Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Таксисная конструкция с единицей в бытность в современном русском языке




Скачать 458.39 Kb.
страница1/3
Дата15.05.2017
Размер458.39 Kb.
ТипКурсовая
  1   2   3


Санкт-Петербургский государственный университет

Филологический факультет

Кафедра общего языкознания

Таксисная конструкция с единицей в бытность в современном русском языке
Курсовая работа

студентки 2-ого курса

отделения теории языкознания

Крапивиной Ксении Андреевны

Научный руководитель:

В.С. Храковский

Санкт-Петербург

2007 год


СОДЕРЖАНИЕ
1. Введение…………………………………………………………………………………..3

2. О категории таксиса

2.1. Категория таксиса в работах Р.О. Якобсона и других исследователей………4

2.2. Определение таксиса. Зависимая и опорная таксисные формы. Типы временных отношений: предшествование, одновременность, следование..6

2.3. Категория таксиса в современном русском языке……………………………..9

2.3.1. Сложноподчиненные предложения с временными придаточными…..9

2.3.2. Конструкции с деепричастными оборотами…………………………..10

2.3.3. Конструкции с предикатными именами……………………………….11

3. Анализ конструкции с единицей в бытность

3.1. Место конструкции среди таксисных конструкций русского языка………..12

3.2. Опорная форма конструкции…………………………………………………..13

3.3. Отнесенность к прошлому. «Плюсквамперфектность»……………………...16

3.4. Характер одновременности…………………………………………………….17

3.5. Выражение субъекта……………………………………………………………19

3.6. Значение конструкции………………………………………………………….24

4. О слове бытность в русском языке

4.1. Употребления слова бытность в современном русском языке…………….28

4.2. Происхождение и история слова бытность………………………………….29

5. Заключение……………………………………………………………………………..31

6. Библиография………………………………………………………………………….32

1. ВВЕДЕНИЕ
Категория таксиса в целом и в русском языке в частности представляется достаточно хорошо исследованной1, однако уже более трех веков в русском языке существует конструкция, до сих пор не изучавшаяся. Это конструкция, которую можно проиллюстрировать следующими примерами, отражающими стандартные варианты ее употребления:
(1) Несмотря на то, что в бытность свою провиантмейстером Грустилов довольно ловко утаивал казенные деньги, административная опытность его не была ни глубока, ни многостороння. [М.Е. Салтыков-Щедрин. История одного города (1869–1870)] (НКРЯ)2

(2) Так, в бытность мою в Париже, вид смертной казни обличил мне шаткость моего суеверия прогресса. [Л.Н. Толстой. Исповедь (1882)] (НКРЯ)


Данная конструкция относительно редко встречается в текстах (в «Национальном корпусе русского языка» зафиксировано всего 336 случаев ее употребления при общем объеме корпуса в 120 млн. словоупотреблений), однако обладает целым рядом уникальных свойств.

Целью настоящей работы является изучение этой конструкции и ее особенностей и определение ее места среди других таксисных конструкций русского языка. Однако, прежде чем приступать собственно к анализу, мы считаем необходимым уточнить наше понимание категории таксиса и кратко охарактеризовать основные стандартные таксисные конструкции русского языка.


2. О КАТЕГОРИИ ТАКСИСА
2.1. Категория таксиса в работах Р.О. Якобсона и других исследователей
В работе Р.О. Якобсона "Shifters, Verbal Categories and the Russian Verb" [Jakobson 1957]3, в которой впервые вводится сам термин таксис (taxis)4, категория таксиса описывается следующим образом: "Таксис характеризует сообщаемый факт по отношению к другому сообщаемому факту и безотносительно к факту сообщения" [Якобсон 1972: 101]. В соответствии с этим выделяются два ряда форм: формы зависимого таксиса, которые собственно и характеризуют сообщаемый факт относительно другого (главного) сообщаемого факта (и соответственно не могут выступать в тексте сами по себе), и формы независимого таксиса, соотносящие главный сообщаемый факт с фактом сообщения.

В современных лингвистических работах встречаются две различные трактовки таксиса: широкая и узкая (в статье [Храковский 2003] они называются также асемантической и семантической соответственно); в основополагающей статье Р.О. Якобсона представлены обе эти трактовки: широкая ― в рамках общего описания категории таксиса, узкая ― при рассмотрении таксиса как одной из глагольных категорий русского языка.


