Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Стратегическое эссе об «Искусстве войны» Сунь Цзы. Иван Дмитриевич Тузовский




Скачать 205.13 Kb.
Дата07.07.2017
Размер205.13 Kb.
Стратегическое эссе об «Искусстве войны» Сунь Цзы.
Иван Дмитриевич Тузовский,

аспирант Челябинской Государственной Академии

Культуры и Искусств по специальности

24.00.01 «Теория и история культуры»
«Война – это путь обмана»

Сунь-цзы.



«Si vis pacem, para bellum» -

«Хочешь мира – готовься к войне»

Предположительно, Корнелий Непот


Трактату «Искусство войны» китайского полководца и мыслителя Сунь-цзы даже по минимальным оценкам более двух тысяч лет. В данной статье нас не интересует критика авторства или датировки этого трактата. Главное – трактат «Искусство войны» представляет собой целостную военно-стратегическую и тактическую доктрину. Специфика его написания заключается в том, что даже к III-II вв. (минимальная датировка «древности» трактата) письменный китайский язык еще окончательно не сложился. Иероглифы имели «плавающие», часто взаимоисключающие значения. Марсель Гране, например, вообще говорит о невозможности доказательного анализа китайских источников до V в. н.э.

Не являясь лингвистом, тем более – специалистом в китайском языке – автор все же претендует на возможное новое понимание некоторых понятий трактата, которые позволяют глубже раскрыть стратегическую доктрину и сформировать ее целостное, системное видение. В своей работе мы будем опираться на ставший классическим перевод академика Н.И. Конрада.

Еще одна сложность работы, которую нам хотелось бы отметить – это рассеянность некоторых значений основных понятий по нескольким главам текста. Для удобства работы (поскольку текст имеет множество изданий и несколько переводов) мы будем приводить ссылочный материал не на какое-либо конкретное издание и страницу, а на главу и пункт этой главы. Все цитаты даются по переводу Н. Конрада, например: [К. 1. – номер главы; 1. – номер пункта в главе]. Наконец, последнее общее замечание – ограничиваясь объемом небольшой статьи мы не можем провести последовательный («линейный») анализ всего текста трактата – хотя такая работа, безусловно, была бы предпочтительнее. Поэтому мы ограничимся анализом наиболее любопытных и неожиданных мест трактата, оставив в стороне также биографию китайского стратега и прочие аспекты личностного анализа. Выбранные нами фрагменты, в принципе, позволяют составить достаточно целостное представление о стратегической доктрине Древнего Китая в аспектах стратегического планирования, управления противником, управления ресурсами, стратегического целеполагания. Начнем с вопросов стратегического планирования \ прогнозирования.

Нетривиальная трактовка понятия Небо

[К, 1.1]: «1. Сунь-цзы сказал: война – это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять.»

Структурно эта цитата делится на 3 части:



  1. «Сунь-цзы сказал… это нужно понять»

  2. «Война – это великое дело для государства»

  3. «… это почва для жизни и смерти, это путь существования и гибели…»

Первая часть нас интересует мало – обороты «наставления» повторяются в начале практически каждой главы, да и в тексте повторяются неоднократно.

Нас интересует разница между 2 и 3 частями этой фразы. Первая часть строго утвердительна – «война – это великое дело для государства». Вторая часть фразы представляет собой набор бинарных оппозиций, альтернативных взаимоисключающих утверждений: «почва для жизни» - «и смерти», «путь существования» - «и гибели».

