Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тема детства в творчестве Н. В. Гоголя >10. 01. 01 Русская литература




Скачать 211.92 Kb.
Дата21.07.2017
Размер211.92 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи

Хусаинова Оксана Ивановна




Тема детства в творчестве Н.В. Гоголя

10.01.01 – Русская литература




Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Саратов – 2009


Работа выполнена на кафедре общего литературоведения и журналистики Института филологии и журналистики Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

Научный руководитель

доктор филологических наук,

профессор

Валерий Владимирович Прозоров




Официальные оппоненты:

Доктор филологических наук, профессор Адольф Андреевич Демченко,

Кандидат филологических наук, Боровиков Денис Сергеевич.

Ведущая организация Тверской государственный университет.

Защита состоится «24» декабря 20­­­09 г. в 12-00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского (410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83) в XI корпусе.


С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.


Автореферат разослан «7» ноября 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Ю.Н. Борисов

Возрастающий интерес к творчеству Гоголя на рубеже XX – XXI веков явился толчком к появлению основательных трудов, связанных с глубинным проникновением в поэтику его произведений (работы Ю.В. Манна, В.А. Воропаева, А.И. Иваницкого, И.А. Виноградова, В.Ш. Кривоноса, Н.С. Болкуновой (Беляевой), К.М. Захарова, А.Н. Зорина и др.). В последние годы в центре пристального внимания исследователей оказалось изучение архетипов и мифолого-семантического уровня текстов Гоголя. В связи с этим тема детства особенно актуальна, поскольку относится к ряду так называемых вечных тем. Кроме того, у Гоголя она связана с христианской традицией, а именно к этой стороне его творчества в последнее время обращается все больше исследователей (А.Х. Гольденберг, В.И. Виноградов, В.А. Воропаев, Ф.З. Канунова, В.В. Прозоров и др.).

В творчестве Гоголя эта тема является ключевой. Он размышлял о детях и детстве всю жизнь, для Гоголя возвращение человека к его истокам, к детству было единственным путем спасения души. В одной из последних записок, сделанных писателем незадолго до смерти, были слова из Евангелия: «Аще не будете малы, яко дети, не внидете в Царствие Небесное»1. Практически во всех произведениях Гоголя мы встречаем мотивы и образы, связанные с детством. Их появление всегда не случайно. Однако, несмотря на всю значимость темы детства для Гоголя, к последовательному и системному ее исследованию в произведениях писателя специалисты не обращались.

В основу методологии работы положены, прежде всего, принципы имманентного анализа художественного текста. Имманентный – то есть обращенный к внутреннему «составу произведения», пробующий уловить присущие тексту «формирующие силы», пребывающие в его реальных пределах2. А.П. Скафтымов писал: «Только само произведение может за себя говорить. Ход анализа и все заключения его должны имманентно вырастать из самого произведения»3. С помощью метода имманентного анализа предпринята попытка рассмотреть реализацию темы детства в художественной прозе и драматургии Гоголя и, исходя из «состава произведения», определить пути воплощения этой темы в гоголевских сюжетах.

Главная цель исследования – изучить художественные произведения писателя в ракурсе данной темы и приблизиться к пониманию глубинного смысла гоголевских текстов.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Изучить биографию Гоголя и выяснить, как детство писателя отразилось в его художественном творчестве.

2. Рассмотреть эпистолярные произведения Гоголя с точки зрения размышлений автора о детях, о роли детства в жизни людей.

3. Раскрыть семантику ключевых слов, необходимых для данного исследования, опираясь на мировоззренческие ориентиры автора.

4. Изучить образы детей в произведениях Гоголя и выявить смысловые пределы, которые они приобретают в текстах писателя.

5. Обратиться к исследованию проблемы инфантилизма в творчестве Гоголя, проанализировать его произведения с целью выявления инфантильных черт у гоголевских героев, исследовать специфику инфантильных образов, оценить их значение в произведениях писателя.



6. Осмыслить мотивы, связанные с темой детства, изучить внутритекстовую реализацию этих мотивов в произведениях Гоголя.

