Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сведения о тематике научных исследований




страница2/9
Дата04.07.2017
Размер1.66 Mb.
ТипСведения
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Калмыцкие народные благопожелания. Том Свода калмыцкого фольклора. (Исп. к.ф.н., с.н.с. отдела литературы, фольклора и джангароведения Овалов Э.Б., 20 а.л.) В подготовленный том Свода калмыцкого фольклора вошли тексты свыше трехсот народных благопожеланий (йорялов), различных по своей тематике и содержанию. Корпус текстов основывается на материалах, выявленных в фондах Научного архива КИГИ РАН, а также в научных публикациях и других источниках, в том числе текстах благопожеланий, собранных сотрудником института Эрдни-Горяевым М. Э.-Г. во время полевых экспедиций в районы Республики Калмыкия в конце XX века. В самобытном калмыцком устном народном творчестве благопожелания представляют оригинальный жанр. По своей структуре йорял представляет собой монолог, обращенный к одному человеку или группе лиц, содержанием которого является пожелание всего доброго, счастья, здоровья, благоденствия, мира и спокойствия, которое исполняется в будущем. При работе над томом на основе текстологического анализа произведена классификация благопожеланий по тематическому принципу: древние благопожелания по случаю перекочевки калмыков с Алтая в Нижнее Поволжье; благопожелания, извлеченные из текста героического эпоса «Джангар» (в том числе записанные от джангарчи Давы Шавалиева); благопожелания-призывания счастья; благопожелания, произносимые по поводу завершения хозяйственных циклов (окончание зимовки, наступление весны, прием приплода животных) и во время календарных праздников (Зул, Цаган сар, Урюс сар, Новый год); благопожелания, произносимые во время обрядовых действий (жертвоприношения огню, земле, воде, бурханам и др.), в том числе во время ритуального поднесения первинок (калм. дееҗ) божествам и предкам; благопожелания, связанные с жизненным циклом человека (посвященные началу жизни человека, наречению именем, первой стрижке волос, окончанию учебы, призыву на службу в армии, свадьбе); благопожелания молодежи, пожилым людям, ветеранам труда и войны, гостям, родственникам, по случаю новоселья, вручения подарков; йорялы, посвященные Родине, защитникам Отечества, миру, новым праздникам. Подготовленный том включает вступительную статью, тексты на калмыцком языке и в переводе на русский язык, а также приложение, содержащее список источников, комментарий к переводу, словарь непереведенных слов, указатели личных имен и топонимов, сведения об информантах и библиографию. Мифы, легенды и предания калмыков. Том Свода калмыцкого фольклора. (Исп. д.ф.н., в.н.с. отдела литературы, фольклора и джангароведения Басангова Т.Г., 15 а.л.) Подготовленный том включает свыше ста образцов мифов, легенд, преданий, до настоящего времени являющихся малоизученными жанрами калмыцкого фольклора, вступительную статью, в которой описаны история собирания и изучения и жанровые особенности несказочной прозы, а также приложение, содержащее список источников и информантов, филологический комментарий к текстам, глоссарий, именные указатели (мифонимы, топонимы), библиографию. Мифы, легенды и предания классифицированы по тематическому принципу: мифы о происхождении слова, фольклорных жанров и отдельных памятников устного народного творчества; космогонические мифы о творении мира, происхождении земли, неба, звезд, солнца, луны; этиологические мифы: о происхождении и особенностях животных, птиц, насекомых, растений, о некоторых явлениях природы, о происхождении напитков, пищи; этногонические мифы – о происхождении родов, племен; исторические легенды и предания; религиозные мифы, легенды и предания; топонимические предания и легенды: о происхождении географических объектов или их названий (различных местностей, рек, родников, гор, курганов); социально-бытовые легенды и предания: о происхождении обычаев, обрядов, праздников, о различных бытовых историях; демонологические легенды и предания: о сверхъестественных существах; легенды и предания о происхождении праздников; предания о сакральных лицах. Тематическая классификация основана на теоретических положениях исследователей русского фольклора и устного народного творчества тюрко-монгольских народов, с учетом специфики калмыцкого материала: Том «Мифы, легенды и предания калмыков» создан на основе как опубликованных, так и неопубликованных источников из Научного архива КИГИ РАН, полевых материалов. 