Можно трактовать это место в том смысле, что война синкретически объединяет и путь существования, и путь гибели. Второй вариант трактовки – война для одного участника является путем существования, для другого – путем гибели. Наконец, можно трактовать словосочетание «великое дело» как «большое дело». Однако здесь, увы, вступают в действие указанные выше недостатки нашего исследования: мы работаем все-таки с переводом и точного значения сейчас определить не можем. Тем не менее, даже такая трактовка не исключает противоречия с альтернативно-выборным характером второй половины высказывания. Конечно, все эти варианты правомочны и вполне доступно объясняют первую фразу трактата. Но не удовлетворительны окончательно. Война – это не просто набор взаимоисключающих для одного субъекта и взаимодополняющих для двух субъектов альтернатив. Война – это искусство выбора между такими альтернативами. Конечно, сейчас для такого вывода у нас недостаточно оснований. Поэтому к нему мы еще вернемся – пройти мимо этого примера логики трактата мы не могли. Война становится великим делом для государства тогда, когда становится путем существования и почвой для жизни. Это нужно понять – так следовало бы прочитать первую фразу трактата. И это, естественно, не ошибка или неточность переводчика – а специфика мышления стратега, для которого одним из основных принципов был принцип «непрозрачности» стратегических решений.

Дальнейший текст достаточно ясен [К. 1.2-3]:



«2. Поэтому в ее основу кладут пять явлений [ее взвешивают семью расчетами и этим определяют положение].

3. Первое – Путь, второе – Небо, третье – Земля, четвертое – Полководец, пятое – Закон .

Путь – это когда достигают того, что мысли народа одинаковы с мыслями правителя, когда народ готов вместе с ним умереть, готов вместе с ним жить, когда он не знает ни страха, ни сомнений.

Небо – это свет и мрак, холод и жар, это порядок времени.

Земля – это далекое и близкое, неровное и ровное, широкое и узкое, смерть и жизнь.

Полководец – это ум, беспристрастность, гуманность, мужество, строгость.

Закон – это воинский строй, командование и снабжение.

Нет полководца, который не слыхал бы об этих пяти явлениях, но побеждает тот, кто усвоил их; тот же, кто их не усвоил, не побеждает»

Нас интересует понятие «Небо».

В его толковании также можно найти неясность – «порядок времени». В обыденном сознании существует только один «порядок времени» - от прошлого через настоящее в будущее. Классическая трактовка, которую приводит и Н. Конрад упирает на комплекс значений сочетания «чжи ши»: «…выражение "ши чжи" можно понять двояко - в зависимости от того, какой смысл придать слову "чжи". Если понять его в том значении, в котором оно выступает в сложном слове "чжиду" - "порядок", строй, "система" и т. п., выражение "шичжи" будет означать "порядок времени", "законы времени" и т. п. Возможно понять "чжи" и в духе русского глагольного имени - "распоряжение", "управление", поскольку "чжи" может иметь и глагольное значение - "распоряжаться", "управлять". Так понимает это слово Мэй Яо-чэнь, который перефразирует выражение "шичжи" так: "справляться с этим своевременно", в нужный, подходящий момент. В трактате Сыма Фа есть выражение, очень близкое по смыслу к этому месту Сунь-цзы: - "следовать за небом (т. е. за погодой - Н. К.) и соблюдать время". Лю Инь, объясняя это место, дает парафраз Сунь-цзы: [...] , т. е. "это (т. е. данное выражение Сыма Фа. - Н. К.) есть то, о чем говорится (у Сунь-цзы словами. - Н. К.): "мрак и свет, холод и жара... справляться с этим своевременно" ). Кстати, этот парафраз Лю Иня выясняет, какое дополнение подразумевается при глаголе "чжи": слово "чжи", несомненно, относится к предыдущему, т. е. к словам "мрак и свет, холод и жара". При таком толковании общая мысль Сунь-цзы может быть пересказана следующим образом: "Небо" - это атмосферические, климатические, метеорологические условия, время года, состояние погоды. С точки зрения ведения войны важно "справляться со всем этим своевременно", т. е. уметь приспосабливаться к климатическим условиям, к погоде и выбирать подходящий момент.

