Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Т. Н. Дасаева теория и практика зарубежной журналистики




страница1/5
Дата23.06.2017
Размер1.18 Mb.
  1   2   3   4   5
Е.Ф. КОНЕВ И.И. САЧЕНКО Т.Н. ДАСАЕВА ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЗАРУБЕЖНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В трех частях Часть 1 Пособие МИНСК БГУ 2012 Рекомендовано Ученым советом Института журналистики БГУ Рецензенты: кандидат философских наук, доцент З.К. Пригодич; кандидат филологических наук, доцент А.А. Градюшко. Конев, Е.Ф. Теория и практика зарубежной журналистики: Пособие Конев Е.Ф., Саченко И.И., Дасаева Т.Н. В 3 ч. Ч. 1. – Минск: БГУ, 2012. – 110 с. ISBN Данное пособие знакомит читателей со специфическими особенностями теоретической подготовки журналистов, а также с основными практическими навыками, правилами и приемами работы зарубежных корреспондентов. Предназначено для студентов Института журналистики БГУ. © Конев Е.Ф., Саченко И.И., Дасаева Т.Н., 2012. ISBN © БГУ, 2012. Введение Как свидетельствует опыт зарубежных исследователей, успешного рецепта журналистского профессионализма не существует. Поскольку журналистика — профессия творческая, то и подход к формированию личности журналиста сугубо индивидуален. Но есть некое общее качество, свойственное всем хорошим корреспондентам и редакторам — это глубокое понимание подлинной сути журналистской профессии. Оно обусловлено той огромной ролью, которую играют масс-медиа в жизни современного общества и включает в себя множество аспектов: и постоянную мобильность в сборе информации, и здравый скептицизм по отношению к различным высказываниям, и поиск альтернативных источников информации, и т. д. Если это понимание присутствует, то даже малосведущий в экономике или науке репортер сможет делать увлекательные репортажи по нужной тематике, найти постоянные источники интересной информации. В то же время иной выпускник университета, имея за плечами годы специальной подготовки, не расскажет ничего интересного, не проявит журналистских способностей и, как следствие, не будет иметь перспективы роста в этой профессии. Как полагает один из популярных ныне авторов ряда практических пособий по основам журналистики Дэвид Эверет, понять суть журналистской профессии можно, лишь уяснив некоторые ее основополагающие навыки, в частности: • Что такое новость • Как подать новость в материале • Как придать динамику новостному сюжету • Как драматургически развернуть идеи сюжета • Как эффективно взять интервью Но, как отмечалось выше, поскольку нет единого рецепта успеха, то нет и единого правила выполнения журналистского долга. Именно поэтому журналистика так многообразна в своих проявлениях. Именно поэтому в мировом информационном пространстве сосуществуют сотни теле- и радиоканалов, тысячи газет и журналов, и каждый из них имеет свою аудиторию. Поскольку каждый корреспондент и редактор видит свой путь в журналистике, то это порождает и различия, порой диаметрально противоположные, во взглядах на одни и те же события. Специфика профессии именно в том и заключается, что любая точка зрения журналиста, высказанная в теле- или радиоэфире, опубликованная на газетных или журнальных страницах, обязательно найдет своих сторонников. В этом заключаются огромные возможности журналистики, и вместе с тем налагает моральную ответственность на специалистов масс-медиа. Хотелось бы отметить, что предлагаемые в данном пособии советы следует воспринимать, прежде всего, как обзор тех журналистских принципов, которые практикуются ныне наиболее влиятельными печатными СМИ США и стран Западной Европы, в частности, редакциями американских газет «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», британских «Таймс» и «Обсервер» и т. д. Что касается выбора масс-медиа данного региона, то он объясняется тем, что в настоящее время журналистика США и стран Западной Европы является своеобразным эталоном, на который ориентируются СМИ многих государств мира. В то же время существуют и различия между американской и западноевропейской моделями журналистики. Например, в странах Западной Европы обозревателям не возбраняется в процессе комментирования события высказывать свое видение. В американской журналистике декларируется приверженность сугубо объективному подходу к фактам, когда задача журналиста сводится к оперативному