Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница37/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   57
Брось-брось-брось-брось - видеть то, что впереди. (Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог1) Все-все-все-все - от нее сойдут с ума, И отпуска нет на войне! 378 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Ты-ты-ты-ты - пробуй думать о другом, Бог-мой-дай-сил - обезуметь не совсем! (Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!) И отпуска нет на войне! Счет-счет-счет-счет - пулям в кушаке веди, Чуть-сон-взял-верх - задние тебя сомнут. (Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!) Отпуска нет на войне! Для-нас-все-вздор - голод, жажда, длинный путь, Но-нет-нет-нет - хуже, чем всегда одно, - Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог, И отпуска нет на войне! Днем-все-мы-niym - и не так уж тяжело, Но-чуть-лег-мрак - снова только каблуки. (Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!) Отпуска нет на войне! Я-шел-сквозь-ад - шесть недель, и я клянусь, Там-нет-ни-тьмы - ни жаровен, ни чертей, Но-пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог, И отпуска нет на войне! (Перевод А Оношкович-Яцыца) В 1907 году Киплингу была присуждена Нобелевская премия. II В России Киплинг был очень популярен в годы Гражданской войны. Если до этого, пожалуй, только один Гумилев поначалу опирался на творчество Киплинга, то советские поэты Владимир Луговской, Николай Тихонов, Эдуард Багрицкий и многие другие вовсю ему подражали. К. Симонов писал, что Киплинг нравился молодым советским поэтам своим мужественным стилем, своей солдатской строгостью, отточенностью и ясно выраженным мужским началом, мужским и солдатским. В России Киплинг много издается и, заметим, в очень хороших переводах. Геннадий Иванов ШЧ 1 XX ВЕК ДЖОН ГОЛСУОРСИ (1867-1933) Об английском писателе Джоне Голсуорси с полным основанием можно сказать: здоровый талант. Как-то Джозеф Конрад, для которого писание, как он говорил, просто превращение нервной энергии в слова, пытался обратить молодого Голсуорси в свою творческую веру: ...в самых истоках вашего творчества недостает скептицизма, - писал он ему. - Скептицизм - движущая сила ума... жизни, служитель истины - путь искусства и спасения... Джон Голсуорси остался верен себе и всем своим творчеством доказал, что движущей силой ума и путем искусства ничуть не меньше могут быть любовь и приветствие жизни во всех ее проявлениях. За два года до смерти, будучи уже всемирно известным автором Саги о Форсайтах, он сказал в одном из своих выступлений: Все согласятся, что Жизнь - это великое и заманчивое приключение. Мы лишь однажды берем билет до станции Неизвестность, лишь однажды пересекаем страну, именуемую Жизнью. Чем мы заняты в пути, что совершаем во время этого долгого или короткого странствия, зависит от склонностей нашего характера... если мы научимся без страха смотреть в лицо Тайне и в то же время ощу-Щать вечное движение Духа в подлунном мире - тогда наша Жизнь будет прожита недаром. Джон Голсуорси по происхождению принадлежал к крупной английской буржуазии. Он родился и похоронен в Лондоне. Семья Голсуорси выделялась из чопорного поздневикторианского общества свободными и широкими взглядами Отец писателя, будучи 380 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ юристом, это же поприще предназначал и для сына, мечтая видеть его адвокатом. Джон Голсуорси действительно окончил Оксфордский университет, специализируясь по мореходному праву, однако юридической практикой заниматься не стал, предпочтя ей литературу. Писать он начал под влиянием Джона Рескина, сочувствуя его идее романтического протеста против буржуазной морали Период первых литературных опытов и неудач наконец завершился в 1904 году серьезным романом Острова фарисеев, который открыл целую серию его социально- бытовых эпопей Современники считали Голсуорси баловнем судьбы, что случается крайне редко в жизни литераторов, - он был состоятельным человеком и мог заниматься тем делом, к которому влекла душа, однако благополучие не сделало его ни снобом, ни узко сословным писателем Сочувственный интерес к обиженным и обездоленным, соприкосновение, по его словам, с миром теней, движущихся в узких переулках и живущих как Бог послал, позволили Голсуорси отразить жизнь во всем разнообразии судеб и человеческих типажей. Всемирную известность и Нобелевскую премию (1932) Джону