Описывая таксис как одну из грамматических глагольных категорий, Р.О. Якобсон упоминает зависимый таксис в нивхском языке, способный выражать такие типы отношений к независимому глаголу, как одновременность, предшествование, прерывание, уступительная связь и т.п. [Якобсон 1972: 101] Значения эти настолько разнообразны, что, как отмечает В.С. Храковский, их не принято объединять в одну грамматическую категорию за отсутствием на то семантических оснований [Храковский 2003: 33]. По этой причине такая ― широкая ― трактовка таксиса и может быть названа асемантической, т.е. описывающей таксис как категорию, лишенную семантической специфики.

Следуя в своем описании нефинитных форм нивхского глагола за Р.О. Якобсоном, широкой трактовки таксиса придерживаются авторы работы [Недялков, Отаина 1987], в которой все деепричастия нивхского языка (т.е. не только выражающие значение предшествования, следования и одновременности, но и, например, обстоятельственные деепричастия со значениями причины, цели, условия, уступки и сослагательности) рассматриваются как формы зависимого таксиса.


Узкая трактовка таксиса у Р.О. Якобсона представлена при описании зависимого (выраженного деепричастием и указывающего на En, сопутствующее другому, главному En 5 [Якобсон 1972: 106]) таксиса в русском языке: "При зависимом таксисе категория времени сама выступает в функции таксиса: она выражает временнóе отношение к главному En, а не к Es, как это имеет место при независимом таксисе. Соотношение прошедшего и настоящего времени превращается в противопоставление, которое, пользуясь терминологией Уорфа, можно назвать противопоставлением временнóго интервала (sequential) и контакта (concursive)" [Якобсон 1972: 106-107].

Узкая трактовка приравнивает таксис к относительному времени ― категории, близкой в семантическом плане категории собственно времени («абсолютного» времени) [Плунгян 2003: 271], но в отличие от последней имеющей в качестве временнóго дейктического центра не момент речи, а какой-либо иной момент, зафиксированный некоторыми языковыми средствами [Бондарко 1999: 85]. Категория относительного времени давно известна в грамматической традиции: во многих языках есть временные формы, которые соотносят выражаемые действия с моментом совершения действий, выражаемых другими временными формами [Храковский 2003: 33]. Так, формами относительного времени являются, например, формы Future in the Past в английском языке и futur dans le passé во французском [Касевич 2006: 551]. В русском языке в рамках финитных глагольных форм существует абсолютное и относительное употребление времен, т.е. одни и те же формы выступают то в абсолютном, то в относительном употреблении (ср. Он вернет деньги и Он обещал, что вернет) [Бондарко 1999: 85].

В понимании Л. Теньера категория относительного времени, называемая им категорией временной последовательности (sécution), или категорией следования, «отражает порядок следования процессов, т.е. она определяет, предшествует ли данный процесс другому, следует за ним или сопутствует ему» [Теньер 1988: 446]. Такой же трактовки придерживается и И.А. Мельчук, включающий в категорию относительного времени три граммемы: одновременность, предшествование и следование. Важно отметить, что И.А. Мельчук полностью отождествляет термины относительное время и таксис, и не использует в своих работах последний лишь в связи с «ограниченным характером его употребления» [Мельчук 1998: 69].

Сам же Р.О. Якобсон не отождествлял эти два термина. Давая характеристику категории, обозначаемой как EnEn (т.е. одной из двух категорий, характеризующих описываемый объект через отношение к другим описываемым объектам6), Р.О. Якобсон пишет: "У этой категории нет стандартного названия; термины типа "относительное время" определяют лишь одну из ее разновидностей" [Якобсон 1972: 101].

