Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница35/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   57
Пьяном корабле и представляется поистине феноменальной. Рембо написал это стихотворение в 17 лет. Летом 1873 года книгой Пора в аду Рембо попрощался с поэзией, как бы отрекся от самого себя. Он предельно жестко осудил весь свой творческий путь. И это в девятнадцать лет, когда у большинства поэтов только начинается истинно творческий путь. Как нынче говорят, Рембо ушел в коммерцию. Он поставил задачу себе - разбогатеть. Ездил по Европе, потом добрался до Египта, до Адена, до Абиссинии - в городе Хараре он жил последние десять лет своей жизни. В 1891 году у него начались сильные боли в правой ноге, его перевезли в Марсель, там ампутировали ногу. Но болезнь прогрессировала. В ноябре того же года Рембо умер в марсельской больнице от саркомы. Видимо, все-таки отказ от поэзии был для поэта актом самоубийственным. Первым шагом к гибели. Некоторые исследователи считают, что вторым таким шагом был разрыв с Европой. С почвой своей поэзии. Все-таки навсегда переселиться в Африку - это тоже был какой-то отказ от самого себя. Геннадий Иванов АРТУР КОНАН ДОЙА (1859-1930) Артур Конан Дойл принадлежал к литературному поколению Бернарда Шоу, Оскара Уайльда, Редьярда Киплинга, Джозефа Конрада, Джона Голсуорси и несколько огорчался тем, что как бы не попадал в круг серьезных писателей, поскольку прославившие его рассказы о Шерлоке Холмсе считались развлекательным чтением. Если бы он мог знать, что едва ли не каждый второй турист в Лондоне спрашивает, где 358 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ на Бейкер-стрит находится знаменитый дом 221-6 (вымышленный) с квартирой Шерлока Холмса и доктора Уотсона (Ватсона). Холмс из литературного героя неожиданным образом материализовался в живого человека. Впрочем, и в своих воспоминаниях Конан Доил рассказывает, как читатели засыпали его письмами, адресованными мистеру Шерлоку Холмсу - с просьбами расследовать то или иное запутанное дело. По его свидетельству, много писем было из России. У нас его читали (и продолжают это делать) не только любители остросюжетного чтива, но и более чем серьезные читатели, такие, к примеру, как философ Василий Розанов Он писал в 1908 году о Шерлоке Холмсе и Уотсоне: ...они... имеют один пафос - истребить с лица земли преступников Это - Тезей, очищающий дорогу между Аргосом и Афинами от разбойников и освобождающий человечество от страха злодеев и преступлений... Это не проступки нужды или положения, а проступки действительного злодейства в душе, совершаемые виконтами, лордами-наследниками, учеными медиками, богачами или извращенными женщинами. Везде лежит вкус к злодейству, с которым борется вкус к добродетели юноши и мужа, рыцаря и оруженосца. Когда я начал от скуки читать их, - я был решительно взволнован. И впервые вырисовался в моем уме человеческое CRIMEN (преступление, грех. - Л К). Оно - есть, есть, есть11. (Курсив В. Розанова.) Артур Доил родился в Эдинбурге 22 мая 1859 года Имя Конан ему дали в честь дяди отца, художника и литератора Мишеля Конана У него не было наследников, и он передал свое имя внучатому племяннику. Отец будущего писателя Чарльз Элтимонт Доил, архитектор и художник, был натурой творческой, но совершенно непрактичной, считался неудачником и служил мелким клерком Умер он в инвалидном доме, когда дети еще не подросли. В британском Словаре национальных биографий значатся пять представителей рода Дойлов. Среди них дед писателя Джон Доил - портретист и карикатурист; дядя писателя Ричард Дойл - художник, иллюстратор Теккерея, Диккенса. Позднее в этот Словарь вошло имя и Артура Конан Доила. О нем сказано, что он происходит из семьи, АРТУР КОНАН ДОЙЛ 359 хорошо известной в области литературы и искусства. Кроме того, имена древних предков Дойлов встречаются в исторических романах Вальтера Скотта. В роду матери писателя Мэри Фоли также были личности, оставшиеся в британской истории. Ее дядя сэр Деннис Пэк возглавлял Шотландскую бригаду в битве при Ватерлоо. Исследователи полагают, что именно от материнского рода Конан Дойлу достался дар рассказчика, идущий от давних рыцарских традиций семьи Он и сам это признавал Настоящая любовь к литературе, склонность к сочинительству идет у меня, я считаю, от матери. На протяжении всей жизни мать с сыном поддерживали переписку, от которой осталось около полутора тысяч писем. С 1869 по 1876 год Артур учился - сначала в приготовительной школе Годдера, а затем в иезуитском колледже Стонихерст в графстве Ланкашир. От учебы у него остались самые мрачные воспоминания: школьный учитель - мерзавец, который будто бы сошел со страниц Диккенса, и иезуитские порядки колледжа - нечеловеческая строгость воспитания, преподавания, распорядка дня и даже питания. Словом, юный Конан Дойл прошел спартанскую выучку На иезуитском колледже настоял тот самый дядя отца, давший Артуру свое имя. Это была дань привязанности к обычаям их старой родины Ирландии. Мишель Конан писал Мэри Фоли: Его (Артура. - Л.