Голсуорси принесли две трилогии: Сага о Форсайтах (1922) и ее продолжение Современная комедия (1928), в которых он воссоздал нравы и психологию своего класса. Сам писатель главную тему Саги определил как набеги Красоты и посягательства Свободы на мир собственников. Первотолчком для этого монументального цикла послужила ранняя новелла Спасение Форсайта, в которой Голсуорси заявил себя мастером психологически тонкой и лаконичной прозы. Прославившись сначала как романист и драматург (пьесы Чудак, Мимолетная греза и др.), он тем не менее на протяжении всей своей творческой жизни возвращался к произведениям малого жанра - новеллам, рассказам, небольшим повестям. Здесь источником вдохновения явились два его любимых писателя. Я в большом долгу перед Тургеневым, - писал Голсуорси. - У него и у Мопассана я проходил духовное ученичество, которое проходит каждый молодой писатель у того или иного старого мастера, влекомый к нему каким-то внутренним сродством У Голсуорси так же, как и у Тургенева, романы всегда появлялись в обрамлении рассказов и повестей. Ивану Тургеневу Джон Голсуорси обязан и своим интересом к русскому и - шире - славянскому миру. С удивительным пониманием иной национальной психологии английский писатель изобразил русскую дворянскую семью Ростаковых в новелле Санта Лючия, которая считается одним из его шедевров, а также польку Ванду в рассказе! Первые и последние. 1 mi МАКСИМ ГОРЬКИЙ 381 Опоэтизированная тема любви - ведущий мотив всего творчества Джона Голсуорси. Его биограф Кэтрин Дюпре, как и многие другие критики, склонна была видеть в этом отражение реальной любовной истории писателя. Единственной избранницей Голсуорси стала Ада Голсуорси, в период их знакомства - жена его двоюродного брата Артура Ада была несчастлива в браке, и чувство сострадания у писателя вскоре переросло в более нежное. Любовь оказалась взаимной, но мучительной на долгие девять лет, поскольку узы брака в Англии того времени считались неприкосновенными. Лишь после кончины Джона Голсуор-си-старшего Ада отважилась на развод и соединилась с возлюбленным С тех пор они не расставались. Союз этот оказался и творческим. Ада обладала незаурядной музыкальной одаренностью. По признанию Голсуорси, лучше всего ему работалось под аккомпанемент ее игры на рояле. Не случайно в его произведениях так много сюжетов, связанных с музыкой. Кроме того, Ада положила на музыку его девонширские (девонские) песни, а также стала соавтором писателя при создании английского либретто оперы Ж Визе Кармен. Свою благодарность судьбе за эту встречу Голсуорси выразил в посвящении ей самого знаменитого своего произведения - Саги о Форсайтах: ...той, без чьей поддержки, сочувствия и критики я не смог бы стать даже таким писателем, каким я являюсь. Любовь Калюжная МАКСИМ ГОРЬКИЙ (1868-1936) Первая русская эмиграция, с легкой руки Георгия Адамовича, и не без основания, называла Максима Горького иконоборцем, ставшим советской иконой. Теперь мы стали иконоборцами - с бесноватостью горьковских буревестников скидываем Горького с корабля современности. Сегодня в нашей критике он, пожалуй, самый непопулярный из классиков. В чем только не обвиняют основателя социалистического реализма и Союза писателей его члены! Даже короткая прогулка по страницам нашей периодики последних лет вызывает некий инфернальный 382 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ озноб. Вот несколько наиболее характерных положений (без указания авторов, поскольку это общая тенденция, мода конца XX века, как в начале века была мода на Горького). Положение № 1. Горького никто не любил: По-настоящему его никогда не любили. Именно в этом его главная трагедия. Каким- то странным холодом веет от всей его шумной биографии, где было столько разного, но, кажется, не нашлось места ничему слишком человеческому. В этой же статье приводятся слова Льва Толстого: Горь-| кий - злой человек... - гово->1 рил он Чехову. - У него душа соглядатая, он пришел откуда-то в чужую ему, Ханаанскую землю, ко всему присматривается, все замечает и обо всем доносит какому-то своему богу. В продолжение темы - о каком-то своем боге - тут же слова современника писателя, эмигранта Ильи Сургучева, не в шутку полагавшего, что Горький заключил договор с дьяволом: И ему, среднему в общем писателю, был дан успех, которого не знали при жизни своей ни Пушкин, ни Гоголь, ни Лев Толстой, ни Достоевский. У него было все: и деньги, и слава, и женская лукавая любовь. И напоследок комментарий автора ...