Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Тайная власть. Незримая сила




страница1/16
Дата30.06.2017
Размер2.77 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Александр Горбовский

Тайная власть. Незримая сила (колдуны, экстрасенсы,

целители)

Власть, о которой идет речь в книге, - это власть шаманов, колдунов, людей с паранормальными способностями. Что знаем мы о случаях, когда предметы и люди внезапно теряли вес, поднимались в воздух, а то и вообще исчезали, появлялись иногда на расстоянии сотен и даже тысяч километров? Реальность этих фактов получила теперь научное подтверждение, хотя объяснение им наука дать не может. Как не может объяснить и причину болезней, перед которыми медицина оказывается бессильной, но с которыми порой успешно справляются шаманы и некоторые экстрасенсы. Не говорит ли

это о том, что вековое народное представление о сглазе, наговорах и порче имеет под собой реальную почву?

Некоторые из драматических историй, которые приводятся в книге, также можно было считать фантастичными, если бы они не были правдой. Впрочем, возможно, самое странное, о чем вы сможете прочесть в книге, - судьба тех, кто оказался отмечен этим даром паранормального: колдунов, шаманов, целителей. Книга рассчитана на самый широкий круг читателей.




  1. ПРЕДМЕТЫ, ПОСЛУШНЫЕ СИЛЕ МЫСЛИ

Способности, в которые трудно поверить

": На полу стояли деревянные миски, одна была наполнена варениками, другая

сметаною : Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это

время вареник выплеснул из миски, шлепнул в сметану, перевернулся на другую сторону,

подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник

таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и

проглатывать".

Эпизод этот, описанный Гоголем сто лет назад, не с меньшим основанием мог бы

принадлежать не ему, а скажем, исследователю-этнографу, собирающему сведения о

колдунах и шаманах. В работах таких исследователей нередко встречаются упоминания

об этой способности воздействовать на предметы - способности, которую народный

опыт по сей день устойчиво связывает с людьми, наделенными некой, как принято

говорить сейчас, экстрасенсорной силой.

Судя по некоторым свидетельствам, предметы могут приводиться в движение и

непреднамеренно, в результате сильного стресса, душевного волнения или страха. На этом

основываются и некоторые русские народные обычаи. Так, еще недавно в деревнях, чтобы

разоблачить вора, всех подозреваемых собирали где-то в уединенном месте, в лесу.

Подбиралось ружье с "легким спуском", т. е. такое, у которого спусковой механизм

срабатывал от малейшего нажатия. Ружье клали на высокий пенек, и каждый

подозреваемый по очереди подходил и целовал его в дуло. Когда это делал вор, ружье

стреляло. Трудно судить, происходил ли такой телекинетический эффект в результате

страха, испытываемого тем, кто доподлинно знал за собой преступление, или на

спусковой механизм воздействовал дистанционно обычно присутствовавший там колдун.

Единственное, что можно констатировать более или менее определенно, - это то, что

обычай не мог бы существовать, если бы он не подкреплялся, пусть время от времени,

какими-то результатами. Точно так же и эпизод, приведенный Гоголем, по всей

вероятности, был рассказан ему кем-то, кто, возможно, сам наблюдал эту сцену. Тем

более, что упоминания о людях, способных воздействовать на предметы на расстоянии,

встречается время от времени и в исторических записях, и в некоторых воспоминаниях.

Один из очевидцев такого феномена рассказывает о некоем артиллерийском офицере

Морозове, с которым он служил в 1890 году в Кронштадте.

"Стоило ему долго и пристально посмотреть на какойнибудь предмет, с желанием, чтобы

он пришел в движение, как по истечении некоторого времени предмет действительно

приходил в движение.

Однажды, - продолжает автор воспоминаний, - Морозов предложил нам в нашем

присутствии проделать несколько опытов. Мы выбирали какой-нибудь нетяжелый

предмет, вроде стакана, ложки или ножика, и на наших глазах предмет этот приходил в

движение и падал на пол, несмотря на то, что Морозов находился на расстоянии в

несколько шагов. Все это происходило среди полного дневного света и на глазах

полдюжины товарищей, которые не откажутся подтвердить справедливость всего

рассказанного".

Среди историй, которые случилось слышать и мне, рассказ одного бывшего следователя

ЧК по Сибири. Случай этот относился к тридцатым годам и произошел в Иркутске. Нэп

уже кончился, но на свободе оставались еще бывшие дельцы, коммерсанты и вообще

состоятельные люди. Они вели жизнь, соответствующую их возможностям, многократно

превышавшим возможности простых людей, и естественно, чаще других становились

жертвами мошенников и грабителей. В отличие от остального населения, у них оставалось

еще что грабить.