11. Общие тенденции в тибето-монгольской повествовательно-дидактической литературе XVII–XVIII вв. (на материале переводных письменных памятников на монгольском и ойратском языках). (Исп. к.ф.н., снс отдела письменных памятников и буддологии Музраева Д.Н., 10 а.л.) Завершенная в виде монографии тема научно-исследовательской работы является опытом исследования монгольской и ойратской буддийской переводной литературы периода XVII–XVIII вв., в изучении которого до сих пор имеются белые пятна, и многие источники не введены в научный обиход. Указанный период известен по описаниям отечественных и зарубежных историков и исследователей истории монгольской литературы как период активного распространения буддизма среди монголов. Именно в это время были осуществлены грандиозные по своей культурно-исторической значимости переводы с тибетского языка на монгольский язык канонических сводов Ганджур и Данджур; утверждались принципы перевода сакральных буддийских текстов, получившие фиксацию в терминологическом словаре «Источник мудрецов», наметились тенденции, оказавшие значительное влияние на дальнейшее развитие литературного процесса монголов и ойратов. Тема исследования отвечает актуальным задачам современной монголистики, среди которых важное место отводится теоретическому осмыслению литературного процесса у монголов на протяжении всей известной нам истории культуры монголов (XIII–начало XX в.), пониманию его специфических и типических черт. Не менее важной представляется проблема изучения литературного наследия монголоязычных народов, проживающих в России — калмыков и бурят. В работе применен метод текстологического анализа, а также историко-функциональный подход к изучению памятников средневековой литературы. К исследованию, помимо образцов переводной литературы на монгольском и ойратском языках, были привлечены тибетские первоисточники, взятые за основу этих переводов, рассмотрены также тематика и сюжеты ряда повествовательно-дидактических сочинений. Основной вывод исследования заключается в том, что появление канонических и неканонических сочинений буддийской тематики в монгольских и ойратских переводах не является результатом действия случайных факторов. Сложение канонических собраний буддийских текстов на тибетском языке опережало во времени появление аналогичных собраний (имеются в виду переводы Монгольского Ганджура и Данджура, а также произведений, не вошедших в эти своды) на монгольском и ойратском языках. Параллельно с каноническими сочинениями в этот период появляются переводы неканонических сочинений, роль которых очень велика — они расширяют рамки канона, связывающего литературные произведения с религией, и по существу обозначают тенденцию к развитию светской литературы. В указанный период отмечался высокий уровень знания тибетского языка переводчиками-монголами в условиях монголо-тибетской диглоссии. 12. Жамьян Шадба. «Стадии и пути просветления»: философско-культурологический анализ текста. (Исп. м.н.с. отдела письменных памятников и буддологии Кукеев А.Г., 6 а.л.) Новизна завершенной работы заключается в том, что впервые в научный оборот вводится текст (транслитерация тибетского текста и русский перевод) сочинения Жамьяна Шадбы, значимость которого остается высокой и в системе современного буддийского монастырского образования. Введение в научный оборот текста Жамьяна Шадбы позволяет расширить поле современных тибетологических исследований, а выводы, полученные в ходе исследования, могут быть использованы при осмыслении особенностей философских направлений буддизма, дальнейшем изучении системы религиозного образования в Тибете, Монголии и Калмыкии. Оригинал сочинения Жамьян Шадбы, полное название которого – «Украшение Трех колесниц: раздел стадии и пути просветления» (Sa lam gyi rnam bzhag theg gsum mdzes rgyan zhes bya ba bzhugs so), хранится в Научном архиве КИГИ РАН (Ф. 15 оп. 1 ед. хр. № 207; 21 л., ксилограф, размер 61,5 х 9 см., 6 строк, текст полный), что является подтверждением высокого уровня философского образования в буддийских монастырях Калмыкии. Сочинение представляет собой краткий свод буддийского учения, в котором обобщены положения канонических сутр и шастр. Ценность данного труда заключается в том, что в нем представлены все основные категории и терминологическая база буддийской философии. Текст был составлен как базовое учебное пособие для образовательной системы монастыря Дрепунг Гоманг и занимал важное место в системе религиозного образования в тибетских монастырях. В научном отчете приводятся биографии двух авторов учебников для философского факультета монастыря Дрепунг Гоманг, известных как два перерождения (или воплощения) буддийского учителя Жамьян Шадбы. Анализируется учебный план философского факультета монастырской системы Дрепунг Гоманга. В приложении представлены перевод, транслитерация текста и факсимиле ксилографа. 