скажем легче: Горький был инопланетянином... вот откуда все его странности и все его маски (от внешности мастерового до выражения лица Ницше, которое он примерил напоследок). Его крупные вещи напоминают талантливый отчет о служебной командировке на Землю Все замечено... вот она, эпоха русской революции, как живая... Это трагедия вочеловечения. С болью и кровью... и все-таки не до конца. И.Д. Сургучев был мистиком, и в этом духе им написана статья Горький и дьявол (1955). Автор биографического словаря Русская литература в изгна-| нии (YMCA-Press, Париж - Москва, 1996) Глеб Струве пишет о нем: Сур->, гучев - писатель несомненно талантливый... но внутренне вульгарный. Вульгарность эта особенно проявилась в его публицистических и литературно-критических статьях... Похоже на правду, поскольку Горького, несмотря на разное к нему отношение, средним писателем никак не назовешь. ! I МАКСИМ ГОРЬКИЙ 383 Положение № 2. Горький никого не любил: Это доказывает автор другой статьи. Горький не любил поэтов: ...приведя строчки Фофанова: На небо месяц поздно так вышел, и серебром засверкало болото, - он (Горький. - Л.К.) начал говорить о народнохозяйственной вредности болот и сделал вывод: ...поэты никогда не звали человека на борьбу с природой... не гневались на слепого тирана. Горький не любил антисемитов. Возьмем те же Несвоевременные мысли, - приглашает автор и цитирует Горького: ...какую бы чепуху ни пороли антисемиты, они не любят еврея только за то, что он явно лучше, ловчее, трудоспособное их. Горький не любил мужиков: ...мне пишут яростные упреки: я, будто бы, ненавижу народ... неужели они любят тех мужиков, которые, наглотавшись водки до озверения, бьют своих беременных жен... Далее за логикой автора статьи уже трудно уследить. Не любя антисемитов и русских мужиков, именно Горький, по мнению автора, спровоцировал в России... антисемитизм: В этой провокации Горький сыграл немалую роль. Это он придумал отождествить тип еврея с типом культурного насильника, своего рода социалистического плантатора. Это он редактировал книгу о Беломор-канале (который строили заключенные. - Л.К.), украсив ее портретами орденоносных энкаведешников с еврейскими фамилиями. И, похожий на исступление, вывод: Горький евреев не любил... Осуждение антисемитизма - достаточно условный жест... к таким правилам хорошего тона особенно чутки всякого рода парвеню. Горький не любил евреев так же, как он не любил интеллигентов, не любил большевиков, буржуев, мужиков, как не любил в конце концов навязанную ему культуру, которую трактовал как насилие именно потому, что она его насиловала... (Интересно, любил ли Горький женщин Этого вопроса автор статьи не коснулся. Иначе... Страшно подумать!) После таких рекомендаций хочется немедленно перечитать всего Горького. Судя по всему, он и сегодня остается самым полемичным, злободневным - живым - писателем. И в нем самом, и в его судьбе, несомненно, есть какая-то загадка, разгадывать которую интересно Максим Горький (настоящее имя Алексей Максимович Пешков) Родился 16 (28) марта 1868 года в Нижнем Новгороде. Устойчивым легендам о его босяческом происхождении, что так импонировало Революционно настроенной интеллигенции, противоречат Словарь Брокгауза и Ефрона (где говорится о нем, как о выходце из среды вполне буржуазной) и факты. Дед Горького по отцовской линии был °фицером, правда, разжалованным - за жестокое обращение с подчи-Ненными. Отец, Максим Савватеевич Пешков, будучи одаренным и 384 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ МАКСИМ ГОРЬКИЙ удачливым человеком, добился значительного жизненного успеха. Некоторые черты его биографии затем повторит сын, но с бблыним размахом. В юности, сбежав из дома, Максим Савватеевич устроился учеником к драпировщику, а уже к тридцати годам стал управляющим конторы астраханского пароходства. Жену свою, Варвару Васильевну, он по-гусарски увез из семьи купца Каширина, довольно состоятельного, не раз избиравшегося депутатом Нижегородской думы. Конфликт с самозванным зятем быстро разрешился, и брак был признан В трехлетнем возрасте сын Пешковых Алеша заболел холерой и заразил отца. Мальчик выжил, а отец ушел из жизни. Мать к сыну охладела, считая его виновником смерти горячо любимого мужа (в сознательном возрасте Алексей Пешков, без сомнения, ощущал на себе эту роковую печать, будто