Объектом внимания были избраны биография писателя, его художественные и эпистолярные произведения, в которых наиболее ярко раскрыта исследуемая тема. Предметом изучения являются формы и способы воплощения темы детства в текстах Гоголя.

Материал исследования – тексты таких художественных циклов, как «Вечера на хуторе близ Диканьки» (рассмотрены повести «Вечер накануне Ивана Купала», «Ночь перед Рождеством», «Страшная месть», «Иван Федорович Шпонька и его тетушка»), «Миргород» (повести «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба»), Петербургские повести («Невский проспект», «Портрет», «Шинель», «Записки сумасшедшего»), а также поэма «Мертвые души». Кроме того, предпринято обращение к текстам драматических («Ревизор», «Женитьба», «Игроки», «Отрывок») и эпистолярных произведений Гоголя.

Научная новизна настоящей диссертации заключается в том, что в литературоведении не существует трудов, посвященных последовательному и системному раскрытию темы детства у Гоголя. В работе определяется значение детских и инфантильных образов в художественном мире писателя, что позволяет приблизиться к пониманию глубинного нравственно-философского смысла его произведений.

Теоретическая значимость исследования связана с системным применением принципов современной мотивологии для выявления ключевых образов и мотивов детства, определения их поэтического смысла и сюжетообразующей роли в художественном мире Гоголя. В теоретическом понимании ответственного для нашей диссертации терминологического словосочетания «тема детства» мы идем вслед за В.Е.Хализевым, относящим наш предмет к числу важнейших «содержательно-смысловых констант литературного творчества»4.

Научно-практическое значение работы обусловлено возможностью использования ее материалов при чтении общих лекционных курсов и разработке спецкурсов по истории русской литературы XIX века на филологических факультетах высших учебных заведений, а также на уроках литературы в средней школе.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

  1. Тема детства – одна из ключевых в творчестве Гоголя; исследование ее реализации в произведениях писателя помогает приблизиться к пониманию их глубинного поэтического смысла, связанного с универсальными мировоззренческими ценностями автора.

  2. Данная тема непосредственно связана с осуществлением ряда важнейших мотивов и образов в произведениях Гоголя, таких как мотив противостояния отцов и детей, мотив сиротства, мотив детства героя, мотив убиенного младенца, мотив детства рассказчика, мотив ребенка, а также важными для Гоголя образами Младенца-Христа, маленьких детей и младенцев, образами взрослых, оставшихся в душе детьми.

  3. В мотивах и образах, связанных с героями-детьми, Гоголь не только отразил свой идеал человеческой личности, но и обратил внимание на слабости и недостатки, которые мешают даже лучшим из людей угадать свое истинное предназначение.

  4. Инфантилизм последовательно рассматривается писателем как одна из серьезнейших социально-психологических проблем русского человека, отрицательно сказывающаяся на становлении личности.

Структура работы: Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Апробация научных результатов. Основные положения диссертации изложены в докладах на научной конференции «Филология и журналистика в начале XXI века», посвященной 100-летию профессора А.П. Бугаенко (Саратов, СГУ, 2008), VI Всероссийской научно-методической конференции памяти В.П. Медведева (Иваново, 2008 г.), Всероссийской конференции молодых ученых «Филология и журналистика в начале XXI века», посвященной 100-летию Саратовского университета (Саратов, СГУ, 2009), в работе спецсеминара «Мир Гоголя» под руководством профессора В.В. Прозорова.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются научная новизна работы, ее цель и задачи, объясняются методология исследования и принцип отбора материала, формулируются основные положения, выносимые на защиту, говорится об апробации научных результатов и возможном дальнейшем их применении. Здесь также рассмотрен вопрос о степени освоения современным литературоведением творческого наследия Гоголя в интересующем нас ключе, а также раскрыта семантика основных понятий диссертационной работы. Во введении предпринято обращение к биографическим материалам, посвященным детству самого писателя. Отдельное внимание уделено изучению писем Гоголя, а также таких произведений писателя, как «Выбранные места из переписки с друзьями», «Размышления о Божественной Литургии», «Авторская исповедь», и нашедшему в них свое отражение авторскому взгляду на ключевые для диссертационного исследования понятия: «детство», «младенчество», «ребенок» и т.д..