13. Дже Гампопа. «Драгоценное украшение Освобождения»: шастра как философский трактат буддизма. (Исп. м.н.с. отдела письменных памятников и буддологии Санджиев Ч.А., 6 а.л.). Объект исследования определен разработкой общей темы «Письменное наследие монголоязычных народов», изучение которой предполагает исследование и публикацию текстов, собранных в различных архивных хранилищах страны, в том числе в Научном архиве КИГИ РАН. Новизна завершенной работы заключается в том, что впервые в научный оборот вводится краткий текст (транслитерация тибетского текста и русский перевод) сочинения Дже Гампопы «Драгоценное украшение освобождения» (тиб. Bsan bcos kyi bsdus don), функциональная значимость которого остается высокой и как в системе современного буддийского монастырского образования, так и в сфере «народного» буддизма. Оригинал источника в виде ксилографа хранится в Научном архиве КИГИ РАН. Сочинение Дже Гампопы представляет собой шастру класса «лам-рим», являющуюся первым произведением данного класса, написанным на тибетском языке. Ценность данного труда заключается в том, что в нем представлены все основные категории и терминологическая база буддийской философии. Значимость данного текста определяется также тем, что это произведение было рекомендовано коллегией калмыцких лам для включения в «Калмыцкую хрестоматию для чтения в старших классах калмыцких народных школ» (СПб., 1907), подготовленную известным монголистом А.М. Позднеевым. В научном отчете освещается биография автора буддийского письменного памятника, дается общая характеристика произведений класса «лам-рим» и проводится философско-культурологический анализ краткого варианта анализируемого сочинения. В исследовании рассмотрены вопросы истории изучения и переводов этого известного буддийского памятника отечественными и зарубежными учеными, проведен философский анализ наиболее важных и принципиальных в теоретическом отношении понятий буддийского учения, таких как сансара, нирвана, бодхичитта и др. К научному отчету прилагается текст транслитерации данного сочинения, его перевод на русский язык, а также словарь терминов. При планируемой публикации предполагается издание факсимиле ксилографа. 14. Калмыцко-русский словарь. (Рук. зав. отделом языкознания Омакаева Э.У., исп. к.ф.н., с.н.с. отдела языкознания Убушаев Н.Н., к.ф.н., с.н.с. отдела языкознания Лиджиев А.Б., к.ф.н., н.с. отдела языкознания Бадгаев Н.Б., к.ф.н., н.с. отдела языкознания Мулаева Н.М., к.ф.н., с.н.с. отдела языкознания Бембеев Е.В., 50 а.л.). Академическое калмыцкое языкознание характеризуется значительным достижением в области современной лексикографии – созданием нового двуязычного калмыцко-русского словаря. Со времени выхода «Калмыцко-русского словаря» (1977 г. издания) прошло более 30 лет. За этот период накоплены новые материалы и, следовательно, обогатились наши сведения о языке; лексикографическая теория также значительно продвинулась вперед; произошли определенные изменения в сфере языковых норм. Словарь предваряют предисловие и краткое введение. Задача данного двуязычного словаря - прежде всего дать наиболее точное соответствие лексем входного и выходного языков на основе соблюдения принципа адекватности перевода и стилистической принадлежности калмыцких слов и их эквивалентов. Новая работа принципиально отличается от предыдущих словарей, прежде всего своим словником и идеологией. Во-первых, значительно увеличился объем словника: в корпус словаря дополнительно введено около 5000 заголовочных и других словарных единиц. Дополнительный материал представляет новую лексику, закрепившуюся в словоупотреблении в последние годы. Во-вторых, новый труд отличается однотипностью описания заголовочных единиц, т.