Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница8/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   57
занятия побудили его взяться за перо. В 1532 году Рабле издал Афоризмы Гиппократа со своими комментариями, а в следующем году появилось его первое оригинальное произведение Ужасающие и устрашающие деяния и подвиги знаменитейшего Пантагрюэля, подписанное псевдонимом Алькофрибас Назье (Alcofribas Nasier - анаграмма его имени). Вдохновила Рабле на это сочинение народная книга под названием Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гар-гантюа. Судя по его замечанию о том, что этой книги в два месяца было продано столько, сколько не купят Библий за девять лет, она пользовалась огромной популярностью. Великие и неоценимые хроники... - фольклорная книга, содержащая сатиру на фантастику и авантюрных героев из старых рыцарских романов. Своего Пантагрюэля Франсуа Рабле задумал как продолжение этой книги. Однако его стилизация наивного народного эпоса по мере повествования об ужасающих деяниях Пантагрюэля вскоре стала перемежаться ироничными авторскими комментариями по поводу рассказываемых событий, и книга получилась вполне авторской. В 1534 году Франсуа Рабле побывал в Риме вместе с посольством короля Франциска I, в которое входил епископ Жан Дю Белле, а Рабле состоял при нем врачом. Поездка обогатила его новыми впечатлениями, он посетил Флоренцию, возможно, другие города. Вернувшись на родину, в том же году Рабле издал еще одну часть своей книги - Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля - под тем же псевдонимом. Эта книга свидетельствует, что кругозор автора явно расширился и повествование разнообразилось новыми темами. Преужасная жизнь великого Гаргантюа стала первой частью эпоса Рабле, а Пантагрюэль - второй. В этих книгах поведана история великана Гаргантюа, чьим отцом был великан-король Грангузье, и его сына Пантагрюэля. Король поручил воспитание Гаргантюа схоластам и богословам, то есть людям старой культуры, и все обучение сводилось к зубрежке без усвоения смысла наук. Тогда король поручает воспитание своего наследника гума- ФРАНСУА РАБЛЕ 87 нистам, полагающим, что воспитание должно быть жизнерадостным и соединять умственное и физическое развитие Такая завязка основного смысла романа дает возможность Рабле высказать свои идеалы, выражающие общие идеалы эпохи Возрождения: раскрепощение личности - ибо между телом и духом существует согласие нерушимое, отрицание аскетизма - в религии, науке, искусстве, политике, быту, а также глубокая и несокрушимая жизнерадостность, перед которой все преходящее бессильно Гаргантюа отправляется продолжать образование в Париж, где усвоенные новые идеи позволяют ему вести весьма нескучный образ жизни, что во второй части с исполинским размахом продолжит его сын Пантагрюэль. Два ведущих лейтмотива жизни этих всежаждущих натур - вино и знания - открывали автору безграничный простор для создания немыслимых комических положений и безудержных ди-онисийских картин. Третья книга романа вышла только через двенадцать лет - в 1545 году, и подписана была уже настоящим именем автора. Полное ее название выглядит так: Третья книга героических деяний и речений доброго Пантагрюэля, сочинение мэтра Франсуа Рабле, доктора медицины Для сравнения приведем полное название первой части Повесть о преужасной жизни великого Гаргантюа, отца Пантагрюэля, некогда сочиненная магистром Алькофрибасом Назье, извлекателем квинтэссенции. Третья книга романа Гаргантюа и Пантагрюэль вышла в опасный политический момент и могла стоить Рабле жизни. К тому же он посвятил ее духу королевы Наваррской, написавшей озорную книгу - вслед за Боккаччо - Гептамерон, которая считалась скандальной Король Франциск I, прежде лояльно относившийся к новым общественным веяниям, в 1545 году находился в самом разгаре борьбы с лютеранством, в котором видел угрозу официальному католицизму, а значит, государственности. Все эти новые секты, - говорил он, - стремятся гораздо более к разрушению государства, чем к назиданию душ. Началось преследование еретиков. Сорбонна (богословский коллеж в 1257-1554 годах), пытавшаяся запретить и первые книги Рабле, от чего их спасал покровительствующий писателю епископ Жанн Дю Белле, начала преследовать романиста. После того как в 1546 году закончил на костре свою жизнь друг и единомышленник Рабле Этьен Доле, писатель решил больше не испытывать судьбу. При