Мы не имеем ни права, ни возможности оспаривать внутреннюю взаимосвязь иероглифов в выражении. Но, как нам представляется, попытка увязать фразу в последовательность с одним смыслом несколько обедняет текст. «Свет и мрак» - время суток. «Жара и холод» - время года. Порядок времени?... С точки зрения Сунь-цзы, война представляет собой последовательность действий и реакций на действия (причем каждая реакция одновременно является действием для реакции следующего порядка и т.д.). Это концепция очень важна для нас, поскольку без нее будет невозможно понять некоторые иные идеи трактата. Система «Действие – Реакция» эквивалентна системе «Причина – Следствие». И это дает нам ключ к пониманию понятия «порядок времени». Причина всегда предшествует следствию – это постулат для физической реальности. Однако для реальности человеческих отношений этот постулат не вполне верен. Реакция (ответ на действие) может опережать действие – если действие было предсказано (предугадано, спрогнозировано и т.д. – можно использовать любой сходный термин). То есть реакция (будущее) в настоящем опережает действие (прошлое). В шахматах, например, превентивные действия лишают противника инициативы – противник вынужден исключительно реагировать. Подтверждение нашей мысли мы можем найти в тексте и впоследствии:



«Кто – еще до сражения – побеждает предварительным расчетом , у того шансов много…» [К. 1.9];

«…Поэтому самая лучшая война – разбить замыслы противника…» [К. 3.2];

«…Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь…» [К. 3.3];

«…Поэтому, оценивая противника, узнают его план с его достоинствами и его ошибками; воздействовав на противника, узнают законы, управляющие его движением и покоем…» [К. 6.11];

«…Поэтому кто не знает замыслов князей, тот не может наперед заключать с ними союз…» [К. 7.6];

Наконец, для еще одного подтверждения нашей трактовке фактора «Неба» (можно, весьма условно, назвать ее нетривиальной – в том смысле, что она использует неочевидные решения) необходимо провести полноценный анализ еще одного отрывка из текста трактата:



Фактор Неба и непрозрачность стратегических решений

[К. 4.3-5]:

«3. Тот, кто видит победу не более чем прочие люди, не лучший из лучших. Когда кто-либо, сражаясь, одержит победу и в Поднебесной скажут: "хорошо", это не будет лучший из лучших…

4. Когда поднимают легкое перышко, это не считается большой силой; когда видят солнце и луну, это не считается острым зрением; когда слышат раскаты грома, это не считается тонким слухом.

Про кого в древности говорили, что он хорошо сражается, тот побеждал, когда было легко победить. Поэтому, когда хорошо сражавшийся побеждал, у него не оказывалось ни славы ума, ни подвигов мужества…

5. Поэтому, когда он сражался и побеждал, это не расходилось с его расчетами. Не расходилось с его расчетами – это значит, что все предпринятое им обязательно давало победу; он побеждал уже побежденного…»

Выделенный фрагмент служит еще одним подтверждением нашей мысли о нетривиальной трактовке фактора «Неба». Однако на этом смыслы данного отрывка не исчерпываются. К сожалению, нам не удалось найти каких-либо комментариев к данному отрывку текста, однако это, отнюдь не означает, что он абсолютно ясен.

В своем анализе, в сущности, мы пойдем в обратном направлении рассуждения. Нас интересует утверждение из 4 пункта этого места трактата: «поэтому, когда хорошо сражавшийся побеждал, у него не оказывалось ни славы ума, ни подвигов мужества…».

Ответ на вторую часть – «подвиги мужества» - найти легко – «он побеждал уже побежденного». Однако это не ответ на пассаж относительно «славы ума». Славу ума можно заработать только, если выводы этого ума становятся доступными для оценки массами. «Тот, кто видит победу не более чем прочие люди, не лучший из лучших… Когда поднимают легкое перышко, это не считается большой силой; когда видят солнце и луну, это не считается острым зрением; когда слышат раскаты грома, это не считается тонким слухом…».

Решения действительно выдающегося стратега («лучшего из лучших») недоступны для восприятия большинством, которое способно видеть только очевидные ходы – «видеть солнце и луну» и т.д. То есть – стратегическое решение должно быть непрозрачным. Это не просто общая рекомендация. Нам необходимо объединить все полученные результаты в первичный комплекс.

