале рассказа Шаламов находит в себе силы, чтобы вылить свою злобу и назвал конвойных «фашистами». Затем, когда его били, ему было всё равно – умрёт он или останется жить. «Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное.» Шаламов понял, что жить надеждами нельзя - ведь надеяться не на что. И именно инстинкт самосохранения помог Шаламову не переступить черту и не пойти за ягодами дальше. А у Рыбакова появился азарт, и он не смог остановится. «Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше» Тот же Рыбаков распланировал жизнь больше, он чем на 2 часа вперёд. Так делать было ни в коем случае нельзя, ведь никогда не знаешь, что будет через пять минут: может, будешь жить, может - умрёшь. «Страсть власти, свободного убийства велика — от больших людей до рядовых оперативников — с винтовкой (Серошапка (см. рассказ «Ягоды») и ему подобные)» Также умереть Рыбакову помогла охрана. Сначала должен был быть выстрел в воздух, и только потом – выстрел на поражение. А конвойный Серошапка всадил в бедного заключённого обе пули. «Понял, что жить надо «узко», не расточая свои силы» Жить так - значит оставить себе ещё некоторое количество сил на жизнь, что очень важно в лагере. Не расточаться на чувства, сильные эмоции, даже на ненависть и на любовь. Шаламов после освобождения. 23. Шаламов начал писать свои Колымские рассказы в 1954 г., когда вернулся после 17 лет колымских лагерей. Еще раньше, работая лагерным фельдшером в тайге, он начал писать стихи. И то и другое не могло быть тогда напечатано и распространялось только среди близких людей. В одном из писем Шаламова Б.Пастернаку (1956 г.) есть знаменательные строки: Вопрос печататься - не печататься - для меня вопрос важный, но отнюдь не первостепенный. Есть ряд моральных барьеров, которые я перешагнуть не могу. Писатель отвергает сам принцип приспособления к цензуре - он изначально ориентируется на правду как норму литературы и норму бытия. Он считал, что пишет современную литературу и правда - её основа. Правда была важнее славы. Правда сделала его рассказы пронзительными, и точными, и краткими. Ещё в лагере он поклялся себе, что напишет про каждую сволочь из лагеря. Но когда он писал, эта месть превратилась в нечто большее. 24. В 1953 году он уехал с Колымы, поселился в Калининской области, работал на небольшом торфопредприятии. «На предприятии – пишет он, - было немало интересного, но у меня не было времени. Мне было больше 45 лет, я старался обогнать время и писал день и ночь — стихи и рассказы. Каждый день я боялся, что силы кончатся, что я уже не напишу ни строки, не сумею написать всего, что хотел.» Он ничего не хотел забывать из пережитого. 18 июля 1956 года писатель реабилитирован. В это время журналы «Знамя» и «Москва» опубликовали несколько его стихотворений о Севере. 25. Все эти годы – от освобождения до самой смерти за ним неотступно следит КГБ. Он был опасен для власти, даже когда он стал немощным стариком. 26. С 1957 года он работает внештатным корреспондентом журнала «Москва». В 1958 году тяжело заболевает, но это не мешает издать в 1961 году ему свою первую книгу стихов «Огниво». 1962 — 1964 гг. — Шаламов работает внештатным внутренним рецензентом журнала «Новый мир». В 1972 он принят в Союз Писателей СССР. 27. Эти произведения практически не известны широкому кругу читателей, в то время они печатаются только в «Самиздате». Всего к 1977 году издаются четыре сборника стихов, и дважды публикуются «Колымские рассказы» на Западе, в 1980 году во Франции публикуются некоторые стихи. Полное собрание сочинений писателя выходит лишь в 1990 годах. 28. В 1972 без ведома автора на Западе печатаются некоторые из «Колымских рассказов». Шаламов протестует против самовольных незаконных изданий, нарушающих авторскую волю и право. Его рассказы редактированы, а правду редактировать нельзя. Его протест не понимают ни писатели, ни многие из друзей. После протеста очень многие прерывают отношения с Шаламовым. Он продолжает писать, создает новые рассказы, пишет стихи. 29. В 1974 году он наконец дописал весь цикл о Колыме. Ему исполнилось 67 лет. Он был в заключении почти 20 лет и 20 лет писал об этом. Шаламов был одинок. В детстве, в лагере и после лагеря. Особенно после. Если ты был там, понять тебя сможет только тот, кто тоже был там. А таких рядом с ним было мало, очень мало. Как говорил писатель, «перейти из состояния заключенного в состояние вольного очень трудно, почти невозможно без длительной амортизации.» Эта амортизация закончилась у него только после написания «Колымских рассказов». Он не мог жить, как все, легко и весело. А начинать жизнь заново было уже поздно. Он был сильно болен и стар. 30. «Много, слишком много сомнений испытываю я. Это не только знакомый всем мемуаристам, всем писателям, большим и малым, вопрос. Нужна ли будет кому-либо эта скорбная повесть Повесть не о духе победившем, но о духе растоптанном. Не утверждение жизни и веры в самом несчастье, подобно «Запискам