Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тема футбола в советской прозе




страница1/15
Дата07.06.2018
Размер1.25 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Юрин Павел Андреевич ТЕМА ФУТБОЛА В СОВЕТСКОЙ ПРОЗЕ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА Выпускная квалификационная работа Магистра филологии Научный руководитель: к.ф.н., доц. Гуськов Николай Александрович Рецензент: д.ф.н., проф. Вьюгин Владимир Юрьевич Санкт-Петербург 2017 Оглавление Введение 3 Глава I. Отношение к футболу в советском обществе 11 1.1. Важнейшие события из истории футбола в России и СССР первой половины XX века (краткий исторический очерк) 11 1.2. Футбол в воспоминаниях, дневниках и произведениях советских писателей: pro et contra 15 1.3. Отношение к футболу в рамках проблемы воспитания и ее решение в повестях Н. Огнева и Н. Н. Носова 30 1.4. Краткие выводы 36 Глава II. Образы футболистов и болельщиков в советской прозе первой половины XX века 37 2.1. Вратарь 37 2.1.1. Зарождение концепции «вратарь ‒ защитник нации» в художественной литературе. Образ Володи Макарова в романе Ю. К. Олеши «Зависть» 39 2.1.2. Страдающий вратарь: образ Миши Титичкина в романе А. Б. Мариенгофа «Бритый человек» 52 2.1.3. Развитие концепции «вратарь ‒ защитник нации»: образ Антона Кандидова в романе Л. А. Кассиля «Вратарь Республики» 55 2.1.4. Модификация фигуры вратаря: образ Красавчика в повести А. В. Козачинского «Зеленый фургон» 65 2.1.5. Футбол на фоне войны: образ Андрея Самошина в рассказе Л. А. Кассиля «Состоится при всякой погоде» 69 2.1.6. Переосмысление фигуры вратаря: образ Кости Шишкина в повести Н. Н. Носова «Витя Малеев в школе и дома» 73 2.2. Защитник 76 2.2.1. Образ Миши Борина в романе А. Р. Беляева «Чудесное око» 76 2.2.2. Защитник по чужой воле: образ Васи Манджуры в романе В. П. Беляева «Старая крепость» 79 2.3. Нападающий 81 2.3.1. Образ Геньки Калюжного в романе В. К. Кетлинской «Мужество» 82 2.3.2. Образ Мануэля Руфо в рассказе Л. А. Кассиля «Матч в Валенсии» 84 2.4. Болельщик 87 Заключение 91 Библиография 96 Введение В ранние советские годы особую роль в культурной жизни нашей страны стал играть спорт. «Спорт пропитал общественное сознание советских людей − не только потому, что им заставляли заниматься, но и потому, что он постоянно присутствовал во многих сферах культуры: в литературе, кино, театре, музыке, живописи и скульптуре»1. В 1920 году на III Всероссийском съезде комсомола была принята резолюция, в которой физкультура объявлялась «важной частью коммунистической системы воспитания молодежи, нацеленной на создание гармонично развитой личности, гражданина коммунистического общества»2. Потенциал для развития человека, согласно резолюции, заключался в спорте. Важной вехой в развитии физкультуры и спорта в СССР стало решение о создании системы обязательной военной подготовки (Всевобуча), принятое в марте 1918 года на VII съезде РКП(б) и IV Чрезвычайном съезде Советов. По словам К. С. Есенина, футбольного статистика и аналитика, Всевобуч «популяризировал физкультуру среди широких слоев населения»3. В 1920 году В. И. Ленин подписал декрет об организации в Москве Государственного центрального института физической культуры, в котором обучались первые отечественные специалисты в этой области. В том же году, спустя 27 лет после открытия «Курсов при Санкт-Петербургской биологической лаборатории»4 в Москве был открыт институт физической культуры имени П. Ф. Лесгафта. Большое значение для развития физкультурного движения имело постановление ЦК РКП(б) от 13 июля 1925 года «О задачах партии в области физической культуры» − программный документ, определяющий цели и задачи верховных властей в развитии спорта в СССР. Если до 1918 года физической культурой в основном занимались представители богатых семейств, то в послереволюционный период ситуация меняется. Спорт становится доступен широким массам, распространяется как социальная практика. Вопросы