Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница40/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   57
став последним очень сильным увлечением Ивана Алексеевича. Бесконечно преданная ему Вера Николаевна пошла на эту, может быть, самую большую жертву в ее жизни, понимая эмоциональные потребности писателя (Поэту быть влюбленным еще важнее, чем путешествовать, - говаривал Гумилёв). Андрей Седых, журналист, близко общавшийся с Буниными, в своих воспоминаниях пишет: У него (Бунина. - Л.К.) были романы, хотя свою жену Веру Николаевну он любил настоящей, даже какой-то су- ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ БУНИН 405 еверной любовью. Я глубоко убежден, что ни на кого Веру Николаевну он не променял бы. И при всем этом он любил видеть около себя молодых, талантливых женщин, ухаживал за ними, флиртовал, и эта потребность с годами только усиливалась. Автор Темных аллей хотел доказать самому себе, что он еще может нравиться и завоевывать женские сердца... Хотя и признавал, что с Галиной Кузнецовой у Бунина был серьезный и мучительный роман. Он завершился драматически для писателя. В эмиграции Бунин написал такие шедевры прозы, как повесть Митина любовь (1925), рассказы Роза Иерихона (1924), Солнечный удар (1927) и роман с автобиографическими чертами Жизнь Арсеньева (1933), который Марк Алданов назвал одной из самых светлых книг русской литературы со времени кончины Льва Толстого. К началу 1930-х годов Бунин обретает европейскую известность. В 1933 году ему, первому из русских писателей, была присуждена Нобелевская премия по литературе - за строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы. В Швецию на торжества по случаю вручения Нобелевской премии Бунина сопровождали Вера Николаевна, Галина Кузнецова и Андрей Седых в качестве личного секретаря, поскольку Бунины не справлялись с лавиной поздравительной корреспонденции со всех концов света. Должен сказать, - пишет Седых, - что успех Буниных в Стокгольме был настоящий. Иван Алексеевич, когда хотел, умел привлекать • к себе сердца людей, знал, как очаровывать, и держал себя с большим достоинством. А Вера Николаевна сочетала в себе подлинную красоту с большой и естественной приветливостью. Десятки людей говорили мне в Стокгольме, что ни один нобелевский лауреат не пользовался таким личным и заслуженным успехом, как Бунин. Из премиальной суммы Иван Алексеевич выделил 100 000 франков на пожертвования неимущим писателям-эмигрантам, для распределения денег был создан специальный комитет. Разумеется, были и обиженные. Надежда Тэффи пустила остроту: Нам не хватает теперь еще одной эмигрантской организации: Объединения людей, обиженных Буниным. В 1934-1936 годах берлинское издательство Петрополис выпустило 11-томное собрание сочинений Бунина. Сквозь железный зана- вес книги писателя неведомыми путями проникали на Родину (в Советской России издавать Бунина начали во времена Н.С. Хрущева), и в Советском Союзе у него появилось немало почитателей даже среди литературно-номенклатурной элиты, велись и переговоры о его возвращении. Однако этот путь для себя Бунин отверг. 406 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Последний сборник рассказов Темные аллеи был написан в оккупированной немцами Франции. Над всей Европой витал дух смерти, а из-под пера пожилого, голодающего писателя появлялись его лучшие рассказы о любви. Наверное, это объяснимо. Как мысль человека в его последний час влечет в дорогие сердцу места, так и художественный гений Бунина перенесся на родину, в дореволюционное время, в ту Россию, которую он любил. Это обостренное чувство позволило писателю передать предощущение надвигающейся катастрофы в самом сокровенном - в любви, которая в его Темных аллеях, как правило, мгновенна, внезапна, откровенна (как в последний день) и почти всегда кончается трагически. В последние годы Бунин работал над воспоминаниями о Чехове. С ним он подружился в 1899 году и с тех пор почти ежегодно навещал его в Ялте, останавливаясь в чеховском доме. Буквально в последние часы жизни Бунина 8 ноября 1953 года Вера Николаевна перечитывала ему вслух письма Чехова к нему... Так что уходил Иван Алексеевич в иные пределы не из Франции, а из России, там витала его прощальная мысль. У Бунина есть удивительное стихотворение, написанное в тот год, когда он покинул Россию, и предсказавшее странствия его души: И цветы, и шмели, и трава, и колосья, И лазурь, и