Подтверждение этой мысли также можно найти в дальнейшем тексте трактата [К. 6.4]:



«4. Поэтому у того, кто умеет нападать, противник не знает, где ему обороняться; у того, кто умеет обороняться, противник не знает, где ему нападать. Тончайшее искусство! Тончайшее искусство! – нет даже формы, чтобы его изобразить. Божественное искусство! Божественное искусство! – нет даже слов, чтобы его выразить. Поэтому он и может стать властителем судеб противника…»

Война – это искусство «лавирования» между бинарными оппозициями. Поскольку имеется два субъекта (противника), то сделать свой выбор явно недостаточно. Необходимо одновременно лишить противника возможности такого выбора. Для этого необходимо постоянно прогнозировать его действия (фактор «Неба»), упреждать их, вынуждая противника только реагировать и, наконец, защитить свои действия от «прочтения» - принимать непрозрачные решения. Это только первый методологический слой управления противником, который мы извлекли из беглого анализа первых 4 глав текста. Однако уже он дает представление о том, насколько глубоко переплелись понятия трактата. Этому есть 3 возможных объяснения, которые не противоречат идеям классических трактовок исследователей трактата:



  1. нечеткость языка не позволяет достоверно и однозначно трактовать его содержание

  2. трактат писался и дополнялся на протяжении нескольких поколений представителями одной школы

  3. автор мог сознательно или бессознательно выстроить трактат и его язык таким образом, что трактат получил несколько «степеней защиты» от трактовки.

В принципе, все объяснения равновероятны и мы не будем подробно останавливаться на доказательстве какого-либо из них.

Понятие о ресурсах, их типология, основные методы управления ресурсами

Мы же хотели бы обратиться к несколько иной области анализа, которую имеет смысл затронуть. Это вопрос о ресурсах конфликта, который также имеет свои неочевидные стороны. Информация о видах ресурсов, об их использовании, и косвенном управлении противником при помощи правильного использования ресурсов также рассеяна по многим главам трактата. Поэтому целесообразно собрать эти сведения воедино, во-первых, во-вторых, попытаться также извлечь «непрочтенные слои» трактата.

Основная глава, дающая представление о ресурсах – вторая – «Ведение войны».

[К. 2.1-6.]:

«1. Сунь цзы сказал: правило ведения войны таково:

2. Если у тебя тысяча легких колесниц и тысяча тяжелых, сто тысяч солдат, если провиант надо отправлять за тысячу миль, то расходы внутренние и внешние, издержки на прием гостей, материал для лака и клея, снаряжение колесниц и вооружения – все это составит тысячу золотых в день. Только в таком случае можно поднять стотысячное войско.

3. Если ведут войну, и победа затягивается, – оружие притупляется и острия обламываются; если долго осаждают крепость, – силы подрываются; если войско надолго оставляют в поле, – средств у государства не хватает.

4. Когда же оружие притупится и острия обломаются, силы подорвутся и средства иссякнут, князья, воспользовавшись твоей слабостью, поднимутся на тебя. Пусть тогда у тебя и будут умные слуги, после этого ничего поделать не сможешь.

5. Поэтому на войне слышали об успехе при быстроте ее, даже при неискусности ее ведения, и не видели еще успеха при продолжительности ее, даже при искусности ее ведения.

6. Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны…»

Уже из второго пункта мы можем извлечь два вывода: конфликт в открытой военной форме имеет ресурсоемкую природу. Собственно, и дипломатическая борьба может иметь также ресурсоемкую природу, но уж военный конфликт – поглощает ресурсы обязательно. Второй вывод тоже достаточно прост. Правда, из него мы выведем неожиданное следствие: «…только в таком случае можно поднять стотысячное войско…» - то есть доступные нам ресурсы определяют численность нашего войска, его максимальный порог численности. Не необходимость – а доступные ресурсы. Это очень важный момент. Что же тогда определяет минимальный порог численности войска? Ответ мы найдем только в девятой главе – «Поход»: [К. 9.18]



«Дело не в том, чтобы все более и более увеличивать число солдат. Нельзя идти вперед с одной только воинской силой. Достаточно иметь ее столько, сколько нужно для того, чтобы справиться с противником путем сосредоточения своих сил и правильной оценки противника…»

Итак, максимальный порог численности войска – столько, сколько позволяет нам ресурсная база без ущерба для прочих сфер жизни общества и государства. Минимальный порог – столько, сколько необходимо для победы (минимизируется дополнительно оборотом «путем сосредоточения своих сил и правильной оценки противника»). Правильная оценка противника относится нами к фактору «Неба» («нарушение» причинно-следственных связей «действие-реакция» путем постоянного прогнозирования и соответственных превентивных действий, лишающих противника инициативы).