Очередной арестованный, который был направлен к следователю, чей рассказ привожу я

здесь, обвинялся в том, что в ресторане, танцуя вальс с женой местного делового

человека, похитил у нее прямо с шеи драгоценное ожерелье.

- Я не поверил, что это можно сделать во время танца, когда обе руки его были заняты, и

чтобы она не заметила этого. Но улика была налицо - ожерелье нашли у него в кармане

там же в ресторане. И второе, он сам не отрицал этого. Так что формально дело было

решенное: улика и признание налицо - чего еще? Откровенно говоря, если бы он

отрицал, что сделал это - можно было бы допустить, что ему подбросили, когда начался

переполох. Такие случаи бывали. Если бы он сказал: "Не брал! Ничего не знаю", - дело

бы повисло в воздухе. Может, мне пришлось бы отпустить его. Но он сам признался, что

сделал это. "Блефует! " - подумал я. Зачем? Тут свои игры могли быть. Так что как

привели мне его для допроса, я так сразу и сказал ему, что не верю, чтобы во время вальса

можно было незаметно снять ожерелье. Сказал, чтобы говорил правду: зачем согласился

принять на себя чью-то вину? А то, мол, хуже будет. Ну ему, видно, всякие страхи

наговорили про ЧК, он побледнел даже, говорит: "Я признался уже. Это я сделал". Я

спрашиваю: "Как?" И тут он начинает мне врать (вернее, я думал, что врет), будто может

взглядом предметы двигать. Я разозлился даже. Думаю: "Образованный. Надо мной

смеется. Издевается надо мной". "Ладно, - говорю. - Докажешь, отпущу. Если врешь,

пущу в расход. Вот часовой - свидетель". А часовой тогда не снаружи, не в коридоре, а

прямо в кабинете у дверей стоял. Такое правило было. Одним словом, кладу перед собой

на стол первое, что под рукой оказалось, - партийный билет. Всегда его с собой носил,

понятно. Говорю ему: "Давай, двигай". Он напрягся весь, лицо даже другое стало,

постарел вроде. "Ну, - думаю, - Ваньку ломает". Не верю. А потом, гляжу, поехал мой

партбилет, прямо к нему поехал. Как за ниточку потянул. Глазам не верю. И часовой тоже

глядит и рот открыл даже. Подъехал к краю стола и прямо прыг ему в руки. "Вот, -

говорит, - так и с ожерельем было". Я партбилет беру у него, думаю: "Отпускать надо".

И тут, как молния, мысль у меня: "Ведь партбилет-то мой в руках арестованного оказался!

Ведь если это станет известно:" Тем более, что часовой все видел. Все за секунду решать

надо было. Чего же решать, ясно все. Короче, часовому кивнул: мол, в камеру! Как уходил

он, чудотворец этот, посмотрел на меня. Думаю, понял все. Как вышли они, я оформил

все. И передал на подпись. На другой день, кажется, и расстреляли его. Как раз партия

собралась. А я запомнил случай этот. И как это делал он. Кому ни скажу, не верят. А я сам

видел.


Конечно, революционный террор, а затем репрессии сталинских лет пришлись в первую

очередь по людям неординарным, отличавшимся от других. В том числе и по людям,

вызывавшим недоумение, зависть или страх окружающих. Были, в частности, люди,

обладавшие паранормальными способностями, - ведуны, колдуны и шаманы. Какое-то

время казалось, что подобные люди, носители этого дара, исчезли в народе окончательно

и безвозвратно.

Но минуло страшное время, и такие люди необъяснимым образом стали вдруг

объявляться то в одном, то в другом конце страны. В том числе и те, кто обладает

способностью воздействовать на предметы, передвигать их. Причем почти каждый из них

так или иначе имел, оказывается, в своем роду колдунов, ведунов, шаманов.

В условиях эксперимента.

Как правило, телекинез - лишь одна из паранормальных способностей. Правда,

способность эта достаточно наглядна и убедительна, что особенно важно в обществе, где

паранормальное до последнего времени отрицалось вообще. Однако даже когда у кого-то

оказывается на руках такой козырь, свидетельствующие о его даре, выясняется, что

козырь этот ему некому предъявить.