К.) национальный вкус, в котором у меня нет никаких сомнений, и определенная доля выучки в Стонихерсте сделают из него законченного художника и позволят ему, таким образом, занять высокое и почетное положение. Он же и спас Артура от дальнейшей карьеры иезуитского священника, которую определила ему мать, убедив ее в писательском призвании сына. И хотя Артур поступил на медицинский факультет Эдинбургского университета, от призвания он не ушел. Много позже Стивенсон, земляк Конан Дойла по Эдинбургу, прочитав первые рассказы о Шерлоке Холмсе и уловив в нем знакомые черты, поинтересовался в письме к автору: Уж не мой ли это старый приятель Джо Белл Джозеф Белл, главный хирург Эдинбургской королевской лечебницы, читал лекции в университете. У студентов они пользовались огромной популярностью, особенно его наука разгадывать людей по мельчайшим внешним приметам: Что с этим человеком, сэр - вопрошал он дрожащего студента. - Посмотрите-ка на него получше! Нет! Не прикасайтесь к нему. Пользуйтесь глазами, действуйте мозгом1 Где ваш бугор апперцепции Пускайте в ход силу дедукции! Конан Дойл, судя по всему, оказался способным учеником и позже сказал: Если и был Холмс, так это я сам. Этому есть не только литературное, но и реальное подтверждение. В 1907 году сила дедукции 360 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ помогла писателю доказать невиновность некоего Джорджа Эдалжи, упрятанного в тюрьму по сфабрикованному полицией делу. В школьные и студенческие годы сформировался круг чтения Конан Дойла: Майн Рид, Баллатин (автор романа Коралловый остров), Вальтер Скотт, Этюды выдающегося английского историка Томаса Маколея. Затем пришло увлечение естествознанием и философией - трудами Дарвина, Томаса Гексли, Герберта Спенсера, Джона Стюарта Милля. Позднее Конан Доил назовет их решительными отрицателями, но признает и силу их раскрепощающего воздействия на умы, что приведет к ослаблению (и не только у Дойла) религиозного чувства. Студентом Конан Доил опубликовал в нескольких журналах свои первые литературные опусы: рассказ Тайна Сэсасской долины и Американская повесть. Они прошли незамеченными. Впрочем, к занятиям литературой он тогда относился как к способу дополнительного дохода. После окончания университета, став бакалавром, а затем - доктором медицины, Конан Дойл проходил медицинскую практику судовым врачом и смог побывать в Арктике и Южной Африке Затем он сменил несколько городов и наконец осел в приморском городке Саутси (Тогда же в одном из саутских магазинов служил продавцом Герберт Уэллс, будущий автор Человека-невидимки. Конан Дойл лечил хозяина этого магазина, а с продавцом судьба не свела) В то время в Англии на смену унылому бытописательству натуралистов и как реакция на упаднические мотивы декадентов (главой которых был Оскар Уайльд) приходило новое литературное направление - неоромантизм. Как надоело все расслабленное и как требуется нам нечто сильное и яркое, - писал Стивенсон, выражая тем самым мужественные идеалы неоромантиков. Это направление было близко самой личности Конан Дойла - большого сердца, большого роста, большой души человека, как сказал о нем Джером К. Джером. Дойл был сильным, спортивным молодым человеком - гольф, крикет, велосипед, бильярд, регби, бокс (по свидетельству очевидцев, он и в семьдесят лет смог изломать о спину оскорбившего его мерзавца свой зонт). Активное отношение к жизни позволило ему за восемь лет жизни в Саутси занять прочное положение в качестве врача и завоевать литературную известность. В 1887 году вышла его первая повесть Этюд в багровых тонах, со страниц которой вошли в мировую литературу Шерлок Холмс и доктор Уотсон. Английский джентльмен, рыцарь Холмс из любви к справедливости и для собственного удовольствия (не ради куска хлеба) разгадывал самые головоломные криминальные загадки, мог отказать богатому герцогу и взяться за