В связи с этим возникает вопрос: а если минимальный порог больше максимального? Этот вопрос пока отставим в сторону и вернемся к нему позже, когда разберем все проблемы управления ресурсами и проблему стратегического целеполагания.

Из пунктов 2.2, 2.3. и 2.4 мы можем вывести общую типологию ресурсов конфликта, с точки зрения стратегической доктрины Сунь-цзы.



  1. Материальные (провиант, фураж, снаряжение и оружие и т.д.)

  2. Людские (причем людские ресурсы неоднородны и сложны в управлении, требуют функциональной иерархизации и т.д.)

  3. «Моральные» (это то, что в первой главе Сунь-цзы называл «Путь» - пункт 1.2.)

  4. Время – также ресурс конфликта, через который определяются отношения всех прочих видов ресурсов. Однако у Сунь-цзы прямых и достаточно полно аргументированных указаний на это мы не найдем – поэтому не будем останавливаться на этом подробно.

Поскольку война имеет ресурсоемкую природу, то затягивание конфликта приводит к истощению ресурсной базы - и материальной («…если войско надолго оставляют в поле, – средств у государства не хватает…»), и людской (например, «…если долго осаждают крепость, – силы подрываются…», поскольку «…самое худшее – осаждать крепости. По правилам осады крепостей такая осада должна производиться лишь тогда, когда это неизбежно. Подготовка больших щитов, осадных колесниц, возведение насыпей, заготовка снаряжения требует три месяца; однако полководец, не будучи в состоянии преодолеть свое нетерпение, посылает своих солдат на приступ, словно муравьев; при этом одна треть офицеров и солдат оказывается убитыми, а крепость остается не взятой. Таковы гибельные последствия осады…» - [К. 3.2]). Истощается и «моральный ресурс» - «Путь»: «…когда же оружие притупится и острия обломаются, силы подорвутся и средства иссякнут, князья, воспользовавшись твоей слабостью, поднимутся на тебя…».

Из этого следуют несколько выводов:



  1. желательная краткость конфликта – «…Поэтому на войне слышали об успехе при быстроте ее, даже при неискусности ее ведения, и не видели еще успеха при продолжительности ее, даже при искусности ее ведения…»

  2. пополнять ресурсы желательно за счет противника – «…поэтому умный полководец старается кормиться за счет противника…» [К. 2.11]. Или – «Если при сражении на колесницах захватят десять и более колесниц, раздай их в награду тем, кто первый их захватил, и перемени на них знамена. Перемешай эти колесницы со своими и поезжай на них. С солдатами же обращайся хорошо и заботься о них. Это и называется: победить противника и увеличить свою силу » - [К. 2.13].

Захват ресурсной базы противника требует использования метода разделения \ соединения. Подробно на нем мы останавливаться не будем, поскольку Сунь-цзы изложил это ясно и точно в пункте 7.9.

  1. возникает оригинальный метод ведения конфликта с возможностью ухода от открытого противостояния – «ресурсная гонка».

Последний метод достаточно спорен в теоретическом своем аспекте. Хотя на практике неоднократно применялся.