полуденный зной... Срок настанет - Господь сына блудного спросит: Был ли счастлив ты в жизни земной И забуду я все - вспомню только вот эти Полевые пути меж колосьев и трав - И от сладостных слез не успею ответить, К милосердным коленам припав В завещании Иван Алексеевич высказал желание, чтобы лицо его было закрыто - никто не должен видеть моего смертного безобразия. Видела его только Вера Николаевна, и в письмах друзьям сообщала, что все три дня до предания тела земле лицо его было прекрасным. Похоронен Бунин на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Его юношеские предчувствия сбылись - сегодня он стоит в первом ряду русских классиков. Любовь Калюжная ТЕОДОР ДРАЙЗЕР 407 ТЕОДОР ДРАЙЗЕР (1871-1945) Американского писателя Теодора Драйзера много издавали в советское время. Критики писали даже, что Драйзер под влиянием Октябрьской революции в России в своем творчестве подошел к искусству социалистического реализма в таких произведениях, как Эрнита, Трагическая Америка и Америку стоит спасать. Сейчас никто уже не вспоминает в связи с Драйзером о соцреализме - все видят в нем прежде всего крупнейшего писателя - реалиста XX века. Теодор родился на Среднем Западе, в городке Терра Хота, штат Индиана. Семья его была, как раньше говорили, интернациональной, отец немецкого происхождения, а мать славянского. Семья была бедной, поэтому будущему писателю рано пришлось начать самостоятельную жизнь. Теодор покинул дом и уехал в Чикаго на заработки. Работал в ресторане уборщиком и мойщиком посуды, разнорабочим в лавке Он мечтал получить хорошее образование, даже поступил в Инди-анский университет, увлекся философией и литературой - но из-за нехватки денег университет пришлось оставить В Чикаго Драйзер устроился репортером в газету. Надо сказать, что писатель прошел потрясающую журналистскую школу, прежде чем начать писать романы - он переезжал из города в город: Чикаго, Сент-Луис, Толедо, Кливленд, Буффало, Питтсбург, Нью-Йорк... и видел жизнь во всей ее социальной раздробленности. Увлекшись философией, писатель особое внимание обратил на труды Герберта Спенсера. Победа в беге достается быстрейшему, в борьбе - сильнейшему. Эта философия спенсеровского биологизма, который исключает вину общества за социальное неустройство, долго держала писателя в поле своего притяжения. Еще ее называют философией биологического детерминизма. Первой книгой Драйзера - очень удачным дебютом - стал роман Сестра Керри, 1900 год. Это история простой американской девушки Каролины Мибер, дочери бедных фермеров, которая приезжает из провинции в Чикаго с мечтой стать театральной звездой. И становится ею. 408 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Но чего это ей стоило Писатель показывает, что огромный капиталистический город заставляет девушку отказаться от патриархальной морали, от элементарной человеческой чистоты. Да, она достигает успеха, но этот успех оплачен всем святым, оплачен и гибелью Герсвуда. Ради успеха Керри уже готова идти и по трупам... У нее есть материальный достаток, у нее в руках птица американской мечты, но как личность Керри терпит поражение. В этом первом романе Драйзер намечает основные темы всех последующих своих произведений. Он очерчивает круг своих писательских интересов, а они у Драйзера сосредоточены на борьбе с ложными идеалами якобы счастливого американского мифа. Но все-таки выхода из этой ситуации Драйзер не видит. Его протест довольно абстрактен и печален. Первый роман писателя буржуазная критика приняла в штыки, назвала роман безнравственным, а автора - совратителем молодежи. Хотя в Сестре Керри нет ничего порнографического или даже слишком вольного, скабрезного. Первое грехопадение героини описано вообще косвенным образом через символический сон сестры героини. Во сне Минни тщетно пытается спасти падающую в яму сестру, но не может. Она кричит ей, но бесполезно. Голос нужды ответил за нее. В этом романе Драйзер показывает, что погоня за популярностью любой ценой губит талант. У Керри был подлинный и незаурядный дар актрисы, но она разменяла его, угождая публике, гонясь за скороспелой популярностью. Буржуазная критика, конечно, не могла стерпеть покушения на святое, и не простила писателю дискредитации. Сюжет романа Драйзера по сути состоит из трагических картин жизни. Вы говорите об американском благоденствии - нет этого благоденствия, есть беспощадная конкуренция, звериная борьба за