изложению злободневной информации. От вышеуказанных моделей журналистики значительно отличается своей спецификой информационная модель государств Юго-Восточной Азии, где чрезвычайно сильны консервативные тенденции. Так, если в США или в Европе журналисты собираются на брифинг либо пресс-конференцию, то, как правило, каждый из приглашенных стремится задать вопрос, который поставит в тупик интервьюируемых либо вынудит их к большой откровенности. Совершенно иную картину можно наблюдать на пресс-конференциях в Японии. Там из числа приглашенных лишь один журналист — самый старший по возрасту — задает вопросы, причем старается никоим образом не обидеть отвечающих, остальные лишь молча фиксируют ответы. В то же время по обе стороны Атлантики благодаря внедрению в практику новейших технологий, под влиянием бурно развивающейся интернет-журналистики, а также в результате обострения конкурентной борьбы за внимание аудитории и рекламодателей, происходит постепенное размывание некогда четких границ между информацией, развлечением и коммерцией. Все это дает основание некоторым исследователям утверждать, будто журналистика новостей и мнений переживает своеобразный «кризис идентификации». Но независимо от степени остроты данных кризисных явлений базисные положения журналистской деятельности уже много десятилетий остаются неизменными — служить во благо общества, информируя его, просвещая и развлекая. И наилучшего успеха на этом поприще добиваются те, кто использует и стремится усовершенствовать в своей работе профессиональные навыки, выработанные их предшественниками. В свою очередь общественность во многих странах стремится стимулировать качественный журналистский труд путем учреждения престижных премий и подчеркнуть недостатки в медиапространстве за счет присуждения антипремий. Хотелось бы подчеркнуть, что далеко не все из предложенных правил, приемов, советов и навыков окажутся действенными и эффективными в любой ситуации. И лишь от выбора каждого журналиста будет зависеть, что из этих эталонных правил он усвоит и использует в работе, а что проигнорирует. Но для того чтобы сделать выбор, следует эти правила, прежде всего, уяснить. Раздел 1. «Четыре теории прессы» Динамичные процессы развития масс-медиа на пороге третьего тысячелетия, глобализация мирового информационного и коммуникационного пространства затронули практически все страны мира — как развитые, так и развивающиеся. Разумеется, мы должны учитывать, что, согласно оценкам специалистов ЮНЕСКО, в настоящее время свыше трех миллиардов человек (почти половина населения земного шара, прежде всего, жители беднейших стран Африки, Ближнего Востока, Океании, Центральной и Латинской Америки) не имеют доступа ни к мультимедиа, ни к компьютерным сетям, никогда не видели ни газеты, ни телевизора, ни радиоприемника. В то же время влияние печатных, аудиовизуальных и электронных СМИ на сознание миллионов людей в развитых странах Северной Америки, Европы, Юго-Восточной Азии неоспоримо. Газеты и журналы, радио и телевидение, интернет и мобильная связь стали неотъемлемым атрибутом повседневной жизни. Информационные потоки, порождаемые и распространяемые масс-медиа, стали действенными рычагами управления общественными процессами. Но прежде, чем вести речь о зарубежных концепциях и теориях журналистики, целесообразно определиться с вопросами: • Что такое журналистика • Кто такой журналист • Что такое информация и массовая информация • Что такое средство массовой информации Поскольку в любых теориях и концепциях эти явления рассматриваются как базовые, то необходимо четко представлять себе, о чем идет речь. Между тем, в разные эпохи и в разных странах мира к этим терминам применялись различные толкования. Поэтому считаем необходимым отметить следующее. Журналистика — это общественная и литературно-публицистическая деятельность по сбору, обработке и распространению социально значимой информации. Журналист — это лицо, занимающееся сбором и подготовкой сообщений и материалов для редакции средств массовой информации, связанное с ней договорными отношениями или занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию. Информация — это сведения о лицах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления. Массовая информация — это предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и электронные и иные сообщения и