Промежуточное положение между широким и узким пониманием таксиса занимает трактовка А.В. Бондарко, который включает в «ядро семантики таксиса» значения одновременности/разновременности (предшествования, следования), однако отмечает, что семантика таксиса не может быть сведена только к этим значениям [Бондарко 1987: 235]. А.В. Бондарко пишет, что «семантика таксиса представляет собой временные отношения между действиями в рамках целостного периода времени, всегда сопряженные с аспектуальной характеристикой компонентов выраженного в высказывании полипредикативного комплекса и реализуемого как: а) отношения одновременности/разновременности (предшествования — следования); б) отнесенность действий к одному и тому же периоду времени при неактуализованности различия одновременности/разновременности; в) связь действий во времени в сочетании со значениями обусловленности (значения условия, причины, следствия, цели, уступки, обусловленности времени одного действия временем другого), модальными значениями и значениями характеризации» [Бондарко 1987: 237].
2.2. Определение таксиса. Зависимая и опорная таксисные формы. Типы временных отношений: предшествование, одновременность, следование
В нашей работе мы придерживаемся определения таксиса, изложенного в работе [Храковский 2003]. В соответствии с ним следует характеризовать таксис как «категорию, которая реализуется в бипредикативных (и шире полипредикативных) конструкциях, где грамматическими средствами маркируется временная локализация (одновременность/неодновременность: предшествование/следование) одной ситуации P1 относительно другой ситуации P2, чья временная локализация характеризуется относительно времени речи, т.е. независимо от какой-либо ещё ситуации Pn7» [Храковский 2003: 37].

Ситуации P1 и P2 прототипически представлены глагольными формами, которые составляют таксисную пару. Одна из форм этой пары – синтаксически зависимая – обозначает ситуацию P1, которая ориентирована относительно ситуации P2, а другая форма – опорная (прототипически независимая) обозначает ситуацию P2, которая служит временным ориентиром для ситуации P18 [Храковский 2003: 38].

Исходя из того, что глагольные формы в принципе делятся на финитные и нефинитные, В.С. Храковский приводит следующую таблицу, демонстрирующую возможные их сочетания в таксисной паре:





Зависимая форма

Опорная форма




1.

нефинитная форма

финитная форма



2.

нефинитная форма

нефинитная форма



3.

финитная форма

финитная форма



4.

финитная форма

нефинитная форма

-

табл. 1
Важно отметить, что вторая из указанных комбинаций, т.е. таксисная пара, в которой обе таксисных формы — опорная и зависимая — представлены нефинитными глагольными формами, относится к числу периферийных и возможна лишь в полипредикативных конструкциях, где опорная таксисная форма одновременно является зависимой по отношению к другой опорной форме, в роли которой выступает уже финитная глагольная форма [Храковский 2003: 40].

Рассматривая значения, свойственные категории таксиса, следует прежде всего говорить о трех основных значениях: одновременности, предшествования и следования. В случае предшествования синтаксически зависимая таксисная форма обозначает ситуацию P1, которая ориентирована относительно хронологически следующей за ней ситуации P2, выражаемой опорной, синтаксически независимой глагольной формой; в случае одновременности зависимая таксисная форма обозначает ситуацию P1, которая ориентирована относительно хронологически одновременной с ней ситуации P2, выражаемой опорной формой; в случае следования зависимая таксисная форма обозначает ситуацию P1, которая ориентирована относительно хронологически предшествующей ей ситуации P2, выражаемой опорной формой [Храковский 2003: 42].

Однако возможна дальнейшая субкатегоризация таксисных значений, при которой в каждом из основных значений выделяется по три частных в зависимости от того, как именно соотносятся во времени ситуации, выраженные опорной и зависимой формами. В статье [Храковский 2003] приводится заимствованная в несколько измененном виде из работы [Мальчуков 2001] шкала таксисных значений, отражающая такие частные таксисные значения:


дист.

конт.

прер.

непол.

пол.

непол.

прер.

конт.

дист.

предшествование

одновременность

следование

табл. 2
Таким образом, в рамках общего значения предшествования выделяется:

- дистантное предшествование (ситуация P2 следует за ситуацией P1 через какой-то интервал после ее естественного завершения),

- контактное предшествование (ситуация P2 следует непосредственно за ситуацией P1 после ее естественного завершения) и

- прерываемое предшествование (ситуация P2 следует за ситуацией P1, прерывая ее).

Значение одновременности делится на:

- неполную одновременность1 (ситуация P2 локализуется в рамках временного периода, занимаемого ситуацией P1),

- полную одновременность (ситуация P1 занимает тот же временной период, что и ситуация P2) и

- неполную одновременность2 (ситуация P1 локализуется в рамках временного периода, занимаемого ситуацией P2).