В первой главе диссертации «Герои-дети в повестях Н.В. Гоголя» выявлена непосредственная связь темы детства с реализацией ряда устойчивых мотивов и образов, таких как мотив противостояния отцов и детей, мотив сиротства, мотив детства героя, мотив убиенного младенца, мотив ребенка, мотив убийства колдуном младенца, мотив детства рассказчика и др., а также связь с образом Младенца-Христа, образами маленьких детей и младенцев, образами взрослых, оставшихся в душе детьми.

Анализ текстов повестей из сборника «Вечера на хуторе близ Диканьки» позволил сделать вывод о том, что появление на страницах произведений Гоголя детских образов, как правило, ведет за собой серьезные сюжетные превращения. Младенцы объявляются обычно в самые напряженные моменты повествования. Часто реакция ребенка на происходящее предсказывает дальнейшее развитие событий в повести или цикле и передает чувства рассказчика.

Отношение к детям является у писателя показателем присутствия в героях Божьего или дьявольского начала. Детское восприятие тех или иных героев тоже очень значимо. В «Вечерах…» младенцы тянутся к хорошим людям и сторонятся тех, кто скрывает в себе нечто злое, демоническое. В повествовательном плане страшное в упомянутом цикле часто опосредовано восприятием ребенка, например, историю о Басаврюке рассказчик услышал, когда был ребенком, в «Страшной мести» именно дети первыми распознают в приезжем казаке колдуна. Повторяя одну и ту же ситуацию испуга ребенка перед нечистой силой, автор привлекает к теме детства внимание читателя. В работе показано, что мотив детоубийства, присутствующий во многих повестях «Вечеров…», имеет давнюю историю, он широко представлен в древнейших мифах, в фольклорных произведениях. Дети и младенцы у Гоголя оказываются беззащитны перед злом, но их страдания и гибель не остаются безнаказанными.

Важную роль в воплощении интересующей нас темы в сборнике «Вечера на хуторе близ Диканьки» играет мотив противостояния отцов и детей. Противоречия во взаимоотношениях детей и родителей берут начало в детстве человека и нередко продолжают усиливаться в течение жизни. На материале повестей показано, что у Гоголя представители поколения отцов обычно выступают на стороне инфернальных сил и стремятся столкнуть детей, находящихся на пути становления и обретения жизненной позиции, на неправильную дорогу (примерами могут служить взаимоотношения Солохи и Вакулы, Коржа и Пидорки, Колдуна и Катерины, Василисы Кашпоровны и Шпоньки и др.).

В сюжетах повестей «Страшная месть», «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» реализован один из древнейших мотивов – мотив детства героя. Многие произведения, в том числе и фольклорные, немыслимы без него. Изучение текстов повестей позволило сделать вывод о том, что, раскрывая внутренний мир своих героев, Гоголь нередко ищет причины появления их характерных особенностей в событиях, пережитых в детстве. Для Гоголя этот мотив с течением времени приобретал все большее значение. Уже в «Страшной мести» именно через обращение к детству главного героя повести – колдуна – автор пытается объяснить причины его поступков. Но в «Страшной мести» это описание уместилось в нескольких строках, рассказ же о детстве Ивана Федоровича Шпоньки занимает больше двух страниц, значение этого периода в жизни героя Гоголь подчеркивает. Мотив детства героя станет одним из важнейших и в поэме «Мертвые души».

В разделе, посвященном «Миргороду», рассмотрены две повести – «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба». В обеих повестях «Миргорода» мотивы, соотносимые с темой детства, реализуются на сюжетно-фабульном уровне и связаны с кульминацией произведения. Образы детей, младенцев появляются в особо напряженных моментах повествования: в момент похорон Пульхерии Ивановны, во время массовых казней в польских городах. Детская реакция на происходящее является отражением чувств рассказчика. Его сострадание всегда обращено к детям.