Ну, хорошо, кто-то может воздействовать на предмет, передвигать его. Что дальше? А

дальше начинаются хлопотные и до недавнего времени тщетные попытки заинтересовать

собой ученых, лаборатории, Академию наук. Но даже когда это происходит и ему удается

продемонстрировать скептической аудитории, как движется предмет, которого никто не

касается, что следует из этого, какое продолжение может иметь проведенный

эксперимент? Самое большее - на свет появляется акт научной экспертизы,

подтверждающий то-то и то-то. (При условии, что присутствовавшие и видевшие все

собственными глазами согласятся его подписать.) После этого ученые возвращаются к

основным своим делам и изысканиям, а для носителя этого дара начинается новый круг:

- Изучайте меня! - просит он. - Вот акт экспертизы. Посмотрите, кто подписал. Нет,

вы посмотрите!

- Спасибо, - отвечают ему. - Вас ведь уже изучали. Допустим, факт имеет место. Чего

же вы еще хотите?

И действительно, чего он хочет? Некоторые ищут признания собственной

исключительности, удивления перед даром, которым наградила его судьба. Другие

искренне хотели бы услышать от ученых объяснения - как происходит то, что удается им

делать. И меньше всего, наверное, хотели бы они, скажем, такого:

- Здравствуйте, здравствуйте, Павел Иванович, - раздается по телефону голос кого-то

из присутствовавших на эксперименте. - Как поживаете? Давно чтото вас не слышно. А

тут, знаете ли, заинтересовались вами. Кто, спрашиваете? Да как вам сказать. Есть одна

контора. Очень солидные люди. Они будут звонить вам. Завтра будете дома?

Современное общество обычно ориентировано на достижение ближайших и конкретных

целей. Сами цели могут меняться, но установка остается. Только то, что может быть

встроено в эту систему, стать средством достижения той или иной цели, способно

вызывать интерес. Интерес политиков, военных, деловых людей. Интерес человека с

улицы. Поэтому если вы способны передвигать взглядом по столу коробок спичек или

колпачок от авторучки, это, конечно, хорошо. Это даже любопытно. Но, простите, кому

это нужно?

Воздействия на материальный мир более сложного порядка - это уже интереснее.

Значительно интереснее. Такие, например, воздействия, как усилия по отклонению луча

лазера. Эксперименты по такому отклонению проводятся, в частности, в

Ленинградскомполитехническом институте. Участникам экспериментов удается

бесконтактно воздействовать на луч лазера, рассеивать и отклонять его.

В Ленинграде же подобные опыты по воздействию на лазер не один год велись с

известным ленинградским экстрасенсом Н. С. Кулагиной. Инициатор этих опытов -

Ленинградский институт точной механики и оптики. Во время ее воздействия луч лазера

(на длине волны 10, 6 мкм) теряет яркость и меркнет.

В официальном документе, перечисляющем участников опытов, упомянуты академик Г.

А. Николаев, группа профессоров, научные сотрудники Московского технического

университета им. Баумана, а также группа загадочных "сотрудников некоторых других

организаций". Без указания имен, званий, а главное, самих этих организаций.

Имея даже самое общее представление о роли лазера в разработках по космическим

исследованиям, связи и в военном деле, нетрудно представить себе, какое значение могут

иметь подобные опыты в технологических реальностях завтрашнего дня. Судя по всему,

негласно или полугласно подобные работы ведутся не только в СССР. Есть сведения,

например, о таких исследованиях в Китае: группе экстрасенсов удается отклонять луч

лазера.

Среди других воздействий на предметы, которые совершала Кулагина в ходе этих опытов,

- засвечивание фотопленки и вращение магнитной стрелки.

То, что я назвал "засвечиванием фотопленки", было, по сути дела, воздействием более

сложным. На кусках фотопленки, заключенных в светонепроницаемые футляры, Кулагина

усилием воли "высвечивала" разные геометрические фигуры: полосы, крест, звезду.

Что касается воздействия на магнитную стрелку, то опыты эти проводились в Советском

Союзе давно, хотя и не имели продолжения. Да и какое продолжение могли бы они иметь,

кроме кадров фильма, отснятого в свое время, и официальных актов, подтверждавших,

что Кулагина и некоторые другие участники опытов такое воздействие производят?

Правда, на этот раз кроме самого воздействия удалось фиксировать магнитную индукцию,

исходящую от рук Кулагиной. Величина эта, которую зарегистрировал германиевый

датчик Холла*, составила 2, 7-10-2 Тл.