физического воспитания и здоровья активно обсуждаются в периодике: «Если бы понадобилось изобразить символ физической культуры, мы воспроизвели бы Сфинкса, у которого ноги вола, торс льва, крылья орла и голова, конечно, человека. Т. е. освобожденный от эксплоатации человек должен развить в себе мужество и ловкость – как бы львиную, зоркость и мощность полета орлиную при выносливости и трудолюбии вола»5. «Поддержка занятий спортом одновременно и пропагандировалась, и практиковалась как важнейшая часть так называемой культурной жизни советского гражданина»6. В 1920−1930-е гг. в моду входит спортивный костюм − в определенной степени символ нового человека. Распространяется культ здорового тела. Художники и скульпторы отражают образы занимающихся атлетов в своих творениях. Появляются рисунки спортивной тематики А. А. Дейнеки («Футбол» (1924), «Боксер Градополов» (1926), «Игра в мяч» (1932), «Футболист» (1932)), А. Н. Самохвалова («Девушка с ядром» (1933), «Девушка в футболке» (1937)). Одной из самых известных композиций скульптора И. М. Чайкова стали «Футболисты», созданные в 1928 году. Фигуры спортсменов и изображение состязаний появляются во многих кинофильмах первой половины XX века, например, сразу в четырёх картинах, снятых в 1936 г., одновременно с «Олимпией» Л. Рифеншталь: «Строгий юноша», «Концерт Бетховена», «Вратарь», «Случайная встреча». Культ здорового тела, поклонение физическому развитию присутствует и во многих литературных произведениях первой трети XX века. Вот как, в частности, рассуждает о здоровом теле Борька Чертов, главный герой повести В. В. Вересаева «Исанка» (1927): «Это лето для меня какое-то совсем особенное. Как будто у меня только что раскрылись глаза на человеческое тело, как оно может быть прекрасно, как важно, чтоб оно было здорово и прекрасно, и как мало мы об этом думаем»7. В речи героя актуализируется проблема двойственной природы человека, дихотомии тела и души. Решение проблемы также заложено в монологе Чертова: А нужно твердо знать вот что: человек должен постоянно смотреться в зеркало. Если он будет видеть свое тело, ему захочется, чтоб оно стало красивее, мускулистее, здоровее. И лицо свое нужно видеть почаще, чтоб оно было светлое, с ясными глазами, чтобы не было брюзгливых складок в губах. Тело так же действует на душу, как душа на тело. Если будешь ходить прямо, то и поникшая душа выпрямится: если сгонишь угрюмость с губ, она сойдет и с души8. Совершенствование души через тело посредством физических упражнений, игр с мячом, закаливания организма являлось новым в сознании советского общества, так как ранее физическое развитие ниспровергалось, осуждалось и становилось катализатором разнообразных проблем (например, воспитания): «Трудно было убедить общество в той огромной пользе, которую приносит регулярное занятие физической культурой, в том, что умственное развитие должно идти наравне с физическим»9. Если в сознании большинства представителей дореволюционного общества дух безоговорочно довлел над телом, то в 1920‒1930-е годы тело и дух не только уравниваются, но и вступают в отношения взаимовлияния: одно без другого не существует. Значительное повышение интереса к физической культуре и спорту было продиктовано важнейшими событиями в истории России начала XX века. Знаменитый одесский спортсмен, футбольный арбитр Н. Н. Биязи писал: Если до 1917 года физическая культура в России была явлением случайным и никем не руководимым, то теперь физкультура стала носить жизненно-бытовой характер. Октябрьская революция во весь рост поставила вопрос об использовании физической культуры и спорта для укрепления здоровья, продления жизни, повышения трудоспособности и для укрепления боевой мощи страны10. Биязи апеллирует к историческому фону как следствию повышения интереса к физическому развитию человека. Подобная взаимосвязь обсуждалась и в периодике того времени. Вот, например, отрывок из статьи, размещенной в