е. соблюден один из основных принципов лингвографии − ˝одинаковое описывается одинаково˝. В-третьих, опущены некоторые слова, которые имеют полное графическое соответствие в начальной форме в калмыцком и русском языках. В-четвертых, уточнены частеречная принадлежность и статус отдельных слов. Существенно увеличена представленность производных слов. Принципиальным отличием нового словаря является привлечение слов, пишущихся с прописной буквы. Многие разряды собственных имен (географических, личных и др.), хотя и не представлены в основном корпусе словаря в качестве самостоятельных единиц, присутствуют в нем при производных словах. Большой и разнообразный иллюстративный материал, почерпнутый из художественной литературы, современной прессы, эпоса «Джангар», калмыцких сказок, песен, загадок и других фольклорных текстов, позволил наглядно показать особенности сочетаемости и употребления приведенных слов, словосочетаний и фразеологизмов. В приложении как дополнение к основному корпусу словаря дан краткий грамматический очерк калмыцкого языка, содержащий основные сведения по словообразованию, морфологии, синтаксису. Главной особенностью словаря является его практическая направленность. Он предназначен, в первую очередь, для изучающих калмыцкий язык. При этом авторы руководствовались опытом составления новых Бурятско-русского и Большого монгольско-русского (М., 2001-2003) словарей. Настоящий словарь является базовым при изучении калмыцкого языка русскоязычным читателем. Завершенный Словарь отражает лексический состав калмыцкого языка начала третьего тысячелетия, его богатую терминологию и заимствования из других языков. Он является на сегодня самым значительным по объему нормативной лексики словарем современного калмыцкого языка (28000 слов) и охватывающим с необходимой полнотой общеупотребительную лексику и фразеологию. 15. Служебная лексика калмыцкого языка в сравнительно-историческом освещении. (Исп. м.н.с. Очирова Н.Ч., 6 а.л.). Актуальность выполненной темы обусловлена необходимостью комплексного описания системы калмыцких служебных слов в историческом плане. Углубленное изучение лексико-семантических и лексико-грамматических разрядов служебных слов показало, что они представляют в словарном составе языка особый слой, проблема их выделения до сих пор является нерешенной в лингвистике. В работе прослежены пути возникновения данного разряда слов, подробно описаны их значения, функции и употребление в калмыцком языке. Определен тематический состав служебной лексики калмыцкого языка; описана морфемная структура служебных слов; уточнена классификация послелогов, союзов и частиц на основе их структурно-семантической характеристики. Результаты исследования служебной лексики могут быть использованы при составлении исторической лексикологии и, шире, исторической грамматики современных монгольских языков. Материалы и научные выводы могут найти применение в практике составления соответствующих программ, учебников и учебных пособий по современному калмыцкому языку для высшей и средней школы. 16. Номинативный компонент калмыцкого языка. (Исп. к.ф.н., зав. отделом языкознания Омакаева Э.У., 10 а.л.) Теоретические аспекты калмыцкого языка занимают важное место в современных лингвистических разработках ученых КИГИ РАН. Основная цель завершенной работы – представить наименее изученный в монголистике номинативный компонент языка как систему, представляющую цельную картину современного состояния словарного состава калмыцкого языка. Исследование выполнено в русле когнитивно-функционального подхода – основного направления в современной лингвистике. Результатом работы является впервые выполненное комплексное описание основных субкомпонентов номинативного компонента, в т.ч. лексикологии, фразеологии и др. Критические переосмыслены сложившиеся трактовки основных лексических категорий, особое внимание уделено дискуссионным аспектам описания номинативной модели калмыцкого языка. В рамках данного исследования предпринята попытка на основе анализа различных аспектов взаимодействия языка и культуры осмыслить сущность понятия «номинация» с точки зрения лексической семантики, определить место лексики в формировании номинативного компонента калмыцкого языка. Рассмотрение понятия картины мира в контексте понятия номинации мотивировано потребностью осмыслить видение этносом действительности. Завершенная работа входит в цикл современных лингвокогнитивных исследований, затрагивающих изучение механизмов переработки сознанием человека всей воспринимаемой информации об окружающем мире. Предложенная автором методика анализа номинативного компонента калмыцкого языка для реконструкции языковой картины мира, т.е. семантической системы, может быть использована при его описании на материале других языков. Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в лексикологических исследованиях при изучении лексической семантики, ономастики, лингвокультурологии, а также при создании «Академической грамматики калмыцкого языка». Результаты исследования могут способствовать решению прикладных задач, связанных с лексикографическими работами. 17. Русскоязычная литература Калмыкии. (Исп. м.н.с. отдела литературы, фольклора и джангароведения Зумаева Д.Ю., 11 а.л.). В работе предпринята попытка специального исследования становления и развития русскоязычной литературы Калмыкии, определения её национальных истоков с применением системно-ценностного анализа творчества видных русскоязычных поэтов и писателей республики. Исследованы этапы истории становления и развития калмыцкой русскоязычной литературы, начиная с 20-30-х гг. XX в., когда закладывались основы развития многонациональной литературы, продолжались традиции переводческой деятельности и развивалось русско-национальное двуязычие, постепенно прочно вошедшее в культурную жизнь калмыцкого народа. Показано, что первый этап становления русскоязычного искусства слова был вызван внутрилитературными причинами, а также особенностями творческого пути писателей, продиктован их стремлением выйти за рамки замкнутого культурного пространства, обращением к более многочисленной, всесоюзной аудитории, желанием популяризировать культуру калмыков. Второй этап развития калмыцкой русскоязычной литературы (1957-1980 гг.) автор связывает с формированием межнациональных тенденций в развитии литературы, широким распространением переводческой работы, носившей двоякий характер (с калмыцкого на русский и наоборот), а также с национально-возрожденческими процессами, реабилитацией калмыцкого народа. Анализ современного периода развития калмыцкой русскоязычной литературы (1990 – 2011 гг.) показал, что по проблемно-тематическим, стилевым направлениям, общему жанровому уровню она развивается в одном русле со всей многонациональной российской литературой, но в ней также обнаруживается традиционное начало. В целом же все этапы являются, по сути, зеркальной проекцией «поворотов» социально-исторического процесса в калмыцком национальном сообществе. Кроме того, по мнению автора, калмыцкая русскоязычная литература представляет собой только складывающуюся эстетическую систему, решающую вечные общемировые духовные проблемы и таким образом вносящую свой вклад в развитие литературы народов Российской Федерации. Ее идейно-художественный опыт свидетельствует о жизнеспособности и плодотворности этой традиции. СВЕДЕНИЯ О ТЕМАТИКЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ КИГИ РАН Научно-исследовательская деятельность Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН в 2011 году проводилась по утвержденным планам НИР по 10 фундаментальным темам (включающим 34 подтемы) на основе базового бюджетного финансирования. Темы НИР ведутся по трем основным научным направлениям: историческому; филологическому; социально-политическому и экологическому. В 2011 г. в виде монографий и научных отчетов завершены 17 коллективных и индивидуальных тем НИР. Важное место в научно-исследовательской деятельности Института отводится созданию монографических и обобщающих трудов по темам НИР. В 2011 г. в результате проведенных исследований опубликовано 27 научных трудов (10 монографий, в том числе 3 коллективные, 7 книг, 10 сборников научных статей и научных журналов) и 337 научных статей. В отчетном году ученые Института подготовили и выступили с 129 докладами и сообщениями на различных научных конференциях, в том числе с 92 докладами на международных форумах. В 2011 г. Институт выступил как организатор и соорганизатор 5 Международных, Всероссийских и региональных конференций и 3 «круглых столов», школы молодых ученых. В отчетном году также проведены 3 презентации фундаментальных научных трудов ученых КИГИ РАН, мероприятия в рамках Недели российской науки в Калмыкии. Институт принял активное участие в подготовке выездного заседания Президиума Южного научного центра РАН. ИСТОРИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В рамках одного из приоритетных направлений исследований КИГИ РАН – исторического – важное значение придается разработке как ранее не исследованных, так и анализировавшихся специалистами ранее дискуссионных проблем, не имеющих пока однозначного решения в исторической науке. В отчетном году усилия историков Института были направлены на