Анализ текста повести «Старосветские помещики» позволил сделать вывод о том, что мир, в котором живут Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна, отождествляется в произведении с миром детства повествователя, неким «потерянным раем», в который рассказчик стремится вернуться. Образ повествователя максимально приближен к образу автора. Миргород, страна детства Гоголя, в повести противопоставлен Петербургу с бушующими в нем страстями, желаниями и неспокойными порождениями «злого духа».

Товстогубы относятся к характерному для Гоголя типу героев-детей, пожилых, но оставшихся в душе младенцами. В их образах выявлены сакральные приметы, присущие детям – кротость, простота, чистота, доброта, бесхитростность. Однако в работе отмечено, что, открывая перед читателем лучшие человеческие качества героев, писатель не утаивает и их недостатки, инфантильные черты, присутствие которых и послужило причиной их гибели.

В повести «Тарас Бульба» взаимоотношения отцов и детей оказываются в центре авторского внимания. Мотив противостояния детей и родителей и мотив детоубийства – важнейшие мотивы в повести. В диссертации доказано, что отношение автора к героям, к конфликту между Тарасом Бульбой и его сыновьями неоднозначно. Образы страдающих и убитых младенцев, а также Божьей Матери, которые встречаются в повести исключительно среди иноверцев-католиков, гибнущих от руки казаков, подрывают утвердившееся представление о Гоголе как певце идеалов и отваги запорожцев. Изображения сцен насилия над детьми и их матерями, оставленные без внимания многими исследователями, служат доказательством того, что отношение писателя к событиям, описанным в повести, намного сложнее. Появление в редакции 1842 года образов убитых младенцев в осажденных казаками городах не случайно. Постоянное, стойкое желание Гоголя ценить и перенимать хорошее у разных народов помогло писателю сформировать свой взгляд на другую культуру и веру. Это сочетание патриотизма и человеколюбия по отношению к другим народам отчетливо проявляется в повести. Детские образы и образы страдающих матерей приближают нас к пониманию авторского отношения к героям и того универсального поэтического смысла, который Гоголь вкладывал в свое произведение.

Изучение текстов Петербургских повестей позволило выявить важнейшие мотивы, связанные с темой детства: мотив ребенка, мотив сиротства, мотив безбрачия и др. Главные герои повестей относятся к характерному для Гоголя типу взрослого героя-ребенка. В работе показано, что каждый из них проходит путь от душевного покоя, удовлетворенности своей жизнью и радости от выполняемого труда к искушению, которому неминуемо должны подвергаться герои в гоголевском Петербурге. В характерах этих героев кроме положительных детских качеств присутствуют и отрицательные, инфантильные, поэтому они не выдерживают испытания, теряют детскую чистоту и погибают, причем, погибают и физически, и духовно. Исключениями можно считать судьбу Поприщина, в самом конце жизни вернувшегося к своей наивной и беззащитной детской природе, и пример живописца из второй части «Портрета», написавшего портрет Божественного Младенца. А это, по Гоголю, говорит об обретении художником сакральных черт и делает его образ максимально приближенным к образу Младенца-Христа.

Анализ образов взрослых героев-детей позволил отметить особое отношение Гоголя к проявлениям детского во взрослом человеке. В Петербургских повестях детские черты в образах взрослых – самое ценное, что в них есть, это некая Божья искра, придающая человеку удивительное своеобразие, отличающее его от толпы. Утрата детской чистоты, простоты и безмятежности может привести к духовному падению и смерти. Столкновение с соблазнами и искушениями рождают в героях «суетные побуждения», способные лишить их лучших детских качеств, увести навсегда от своего истинного предназначения. Примеры тому – истории Пискарева, Чарткова, Башмачкина. В работе доказано, что взрослые герои-дети имеют огромные возможности как для духовного падения, вплоть до полной одержимости, так и для нового рождения, возвышения и приближения к познанию святости Младенца-Христа.

Вторая глава диссертации «Детское и взрослое в драматических произведениях Гоголя и в поэме “Мертвые души”» открывается разделом, посвященным изучению «Ревизора», «Женитьбы», «Игроков» и «Отрывка».