существование. Один из безработных говорит: Проклятая настала жизнь - хоть среди улицы околевай, и никто тебе не поможет! Роман Сестра Керри был запрещен, весь тираж остался в подвале издательства. Но Драйзер не сломался. Он жил трудно - зарабатывал на жизнь случайными заработками, носил вещи в ломбард, голодал, но продолжал писать правду о той американской жизни, которую видел вокруг себя. Роман Сестра Керри был издан в Лондоне в 1904 году и имел большой успех. После этого издания уже и в США в 1907 году книга вышла к американскому читателю. ТЖОДОР ДРАЙЗЕР 409 Следующим произведением Драйзера стал роман Дженни Герхардт Основа сюжета проста - любовь сына миллионера к горничной, жизнь двух семейств - рабочей семьи Герхардтов и клана миллионеров Кей-нов. Лестер Кейн полюбил Дженни, но глава семьи Арчибальд Кейн против такого неравного брака. В конце концов под угрозой лишения отцовского наследства Лестер покидает Дженни и женится на вдове миллионера. Писатель показывает, насколько нравственно выше девушка из народной среды, чем из среды сливок общества. Наш поэт Блок эти сливки общества называл подонки общества Следующим этапом творчества Драйзера стала Трилогия желания, состоящая из романов Финансист, Титан и Стоик. Это широкое полотно об эволюции американского народа Прослеживается путь сына банковского служащего Фрэнка Каупервуда на протяжении 60-80-х годов XIX века, когда начались биржевые спекуляции, когда стали возникать монополии и синдикаты, когда заложили основы своих капиталов миллиардеры - Морган, Рокфеллер, ставшие подлинными правителями Америки. Идет Гражданская война, простые люди уходят на фронт, а герой романов Каупервуд цинично рассуждает: Пусть воюют другие, на свете достаточно бедняков, простаков и недоумков, готовых подставить свою грудь под пули... Тема денег, ставшая навязчивой и в сегодняшней России, занимает в трилогии главное место. Именно Деньги определяют судьбы героев Хотя в какой-то момент Каупервуд (роман Титан) понимает, что деньги решают не все: он пытается разрешить конфликт, подкупив муниципалитет Чикаго и сенат штата, чтобы продлить свою концессию на городской транспорт еще на пятьдесят лет, но перед народными волнениями деньги отступают. Исследуя образ дельца Каупервуда, писатель опирается на философию Спенсера. Драйзер считает, что так устроен мир - творя зло, Каупервуд объективно несет и добро; грабя народ, такие люди будто бы в то же время осуществляют прогресс своей неуемной жаждой работать ради денег. Исследователь творчества Драйзера Н.И. Самохвалов пишет. Финансист и Титан представляют собой глубокое исследование американской жизни, это - серьезные социальные романы. Для массового американского читателя, приученного к развлекательной литературе, они представляли известную трудность с точки зрения восприятия. Несомненная заслуга Драйзера в том, что он отучал читающую публику от легкого, бездумного чтива и предлагал серьезную правдивую литерату- 410 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ГИЛБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН 411 ру, тесно связанную с жизнью народа. При этом Драйзер сумел увлечь читателя, захватить его драматизмом развивающихся событий. Следующие романы писателя: Гений (1915) - о деградации искусства в буржуазном обществе, и Американская трагедия (1925) - об аде и чистилище американского бытия, как говорил сам автор. Последний роман по праву считается шедевром. На этом сошлись B критики, даже те, которые не принимали антибуржуазной направлен-! ности творчества Драйзера. Американская трагедия рассказывает о судьбе рядового амери-1 канца Клайда Гриффитса, сына уличных проповедников. Автор пока-^| зывает, что спасать душу в мире фальшивых идеалов невозможно. И сын проповедников идет по пути мирских соблазнов, развращается сам, соблазняет Роберту, девушку строгих правил, и в конце концов губит себя и ее. Социальный строй Америки предстает уродливым и кошмарным. В последние годы жизни писатель обратился к публицистике, побывал в Советском Союзе, принимал участие в акциях компартии США, активно выступал за открытие второго фронта и оказание помощи СССР в войне против Германии. Народная демократия стала лейтмотивом его творчества. Америку стоит спасать - так называется одна из его публицистических работ. Когда читаешь романы Драйзера, поневоле размышляешь о нынешней ситуации в России - та же эпоха капитализации жизни, то же