Значение следования может быть представлено в виде:

- прерывающего следования (ситуация P1 следует за ситуацией P2, прерывая ее),

- контактного следования (ситуация P1 следует непосредственно за ситуацией P2 после ее естественного завершения) и

- дистантного следования (ситуация P1 следует за ситуацией P2 через какой-то интервал после ее естественного завершения) [Храковский 2003: 42-43].


2.3. Категория таксиса в современном русском языке
Стандартные таксисные конструкции русского языка с формальной точки зрения можно разделить на три группы9:
А) конструкции, где зависимая форма представлена финитным глаголом, а зависимая часть вводится при помощи временного союза; такие конструкции представляют собой сложноподчиненные предложения с придаточными времени;

Б) конструкции, где в зависимой части употребляется деепричастие; эти конструкции оформляются как предложения, осложненные деепричастными оборотами;

В) конструкции, где в зависимой части употребляется отглагольное (или неглагольное) предикатное имя, вводимое временным предлогом.
В русском языке существуют также периферийные конструкции, в которых таксисные значения выражаются инфинитивом и причастиями (о них см., например, [Козинцева 2001]), однако в настоящей работе они не рассматриваются.

2.3.1. Сложноподчиненные предложения с временными придаточными
Как мы уже отмечали выше, сложноподчиненные предложения с временными придаточными представляют собой таксисные конструкции, в которых и в главной, и в зависимой частях употребляются финитные формы глагола, имеющие абсолютное временное отнесение, а таксисное значение конструкции определяется союзом, соединяющим части предложения, ср. отношение одновременности в (3а), предшествования в (3б) и следования в (3в):
(3а) Когда я вошел в избу, она лежала на русской печи, тут же, у входа, накрытая неопределенным темным тряпьем, таким бесценным в жизни рабочего человека. [А.И.Солженицын]

(3б) В тот же день, после того как она отдохнула, Джулия встала, накрасилась немного сильней, чем обычно, и, не позвав Эви, надела платье не совсем уж простое, но и не дорогое на вид и широкополую шляпу из красной соломки. [Сомерсет Моэм. (Пер. ― Г.Островская)]

(3в) Он, конечно, читал отзывы в газетах, где полно было похвал по ее адресу, но читал бегло, пока не доходил до строк, посвященных лично ему. [Сомерсет Моэм. (Пер. ― Г.Островская)]
Ситуация, выраженная опорной таксисной формой, может быть локализована и в прошлом (4а), и в настоящем (4б), и в будущем (4в):
(4а) Когда я был маленьким, я мечтал (пр.вр.), что буду есть на завтрак шоколад.

(4б) Когда я ем на завтрак шоколад, я мечтаю (наст.вр.) снова стать маленьким.

(4в) Когда я вырасту, я буду мечтать (буд.вр.) есть на завтрак что-то кроме шоколада.
Конструкция этого типа может быть как односубъектной (3в), так и разносубъектной (3а).
2.3.2. Конструкции с деепричастными оборотами
Под конструкциями с деепричастными оборотами понимаются конструкции с деепричастиями совершенного вида (СВ), передающие как правило таксисное значение предшествования, см. (5а), или с деепричастиями несовершенного вида (НСВ), выражающими значение одновременности, см. (5б):
(5а) Сходив (СВ) за водой, Петя работает в саду. [Храковский 2003:43]

(5б) Перебегая (НСВ) улицу, Петя упал. [Храковский 2003:42]


Ситуация, выраженная финитной формой глагола в главной части конструкции, может локализоваться в любом временном плане:
(6а) Надев широкий боливар, Онегин едет (наст.вр.)/поехал (пр.вр.)/поедет (буд.вр.) на бульвар.

(6б) Вечерами я представляю себе, как она сидит (наст.вр.)/сидела (пр.вр.)/будет сидеть (буд.вр.) у камина, листая томик Мандельштама.


Отличительным признаком таксисных конструкций с деепричастиями является их односубъектность.
2.3.3. Конструкции с предикатными именами
Таксисные конструкции с предикатными именами ― это простые предложения с обстоятельством времени, состоящим из предикатного имени и временнóго предлога, вводящего это имя:
(7) После купания все дети отправились в столовую на полдник.
Конструкции этого типа в зависимости от предлога также могут передавать все варианты таксисных значений: предшествования, см. (8а), одновременности, см. (8б) и следования, см. (8в) — при локализации ситуации, выраженной опорной формой, в любом временном плане:
(8а) Через два дня после написания реферата он сдает (наст.вр.)/сдал (пр.вр.)/сдаст (буд.вр.) все книги в библиотеку.