В «Ревизоре» автор рассматривает детскость взрослого человека и в несколько ином ракурсе. Детскость выступает как незрелость (инфантилизм) личности, подается как причина многих человеческих пороков, ведущая к безответственному отношению к своей жизни, душе, к своим ближним. Автор выставляет напоказ людские пороки и отделяет плохое от хорошего в человеческой душе. На примере взрослых «детей» особенно заметно и то, и другое. Гоголь считал, что жизнь, «которую привыкли мы почитать за комедию», может закончиться трагедией, если относиться к ней безответственно и легкомысленно. В диссертации сделан вывод о том, что для писателя сохранение детских качеств в человеке было не только положительным явлением, но и, безусловно, отрицательным, если речь шла о негативных, инфантильных характеристиках, что и отразилось в «Ревизоре», в некоторых повестях, в духовной прозе.

В образах Подколесина («Женитьба») и Михаила Андреевича («Отрывок») выявлены важные особенности гоголевского взрослого героя-ребенка. Оба произведения были созданы в одни и те же годы: над «Женитьбой» писатель работал с 1833 по 1842 год, драматические отрывки оформлены в самостоятельные пьесы в 1842 году, поэтому создание образов Михаила Андреевича и Подколесина шло параллельно. Предпринятое сопоставление этих образов помогло выявить специфику гоголевского типа взрослого героя-ребенка. Это не никчемный, безвольный, забитый герой. У него есть искренность, самобытность, простодушие и прямота, свойственные детям, а эти приметы характера побуждают относиться к таким героям сочувственно. Подколесин служит примером человека, который смог обрести счастье и гармонию. Для Гоголя это возможно, если остаться в душе ребенком, сохранив то ценное, что есть в детской душе – чистоту и безмятежность, противостоящие всеобщей суете и лживости.

В работе предпринята попытка приблизиться к пониманию авторского отношения к сохранению детских качеств во взрослом человеке. Легко ли для взрослого человека быть похожим на ребенка? Делает ли это его счастливым или глубоко несчастным? В самом христианском взгляде на младенца, в стремлении уподобиться детям есть сложность, которую Гоголь отразил в своей духовной прозе и художественных произведениях. С одной стороны, писатель считал важным сохранить детские черты и избежать душевной старости и черствости, с другой стороны, предупреждал о необходимости взросления и развития как личности. Герои-дети у Гоголя, как правило, умеют лишь сохранять детское, но не могут развиваться, духовно взрослеть и преодолевать в себе инфантильное. В диссертации показано, что именно эта черта является причиной их страданий. Например, Подколесин – один из самых «благополучных» героев Гоголя. Он ни на что не жалуется и, по-видимому, вполне доволен своей жизнью. Но и Подколесина его инфантильные свойства (несамостоятельность в принятии решений, робость) заставляют испытывать неприятные минуты, когда он совершает под давлением Кочкарева поступки, которые ему не по душе.

В драматических произведениях обращение к теме детства делается Гоголем неявно, незаметно. Только размышления над особенностями образов героев позволяют заметить в них детские черты и осознать, что события, описанные в пьесах, не могли бы произойти с другими, не инфантильными героями.

Наблюдение за мотивами, связанными с темой детства, позволило сделать вывод об особой важности мотива противостояния отцов и детей в драматических произведениях Гоголя. В «Ревизоре» конфликт с отцом служит причиной, по которой Хлестаков оказывается в уездном городе, а затем безнаказанно уезжает. В «Женитьбе» на протяжении всей пьесы нарастают противоречия во взаимоотношениях простодушного героя-ребенка Подколесина и Кочкарева, пожелавшего играть роль его суетного наставника-отца. Именно давление Кочкарева как «родителя» приводит к сватовству героя, а неподчинение «родительской» власти, отказ Подколесина жениться и его побег совпадают с кульминацией произведения. Похожую схему мы встречаем в «Отрывке» (мать стремится склонить героя-ребенка к женитьбе, а он пытается избежать навязываемого ему брака). В «Игроках» мотив противостояния отцов и детей реализован не так явно. Он выполняет сюжетообразующую функцию во «внутренней» пьесе, которую сочинил Утешительный, а разыграли игроки, исполнившие роли Александра Глова и его отца.