Мы будем ориентироваться на несколько ключевых высказываний:



«…Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству. Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны…» - [К. 2.6]

Здесь требуются дополнительные комментарии. Фраза также оперирует, очевидно, и отношениями одного субъекта и отношениями обоих субъектов конфликта. «Никогда еще не бывало, чтобы война продолжалась долго и это было бы выгодно государству» - это утверждение истинно в абсолютной внутренней системе ценностей государства. Затягивание конфликта неумолимо приводит к истощению ресурсов, а, следовательно, по Сунь-цзы, к внутренним смутам. Вторая часть приведенной выше цитаты вступает с первой частью в противоречие – «Поэтому тот, кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны…». Эта часть, очевидно, апеллирует уже к двум субъектам конфликта. Главнейшая выгода – это победа. Нанеся самому себе вред затягиванием конфликта субъект 1 добивается победы (то есть выгоды), если ресурсная база субъекта 2 (противник) менее «объемна». Этот процесс можно ускорить, если навязать ему «ресурсную гонку» - например, многократное увеличение численности войска (потери в этом случае будут также кратными – на найм, содержание, провиант и т.д.). Однако для этого нам необходимо, чтобы противник произвел неправильную оценку минимальной численности своего войска («столько, сколько нужно для того, чтобы справиться с противником путем сосредоточения своих сил и правильной оценки противника…»).

Подтверждение этой мысли мы находим в главе 6 («Полнота и пустота») [К. 6.2]:

Ресурсная гонка как метод истощения ресурсов

«…Уметь заставить противника самого прийти – это значит заманить его выгодой; уметь не дать противнику пройти – это значит сдержать его вредом. Поэтому можно утомить противника даже исполненного сил; можно заставить голодать даже сытого; можно сдвинуть с места даже прочно засевшего…»

Конечно, в этом отрывке мы затрагиваем иной очень важный вопрос – методы управления противником при помощи стимулирования \ сдерживания (выгода \ вред) –, который вынуждены оставить вне рамок этой статьи. Однако нас интересует именно фраза «заставить голодать даже сытого». Мы трактуем ее в том смысле, что одно из необходимых умений стратега – вводить противника (субъект 2) в заблуждение при оценке ресурсов субъекта 1 (стратег), при оценке объема ресурсов, которых необходимо задействовать, или создать у него потребность в постоянном увеличении объема задействованных ресурсов.

Исторических примеров метода «Заставить голодать даже сытого» можно найти огромное множество. Даже гонку вооружения и наращивание паритетного ядерного потенциала за мегатонные пределы уничтожения планеты в целом можно рассматривать как реализацию этого метода. Наоборот, продвижение баз НАТО к границам СССР в Турцию, или установка СССР на Кубе нескольких пусковых установок и размещение воинского контингента для их обслуживания, охраны и потенциального использования – это примеры переориентации на рациональное использование ресурсов. Грозящее при этом перерастанием конфликта в открытую фазу, чего, в принципе, не желали, наверное, обе стороны.

Следует также оговорить и тот момент, что ресурсы конфликта (как свои, так и противника) разнятся в ценности. Первичное подтверждение мы уже давали: «если долго осаждают крепость, – силы подрываются…» - крепость выступает в качестве стратегически неценного ресурса. Продолжение этой мысли можно найти, например, в главе VIII («Девять изменений»): «…бывают дороги, по которым не идут; бывают армии, на которые не нападают; бывают крепости, из-за которых не борются; бывают местности, из-за которых не сражаются; бывают повеления государя, которых не выполняют…» [К. 8.3]

Правда это место мы можем трактовать еще и дополнительным образом, однако к этому вопросу мы вернемся разобрав проблему стратегического целеполагания.

Зависимость войска от ресурсной базы: использование мобильной ресурсной базы или уничтожение ресурсной базы.

Наконец, нам остается упомянуть, что войско конфликта привязано к своей ресурсной базе. Роль «мобильной ресурсной базы» играет обоз. Относительно этой проблемы Сунь-цзы также изложил все просто, без многоплановых понятий, поэтому подробная трактовка нами опускается, остается лишь краткое указание на пункты, объясняющие это [К. 7.3, 7.5]:



«3. Поэтому борьба на войне приводит к выгоде, борьба на войне приводит и к опасности. Если бороться за выгоду, подняв всю армию, цели не достигнуть; если бороться за выгоду, бросив армию, будет потерян обоз.