материалы. Средство массовой информации — это печатное издание, интернет-издание, радио-, телепрограмма или иная форма периодического распространения массовой информации. О степени эффективности журналистской деятельности, ее специфических особенностях и основных закономерностях представители научного мира задумались еще в начале ХХ века. Объектом серьезного научного анализа журналистика стала в конце 1930-х годов, когда феномен ее влияния на массовое сознание оказался очевиден. Умело используя в своих целях печать и особенно радио, правящие элиты фашистской Италии, милитаристской Японии, нацистской Германии, хортистской Венгрии за несколько лет сформировали новый тип национального мышления и стереотипы общественного поведения, в основе которых лежали шовинизм, антисемитизм, психология человеконенавистничества, военная истерия. Уникальную степень воздействия СМИ продемонстрировал и анекдотичный, казалось бы, случай из истории американского радиовещания, когда в 1938 году свыше миллиона жителей Нью-Йорка, прослушав радиоинсценировку романа Герберта Уэллса Война миров (режиссер постановки — Орсон Уэллс), приняли сообщение о вторжении марсиан в США за правду и в панике убегали из своих домов. В разгар Второй мировой войны назрела насущная необходимость выявить наиболее существенные черты журналистики всех стран, проанализировать специфику ее влияния на политические процессы. С этой целью в 1942 году по инициативе медиамагната Генри Люса (владельца популярного журнала «Tайм» и ряда других влиятельных изданий) была создана Комиссия по вопросам свободы печати во главе с президентом Чикагского университета Роуэном Хатчинсом. В 1947 году Комиссия опубликовала результат своей работы — доклад под названием «Свободная и ответственная печать. Общий доклад о массовой коммуникации: газеты, радио, кино, журналы и книги». Издание, содержащее многочисленные факты нарушения свободы печати в США, стало настоящим бестселлером и мишенью для «охотников на коммунистических ведьм» — сторонников сенатора-реакционера Джозефа Маккарти. На основе выводов Комиссии, а также опираясь на кодексы журналистской этики, американский теоретик печати Уильяма Хокинг сформулировал положения «Теории социальной ответственности журналиста», краеугольным камнем которой являлось соблюдение профессиональной этики работника СМИ. Новая теория породила волну критики в научном мире и множество нареканий в журналистской среде. В то же время она подтолкнула известных американских историков печати профессоров Иллинойского университета Фреда Сиберта и Теодора Петерсона, а также профессора Стэнфордского университета Уилбура Шрамма к тому, чтобы объединить свои усилия по изучению и классификации других теорий журналистики в предыдущие исторические эпохи. Участники этого проекта стремились выявить не только существенные черты мировой журналистики, но и ярко выраженные национальные особенности развития печатных СМИ различных стран, обусловленные их историей, культурой, экономикой и др. Результатом их усилий явилась небольшая по объему книга «Четыре теории прессы», которая в течение нескольких десятилетий считалась за рубежом классической работой. 1) По мнению авторов, первая теория — авторитарная — нацелена на подавление личности. Она воплотилась в редакционной и журналистской практике на заре становления печати в Европе в XVI–XVII веках, а ее рецидивы не изжиты и по сей день в ряде государств Африки, Латинской Америки, Азии. Характерные черты авторитарной теории: 1. Печать безусловно поддерживает политику правящей элиты и не допускает дискуссий по волнующим общество проблемам. 2. Для издания газеты или журнала требуется разрешение государственных органов. 3. Печать контролируется цензурой. 4. Запрещена какая-либо критика властей. 5. Печатные издания принадлежат государству либо частным лицам (с разрешения государства). 2) Схожие черты авторы книги находили и во второй теории прессы — коммунистической. Ее базовый принцип — печать является действенным и эффективным оружием классовой борьбы, коллективным пропагандистом, агитатором и организатором. Основные различия между первой и второй теориями виделись в том, коммунистическая теория была призвана служить рабочему классу и руководящей им партии, в то время как авторитарная — определенным элитам. При этом авторитарная теория делала ставку на консолидацию светской и духовной (церковной) власти в обществе, а коммунистическая их резко противопоставляла. Схожим для обеих теорий является приверженность к вертикальному потоку распространения информации (от высших слоев общества — к низшим), когда новости в основном поступают в систему печати по каналам органов государственного управления, а СМИ уже доводят их до сведения общественности, позволяя себе лишь комментарии и разъяснения. 