Во втором разделе второй главы исследуется реализация темы детства в первом и втором томах «Мертвых душ». Многие писатели XVIII века (Г. Филдинг, Л. Стерн, А. Лесаж и др.), раскрывая характеры своих героев, обращались к обстоятельствам их детства и юности. Гоголь следует этой традиции, подробно описывая начало жизненного пути героя. На примере Чичикова автор открывает читателю свой взгляд на ребенка как на невинное, чистое, но очень восприимчивое к чужому примеру создание. Впечатления, вынесенные из детства, настолько важны, по Гоголю, что могут повлиять на всю жизнь. Например, основной целью человека может стать желание избежать страданий, которые он перенес в ту пору, и оградить от этого своих детей. Так, особенной заботой Чичикова, испытавшего трудности голодного детства, было переживание за благосостояние своих потомков.

Гоголь показывает читателю, что ради благополучия детей герои могут пойти против голоса своей совести. В работе проводится параллель между судьбой Чичикова и примерами Подколесина и Шпоньки, которые выбирают иной, и, с точки зрения Гоголя, более возвышенный путь, путь безбрачия и сохранения в себе детской натуры. Отказ от брака и продолжения рода – это один из способов не только избежать житейских забот и тревог, но и уклониться от вечно продолжающегося, переходящего из поколения в поколение конфликта отцов и детей, в который оказываются вовлечены многие герои Гоголя. В первом томе «Мертвых душ» описано несколько проблемных ситуаций такого рода. Это и взаимоотношения между Чичиковым и его отцом, между Ноздревым и его детьми, между Плюшкиным и его сыном и дочерью и др.

Интересно то, что, хотя герои Гоголя и испытывают разочарования в детях и вынуждены ради них вести не вполне порядочный образ жизни, писатель, тем не менее, пытается показать, что решение Подколесина не вступать в брак, остаться холостым и бездетным не является однозначно правильным. Судьба Плюшкина – лучшее тому подтверждение. Лишившись жены, изгнав из своей жизни детей, герой не стал счастливым. Для Плюшкина его одиночество оборачивается не возвышением и совершенствованием души, а бесцельностью существования и постепенным духовным угасанием и падением.

Изучение детских образов первого тома «Мертвых душ» позволило сделать вывод об особом их значении в поэме. Среди взрослых с мертвыми душами они единственные живые существа, вызывающие симпатию автора. Образы детей в произведении отличаются от образов взрослых своей естественностью, искренностью.

Большинство детей, описанных в поэме, не из богатых семей помещиков, а из бедноты. Здесь и мальчишки «в замаранных рубашках», просящие милостыню у Чичикова, и девочка Пелагея из имения Коробочки. Гоголь подчеркивает простоту и наивность Пелагеи – она не знает, где поворот направо, где налево, для нее большое счастье посидеть на козлах брички Чичикова. С симпатией описан автором и мальчик Прошка из имения Плюшкина, который расстраивает барина своим завидным аппетитом. Автором подчеркивается простота детей и их желаний.

В описании образов Фемистоклюса и Алкида, детей Манилова, много комических черт. Их дурное поведение за столом и обычные детские забавы контрастируют с подчеркнуто возвышенным стилем беседы родителей. Своей непосредственностью Фемистоклюс и Алкид выделяются на фоне искусственности их родителей, которые, может быть, и хотели бы воспитать детей такими же «возвышенными», как они сами, но не могут. Контрастом поведению Фемистоклюса, который кусает брата за ухо, и Алкида, со слезами грызущего баранью кость, является подчеркнуто неискренняя реакция их учителя на происходящее за семейным столом. Поведение детей во время обеда выглядит намного более естественным, чем поведение взрослых. Они не стремятся играть роли примерных сыновей, между братьями существуют обычные детские отношения, своя жизнь, которая не прекращается ни на минуту.