5. Если у армии нет обоза, она гибнет; если нет провианта, она гибнет; если нет запасов, она гибнет…»

Использование мобильной ресурсной базы расширяет границы действия войска – то, что Сунь-цзы именует «объем» [К. 4.8]: «местность рождает длину, длина рождает объем, объем - число…». Здесь «длина» – удаленность войска от ресурсной базы, «объем» – производная от длины, численности войска и объемов задействованных ресурсов. Длина выступает ограничивающим фактором численности войска в зависимости от соотношения доступных и необходимых ресурсов для «содержания войска в поле», что истощает ресурсы ([К. 2.3, 2.8]):



«3. …если войско надолго оставляют в поле, – средств у государства не хватает…

8. Во время войны государство беднеет оттого, что возят далеко провиант…»

Последний метод использования ресурсов… это их уничтожение – это двенадцатая глава трактата – «Огневое нападение» [К. 12.1]:

«1. Сун цзы сказал: огневое нападение бывает пяти видов: первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды…»

Итак, выводы по проблеме ресурсов:

Ресурсы бывают материальные, человеческие, моральные. С течением времени они истощаются, что позволяет навязать противнику «ресурсную гонку» (метод «заставить голодать даже сытого»). Пополнение ресурсов должно производится за счет захвата ресурсов противника. Однако следует учитывать, что ресурсы – вне зависимости от своего вида – могут не иметь стратегической ценности и борьба за них бессмысленна; либо затраты на их захват могут девальвировать их ценность. Тогда от захвата ресурсов следует отказаться. Ресурсы и ресурсная база могут быть уничтожены, если воспользоваться ими не удастся, либо если уничтожение ресурсной базы противника нанесет ему больше вреда, чем ее захват выгоды для стратега и его армии.

Близость к ресурсной базе снижает траты ресурсов, удаленность – увеличивает их. Поэтому целесообразно использование «мобильной ресурсной базы». Поэтому также устанавливаются границы возможного эффективного действия войска.

Наконец, минимальный и максимальный пороги численности войска определяются, соответственно, минимальной необходимостью и объемом «доступных» ресурсов.

Стратегическое целеполагание. Сравнение европейской и китайской логики относительно сущности войны

Нам остается рассмотреть последний краткий вопрос – вопрос о стратегическом целеполагании. Перед рассмотрением этой – финальной в рамках данной статьи – проблемы, нам хотелось бы напомнить достаточно циничную мысль европейского полководца и стратега Клаузевица: «война – это продолжение политики иными средствами…». Это высказывание имело несколько следствий:



  1. закрепление в европейской стратегической традиции дискретного дополнительного характера отношений войны и политики

  2. обосновало рациональную необходимость военных действий, как «наиболее эффективных»

  3. закрепление в европейском сознании и стратегической традиции восприятия войны – как следствия «неудачной» политики, что породило уже иную мысль, принадлежащую вовсе не военному человеку, писателю А. Азимову: «сила – последний аргумент тупиц».

Естественно, эта мысль Клаузевица была таким же продуктом развития европейской культуры и стратегического искусства, как трактат Сунь-цзы был всего лишь результатом развития иной, китайской дальневосточной традиции мышления, культуры, стратегической мысли.

Попробуем поставить вопрос о стратегическом целеполагании в лоб. Что может дать нам Сунь-цзы в ответ? – четкую иерархию целей стратегического действия \ нападения [К. 3.2]:



«Поэтому самая лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войска. Самое худшее – осаждать крепости.»

Итак иерархия целей стратегического нападения следующая:



  1. разбить замыслы

  2. разбить союзы

  3. разбить армию

  4. осадить крепость.

Настало время вернуться к тезисам, которые мы высказывали несколько ранее и определить почему иерархия именно такая:

  1. критерий «необходимого основания любых действий». Мы уже упоминали о том, что «не зная замыслов князей невозможно заключать с ними союзы». Естественно и наличие обратной связи – знание замыслов позволяет также разбить союзы князей. Также, знание замыслов – это, де-факто, анализ, моделирование и прогнозирование, то есть фактор «Неба», который требуется, что «победить уже побежденного», чтобы «победа была легка». Однако этот критерий явно не исчерпывающий – он не позволяет нам определить иерархическую последовательность «союза-армии-осады».