3) Третья теория печати — либертарианская (теория свободы печати, основанная на принципах свободы человеческой воли) — оформилась в Великобритании после «Славной революции» 1688-1689 годов, превратившей страну в парламентскую монархию и оплот либерализма. Ее идейными истоками являлись философия рационализма и естественных прав человека. Характерные черты либертарианской теории: 1. Печатным органом вправе владеть любой гражданин, обладающий для этого достаточными финансовыми средствами. Поскольку любое имущество считалось частицей общенационального достояния, то предполагалось, что и любой владелец СМИ естественным образом будет ориентирован на поддержание престижа и суверенитета своего государства. 2. Развитие печати (появление новых либо закрытие прежних изданий) контролируется самопроизвольными процессами свободного рынка идей и мнений. Вмешательство правящих или оппозиционных элит в деятельность печати — как прямое (через субсидирование), так и косвенное (через стимулирование субъектов хозяйствования размещать свою рекламу только на страницах данного издания) — считалось противоречащим демократическим нормам. 3. В печати запрещена откровенная клевета, непристойности, а также проявление государственной измены в военное время. Данный принцип, однако, допускал возможность чрезвычайно широких толкований. В течение столетий любая недостоверная информация, любые журналистские инсинуации и домыслы — при рассмотрении этих дел в судебных инстанциях — редко считались достигшими уровня откровенной клеветы. Вместе с тем в мае 1944 года сотрудники английской военной разведки арестовали сотрудников одной из провинциальных шотландских газет и долго их допрашивали. Причиной инцидента послужил кроссворд на последней странице, а конкретнее, содержащееся в нем слово «Overlord» («Морской лев» — название секретной операция союзников по высадке десанта в Нормандии). 4. Печать вправе контролировать и критиковать деятельность правительства, выступая в роли пресловутой «четвертой власти», независимой от трех ветвей государственной структуры — законодательной, исполнительной и судебной. Идея «четвертой власти» была озвучена редактором лондонской «Tаймс» еще в 1852 году. Однако и до, и уж тем более после этого времени английская (к сожалению, не только английская) печать тем или иным образом оказывалась под влиянием (финансовым, родственных связей, применением шантажа и др.) различных элит. Таким образом, идеал «четвертой власти» и по сей день остается недостижимым, но вместе с тем служит тем ориентиром, к которому должны стремиться порядочные журналисты. Либертарианская теория отдавала предпочтение горизонтальному потоку информации, при котором новости и комментарии распространяются на каждом уровне общественной иерархии посредством газет и журналов, выражающих интересы и мнения различных групп и классов. 4) Теория социальной ответственности журналиста существенно развила либертарианскую теорию применительно к новым условиям концентрации и монополизации СМИ. В условиях функционирования либертарианской теории наиболее вольготно ощущали себя крупнейшие владельцы СМИ, обладавшие поистине бесконтрольной возможностью манипулировать общественным мнением. Но эта теория не соответствовала новым общественным ожиданиям, которые проявились в 1940-е годы. Все большую актуальность обретала идея независимости СМИ от владельцев, позволяющей учитывать интересы общества. Эту идею и воплотила четвертая теория, сформулированная У. Хокингом. Отличительные черты теории социальной ответственности журналиста: 1. Владеть печатным органом вправе каждый здравомыслящий и законопослушный гражданин. Разрешения государственных органов на издание не требуется. 2. Деятельность печати регулируется нормами профессиональной этики журналистов. 3. Печатные органы, заботящиеся о своей репутации, добровольно налагают на себя моральный запрет на вмешательство в частную жизнь граждан и жизненно важные общественные интересы (разглашение государственной тайны, пропаганда ксенофобии, деструктивных идей и др.). 