(8б) Во время написания реферата он изучает (наст.вр.)/изучил (пр.вр.)/изучит (буд.вр.) массу литературы.

(8б) За два дня до написания реферата он на всякий случай отключает (наст.вр.)/отключил (пр.вр.)/отключит (буд.вр.) все телефоны в доме.
Как и сложноподчиненное предложение с временным придаточным, конструкция с предикатным именем может быть и односубъектной, см. (9а), и многосубъектной, см. (9б):
(9а) Накануне своегоi отъезда Петяi попросил меня позаботиться о Васиной сестре.

(9б) Накануне Васиногоi отъезда Петина сестраj попросила меня позаботиться о его кошках.



3. АНАЛИЗ КОНСТРУКЦИИ С ЕДИНИЦЕЙ В БЫТНОСТЬ
3.1. Место конструкции среди таксисных конструкций русского языка
По формальным признакам таксисная конструкция с единицей в бытность должна быть отнесена к третьей из рассмотренных нами групп конструкций — к конструкциям с предикатными именами. Такое отнесение обусловлено двумя причинами. Во-первых, слово бытность безусловно родственно глаголу быть (хоть и не происходит от него напрямую)10 [см. Виноградов 1968]. Во-вторых, и конструкция с единицей в бытность, и конструкции с предикатными именами могут быть как односубъектными, так и разносубъектными и имеют схожие способы оформления субъекта, ср. в мою (притяжательное местоимение) бытность ― во время моего (притяжательное местоимение) купания, в бытность Пети (имя в Род.п.) ― во время купания Пети (имя в Род.п.) и т.п.

Однако у конструкции с единицей в бытность есть два существенных с точки зрения таксиса отличия от других конструкций с предикатными именами:


А) Главное отличие конструкции с единицей в бытность от всех прочих таксисных конструкций русского языка заключается в том, что ситуация, выраженная опорной формой этой конструкции, всегда предшествует моменту речи и даже отделяется от него заметным временным промежутком (см. раздел 3 настоящей работы), в то время как для опорных форм остальных типов таксисных конструкций таких ограничений не существует (см. разделы 2.3.1-2.3.3 настоящей работы).

Б) Второе отличие заключается в том, что предикатное имя бытность входит в состав грамматикализованной единицы в бытность, и употребляется исключительно в конструкциях, выражающих таксисное значение одновременности. Употребления слова бытность в каком-либо ином контексте, как мы уже отмечали, достаточно редки (10,14%)11, и среди них невозможно выделить такие, где слово бытность выступало бы в составе другой грамматикализованной единицы, сходной по свойствам с единицей в бытность.

Интересно отметить также, что слово бытность в рассматриваемой конструкции управляется нетипичным для предикатных имен предлогом ― предлогом в. Такое управление встречается лишь в редких случаях, например:

(10) В мой последний приезд сюда я не успел повидаться с бабушкой.

Таким образом, можно сказать, что хотя рассматриваемую нами конструкцию с единицей в бытность и следует относить по формальным признакам к типу таксисных конструкций с предикатными именами, однако она безусловно занимает среди них особое место.

  1   2   3

  • СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение
  • 3. Анализ конструкции с единицей в бытность
  • 4. О слове бытность в русском языке
  • 5. Заключение
  • 2. О КАТЕГОРИИ ТАКСИСА 2.1. Категория таксиса в работах Р.О. Якобсона и других исследователей
  • 2.2. Определение таксиса. Зависимая и опорная таксисные формы. Типы временных отношений: предшествование, одновременность, следование
  • 2.3. Категория таксиса в современном русском языке
  • 2.3.1. Сложноподчиненные предложения с временными придаточными
  • Когда
  • 2.3.2. Конструкции с деепричастными оборотами
  • Сходив
  • 2.3.3. Конструкции с предикатными именами
  • 3. АНАЛИЗ КОНСТРУКЦИИ С ЕДИНИЦЕЙ В БЫТНОСТЬ 3.1. Место конструкции среди таксисных конструкций русского языка