На особое значение темы детства в глубинном смысле «Мертвых душ» указывает то, что в самом начале VI главы, как раз перед описанием въезда Чичикова в имение Плюшкина, Гоголь помещает лирическое отступление о детстве и юности. Этот отрывок оказывается в центре поэмы и предваряет знакомство читателя с очень важным для Гоголя героем (ведь именно Плюшкин, по словам Гоголя, способен в дальнейшем к духовному возрождению). Тоска рассказчика по свежести детства и юности не случайно возникает перед рассказом о Плюшкине. Это отражение тоски Гоголя по тому великому, что скрыто в людях, по высокому предназначению человека. Взгляд ребенка любопытен, открыт миру, готов к тому, чтобы видеть и принимать, но со временем это любопытство исчезает, мир перестает быть удивительным и ярким, он гаснет, человек больше не стремится познать его, а значит, перестает развиваться.

Идея возвращения к детской чистоте, открытости, искренности как единственно возможному способу избежать духовной старости и смерти раскрывается Гоголем в «Мертвых душах» откровенно и прямо. Еще в ранневизантийской литературе авторы нередко размышляли о важности сохранения черт младенчества в старости. Гоголь в «Мертвых душах» продолжает эту давнюю литературную традицию. Он видит путь спасения и исцеления души в уподоблении ребенку, в возвращении к детскому взгляду на мир. Рассказом о детстве Чичикова заканчивается первый том, но именно с этого момента и начинается путь к спасению, которым Гоголь и намеревается повести своего героя.

В параграфе, посвященном изучению воплощения темы детства во втором томе «Мертвых душ», особое внимание уделено гоголевской концепции правильного воспитания как способа преодоления одной из серьезнейших проблем русского человека – проблемы инфантилизма. Гоголь видит причину этого явления в отсутствии правильного воспитания и приводит пример уникального, идеального, с его точки зрения, метода подготовки детей к взрослой жизни. Один из важнейших его принципов – укрепление воли человека. На заключительном этапе обучения воспитанников искоренялись инфантильные черты в человеке, ребенок должен был пройти путь взросления. Наставник стремился подготовить ученика к жизненным трудностям, научить его преодолевать любые препятствия на пути к цели. На примере Тентетникова, не успевшего пройти этого заключительного этапа воспитания, Гоголь раскрывает свое понимание проблемы инфантилизма.

В поэме Тентетникову противопоставлен Костанжогло, который не случайно «был не совсем русский». В Костанжогло совершенно отсутствуют инфантильные черты, присущие многим русским гоголевским помещикам. Он представляет собой яркий пример духовно взрослого человека, ответственно и серьезно относящегося и к своим поступкам, и к поступкам окружающих.

Но не только Костанжогло является в поэме примером духовной зрелости. Интересно, что Улинька, хотя и относится к типу взрослого героя-ребенка, сохраняет в себе положительные детские черты и практически не обнаруживает инфантильные. Автор подчеркивает, что ее воспитывали не родители, а англичанка-гувернантка, не знавшая ни слова по-русски. Очевидно, что принципы, в соответствии с которыми она воспитывалась, были заимствованы из другой культуры. Здесь прослеживается параллель с Костанжогло, чье «нерусское» происхождение позволяет предположить, что воспитывался он тоже по каким-то иным принципам, отличным от общепринятых в отечестве. В работе делается вывод о том, что именно в проблеме инфантилизма Гоголь видел причину многих бедствий своей родной страны.

Поэтическая мысль о важности воспитания и ответственности родителей за будущее своих детей – одна из важнейших в поэме. На примере Чичикова и Тентетникова автор показывает, что воспитание, которое человек получит в детстве, во многом определит ту дорогу, по которой он пойдет. Но плохой пример, отсутствие правильного воспитания, по Гоголю, – не приговор, всегда можно вспомнить чистые детские порывы, намерения и осуществить то, для чего был рожден, к чему чувствовал призвание. Гоголь открывает читателю свое желание и призыв – вернуться к детскому состоянию души, возродить в себе детские чувства и стремления.