в оправдание взяв имя отца - Максим - как литературный псевдоним). Вскоре мать отдала его на воспитание деду и бабушке Кашириным. Василий Васильевич Каширин характер имел взрывной, деспотичный, и мальчик рос в атмосфере постоянных семейных скандалов. Тем не менее к внуку он был привязан, обучил его в шесть лет сначала церковно славянской грамоте, а лишь затем - современной В девятилетнем возрасте мальчика отдали в Нижегородское Кунавинское училище, где он закончил два класса и был переведен в третий с похвальной грамотой за отличные перед прочими успехи в науках и благонравие. В это время дед разорился и, не умея пережить удар судьбы и смириться с нищетой, заболел душевной болезнью. Одиннадцатилетний Алеша вынужден был оставить училище и отправиться в люди, то есть обучаться какому-нибудь ремеслу. С 1879 по 1884 год он побывал учеником в обувной лавке, в чертежной и иконописной мастерских, на камбузе парохода Добрый, где произошло событие, которое можно назвать стартовым для Алеши Пешкова на его пути к Максиму Горькому, - встреча с поваром по фамилии Смурый. Этот замечательный в своем роде кок, несмотря на малограмотность, был одержим страстью к собиранию книг, преимущественно в кожаных переплетах, что и определило диапазон его собрания - от готических романов Анны Радклиф до литературы на малорусском языке. Благодаря этой, по словам писателя, самой странной библиотеке в мире (Автобиография, 1897), он пристрастился к чтению и читал все, что попадало под руку: Гоголя, Некрасова, Скотта, Дюма, Флобера, Бальзака, Диккенса, журналы Современник и Искра, лубочные книжки и франкмасонскую литературу. . Ощутив вкус к знанию, Алексей Пешков в 1884 году отправился в Казань поступать в университет, но по бедности его университетом стала жизнь: поселившись в ночлежке среди будущих своих героев, бродяг и проституток, и работая чернорабочим, начал посещать круж- 385 1111 ки самообразования (чаще - марксистского), студенческие сходки, библиотеку нелегальных книг и прокламаций при булочной Деренкова, который взял его на работу подручным пекаря. Вскоре появился и наставник - один из первых марксистов в России Николай Федосеев... И вдруг, уже нащупав судьбоносную революционную жилу, 12 декабря 1887 года Алексей Пешков пытается покончить с собой (простреливает себе легкое). Причину этого одни биографы находят в его неразделенной любви к сестре Деренкова Марии, другие - в начавшихся репрессиях против студенческих кружков. Эти объяснения представляются формальными, поскольку совсем не идут к психофизическому складу Алексея Пешкова. По природе своей он был борец, и все препоны на пути только освежали его силы (диалектика любого борца). Думается, тут дело в пути, на который он ступил Шла переформировка сознания, вытеснение из него того мальчика, который начал жизнь с церковно славянской грамоты, тут и нечистый попутал (по Достоевскому: сердце человека - поле, где Бог с дьяволом борются). Этот бес мелькнул, кстати, в прощальной записке Алексея: В смерти моей прошу обвинить немецкого поэта Гейне, выдумавшего зубную боль в сердце... Останки мои прошу взрезать и рассмотреть, какой черт сидел во мне последнее время. Чтобы осилить избранный путь, Алексею Пешкову предстояло стать другим человеком, и он им стал. Здесь невольно приходит на память фрагмент из Бесов Достоевского: ...в последнее время он замечен был в самых невозможных странностях. Выбросил, например, из квартиры своей два хозяйские образа и один из них изрубил топором; в своей же комнате разложил на подставках, в виде трех налоев, сочинения Фохта, Молешотта и Бюхнера (идеологи вульгарного материализма. - Л.К.) и пред каждым налоем зажигал восковые церковные свечки. За попытку самоубийства Казанская духовная консистория отлучила Пешкова от Церкви на семь лет. Летом 1888 года Алексей Пешков начал свое знаменитое четырехлетнее хождение по Руси, чтобы возвратиться из него уже Максимом Горьким. Поволжье, Дон, Украина, Крым, Кавказ, Харьков, Курск, Задонск (где посетил Задонский монастырь), Воронеж, Полтава, Миргород, Киев, Николаев, Одесса, Бессарабия, Керчь, Тамань, Кубань, Тифлис - вот неполный перечень его маршрутов. За время странничества работал грузчиком, железнодорожным сторожем, мойщиком посуды, батрачил в деревнях, добывал соль, был избит мужиками и лежал в больнице, служил в ремонтных мастерских, несколько раз подергался аресту - за бродяжничество и за