поддержке епископа Жана Дю Белле Рабле покинул пределы Франции, а в 1547 году вместе с Дю Белле, который к тому времени стал кардиналом, уехал в Италию и вернулся лишь в 1549 году, когда обстановка во Франции смягчилась В замке Дю Белле Рабле дописал свою Четвертую книгу, после чего кардинал назначил его на место кюре в Медоне близ Парижа, что не 88 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ требовало исполнения обязанностей священника, но защищало от преследований. Этот период оставил легенды о шутовских выходках ме-донского кюре, бытовавшие на протяжении почти четырех веков, однако новейшие исследователи решительно их отвергли. А жаль. Согласитесь, трудно поверить в то, что человек, ведущий безукоризненную жизнь аскета, мог обладать столь богатой фантазией, которой хватило на четыре книги похождений его всежаждущих героев. К тому же маленькие слабости всегда очеловечивают образ. В 1552 году Четвертая книга была подвергнута парижским парламентом судебному рассмотрению, и Рабле грозила тюрьма, от которой его спасла смерть. Франсуа Рабле ушел из жизни в Париже, по предположениям - в апреле 1553 года. Вышедшая посмертно Пятая книга романа Гаргантюа и Пантагрюэль, как считают исследователи, вряд ли принадлежит перу Рабле. Предполагают, что она создана неизвестным автором, который мог использовать оставшиеся после кончины писателя наброски. Франсуа Рабле считают мужем единой книги, но за этой книгой закрепилась высокая репутация энциклопедии французского Возрождения и собрания народной мудрости. Рабле собирал мудрость в народной стихии старинных провинциальных наречий, поговорок, пословиц, школьных фарсов, из уст дураков и шутов, - писал французский историк Мишле. - Но, преломляясь через это шутовство, раскрывается во всем своем величии гений века и его пророческая сила. До России озорник Рабле добрался только в начале XX века. Первая попытка перевода на русский язык романа Гаргантюа и Пантагрюэль, весьма неудачная, была сделана в 1901 году, и лишь в 1961-м перевод Н.М. Любимова смог дать объективное представление об этой мудрой и веселой, интеллектуальной и хулиганской книге. Она же стала основой для исследования природы смеха и народной смеховои культуры в замечательном труде Михаила Бахтина Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. Любовь Калюжная РОНСАР (1524-1585) Известный переводчик классической зарубежной литературы на русский язык Вильгельм Левик так представил себе разговор двух пре- РОНСАР 89 красных французских поэтов XVI века: -Стыдно французскому поэту писать стихи не по-французски! - волнуясь говорил молодой человек, сидевший за столом у окна. - Разве французский язык не может быть таким же гибким, богатым и звучным, как латынь или греческий - Эти придворные рифмачи, - подхватил его собеседник, - и эти университетские попугаи, мнящие себя великими учеными, оскорбляют национальное достоинство французов. Они говорят, что наш язык - это язык варваров, и он не способен выразить то, что могут выразить древние языки. А между тем у французов может быть свой Гомер и свой Вергилий, нужно только приложить любовь и труд. Французский язык - это запущенный сад. Нужно выполоть сорняки, и тогда он расцветет с невиданной силой. Этот разговор происходил на постоялом дворе, находившемся на скрещении трех дорог. Здесь останавливались, чтобы вкусно поесть и передохнуть, а также дать отдых усталым коням, все, кто ехал из Парижа или из южных провинций в Пуатье и обратно. В большую комнату, где за столом, уставленным разными блюдами, сидели собеседники, все время входили и выходили какие-то люди, со двора доносилось ржание коней и стук повозок, а иногда и сердитые слова недовольного чем-то путешественника. Но весь этот шум и суета нисколько не мешали Пьеру Ронсару и Жаошену Дю Белле - а это были именно они - обсуждать волновавшие обоих вопросы. У русских поэтов никогда не было такой проблемы - русские поэты всегда писали на родном языке, хотя порой и говорили в салонах на французском. А вот самим французам пришлось бороться за стихи на родном языке. В XVI веке, когда жил Ронсар, Париж еще не был той культурной столицей мира, которую мы знаем теперь. И во многих отношениях, например, наш Великий Новгород был тогда более цивилизованным и культурным городом, Париж был грязным и не благоустроенным. Правда, собор Парижской богоматери и некоторые другие шедевры средневековой архитектуры, так сказать, были в наличии. Но именно в XVI веке жизнь во Франции закипела. Как пишут исследователи, вырывались на волю титанические силы человеческого ума и сердца, расцветали искусства и науки. 