исследование археологии Северо-Западного Прикаспия, этнологии народов региона, а также выработку новых подходов к изучению отдельных этапов истории калмыцкого народа как в отдаленном прошлом, так и в годы советской власти. Ликвидация «белых пятен», восстановление исторической справедливости, объективная оценка прошлого и современности остаются актуальной задачей историков института. Историками Института особое внимание уделяется созданию коллективных работ и монографических трудов по древней истории и археологии Евразии, истории ойратов – предков калмыков (XIII – XVI вв.), истории Калмыкии в составе России (1609 г. – XXI в.), военной истории калмыков, российско-монгольским и российско-китайским отношениям, а также традиционным и современным проблемам этнологии монгольских народов. В 2011 г. завершена работа по переводу и составлению комментариев к новым источникам по истории ойратов – сочинениям авторов XVII-XVIII вв. («История дурбэн-ойратов», «История Хо-Урлюка» и «Торгудын гарулга» («Происхождение торгутов»)), содержащим ценнейшие и подчас уникальные сведения. Проведенное исследование в значительной мере будет способствовать уточнению данных по истории монгольских народов эпохи средневековья. К примеру, «Сказание о дурбэн-ойратах» составлено после разгрома Джунгарского ханства, и сопоставление данной версии с источниками китайскими и русскими может пролить дополнительный свет на события середины XVIII века. В этом сочинении переплелись исторические легенды и предания, устные рассказы о знаменитых ойратских деятелях, навеянные воспоминаниями о реальных событиях. В рамках фундаментальной темы «Источниковедение и историография» завершено исследование по теме «Джунгарское ханство и Цинская империя первой половины XVIII века в китайской историографии». Выявлены основные труды китайских историков по истории ойратов данного периода, определена специфика их подходов, сделан вывод о том, что конфуцианская концепция «Великого единения» остается основной и в современных исследованиях как в целом по приграничным территориям, так и по Джунгарскому ханству. Проводятся исследования по коллективной теме «Калмыкия и калмыки в истории России XVII - XXI вв.», для разработки которой в качестве одной из подтем НИР избрано исследование истории Калмыкии и места калмыков в системе международных отношений в период прихода к власти Аюки в последней трети XVII века. Собран значительный архивный материал из Российского государственного архива древних актов (РГАДА) в фондах «Донские дела» (Ф. 111), «Кабардинские дела» (Ф. 115) и «Крымские дела» (Ф. 123), который дает возможность значительно расширить исследовательское поле, выявить неизвестные ранее факты и события по истории отношений между разными народами России. В результате работы в РГАДА также оцифрованы 50 писем калмыцких тайшей, датированных концом XVII века. В отчетном году сотрудники отдела истории и археологии продолжали работу по разработке коллективной темы «Калмыки в Отечественной войне 1812 г.». Согласно Плану основных мероприятий по подготовке и проведению празднования 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года, утвержденному распоряжением Правительства РФ от 2 ноября 2009 г. №1628-р, КИГИ РАН проводит подготовку к проведению в 2012 году Всероссийской научной конференции «Участие народов России в Отечественной войне 1812 года». Согласно плановым темам НИР, ученые Института вели работу над составлением сборника документов и материалов «Участие калмыков в Отечественной войне 1812 года» и написанием коллективной монографии по этой теме. Выявлены ценнейшие документальные материалы в государственных архивах России (РГВИА, РГИА). На основании новых источников подготовлены к изданию документальный сборник и рукопись коллективной монографии по теме участия калмыков в Отечественной войне 1812 г., а также опубликованы научные статьи по данной проблематике. Продолжалось исследование истории локальной группы донских калмыков, c XVII в. входивших в состав Войска Донского. Проведен сбор исторических источников в РГВИА и РГИА, ГА РФ. Выявлены и обобщены новые сведения по истории донских калмыков за 1811 – 1830 годы, раскрывающие их участие в Отечественной войне 1812 г., количественные данные о численности калмыцкого населения на Дону. Для исследования истории локальной группы ставропольских калмыков большое значение будет иметь сборник документов и материалов из архивов России, начало издания которого положено в отчетном