4. Печатные органы принадлежат преимущественно частным лицам, однако государство имеет право их выкупать либо финансировать в интересах общества. 5. Печать призвана трансформировать общественные конфликты в дискуссию — с тем, чтобы найти пути урегулирования противоречий без ущерба для государства. Совокупность этих черт породила следующие представления о важнейших задачах СМИ: 1. Служить общественной системе, критикуя ее недостатки и поощряя позитивные тенденции. 2. Регулярно и оперативно снабжать общество достоверной и объективной информацией. 3. Просвещать аудиторию, повышать ее образовательный и культурный уровень, побуждать к самоуправлению — базовому принципу демократической структуры общества. 4. Активно обсуждать злободневные проблемы с целью поиска наиболее оптимального пути их решения. 5. Защищать права личности от произвола недобросовестных чиновников, расследовать и предавать огласке факты коррупции, злоупотребления властью и др. 6. Служить экономическим интересам общества, соединяя продавца с покупателем посредством рекламы. 7. Развлекать аудиторию (релаксирующая задача). 8. Заботиться о финансовой рентабельности как гарантии свободы слова и независимой редакционной политики. В отличие от предыдущих трех теория социальной ответственности не отдает приоритет вертикальному либо горизонтальному потоку информации, но стремится к их сочетанию с тем, чтобы новости и проблемы, значимые для одной группы общества, были актуальны и для других социальных групп. Кроме того, с целью общественного сплочения печать ориентируется на удовлетворение интересов не только больших социальных групп, но и подгрупп. Таким образом аудитория разделяется на все более узкие сегменты, каждый из которых получает удовлетворение своих информационных потребностей. А это в итоге ведет к снижению уровня социального напряжения. Общим для всех четырех теорий является то, что в каждом государстве печать принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует. Пресса отражает систему социального контроля, посредством которой регулируются отношения между гражданами и общественными институтами. С развитием других видов масс-медиа — аудиовизуальных и электронных — характеристики теорий прессы Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрамма экстраполировались и на них. Как легко заметить из их анализа, именно теория социальной ответственности казалась им наиболее оптимальной для практики американских масс-медиа. А поскольку после Второй мировой войны американская информационная модель (наряду с другими атрибутами внешнеполитического могущества США) декларировалась остальным странам мира в качестве самой демократической и рентабельной, то неудивительно, что сформулированная У. Хокингом теория социальной ответственности обрела поистине планетарную популярность. И хотя в практике самих американских СМИ декларированные У. Хокингом принципы нарушались сплошь и рядом, тем не менее, это отнюдь не перечеркивает их значимости как идеала, к которому следует стремиться каждому порядочному владельцу СМИ, редактору или корреспонденту. Издание теоретического труда Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрамма послужило своего рода катализатором для возникновения значительного числа теорий и концепций развития мировой журналистики. Авторы некоторых из них разделяли точку зрения Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрамма. Иные, наоборот, в пух и прах громили положения «Четырех теорий прессы». Но уже никто не мог игнорировать значение этой классической работы. Подводя итоги данного раздела, мы считаем необходимым отметить те главные различия в информационном мире, которые подметили авторы книги «Четыре теории прессы». Так, Ф. Сиберт, Т. Петерсон и У. Шрамм полагали, что уровень информационного развития того или иного государства обусловлен: • финансовыми затратами на подготовку журналистских кадров и развитие отечественных СМИ; • уровнем технических достижений и ресурсов, выделяемых на цели массовых коммуникаций; • степенью урбанизации населения, которая делает распространение средств массовой коммуникации одновременно более легким и более необходимым. Таким образом, пресса всегда принимает форму и окраску тех социальных