90 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ РОНСАР 91 Пьер Ронсар начал новую эпоху в истории французской поэзии, он и его друзья- поэты, образовавшие кружок Плеяда, стали бороться за новую французскую поэзию на французском языке. В эту группу входили поэты Ж. Дю Белле, Э. Жодель, Ж.А. ле Баиф и другие. Они стали внедрять во французскую литературу такие жанры, как сонет, элегия, ода, комедия, трагедия. Никто до них не писал в этих жанрах во Франции. Образцами были античные и итальянские мастера. В каком-то смысле поэты Плеяды, и Ронсар в первую очередь, обратили внимание современников на необходимость создания родного литературного языка, который должен был стать и стал цементирующим элементом формирующейся нации В своих усилиях усовершенствовать французский язык Ронсар и его друзья опирались на греческие и латинские лексиконы Пушкин по этому поводу писал: Люди, одаренные талантом, будучи поражены ничтожностью и, должно сказать, подлостью французского стихотворчества, вздумали, что скудость языка была тому виною, и стали стараться пересоздать его по образцу древнего греческого Образовалась новая школа, коей мнения, цель и усилия напоминают школу наших славяноруссов, между коими также были люди с дарованиями. Но труды Ронсара, Жоделя и Дю Белля остались тщетными. Язык отказался от направления ему чуждого и пошел опять своей дорогой. Но сколько бы мы не говорили о вкладе Ронсара в оживление французского языка в литературе, нам сегодня это все равно трудно понять - зато мы можем читать блистательные его стихи и видеть, что его вклад в поэзию огромен. Многие стихи Ронсара стали не только во Франции образцами лирики. Почти во всех странах переводчики упражняются в мастерстве перевода знаменитого стихотворения француза Когда, старушкою, ты будешь прясть одна.... Когда, старушкою, ты будешь прясть одна, В тиши у камелька свой вечер коротая, Мою строфу споешь и молвишь ты, мечтая. Ронсар меня воспел в былые времена. И, гордым именем моим поражена, Тебя благословит прислужница любая, - Стряхнув вечерний сон, усталость забывая, Бессмертную хвалу провозгласит она. Я буду средь долин, где нежатся поэты, Страстей забвенье пить из волн холодной Леты, Ты будешь у огня, в бессоннице ночной, Тоскуя, вспоминать моей любви моленья. Не презирай любовь! Живи, лови мгновенья И розы бытия спеши срывать весной. (Перевод здесь и далее В. Левика) Ронсар был необыкновенно красивым человеком, так о нем пишут его современники. Он уже в двенадцать лет занимал должность придворного пажа, потом состоял при особе наследного принца, будущего короля Франциска II. На состязаниях придворных кавалеров он брал призы по всем видам спорта. В свите принцессы Мадлен, потом дипломата Лазара де Баиф он объездил всю Европу, свободно владел семью европейскими языками. Ронсар принадлежал к старинному дворянскому роду. Он получил блистательное образование в коллеже Кокрэ, где преподавали языки, поэзию, риторику, другие гуманитарные дисциплины. Знаменитый в те годы педагог Жан Дора раскрывал перед учениками красоту и богатство греческого языка, энергию латыни, он воспитывал их художественный вкус, преподавал им начала эстетики - науки о прекрасном. Этому коллежу суждено было стать колыбелью новой французской поэзии Ронсар учился здесь почти пять лет. Он видел, что поэты, толпившиеся вокруг трона, искавшие милости короля и вельмож, потакали вкусам своих покровителей, писали какие-то забавные, но не глубокие, неинтересные вещи - это было трюкачество; другие поэты вообще писали только по латыни, писали какие-то туманные унылые опусы. Ронсар решил вернуть поэзию к народным истокам В 1549 году он издал свой первый сборник стихов, который имел успех. После окончания коллежа Ронсару предложили стать придворным поэтом и воспитателем подрастающих принцев. Он получил от короля придворный чин аббата и имение. Уже в молодые годы он завоевал огромную славу. Его песни, положенные на музыку, распевал весь народ. Его замечали и в Европе Итальянский поэт Тассо послал ему в знак уважения свою знаменитую поэму Освобожденный Иерусалим, даже деспотичная королева Екатерина Медичи прислушивалась к его стихотворным посланиям, написанным на политические и философские темы Ронсар воспринимал свое творчество как патриотический подвиг - он считал, что величие его поэзии - это величие французского языка, это величие самой Франции. Тогда для Франции, для языка родного Трудиться начал я отважно и сурово. 