отвратительное стремление к наживе любым способом. Некоторые современные русские писатели пытаются сказать об этом, но пока нет таланта, равного Драйзеру. Геннадий Иванов ГИЛБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН (1874-1936) На закате жизни Честертон высказал, по его мнению, всем известную истину: Чем выше существо, тем длиннее его детство. Если это действительно так, то Гилберт Кийт Честертон был существом очень высокого порядка, о чем свидетельствуют и его облик, и образ жизни, и творчество, сохранившие озорство и гениальность избегнувшего дурного воспитания ребенка. Он родился в Лондоне 29 мая 1874 года. Отец его происходил из семьи дельцов и сам был жилищным агентом, но потомственная деловитость была в нем уже приглушена художественными наклонностями. Он прекрасно рисовал, выпускал домашние книги, устраивал вместе с детьми кукольный театр. Его порывы несколько уравновешивала жена, мать Гилберта, властная и практичная женщина. Вначале ничто не предвещало Гилберту будущей литературной славы, да и говорить он научился лишь годам к пяти. Однако, поступив тринадцати лет в одну из старейших привилегированных школ Англии, где учились отпрыски знатных семейств, заставил всех признать себя поэтом, получив Мильтоновскую премию за стихотворение Св. Франциск Ксаверий Учился он плохо, но писал много. Вот, для примера, отрывок из его школьного произведения: Пронесем копье храбрых и чистый щит сквозь грохочущий бой турнира жизни и сразим роковым мечом яркий гребень обмана и неправды Это детское рыцарство - сразить мечом гребень обмана и неправды - задержалось в нем до конца дней. В школе он основал клуб Спорщик, члены которого, двенадцать его одноклассников, читали вслух английскую классику, свод законов Древнего Рима и... защищали русских нигилистов. Спорщики оттачивали свои перья в собственной газете с одноименным названием. Затем последовало Художественное училище Слейда, куда Гилберт поступил учиться живописи, поскольку от природы хорошо рисовал, но и там с учебой возникли проблемы. Сохранилось письмо директора училища, в котором тот сообщал родителям Гилберта, что учить их сына бесполезно, это только лишит его своеобразия. Судя по всему, у Честертона был счастливый нрав и ему везло на хороших людей, так что своеобразия он, к счастью, не лишился. Через три года Гилберт оставил училище. К тому времени он очень растолстел (что дало повод, при его высоком росте, прозвать его человеком-горой), его терзали чувства безнадежности и безверия, свойственные отроческому возрасту вообще и усугубленные неврастеничной атмосферой конца столетия. Иногда он посещал лекции по литературе в Лондонском университете и, как сам признавался, едва не сошел с ума, погибая от безделья. Но тут расположенная к нему судьба подбросила 412 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Щ гИДБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН 413 выход - он влюбился. Его избранница, дочь профессора Блогга - Фрэнсис, ответила ему взаимностью, однако мать Гилберта запретила ему жениться до тех пор, пока он не обеспечит себе хоть какой-то доход. И тут произошло чудо, подтверждающее житейскую теорию Честертона, а он полагал, что жизнь подобна не постепенной эволюции, а ряду переворотов, в которых есть ужас чуда. В этот раз чудом стал его первый сборник эссе Защитник (1901), неожиданно принесший ему славу и позволивший жениться. Вышедшая до этого поэтическая книга Дикий рыцарь (1900) хоть и была оценена Киплингом, но прошла незамеченной, не принес ему большой известности и другой сборник стихотворений - Седобородые развлекаются (1900). Брак с Фрэнсис оказался счастливым и привлек на их сторону удачу. Честертон стал успешным журналистом, сотрудничал в популярных газетах Дейли ньюс, Иллюстрейтед Лондон Ньюс, Нью Эйдж, по заказу издательства Макмиллан написал книгу Роберт Браунинг (1903), которая получила шумное признание, выпустил еще несколько сборников эссе - Двенадцать типов (1912), Еретики (1905), При всем при том (1908) и книгу теологических статей Ортодоксия (1908). Около десяти лет он провел на Флит-стрит - улице лондонских газетчиков и, как любая известность, оброс легендами. Если верить им, облик его в то время представлял собой нечто фантастическое: абсолютно детское лицо при впечатляющей тучности фигуры, сползающее с носа пенсне, почти маскарадное облачение - необъятных размеров черный плащ и широкополая черная шляпа, при этом невероятная рассеянность и привычка писать статьи в самых неподходящих местах - в кафе, кебах, на перекрестках улиц... Веселый и разговорчивый толстяк, он прочно освоился в журналистской среде - много спорил и много пил; пил не от горя или радости, а для полноты бытия. Кончилось это тем, что в 1909 году Фрэнсис увезла его от греха подальше в селенье Биконсфилд под Лондоном. И, как показало время, поступила мудро. К тому времени Гилберт уже вырос из пеленок журналистики, будучи автором двух известных романов: Наполеон Ноттингхилльский (1904) и Человек, который был Четвергом (1908), а также книги Чарлз Диккенс (1906-1909), которую Т.