году: вышел первый том («Ставропольское калмыцкое войско в середине 30-х – 60-е гг. XVIII в.»). С новых методологических позиций разрабатывается «советский период» в истории Калмыкии. Особое место уделяется социально-экономической истории периода первых десятилетий советской власти, в том числе нэпа и коллективизации. Завершено исследование по подтеме «Социально-экономические последствия начального этапа коллективизации». В работе предпринято исследование истории Калмыкия в период 1929-1933 гг. в контексте социально-экономической, политической трансформации экономики страны в период проведения начального этапа коллективизации сельского хозяйства и индустриализации народного хозяйства в условиях социалистической модернизации. В рамках изучения подтемы «Деятельность профсоюзов Калмыкии в 1917-1943 гг.» проводилось выявление источников (как архивных, так и опубликованных). Объем фонда Калмыцкого областного совета профсоюзов (Ф. Р-13) Национального архива РК составляет 1905 дел по 4-м описям за 1921-1937 гг., 1957-1983 гг., 1979 – 1985 гг., 1986 – 2002 гг. В отчетном году проработана документация за 1921-1937 гг.: материалы создания профсоюзных организаций, улусных профбюро, материалы съездов профсоюзов Калмобласти, доклады, отчеты о деятельности союзов, руководящие материалы, постановления вышестоящих органов, касающиеся деятельности Облсовпрофа, протоколы конференций, заседания местных комитетов, отчетно-выборных собраний, коллективные договора, статотчеты, некоторые сведения по личному составу. Археологами Института продолжены работа по изучению накопленных материалов раскопок и разработка обширной темы «Древняя история и археология Евразии». В рамках подтемы «Археологические памятники Ергенинской возвышенности» предпринят анализ результатов проведенных раскопок на курганах Ергенинского могильника и разведок на одноименном поселении. Подготовлены и проведены геофизические исследования в Городовиковском и Кетченеровском районах РК в рамках международного проекта. В отчетном году завершена работа над полевым отчетом за 2010 год по археологическим разведкам на территории РК в рамках совместного проекта с Археологическим Ландесамтом земли Шлезвиг Гольштайн (Германия). Объем рукописи – 241 стр. (в том числе 67 стр. текста, 301 илл., 7 приложений на 95 стр.). Проведены полевые работы и подготовлены два Экспертных заключения по выполнению охранного археологического обследования (археологических разведок) по разделу «Охрана обьектов культурного наследия (недвижимых памятников)» в составе двух проектов: «Прокладка волоконно-оптического кабеля в рамках проектирования и строительства волоконно-оптической системы передачи (ВОСП) в Приютном и Целинном Районах Республики Калмыкия» и одноименного проекта по Яшкульскому району Республики Калмыкия. Подготовлен отчет «Научно-изыскательские археологические работы (разведки) по объекту «Ики-Бурульский групповой водопровод с подключением к Северо-Левокумскому месторождению подземных вод Республики Калмыкия». Основными направлениями работы этнологов Института являются разработка проблем этнической истории, особенностей традиционной культуры калмыцкого народа и проблем сохранения ее наследия, вопросов антропологического типа и генофонда калмыков. Сотрудники сектора работают над исследованиями отдельных разделов общей темы: «Традиционная и современная этнография Калмыкии». Приоритетом в исследовательской работе сотрудников сектора является проведение полевых исследований на территории районов Республики Калмыкия. В рамках подтемы «Традиционная культура калмыков по материалам фондов Национального архива Республики Калмыкия последней трети XVIII вв. – первой половины XIX вв.» проводился сбор сведений о жизни и быте калмыков исследуемого периода в следующих фондах: Ф. 35. «Калмыцкая экспедиция при Астраханской губернской канцелярии», 198 д. (1771-1786 гг.); Ф. 33. «Калмыцкая канцелярия», 267 д. (1788-1797 гг.) и др. По подтеме «Адаптация этноса в кризисных условиях: депортация и ссылка калмыков (1943 − 1957 гг.)» предпринята работа по сбору полевого материала для исследования материальной и социальной адаптации калмыков в условиях депортации. Цель исследования – изучение форм адаптации этноса, реагирующего на изменение в среде обитания и в отношениях с другими коллективами: материальная адаптация как технология жизнеобеспечения и связанные с ней формы материальной культуры и социальная адаптация как изменение форм социальной и