революционную пропаганду (Поливаю из ведрышка просвещения доброкачественными идейками, и таковые приносят известные результаты, - писал он в это время одному из своих адресатов) В эти же годы пережил увлечение народ- 386 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ничеством, толстовством (в 1889 году заезжал в Ясную Поляну с намерением попросить у Льва Толстого участок земли для земледельческой колонии, но их встреча не состоялась), переболел учением Ницше о сверхчеловеке, которое навсегда оставило в его воззрениях свои оспины. Первый рассказ Макар Чудра, подписанный его новым именем - Максим Горький, вышел в 1892 году в тифлисской газете Кавказ и ознаменовал своим появлением конец странничества. Горький вернулся в Нижний Новгород. Своим литературным крестным отцом он считал Владимира Короленко. По его протекции с 1893 года начинает публиковать очерки в приволжских газетах, а через несколько лет становится постоянным сотрудником Самарской газеты, где вышло более двухсот его фельетонов за подписью Иегудиил Хламида, а также рассказы Песня о Соколе, На плотах, Старуха Изергиль и др. Здесь же он познакомился с корректором Самарской газеты Екатериной Павловной Волжиной и, преодолев сопротивление матери браку дочери-дворянки с нижегородским цеховым, в 1896 году с ней обвенчался. В следующем году, несмотря на обострившийся туберкулез и заботы с рождением сына Максима, Горький выпускает новые повести и рассказы, большинство из которых станут хрестоматийными: Коновалов, Зазубрина, Ярмарка в Голтве, Супруги Орловы, Мальва, Бывшие люди и др. Вышедший в Петербурге первый двухтомник Горького Очерки и рассказы (1898) имел небывалый успех и в России, и за рубежом. Спрос на него был столь велик, что тут же потребовалось повторное издание - выпущено в 1899 году в трех томах. Свою первую книгу Горький послал Чехову, перед которым благоговел, тот откликнулся более чем щедрым комплиментом: Талант несомненный, и притом настоящий, большой талант. В этом же году дебютант приехал в Петербург и вызвал столичные овации: восторженная публика в его честь устраивала банкеты, литературные вечера. Его приветствовали люди из самых разных станов: критик-народник Николай Михайловский, декаденты Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, академик Андрей Николаевич Бекетов (дед Александра Блока), Илья Репин, написавший его портрет... Очерки и рассказы воспринимались как рубеж общественного самоопределения, и Горький сразу же стал одним из самых влиятельных и популярных русских писателей. Разумеется, интерес к нему подогревался и легендарной биографией - Горького-босяка, Горького-самородка, Горького-страдальца (к этому времени он уже несколько раз побывал в тюрьме за революционную деятельность и состоял под надзором полиции)... Много позже Горький со смехом расскажет Владиславу Ходасевичу, как один ловкий нижегородский издатель книг для народа уго- МАКСИМ ГОРЬКИЙ 387 варивал его написать свою биографию, приговаривая: Жизнь ваша, Алексей Максимович, - чистые денежки. Очерки и рассказы, а также начавший выходить в издательстве Знание четырехтомник писателя Рассказы произвели на свет огромную критическую литературу - с 1900 по 1904 год о Горьком вышла 91 книга! Такой прессы при жизни не имели ни Тургенев, ни Лев Толстой, ни Достоевский. Художественное слово Горького, выйдя за пределы искусства, открывало новый диалог с действительностью (Петр Палиевский). Максим Горький ввел в литературу не свойственный русским классикам наступательный стиль, призванный вторгнуться в реальность и радикально изменить жизнь. Он привел и нового героя - талантливого выразителя протестующей массы, как писала газета Искра. Его ге-роико- романтические притчи Старуха Изергиль, Песня о Соколе, Песня о Буревестнике (1901) стали революционными воззваниями в поднимающемся пролетарском движении. Критики из предыдущего поколения обвиняли Горького в апологии босячества, в проповеди индивидуализма Ницше, но они спорили с волей истории. Горький, исходивший пешком всю Россию, с гениальным чутьем зверя ощущал ритмы своего времени и запахи новых идей, носящихся в воздухе. В конце XIX - начале XX веков на фоне декадентства (упадничества) как реакция на него стали укореняться две мощные магнетические идеи: культ сильной личности, внушенный Ницше (здесь истоки знаменитых горьковских фраз: Человек - это звучит
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   57