из Мертвого дома», но безнадежность и распад. Кому она нужна будет как пример, кого она может воспитать, удержать от плохого и кого научить хорошему Будет ли она утверждением добра, все же добра — ибо в этической ценности вижу я единственный подлинный критерий искусства…» 31. «…И почему я … Мой опыт разделен миллионами людей. Не подлежит сомнению, что среди этих миллионов есть те, чей глаз зорче, и страсть сильнее, и память лучше, и талант богаче. Они пишут о том же самом и, бесспорно, расскажут ярче, чем я. Удержать крохи искренности, как бы они ни были неприглядны. Бороться с художественной правдой во имя правды жизни... Чувство — единственное, в чем не лжет художник. Если ему удается донести это чувство до читателя любым способом, — он прав, он выиграл свое сражение.» В 1978 году в Англии публикуются его рассказы. Он снова протестует. Здоровье ухудшается, он начинает терять зрение и слух. Благодаря оставшимся друзьям он перебирается в Дом престарелых. Но даже там он пишет стихи и читает их навещающим его друзьям. В 1980 году у него случается инсульт. В доме престарелых он живёт ещё 2 года. 14 января 1982 года его переводят в психоневрологическую больницу. Через три дня, 17 января, он умер. На похоронах писателя было всего 40 человек. Самостоянье писателя. Посмотрим на эти три портрета писателя. Эти лица меняются. Меняются в результате завершения этапа жизни. Писатель как бы проходит своеобразную контрольную точку в жизни - место, где разделяются детство и юность, взрослость и старость и т.д. Только таких разделений у Шаламова было больше - лагерь это тоже одна из таких вех, кардинально меняющая представление человека о мире. На первом портрете мы видим ребёнка с серьёзным взглядом. В нем сейчас видна искра несгибаемости, свободы. Но он ещё не умеет ею пользоваться. На следующей фотографии Шаламов уже после первого заключения. В лагере он не согнулся, не потерял свою свободу, а наоборот, закалил, отточил ее. И теперь он уже умеет полностью пользоваться ею. На последней фотографии писатель уже после Колымского заключения. Постаревший, но не сломавшийся. К этому времени он довёл свою независимость до совершенства. За свою жизнь он вбирал в себя только то, что его закаляет и улучшает. А всё остальное уходило туда, откуда пришло. Его жизнь - словно ковка оружия. Для оружия существует два способа ковки - горячий и холодный. При горячем способе металл предварительно нагревают. При холодном – молотом бьют прямо по холодному металлу. Жизнь «ковала» Шаламова вторым способом, его произведения его «затачивали». И, как известно, на выходе клинки из холодной ковки лучше, острее, долговечнее. Так и в жизни ничего не меняется. Шаламов прошёл через все испытания своей жизни, не сломавшись. 34. Здесь мы видим Шаламова уже в Доме престарелых. Шумная публика, читавшая самиздат, называвшая себя «прогрессивным человечеством» не могла и не стремилась понять его. Это о них он сказал эти слова. Он становится для современников почти юродивым. Издревле на Руси юродивые – люди странные, «бОльненькие», со странным поведением, не укладывающимся в рамки привычного. Но это люди всегда - очень мудрые. Их дух как бы на грани познания добра и зла. Или за этой гранью. Они – «над временем». 35. Известны слова Шаламова: «Писатель — судья времени». Он потому судья, что художественными средствами, сообразуясь только с выстраданным глубочайшим знанием жизни, отнюдь не навязываемыми поучениями, он определяет нравственные ориентиры для людей. «Колымские рассказы» воспринимаются часто только как свидетельство очевидца, а это лишь верхний слой сложной философской прозы. Но это сага о трагедии человека XX и XXI века, о нравственном кризисе всей «просвещенной» цивилизации. Заключительная часть. 36. Он сделал свой выбор – остаться таким, каким был от рождения, и не свернул с этого пути. Малодушие или совесть, доброта или жестокость. Выбор за человеком. Шаламов в своих рассказах ясно показал, что бывает с человеком, если он совершает неверный выбор. Если он выбирает зло – жизнь его становится черной, как само зло. Если он выбирает добро – то даже если ему порой очень плохо, добро освещает всю его жизнь до последней минуты. Выбор - это и есть то, что отличает человека от животного. Иногда ты не знаешь, что выбрать. Тогда и нужно вспоминать Шаламова. Писатель дал нам нравственные ориентиры выбора, наша задача - практиковаться. Творить добро. Чтобы в подобных обстоятельствах делать правильный выбор, не задумываясь. 37. «Самостоянье человека, Залог величия его» Шаламов не только сам выстоял, но и рассказал об этом. В этом его писательское, и человеческое величие. 38.

  • Краткая биография В.Т. Шаламова до написания «Колымских рассказов».
  • Система исправительно-трудовых лагерей. Человек в этой системе
  • «Колымские рассказы». Анализ рассказов.
  • Общие закономерности в построении рассказов Шаламова.
  • Шаламов после освобождения.
  • Самостоянье писателя.
  • Заключительная часть.