-С. Эллиот назвал лучшей из всех книг, написанных о Диккенсе. О том, как Честертон начал писать романы, тоже существует то ли легенда, то ли быль. Однажды он обнаружил, что в семейном кошельке осталось всего несколько шиллингов. Не привыкший унывать, Гилберт отправился на Флит-стрит, плотно пообедал и выпил бутылку вина на эти шиллинги, после чего нанес визит одному из издателей. Заинтересовав его рассказанным сюжетом, Честертон с детской прямотой пообещал написать об этом роман, если издатель немедленно выложит ему двадцать фунтов. Тот сдался и тем самым послужил славе английской литературы. Так появился на свет Наполеон Ноттингхилльский. Честертон и Фрэнсис навсегда осели в Биконсфилде, там же были написаны все его последующие книги: романы Шар и крест (1910), Жив-человек (1912), Перелетный кабак (1914), Возвращение Дон Кихота (1927); сборники рассказов Неведение отца Брауна (1911), Мудрость отца Брауна (1914), Человек, который знал слишком много (1922), Охотничьи рассказы (1925), Тайна отца Брауна (1927), Четыре праведных преступника (1930), Скандальное происшествие с отцом Брауном (1935). А всех эссе, баллад, политических статей и памфлетов, исторических и теологических трудов Честертона просто не перечислить, можно назвать лишь самые известные из них. Баллада о Белом коне (1911) стала любимым произведением такого незаурядного человека, каковым являлся премьер-министр Англии Уинстон Черчилль, трактат Св. Франциск Ассизский (1923) был высоко оценен папой римским Пием XI, теологический трактат Вечный человек (1925) Грэм Грин назвал одной из величайших книг столетия, трактат Св. Фома Аквинский (1933) французский философ Этьен Жиль-сон объявил лучшей книгой о религиозном мышлении... Честертон прославился во всех сферах своей деятельности - как рассказчик, поэт, романист, эссеист, теолог. Исследователи творчества писателя подсчитали, что если собрать все им написанное, сложится более ста книг. Это при том, что некоторые критики считали, будто после сорока лет как творческий человек он умер, переродившись в наивного проповедника и найдя приют в детской Господа Бога. И все же самую большую популярность у мирового читателя Честертону принесли рассказы, особенно цикл новелл об отце Брауне. С этим образом тоже связана своя история. Как-то Честертон зашел к своему литературному агенту справиться, нет ли для него заказов. Заказов не было, лишь газета Сатердей ивнинг пост просила детективный рассказ. Но ведь это не ваш жанр, - резюмировал агент. Честертон поспешил домой и написал свой первый детективный рассказ, героем которого стал отец Браун, а прототипом ему послужил священник Джон ОКоннор, в свое время обративший Честертона в католицизм. Затем отец Браун стал переходить из рассказа в рассказ. Этот Цикл признан классикой детектива. Не случайно Честертон первым возглавил Клуб детективных писателей, членами которого, к слову сказать, были Агата Кристи и Дороти Сейерс. И все же его рассказы не совсем детективы, вернее, больше чем Детективы, как справедливо отмечали и его товарищи по клубу. Есть в них античная афористичность, что, признаться, вызывает юношеское Желание выписать фразы, хотя бы такие: Итальянца не сделаешь прогрессивным, он слишком умен; Люди, преданные важной идее, 414 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ любят применять ее к пустякам; На той ступени отчаяния, когда северный бедняк начинает спиваться, наш (то есть южанин. - Л.К.) берет кинжал; У священников и поэтов денег нет... Есть в этих новеллах и притчевая мудрость мыслителя - так, рассказ Молот Господень восходит к евангельскому Мне отмщение и Аз воздам, показывая дьявольскую гордыню безукоризненного человека, который крадет суд у
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   57