Анализ текстов первого и второго тома «Мертвых душ» позволил сделать вывод о том, что тема детства имеет ключевое значение в поэме. Автор ведет своих героев (Чичикова, Тентетникова, Плюшкина) одной дорогой – от душевной старости и мертвенности к духовному возрождению, которое невозможно, по Гоголю, без обращения к детству. В диссертации показано, что данная тема в поэме раскрывается сразу в нескольких аспектах. Она затрагивается в связи с мотивом неприязни отцов и детей, мотивами детства рассказчика и главного героя произведения. Автор связывает в поэме тему детства с темами старости, смерти и Страшного суда, подводя читателя к размышлениям о глубинном смысле произведения – о жизни и смерти человеческой души, о возможности ее возрождения и спасения.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, намечаются наиболее перспективные направления дальнейшего изучения темы: наблюдения над реализацией мотивов и образов, связанных с темой детства, в произведениях других писателей XIX века, по-разному переживших влияние творчества Н.В. Гоголя (Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, М.Е. Салтыкова-Щедрина, А.Н. Островского и др.). Попытка выявить их отношение к детям и детству в сопоставлении с гоголевской позицией может оказаться весьма плодотворной.


Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:



1. Хусаинова, О.И. Тема детства в эпистолярном наследии Н.В. Гоголя / О.И. Хусаинова // Известия Российского государственного педагогического ун-та им. А.И. Герцена. № 20 (49): Аспирантские тетради: Научный журнал. – СПб., 2007. – С. 234–240. (Издание включено в перечень, рекомендуемый ВАК РФ)

2. Хусаинова, О.И. Детское начало во взрослой жизни Н.В. Гоголя / О.И. Хусаинова // Культура. Язык. Словесность: сб. науч. работ молодых ученых. – Саратов: ИЦ «Наука», 2008. – Вып. 2. – С. 70–80.

3. Хусаинова, О. И. Инфантильный герой в повести Н. В. Гоголя «Иван Федорович Шпонька и его тетушка» / О.И. Хусаинова // Культура. Язык. Словесность : сб. науч. работ молодых ученых. – Саратов: ИЦ «Наука», 2008. – Вып. 2. – С. 80–86.

4. Хусаинова, О.И. Тарас и Андрий: Конфликт между отцом и сыном в повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» / О. И. Хусаинова // Культура. Язык. Словесность : сб. науч. работ молодых ученых. – Саратов: ИЦ «Наука», 2008. – Вып. 2. – С. 86–95.

5. Хусаинова, О.И. Инфантильный герой в комедии Н.В. Гоголя «Женитьба» / О.И. Хусаинова // Литература и личность: методический и литературоведческий аспекты : сб. науч.-метод. ст.: в 2 ч. – Иваново : Ивановский гос. ун-т, 2008. – Ч. 1. – С. 37–43.

6. Хусаинова, О.И. Герой-ребенок в повести Н.В. Гоголя «Шинель» / О.И. Хусаинова // Филологические этюды: сб. науч. ст. молодых ученых: в 3 ч. – Саратов: ИЦ «Наука», 2009. – Вып. 12, ч. I–II. – С. 53–59.




1 Гоголь Н.В. Духовная проза. – М.: Русская книга, 1992. – С. 443.

2 Скафтымов А.П. «Тематическая композиция романа «Идиот» // Скафтымов А.П. Поэтика художественного произведения. – М.: Высшая школа, 2007. – С. 133.


3 Скафтымов А.П. К вопросу о соотношении теоретического и исторического рассмотрения в истории литературы // Скафтымов А.П. Поэтика художественного произведения. – М.: Высшая школа, 2007. – С. 27.

4 Хализев В.Е. Теория литературы. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Академия, 2009. – С. 33. См. также: Хализев В.Е. Значение термина «тема»; Вечные темы // Там же. С. 84-87.





  • Официальные оппоненты
  • Объектом
  • Теоретическая значимость
  • Научно-практическое значение
  • Основные положения диссертации, выносимые на защиту
  • Структура работы
  • Основное содержание работы Во введении