и политических структур, в рамках которых она функционирует. Пресса также отражает систему социального контроля, посредством которой регулируются отношения между гражданами и государственными институтами. Раздел 2. Основные теории и концепции современной зарубежной журналистики После выхода в свет книги Ф. Сиберта, Т. Петерсона и У. Шрамма «Четыре теории прессы» возникли новые направления научного ис­следования масс-медиа за рубежом. Среди них — изуче­ние журналистики как политического института, изучение философских концепций масс-медиа, «эконометрический» анализ журналисти­ки и т. д. Наблюдается тесное взаимодействие в русле научного исследования журналистики с историей, ли­тературой, языкознанием, политологией, социологией, психологией и другими науками. Совокупность подхо­дов в изучении мировой журналистики породила медиалогию как новейшее направление в исследовании массовых коммуникаций. В итоге в зарубежной науке сформировался ряд теорий и концепций взаимодействия и взаимовлияния масс-медиа и общественных процессов. Большой популярностью и поныне пользуется группа концепций, выделяющих в качестве первоочередной управленческую и манипулятивную функцию СМИ. Ее основоположником является американский исследователь Уолтер Липпман. В книге «Общественное мнение» У. Липпман утверждал, что СМИ используют естественный интерес аудитории к событиям в своей стране и за рубежом, и благодаря умело регулируемому информационному потоку по сути проникают во внутренний мир людей, ненавязчиво указывая, о чем и что надлежит им думать. В результате формируется общественное мнение, которое учитывают политические деятели при принятии важных решений. Разумеется, подобное манипулирование и управление общественным сознанием напрочь отрицается владельцами медиакорпораций и холдингов. Объясняется оно обычно самыми благими пожеланиями, например, желанием избежать социальных потрясений, стабилизировать общественные конфликты и т. д. Но, к сожалению, эти же рычаги манипулирования позволяют некоторым правящим элитам в угоду военно-промышленному комплексу нагнетать в обществе истерию, страх перед исламскими террористами либо вторжением из космоса и т.д. В результате происходит переориентация общественного внимания от насущных проблем в своей стране (экологических, расовых, коррупции и злоупотребления властью, и др.) к проблемам, например, нарушения прав человека в Мьянме или Буркина-Фассо. Со временем правящие элиты сменяются оппозиционными, но сами принципы механизма управления общественным мнением, как утверждал У. Липпман, остаются неизменными и потому опасными для построения подлинной демократии. Теория У. Липпмана позднее была развита выдающимися исследователями проблем СМИ Гербертом Шиллером и Герхардом Гляйссбергом. Американский ученый Г. Шиллер в своей работе «Манипуляторы сознанием» обстоятельно рассмотрел основные аспекты воздействия СМИ на массовое сознание, на управление обществом посредством информации, комментариев и убеждения. Из всей системы информационно-пропагандистского комплекса Г. Шиллер выделил пять основных мифов, с помощью которых СМИ успешно манипулируют общественным сознанием: 1. Миф об индивидуализме (о том, что каждый человек совершает свой жизненный выбор осознанно). 2. Миф о взаимном уважении и нейтралитете (между гражданином и государством). 3. Миф о неизменной природе человека. Суть его в том, что, например, жители стран «третьего мира» страдают от нищеты в силу прирожденной тяги к подобному образу жизни. Этим же объясняется ярый антидемократизм и антиамериканизм в странах Африки и Ближнего Востока. 4. Миф об отсутствии серьезных социальных конфликтов в обществе. Поскольку демократия априори считается лучшей формой общественного устройства, то недостатки государственной системы объясняются личностыми факторами (злоупотреблением властью, психическими отклонениями и др.), но никак не изъянами самой системы. 5. Миф о плюрализме мнений, непредвзятости и независимости средств массовой информации. Этот миф, по мнению Г. Шиллера, подобен культу священной коровы в Древней Индии — незыблем и непоколебим. Поэтому любые факты, свидетельствующие о зависимости СМИ от своих владельцев, рассматриваются как исключения, подтверждающие правила. Иначе говоря, если масс-медиа не являются «четвертой властью» в обществе, но постоянно так себя позиционируют, то аудитория с течением времени начинает в это верить. Немецкий исследователь Г. Гляйссберг в работе «О концентрации печати и манипулировании общественным мнением» утверждал, что подобное управление эффективно в условиях монополизации масс-медиа, т.