  2. критерий «возможного объема задействованных ресурсов». Знание замыслов противника зависит от интеллектуальных способностей самого стратега, работы разведки \ шпионажа (глава 13 «Использование шпионов»), умения собирать косвенными методами информацию о противнике (например, глава 9 «Поход», пункты 11-17). Разбить замыслы и союзы можно вовсе не используя армию – дипломатическими методами, экономическим давлением, «информационной войной» и т.д. Естественно можно осуществить это и войсковой операцией, но возможность «мирного» конфликта остается всегда. Разбить армию противника проще все-таки при ее противостоянии (но отнюдь не обязательно столкновении) с армией самого стратега. Осада крепости – непременно требует большого объема задействованных ресурсов, тем большего, чем меньше времени требуется потрать на осаду и штурм.

Таким образом, очевидно, именно эти два критерия определили такую иерархию целей стратегического нападения в трактате Сунь-цзы. Но из этой иерархии неумолимо следует два других вывода:

  1. прямой – Сунь-цзы отдает предпочтение «мирным» средствам ведения конфликта над военными.

  2. косвенный – с точки зрения Сунь-цзы не война – «продолжение политики иными средствами», а мир – это «разновидность конфликта».

А это существенно меняет дело в сравнении с тезисом Клаузевица:

1. война и мир - не дискретные и дополнительные друг другу состояния, а формы одного и того же состояния – постоянного конфликта.

2. наиболее эффективны, наоборот, «мирные» средства ведения конфликта. Что ничуть не умаляет саму постоянно-конфликтную природу.

3. конфликт – «великое дело для государства», едва ли не обязательный элемент его политики.

Возвращаясь к высказанной нами в самом начале мысли о том, что «война – это искусство лавирования среди бинарных оппозиций», мы должны несколько изменить формулировку в свете всего вышесказанного: естественно-постоянное состояние конфликта – это искусство лавирования между миром и войной.

Такой подход может объяснить достаточно много феноменов китайской истории и, более того, современности. Однако он требует для своего актуально-доказательного использования анализа укорененности выведенных нами принципов мышления и действия китайской стратегической традиции. Такой подход также может достаточно серьезно поменять и трактовку современной официальной и реальной внешней политики, экономической деятельности и некоторых социальных феноменов КНР.

Нам остается добавить, что подобный подход в трактовке понятий «война», «мир», «конфликт» характерен, например и для исламской культуры – по крайней мере, средневековой. И здесь мы можем сослаться на статью отечественного исследователя проблем исламской культуры, феномена терроризма и т.д. А.А. Игнатенко «Обман в контексте арабо-исламской культуры средневековья (по материалам «княжьих зерцал»)». Не правда ли – близко к цитате из китайского трактата: «Война – это путь обмана…»?

Вне рамок данной статьи остались вопросы о фигуре полководца, понятиях форма, полнота и пустота, мощь, маневр и тактика, рациональный менеджмент кадров и т.д. К сожалению, мы не можем в рамках одной небольшой статьи дать даже краткий анализ всей системы стратегической доктрины Сунь-Цзы, которая представляет собой квинтэссенцию принципа, описанного в художественной литературе писателем-фантастом Ф. Хербертом: «планы внутри планов, а внутри них еще планы».






  • Нетривиальная трактовка понятия Небо [К, 1.1]
  • «война – это великое дело для государства»
  • «и смерти»
  • Фактор Неба и непрозрачность стратегических решений [К. 4.3-5]
  • Поэтому, когда он сражался и побеждал, это не расходилось с его расчетами.
  • Понятие о ресурсах, их типология, основные методы управления ресурсами
  • Не необходимость – а доступные ресурсы.
  • [К. 2.6]
  • [К. 6.2] : Ресурсная гонка как метод истощения ресурсов
  • Зависимость войска от ресурсной базы: использование мобильной ресурсной базы или уничтожение ресурсной базы.
  • Стратегическое целеполагание. Сравнение европейской и китайской логики относительно сущности войны