92 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ МИГЕЛЬ ДЕ СЕРВАНТЕС СААВЕДРА 93 Особенно много он сделал в форме сонета 14 строк, но у Ронсара порой в них вложена целая поэма чувств. Когда в ее груди пустыня снеговая И, как бронею, льдом холодный дух одет, Когда я дорог ей лишь тем, что я поэт, К чему безумствую, в мученьях изнывая Что имя, сан ее и гордость родовая - Позор нарядный мой, блестящий плен О нет1 Поверьте, милая, я не настолько сед, Чтоб сердцу не могла вас заменить другая. Амур вам подтвердит, Амур не может лгать • Не так прекрасны вы, чтоб чувство отвергать! Как не ценить любви Я, право, негодую! Ведь я уж никогда не стану молодым, Любите же меня таким, как есть, - седым, И буду вас любить, хотя б совсем седую. Ронсар написал пять книг лирических стихотворений, которые он называл одами. Когда поэту было двадцать лет, он встретил на балу красавицу Кассандру Сальвиати и, хотя потом видел ее только один раз, посвятил ей цикл более чем из четырехсот сонетов, воспевающих ее физическую и нравственную красоту. В зрелые годы он пережил головокружительный роман с Еленой де Сюржер, придворной фрейлиной, которая была на тридцать лет моложе его. Ронсар посвятил ей целую, как он пишет, Одиссею из сонетов. Последние годы жизни поэт проводил вдали от двора, на лоне природы, в своих поместьях, где жил простой сельской жизнью... Умер Ронсар 27 декабря 1585 года. Потом наступили новые времена - и Ронсара надолго забыли. Но уже в XIX веке его открыли вновь, возвели в ранг классика, стихи его стали хрестоматийными. Среди них оказались и пророческие: Ты плачешь, песнь моя Таков судьбы запрет: Кто жив, напрасно ждет похвал толпы надменной, Пока у черных волн не стал я тенью пленной, За труд мой не почтит меня бездушный свет. Но кто-нибудь в веках найдет мой тусклый след И на Луар придет, как пилигрим смиренный, И не поверит он пред новой Ипокреной, Что маленькой страной рожден такой поэт. Мужайся, песнь моя! Достоинствам живого Толпа бросает вслед язвительное слово, Но богом, лишь умрет, становится певец, Живых нас топчет в грязь завистливая злоба, Но добродетели, сияющей из гроба, Сплетают правнуки без зависти венец Геннадий Иванов МИГЕЛЬ ДЕ СЕРВАНТЕС СААВЕДРА (1547-1616) В середине XX века английский журнал Великобритания сегодня провел международную анкету, предлагая назвать сорок лучших книг начиная с первого века нашей эры. Ответы пришли со всего света. На первом месте оказался Дон Кихот Сервантеса, а на втором - Война и мир Толстого, что, конечно, вызывает национальный энтузиазм (если представить, сколько великих книг осталось вне двух первых мест). Как роман становится великим Этого еще никому не удавалось объяснить. Здесь несомненно присутствует какая-то мистическая тайна. Сервантес писал свою книгу как пародию на средневековый рыцарский роман, а Дон Кихота, рыцаря Печального П 94 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ образа, создавал как фигуру для осмеяния. Худой, нескладный, в нелепом облачении, непрестанно попадающий в комические и унизительные положения, влюбленный в глупую деревенскую девицу, вознесенную его восторженным воображением на высоту дамы сердца, во славу которой совершаются подвиги, он вдруг самым непостижимым образом сделался в мировой культуре идеалом рыцарственности и крепости духа. Ницше называл Дон Кихота самой горькой книгой из всех, когда-либо написанных человеком: все, что есть серьезного и страстного в человеке, все, что взывает к человеческому сердцу, говорил он, все это - проявление донкихотства. Образ Дон Кихота льстит самой человеческой природе. Так, Шаляпин, приступая к работе над ролью Дон Кихота, писал Горькому: ...