е. чем больше печатных органов, теле- и радиоканалов входит в медиаимперии и контролируется медиадомами, тем легче и быстрее усваивают мнения владельцев СМИ миллионы читателей, зрителей и слушателей. К числу концепций, рассматривающих СМИ как средство манипулирования общественным мнением, относятся также: • теория «магической пули» (ее суть заключается в том, будто распространение информации, «подобно пуле» проникает в «глаза и уши зрителей» и подчиняет их сознание идеям, образам и стилю жизни героев теле- и радиоэфира); • теория инъекции (воздействие СМИ на массовую аудиторию сравнивалось с действием подкожных впрыскивателей, при этом игнорировались возрастные, культурные, демографические и другие особенности аудитории); • теория моделирования (утверждала, что люди моделируют свою жизнь, манеру одеваться, говорить, вести себя на работе и дома и т.д., подражая образцам, преподносимым в СМИ); • теория адаптации к нововведениям (объясняла массовость усвоения новых тенденций в моде и быту спецификой телерекламы, ток-шоу, познавательных передач и др.); • теория аккумуляции (сила влияния СМИ образуется и растет за счет увеличения совокупного результата постоянных, изо дня в день повторяющихся, воздействий информации, которая внушает одни и те же мнения, укрепляет имидж политиков и т. д.); • теория диффузии (информация, поступающая по каналам масс-медиа, поначалу фиксируется в суждениях компетентных и уважаемых в обществе людей — лидеров мнений, а затем переходит к другим потребителям, образуя в итоге контекст при межличностных контактах); • теория «стереотипных капсул» (утверждает, что СМИ призваны распространять стандартизированные представления о жизни и культуре, формируя на их основе модели поведения, нравов, ценностей и социальных возможностей). Однако далеко не все в научном мире согласны с теориями манипулятивно-управленческой журналистики. Существует группа концепций, в которых превалирующее значение имеют коммуникативные функции масс-медиа. Одной из наиболее значимых считается теория американского исследователя Екодзино Мэйо, согласно которой СМИ являются языком массового общения: благодаря им информационные потоки осуществляют и укрепляют связи по общественной вертикали (от управляющих к управляемым и обратно) и по горизонтали (в различных социальных слоях общества). Это, по мнению Е. Мэйо, способствует общенациональному сплочению, поиску решений периодически возникающих трудностей не в условиях взаимной конфронтации, но солидарности. В разгар «холодной войны» такие ученые, как Уильям Ростоу, Джозеф Белл, Эрик Багерстам выдвигали концепции, суть которых сводилась к тому, что журналистика является не столько «четвертой властью» в обществе, сколько «над-властью». По их мнению, благодаря СМИ общество обрело возможность влиять на политику законодательной, исполнительной и судебной властей. Еще дальше развила эти взгляды теория «медиадемократуры» французского ученого Жоржа Мерме, который полагал, что информационная элита (владельцы СМИ) использует демократические процессы в целях упрочения своей власти. Противостояние информационной элиты традиционным (финансовым, политическим, религиозным), периодически возникающие между ними коалиции (обычно вне национальных границ) порождают социальные кризисы. Журналистам в этой концепции отводится роль «солдат информационной войны». Теории «медиадемократуры» во многом близка теория «медиократии» другого французского исследователя — Франсуа-Анри де Вирье, утверждавшего, что в условиях контроля элиты над информационными процессами в политике весомыми становятся не голоса избирателей, а мнение аудитории. В итоге общественные процессы замыкаются в рамках треугольника «правительство — масс-медиа — общественное мнение», причем каждый из углов зависим от других. Теория сверстывания материалов печати утверждает, что большая часть новостей в современной американской и западноевропейской печати носит выборочный характер, поскольку и поднимаемые темы, и затрагиваемые проблемы, прежде чем они станут достоянием читателей, подвергаются тщательной редакторской и корректорской