газете «Спортивная неделя» в начале 1915 года: События выдвинули нас на тот рубеж духовного и материального строительства, когда нужны, и в большом количестве, только сильные, здоровые и бодрые, что можно достигнуть только тогда, когда физическое развитие народа будет поставлено на правильном и твердом основании11. В годы Первой Мировой войны, несмотря на демографический кризис, интерес к спорту только возрастал12, а в сплаве духовного и телесного развития просматривалась гармония, способная «приблизить нас к идеалу, к которому стремятся народы с древних времен, если в сознании массы жизнь доминирует над смертью»13. Спорт наравне с кинематографом, радио, телеграфом, транспортом входит в ряд новых для жизни общества рубежа XIX‒XX веков реалий, которые осваивала художественная словесность. Это касается как поэзии, так и прозы, однако если отечественная поэзия уже рассматривалась учеными под углом освоения ею новых явлений, в том числе футбола14, ставшего в начале XX века массовым и наиболее популярным видом спорта в СССР, то в случае с прозой дела обстоят сложнее. Тема нашего диссертационного исследования − футбол в советской прозе первой половины XX века. Предметом настоящей работы является феномен футбольной игры как новая культурная составляющая, входящая в русскую литературу в первой половине XX века. Цель исследования заключается в комплексном анализе прозаических литературных произведений первой половины XX века, в которых затрагивается тема футбола. Основные задачи исследования: 1) отобрать группу прозаических текстов, в которых присутствует тема футбола; 2) проанализировать систему образов персонажей-футболистов и функции каждого игрового амплуа внутри этой системы; 3) выделить основные точки зрения на футбол в советском обществе первой половины XX века и проанализировать их отражение в литературных произведениях; 4) определить роль спортивного эпизода в структуре художественного текста. Объектом нашей диссертационной работы являются литературные произведения первой половины XX века, написанные в СССР, в которых возникает футбольная тематика. Это роман Ю. К. Олеши «Зависть» (1927), повесть Н. Огнева «Дневник Кости Рябцева» (1927), повесть В. В. Вересаева «Исанка» (1928), рассказ П. С. Романова «За этим дело не станет» (1929), роман А. Б. Мариенгофа «Бритый человек» (1930), фельетон И. Ильфа и Е. Петрова «Любители футбола» (1931), роман А. Р. Беляева «Чудесное око» (1935), роман Л. А. Кассиля «Вратарь Республики» (1937) и рассказы «Пекины бутсы» (1935), «Матч в Валенсии» (1939), «Состоится при всякой погоде» (1942), роман В. К. Кетлинской «Мужество» (1938), повесть А. В. Козачинского «Зеленый фургон» (1938), повесть Л. И. Лагина «Старик Хоттабыч» (1938), роман В. П. Беляева «Старая крепость» (1936‒1950), повесть М. М. Зощенко «Перед восходом солнца» (1943), повесть Н. Н. Носова «Витя Малеев в школе и дома» (1951). В нашем исследовании мы придерживаемся синтетического подхода, соединяя принципы формально-структурного и типологического методов, а также рецептивной эстетики. Кроме того, мы считаем необходимым использовать культурологический подход, понимая культуру как знаковую систему. Нас будет интересовать, главным образом, сюжетный, мотивный и персонажный уровень анализа произведений. Методологической базой исследования являются научные труды М. М. Бахтина15, Б. М. Гаспарова16, Ю. М. Лотмана17, В. Я. Проппа18, Б. А. Успенского19, О. М. Фрейденберг20, Й. Хейзинги21, Х.