Одна из проблем таких исследований заключается в том, что непонятны и неизвестны

сами пределы и области таких паранормальных воздействий. Программа невольно

строится вокруг того, как мог бы представить себе эти возможности обыкновенный

человек. Тем более непредсказуемы оказались итоги одного из опытов - была составлена

разомкнутая цепь: электрическая батарейка-электрометр. В месте разрыва были

установлены две металлические пластины с зазором между ними более полутора

сантиметров. Воздух - надежный изолятор. Однако стоило Кулагиной поднести руки к

месту разрыва, как цепь замкнулась! С точки зрения законов физики, для того чтобы это

произошло, нужен электрический разряд силой в 30 000 вольт.

Такого разряда не было и быть не могло. Что же тогда, какая сила замкнула цепь?

Другая серия экспериментов проводилась под наблюдением академика Ю. Б. Кобзарева,

основоположника советской радиолокации. На опытах присутствовали также академики

Я. Зельдович, В. Трапезников, А. Тихонов и Ю. Гуляев. К недоумению собравшихся, а

главное - вопреки хорошо известным им всем законам физики Кулагина действительно

бесконтактно передвигала по столу фужер, колпачок от авторучки и другие предметы.

Впрочем, недоумение присутствовавших, возможно, оказалось бы значительно меньшим,

знай они о многочисленных подобных опытах, которые проводились ранее, имей они к

тому же доверие к свидетельствам своих предшественников. Из русских ученых интерес к

этому феномену проявлял еще Бутлеров*). По его заключению, движение предметов "без

всякого к ним прикосновения" действительно происходит. Реальность этих и подобных

явлений, писал он, "засвидетельствована мною и другими серьезными наблюдателями на

основании собственного опыта".

В отличие от Бутлерова, те, кто исследовали феномен Кулагиной, имели в своем

распоряжении целый арсенал различных датчиков и приборов. То, что удалось им

обнаружить, расширило, однако, лишь область неизвестного, ничуть не приблизив к

пониманию того, что же происходит на самом деле. Когда Кулагина "работала", руки ее

источали ультразвук, длительность пиков составляла 30 микросекунд. Когда же она

подносила ладонь к уху экспериментатора, отчетливо слышались беспорядочные щелчки.

Столь же неожиданным оказалось и то, что фотоэлектрический усилитель зафиксировал

сильное свечение ее ладоней. Чтобы уточнить спектр излучений, попытались установить

фильтры. Но от этого пришлось отказаться - оказалось, что стекла фильтров быстро

мутнеют. Они покрывались легким налетом солей. Такой же налет появлялся на стенках

пластмассового куба, в котором был помещен предмет, который Кулагина также

передвигала на расстоянии.

Насколько мог я понял из бесед с некоторыми участниками опытов, неизвестно, что

повергло их в большее недоумение - сам ли факт бесконтактного передвижения

предметов или неожиданные излучения, сопровождавшие феномен.

Впрочем, люди науки вообще не любят, когда им встречается явление, которому они не

могут дать объяснения. В этом плане ситуация с Кулагиной усугубляется еще и тем, что

она - не единственная, кто, оказывается, обладает способностью воздействовать на

предметы и передвигать их.

При всем различии носителей этого дара, как и тех, кто проводит эксперименты,

программа таких опытов строится, в общем, по одной схеме: сначала подтверждение

самого факта передвижения предметов, затем выяснение физических явлений,

сопровождающих феномен, и, наконец, главное - попытка определить характер той

силы, которая воздействует на эти предметы. Однако вопреки всем усилиям до сих пор

удается продвинуться не далее двух первых пунктов. А что представляет собой сила,

воздействующая на предмет, продолжает оставаться столь же неведомым, как во времена

Бутлерова или до него.

Наиболее достижимая цель исследования - первая: подтвердить, что предметы

действительно бесконтактно передвигаются. Впрочем, и здесь есть свои трудности и

проблемы. Основная забота экспериментаторов - гарантировать полную бесконтактность

такого воздействия.

В одном из ленинградских институтов испытуемого усаживали на расстоянии не ближе

двух метров от стола, на котором помещался предмет будущего его воздействия. При этом

сам предмет накрывался стеклянным колпаком. Чтобы исключить влияние вибрации ног,

под ноги экстрасенсу клали толстый поролоновый коврик. Два члена комиссии в течение

всего эксперимента сидели рядом, держа его руки в своих руках. Даже рот его заклеивался

скотчем, чтобы он не мог незаметно дуть, а также, как пояснил один из участников опыта,

чтобы "не отвлекал комиссию разговорами". Тем не менее, при соблюдении всех

предосторожностей экстрасенс перемещал предмет (шарик от пинг-понга), лежавший под

стеклянным колпаком.