цензуре и распределяются в соответствии с той степенью значимости в газетно-журнальном пространстве, которая им предназначается. При этом степень значимости определяется интересами руководителей медиадомов, холдингов и корпораций. После окончания «холодной войны» и крушения системы биполярного мира, базировавшегося на противостоянии США и СССР, большую популярность в научных кругах обрела теория Информационного Общества, выдвинутая Альбертом Тоффлером. Он полагал, что в ХХІ веке будет ускоренными темпами созидаться общество, в котором большинство граждан участвуют в процессе создания, сбора, хранения или распределения информации, а не в сельском хозяйстве или промышленном производстве. СМИ в этих условиях будет способствовать стиранию межрасовых противоречий, сплочению разных наций и народов на основе солидарного решения глобальных проблем человечества. Любопытна и теория индивидуальных различий американского исследователя Майкла Дефлера. Базируясь на тезисе У. Липпмана о том, что люди по-разному реагируют на одно и то же сообщение, он утверждал, что любое сообщение вызывает у аудитории поток впечатлений и мнений. Следовательно, журналисты должны упорядочить этот поток в такую систему, которая повысит эффективность воздействия СМИ на аудиторию. Теория М. Дефлера обусловила внедрение в практику СМИ социологических опросов аудитории, рейтингов программ и ведущих и т. д. Проблемы информационного воздействия оказались также в центре внимания американского социопсихолога Гарольда Ласуэлла — основоположника теории массовых коммуникаций. Циркуляцию массово-информационных потоков Г. Ласуэлл рассматривал в виде последовательных звеньев единой общей структуры. В коммуникациях он видел процесс, имеющий свои социальные функции, внутреннюю структуру и общую направленность. Общественные противоречия, по мнению ученого, порождаются неравномерностью распространения информации (как между социальными слоями в одной стране, так и между целыми континентами), поэтому декларируемый им принцип «равного просвещения» должен помочь гражданам, обладающим разным уровнем знаний и доходов, придти к взаимопониманию и к соглашению по проблемам, общим для всех. «Целью демократического общества является равноценное просвещение эксперта, лидера и гражданина», – писал Г. Ласуэлл. Средства массовой информации в этой структуре призваны выполнять миссию «равного просвещения». Не случайно политики в странах Африки, Азии и Латинской Америки, которые с 1970-х годов ведут борьбу за равноправный информационный обмен между развитыми и развивающимися государствами, так любят ссылаться на теорию Г. Ласуэлла. В числе иных значимых концепций в современной зарубежной журналистике хотелось бы отметить также теорию «дерегуляции прессы» Джорджа Танстелла. Суть ее заключается в том, что поскольку во многих странах мира печать все более углубляется в рыночные отношения, то спрос и предложение такого специфического товара, как газеты, журналы, теле- и радиопрограмы, начинает действовать вместо государственных регуляторов — т. е. содержание информации определяется рыночными механизмами. Как видим, зарубежных теорий журналистики достаточно много, и каждый день сулит появление все новых и новых. Но все они призваны, в конечном счете, служить журналистской практике, и сами сотрудники СМИ будут делать выбор, пусть порой и подсознательный, в пользу той или иной концепции. Взаимовлияние теории как концентрированного идейно-концептуального опыта и практики масс-медиа осуществляется уже не одно столетие. Ведь, в конце концов, у них общая цель — повысить степень влияния СМИ на аудиторию и тем содействовать развитию демократии, общественному прогрессу и процветанию.
Каталог: bitstream -> 123456789
123456789 -> Учебная программа для специальности: 1-21 04 01 «Культурология
123456789 -> Рассказ «Из колена Аввакумова»
123456789 -> Вторая причина это массовое осознание того факта, что культурное развитие отнюдь не совпадает с историческим развитием
123456789 -> Пособие по изучению дисциплины Москва 2007 Рецензент: канд истор. Наук В. И. Хорин. Пименов В. И
123456789 -> Л. И. Карпова история воздухоплавания
123456789 -> Учебная программа для высших учебных заведений по специальности
  1   2   3   4   5

  • Раздел 1. «Четыре теории прессы»
  • Раздел 2. Основные теории и концепции современной зарубежной журналистики