-Р. Яусса22. Подчеркнем, что наша работа носит характер междисциплинарного исследования, в котором литературоведческий аспект сосуществует с культурологическим и историческим. Нельзя сказать, что научный интерес к отражению футбола в советской прозе полностью отсутствует. В последние несколько десятилетий определенное внимание этой теме все же уделяется. Практически все из немногих существующих научных работ написаны с опорой на концепцию сублимации. Таковы работы В. П. Руднева23, А. И. Куляпина и О. А. Скубач24. Психоаналитическая интерпретация игры в футбол сводится к тому, что футбол «воспроизводит половой акт, где нога играет роль фаллоса, мяч − спермы, а ворота − вульвы»25. Нападающий, забивающий гол в ворота соперника, уподоблен мужчине, который обладает женщиной. В этих условиях своеобразная роль отводится вратарю. Голкипер − «это Суперэго, субстанция, мешающая удовлетворению желания, получению удовольствия от забивания гола»26. Других моделей описания художественных текстов на тему футбола на данный момент не предложено, за исключением статьи литературоведа Ю. В. Подковырина27. Как и авторы монографии о футболе в советской поэзии, исследователь выстраивает свою концепцию, работая на материале поэтических текстов. Ученый справедливо указывает на то, что проблема психоаналитического осмысления образов футбола в словесном творчестве заключается «в его однобокости: подчеркивается только одна, не самая существенная, если судить по частоте ее представленности в художественных текстах, сторона явления»28. Подковырин взамен идеи сублимации выделяет четыре ценностно-смысловых особенности футбольной игры. Во-первых, это футбольное поле как особое пространство, нередко сравнивающееся с полем битвы, «изображение его в ракурсе возвышенной (точнее, героической) оценки»29. Во-вторых, это особый характер протекания времени на футбольном поле и на стадионе. В-третьих, это мяч как главный атрибут футбольного инвентаря и игры. В-четвертых, это изображение игроков разных амплуа на футбольном поле: вратарь, защитник, нападающий. Несмотря на наличие определенного числа научных работ о прозаических произведениях, в которых присутствует футбольная тема, следует признать, что на сегодняшний день не существует трудов, аналогичных тому, что был осуществлен литературоведами на материале поэзии. Таким образом, новизна нашего диссертационного исследования заключается в создании научной работы, в которой рассматривались бы в совокупности и взаимосвязи прозаические тексты на тему футбола. Актуальность нашего диссертационного исследования определяется, во-первых, нарастающим интересом литературоведения конца XX‒начала XXI веков к изучению способов освоения художественной литературой новых для общества явлений в отечественной культуре начала XX века, в том числе спорта, а во-вторых, как следствие, необходимостью изучения литературы в контексте истории, взаимным проникновением разных сфер искусства друг в друга, в нашем случае ‒ спорта и литературы. Об изучении словесного творчества в контексте культуры писал, в частности, М. М. Бахтин: «Литература ‒ неотрывная часть культуры, ее нельзя понять вне целостного контекста всей культуры данной эпохи»30. Наше диссертационное исследование состоит из двух глав. Первая посвящена рассмотрению того, как в советском обществе относились к футбольной игре, какие доводы за и против футбола предъявляли носители той или иной точки зрения. Анализ этого аспекта с привлечением обширной мемуарной литературы поможет выявить общие закономерности в отношении советского общества к футболу и − шире − спорту как явлению в культуре в целом. Во второй главе рассмотрена система персонажей-футболистов. Центральным в этой части работы является амплуа вратаря (голкипера), фигура которого имела большое значение в сознании русского советского человека первой половины XX века. Большое внимание также уделено нападающему (форварду), без которого невозможно было бы представить противостояние двух игроков, встречающееся во многих прозаических текстах того времени. Помимо создания системы образов персонажей-футболистов (главной задачи нашего исследования), мы пытаемся ответить на вопрос о роли и функции футбольных эпизодов в каждом отдельно взятом литературном тексте. Цитаты из источников приводятся в соответствии с современными нам нормами орфографии и пунктуации.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

  • Введение