Когда же исследователи перешли ко второй части, выяснению того, какие явления

сопровождают феномен, обнаружилось, что на шарике появился электростатический

заряд, которого раньше не было. Не это ли, не электростатика ли, передаваемая

экстрасенсом неведомо каким образом сквозь стеклянный колпак, и есть та сила, которая

передвигает предметы?

Тогда установили ультрафиолетовую лампу, которая, ионизируя воздух, мешала

накоплению заряда. Но шарик, и лишенный заряда, продолжал двигаться. Происходящее

явно не вписывается в рамки физических реальностей, какими они известны нам.

Об этом же, о нарушении элементарных законов физики, говорят и некоторые

наблюдения, связанные с московским экстрасенсом Валерием Авдеевым. Он не

довольствуется тем, что на расстоянии взглядом или движением рук раскручивает

магнитную стрелку компаса то в одну, то в другую сторону. Таким же образом он может

заставить двигаться и сам компас. "Авдеев напрягся и замер над компасом, - описывает

происходящее очевидец. - Его лицо покрылось испариной, на руках вздулись вены,

дыхание совсем не слышно. И вдруг, примерно через минуту, компас словно ожил:

дернулся несколько раз, а потом стал плавно удаляться от него. Передвинувшись

сантиметров на пятнадцать, остановился и стал медленно вращаться. Сделав несколько

оборотов, замер на краю стола".

Как и Кулагина, Авдеев генерирует в эти минуты электромагнитные импульсы. Однако,

как показали приборы, мощности самих этих импульсов было бы совершенно

недостаточно, чтобы заставить двигаться магнитную стрелку, не говоря уже о том, чтобы

сдвинуть с места сам компас. Точно так же и импульсов, которые генерировала Кулагина,

было бы недостаточно, чтобы воздействовать на предметы, которые передвигала она.

Исследователям остается лишь констатировать существование силы и признать, что о ее

характере у них нет ни малейшего представления.

Еще более непонятно, каким образом "сила" эта может внезапно появляться и у человека,

не наделенного этой способностью. Стоит тому же Авдееву взять такого человека за руку

или даже просто находиться с ним рядом, как тот оказывается способен проделывать с

магнитной стрелкой то же, что делает сам Авдеев.

Вызыватели дождя, гонители облаков

В опытах, о которых я говорил, обычно передвигались предметы довольно небольших

размеров. Да и сами опыты эти - не более, чем своего рода подтверждение того, что

возможность такого воздействия существует.

В какой мере возможность эта ограничена размером предмета или его весом? И

ограничена ли? Древнейшая практика вызывания дождя, воздействия на огромные

многотонные массы облаков позволяет ответить на этот вопрос самым неожиданным

образом.

У лекторов-атеистов есть дежурный пример, который они любят приводить, чтобы

опровергнуть веру в необъяснимое и необычное. "Священники, - говорит лектор, -

устраивали молебны о ниспослании или прекращении дождя, обманывая трудовой народ.

Разве не ясно, - восклицает он, - разве не понятно, что подобное невозможно? Смешно

даже, что темные массы верили когда-то, будто человек может собирать тучи или,

наоборот, - разгонять их".

Так ли уж беспочвенна была эта вера? Так ли наивны были наши предки? Я не говорю

уже о народах и племенах обширных территорий Африки и Азии, где практика эта бытует

и поныне.

Но обратимся к нашей стране. Жития святых содержат рассказ о том, что в 1096 году,

когда в Новгороде начался великий пожар, грозивший истребить весь город, святой

Никитий (реальное историческое лицо, епископ Новгородский) низвел дождь, который и

погасил пожар: "Прилежно моление за люди своя принося, овогда и граду запаление

угасил еси".

Практика вызова дождя существовала в России как бы в двух видах: в церковном и

чародейном, восходящем к языческим, дохристианским временам. Крестный ход, моление

о ниспослании дождя были частью общепринятых церковных служб. Другие воздействия,

приписываемые обычно разного рода "облакогонителям", колдунам и чародеям,

гибельными, негативными. С ними связывались обычно засухи, проливные дожди, бури

или град, губящий урожай.

Очевидно, именно поэтому в русском историческом списке 1282 года осудительно

упоминались "облакы прогонникы и чаровникы", а также "облакы-генештеи". Надо

думать, очевидно, далеко не случайно и то, что Шестой Вселенский собор предусматривал

епитимию "облакогонителям".

Знание о том или вера в то, что есть такие "облакогонители", собирающие или, наоборот, разгоняющие облака, порождали особенно настороженное отношение к соседним

недружественным племенам и народам: а не готовят ли их волхвы и чародеи погибели

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16