я думаю хорошо сыграть тебя и немножко себя. Хотя, надо заметить, ни тот, ни другой простодушием бедного идальго не отличались. Тот же Горький говорил, что назвать человека Дон Кихотом - это значит сказать о нем самое лучшее. Иван Тургенев, пожалуй, одним из первых обратил внимание на то, что Дон Кихот Сервантеса и Гамлет Шекспира появились почти одновременно и сравнил этих двух героев как два устойчивых человеческих типа (статья Гамлет и Дон Кихот). Он противопоставил скепсис и рефлексию Гамлета, который сосредоточен лишь на своем я, высокому началу самопожертвования, воплощенному в образе Дон Кихота. Собственно, понятия донкихотство - как неумеренное бескорыстие и оптимизм, и гамлетизм - как бесконечные сомнения, мрачное состояние духа и пессимизм, давно обжились в русском обиходе (Гамлет Баратынский, - писал своему другу- поэту Пушкин). После выхода первой части романа Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский восхищенная Европа сразу же заинтересовалась личностью Сервантеса. На расспросы о писателе кавалеров свиты французского посла испанский цензор Маркес Торрес, только что подписавший в печать вторую часть романа, ответил, что Сервантес - старик, солдат, идальго, бедняк. Один из кавалеров недоуменно воскликнул: Значит, такого человека Испания не обогатила и не содержит на государственный счет На что другой кавалер, из французских остряков, заметил: Если заставляет его писать нужда, дай Бог, чтобы он никогда не жил в достатке, ибо своими творениями, будучи сам бедным, он обогащает весь мир. В достатке Сервантес никогда и не жил, а до смерти ему в то время оставалось чуть более года. Мигель де Сервантес Сааведра родился, как установлено по записи о его крещении в церкви города Алькала де Энарес, 29 сентября 1547 года. Вообще же семья состояла из четырех братьев и трех сестер. Отец их, МИГЕЛЬ ДЕ СЕРВАНТЕС СААВЕДРА 95 Родриго де Сервантес, идальго, был вольнопрактикующим врачом. Слово идальго означает, что он принадлежал к кругу пришедших в упадок дворянских семей - идальгии, то есть к дворянам, лишенным состояния, сеньорий, права юрисдикции и высоких общественных постов, хотя еще дед писателя Хуан занимал видный пост в Андалусии и обладал довольно значительным состоянием. Родриго де Сервантес страдал глухотой и дальше лекаря не продвинулся. Мать писателя Леонора де Кортинас также была из обедневших дворян. Странствующий лекарь в поисках заработков объехал с семьей почти всю Испанию, что с детства обогатило Мигеля де Сервантеса многими впечатлениями. Впрочем, и дальнейшая жизнь, как увидим, во впечатлениях писателю не отказывала. Несмотря на нужду, отец смог дать сыну прекрасное образование. В десятилетнем возрасте Мигель был отдан учиться в коллегию иезуитов, а после ее окончания продолжил учебу в Мадриде у одного из самых известных испанских педагогов того времени - Хуана Лопеса де Ойоса, который стал его первым литературным наставником. Известны написанные Мигелем в то время сонет, эпитафия, элегия и стихотворения. В 1568 году Сервантес, заручившись авторитетом и рекомендательным письмом своего учителя де Ойоса (где тот называет его своим дорогим и любимым учеником), поступил на службу к чрезвычайному послу Папы Пия V, приехавшему в Мадрид для выражения соболезнования в связи со смертью испанского наследника. Вместе с ним Сервантес уехал в Италию и с 1569 года поселился в Риме, исполняя у посла должность камерария (ключника), то есть приближенного лица. Причины, заставившие Сервантеса срочно покинуть Испанию, до сих пор не установлены. Существует версия, будто он убил на поединке испанского дворянина - в литературе о писателе фигурирует сохранившийся приказ об аресте по такому делу некоего Мигеля де Сервантеса. Поединки в то время были довольно распространенным способом для защиты чести. Через год Сервантес собирает бумаги о своем чистокровном испанском происхождении и поступает в испанскую армию (для чего чистота крови являлась непременным условием), расквартированную в Италии, чтобы принять участие в войне с турками, которая шла в Средиземноморье. За пять лет службы в армии он посетил крупнейшие итальянские города - Милан, Болонью, Венецию, Палермо, выучил итальянский язык, познакомился с итальянской литературой Возрождения - поэзией Данте, Петрарки, Ариосто, с Декамероном Боккаччо, с итальянской новеллой и пастушеским романом... Так что известное высказывание Сервантеса, где он называет себя талантом в науке неискушенным, относится к области шутки. По 96 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ собственному признанию, он был страстным читателем, а многие литературные ссылки в его произведениях говорят о том, что он хорошо был знаком с античной литературой - Гомером, Вергилием, Горацием, Овидием, прекрасно знал Священное писание и древнюю восточную литературу, без сомнения, любил Похвалу глупости
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   57