экономической организации. Специфически этнографические методы исследования применяются этнологами при исследовании подтемы «Этнография детства. Калмыки (XIX – XXI вв.)». Этнография детства у монголоязычных народов, у калмыков в частности, является малоисследованной. Специфика ее у калмыков обусловлена резким переходом с кочевого на оседлый образ жизни, длительным нахождением в инокультурной среде в период депортации в 1943 − 1957 гг.. Все это обуславливает выбор различных методов исследования, часто – сочетающих методы смежных дисциплин. В проводимом исследовании рассматриваются как начальные стадии жизни ребенка (от ритуалов, способствующих рождению детей, до родильной обрядности), так и последующие стадии, отмечающие становление ребенка как члена социума. Исследуются способы ухода, питание, одежда, лечение, игровая культура, трудовое и нравственное воспитание. В 2011 году продолжалась разработка новой темы «Изобразительное искусство Калмыкии. 1957 − 2000 гг.», посвященной выявлению специфики калмыцкого изобразительного искусства во взаимосвязи с народными традициями. Источниками исследования послужили материалы Национального архива (дела Союза художников Калмыкии и Министерства культуры Калмыцкой АССР) и Национального музея им. Н.Н. Пальмова, используется также личный архив исполнителя темы. Анализ этнокультурных процессов в Калмыкии во второй половине XX века предпринимается и при разработке подтемы «Буддизм в Калмыкии (вторая половина ХХ в. – по наст. время). Историко-этнографическое исследование». Специфика процессов ревитализации буддийских институтов во второй половине XX в. определена активизацией международных взаимосвязей, участием тибетских религиозных деятелей, в том числе на высшем уровне, в возрождении буддийской церкви в Калмыкии. В отчетном году проводилось исследование сложного периода в истории буддизма Калмыкии – от восстановления республики до официальной регистрации первой религиозной общины в 1988 году – на материалах фондов Национального архива РК. Сложный этнический состав калмыцкого народа обусловил тематику исследований, направленных на изучение его этнических подразделений, в том числе проблем этногенеза калмыков в антропогенетическом аспекте на примере этнических групп тугтунов, бурулов, чоносов. Впервые проводится комплексное исследование популяционно-демографических и медико-генетических характеристик данных групп калмыков, анализ структуры популяций и определение зависимости генетического разнообразия от этнического происхождения. Кроме использования популяционно-демографических методов, предполагается изучение Аlu-инсерций внутри субэтноса калмыков-дербетов для выявления родовых генетических различий. Полиморфные Alu-инсерции составляют более 10 всего генома человека и являются эффективным маркером для анализа генетической структуры, разнообразия популяций, внутри- и межпопуляционной дифференциации. Alu-последовательности характеризуются высокой стабильностью, низким уровнем инсерций de novo, отсутствием механизма удаления Alu-повтора из специфического локуса, что позволяет рассматривать Alu-инсерцию как независимое событие, произошедшее лишь однажды. Для Alu-повторов, в отличие от других полиморфных диаллельных систем, всегда известны предковое состояние и направление мутации. Эти особенности позволяют широко использовать Alu инсерционный полиморфизм для популяционных исследований.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • Мифы, легенды и предания калмыков. Том Свода калмыцкого фольклора. (Исп. д.ф.н., в.н.с. отдела литературы, фольклора и джангароведения Басангова Т.Г., 15 а.л.)
  • 12. Жамьян Шадба. «Стадии и пути просветления»: философско-культурологический анализ текста . (Исп. м.н.с. отдела письменных памятников и буддологии Кукеев А.Г., 6 а.л
  • 13. Дже Гампопа. «Драгоценное украшение Освобождения»: шастра как философский трактат буддизма . (Исп. м.н.с. отдела письменных памятников и буддологии Санджиев Ч.А.
  • 15. Служебная лексика калмыцкого языка в сравнительно-историческом освещении. (Исп. м.н.с. Очирова Н.Ч., 6 а.л.).
  • 16. Номинативный компонент калмыцкого языка. (Исп. к.ф.н., зав. отделом языкознания Омакаева Э.У., 10 а.л.)
  • 17. Русскоязычная литература Калмыкии. (Исп. м.н.с. отдела литературы, фольклора и джангароведения Зумаева Д.Ю. , 11 а.л.).
  • СВЕДЕНИЯ О ТЕМАТИКЕ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ КИГИ РАН
  • ИСТОРИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