распутывание дела какой-нибудь горничной. Одаренный музыкант, берущийся за скрипку на досуге, мыслитель, ученый-химик, страстный курильщик и зна- АРТУР КОНАН ДОЙЛ 361 ток всех сортов табака, сибарит, он способен был в любое время суток азартно мчаться на место происшествия, чтобы с блеском разоблачить преступника. Рядом с ним молодой ученик, помощник, восхищенный наблюдатель и летописец гениального и бесстрашного детектива - оруженосец доктор Уотсон. С этими персонажами Конан Дойл долго не сможет расстаться. Их появление обозначило расцвет детективного жанра. Среди их предшественников называют Дюпена и Леграна, созданных Эдгаром По (Убийство на улице Морг), однако Дойлу удалось развить жанр до того, что его герои, как говорилось выше, стали идентифицироваться с живыми людьми. Вторая повесть о Шерлоке Холмсе появилась в американском журнале Липпинкотс мэгэзин. Первым из английских писателей, кто обратил внимание на талант молодого Конан Дойла, был Оскар Уайльд, а познакомились они случайно в редакции этого журнала. Уайльд поразил воображение Дойла как блестящий оратор (многие считали, что оратор в Уайльде превосходил писателя). Издатели предложили им написать для журнала по одному произведению. Ими стали Портрет Дориана Грея Уайльда и Знак четырех (1890) Дойла. В 1891 году Конан Дойл оставил профессию врача и с этого времени в английском Стрэнд мэгэзин начали публиковаться рассказы из серии Приключения Шерлока Холмса. В течение двух лет они не сходили со страниц журнала, пока Конан Дойл не написал Мэри Фоли: Дорогая матушка... Я решил убить Шерлока Холмса. Он отвлекает меня от более важных вещей. Это преступление было совершено в рассказе Последнее дело Холмса (1892). Однако не тут-то было - по многочисленным просьбам читателей и издателей Шерлока Холмса пришлось воскресить Вообще все написанное о гении дедукции поместилось в пяти сборниках: Приключения Шерлока Холмса (1892), Записки о Шерлоке Холмсе (1894), Возвращение Шерлока Холмса (ознаменовавшее чудесное воскрешение; 1905), Его прощальный поклон (1917) и Архив Шерлока Холмса (1927). К ним надо прибавить, кроме названных, еще две повести: Собака Баскервилей и Долина ужаса. В ответ на просьбу журналиста перечислить лучшие из рассказов о Холмсе Дойл назвал двенадцать произведений: Скандал в Богемии, Союз рыжих, Пестрая лента, Пять апельсиновых зернышек, Пляшущие человечки, Последнее дело Холмса, Пустой дом, Второе пятно, Дьяволова нога, Случай в интернате, Обряд дома Месг-рейвов и Рейгетские помещики. Известный французский ученый-криминалист Э. Локар, автор Руководства по криминалистике, не раз говорил, что рассказы о Шерлоке Холмсе очень полезны для специалистов. 362 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Когда Конан Дойл писал матушке, что Шерлок Холмс отвлекает его от более важных вещей, он имел в виду другие, начатые и задуманные, книги, которые считал главными в своей творческой биографии (история, как мы знаем, рассудила по- своему - на доме, где родился писатель, имеется надпись: Создатель Шерлока Холмса. ). Вообще же Конан Дойл является автором семидесяти книг Среди них можно назвать научно-фантастические повести Затерянный мир (1912), где настолько убедительно описано плато на Амазонке, населенное доисторическими животными, что много позже его высматривали летчики, пролетая над этим местом, Отравленный пояс (1913), Маракотова бездна (1929). На протяжении всей жизни Конан Дойл, почти как профессиональный историк, интересовался тремя эпохами из прошлого Англии и Европы: Столетняя война XIV-XV веков, Английская буржуазная революция XVII века и Наполеоновские войны от Трафальгара до Ватерлоо. Им посвящены такие произведения, как Белый отряд, Подвиги и Приключения бригадира Жерара, Родни Стоун (1896) и многие другие. Пьеса Дойла Ватерлоо (1895) в свое время имела невероятный успех. Есть у него и социально-бытовой роман Торговый дом Гердлстон (1890). По своим общественным взглядам Конан Дойл был государственником. Он полностью доверял и внутренней, и международной политике английского правительства. Из-под его пера не появилось ни одного антиправительственного пасквиля, как, к примеру, у его современника и американского коллеги Марка Твена. Когда в 1900 году разразилась англо-бурская война, Дойл отправился на фронт добровольцем, став главным хирургом в полевом госпитале. С началом Первой мировой войны писатель, которому исполнилось пятьдесят пять лет, снова собрался в добровольцы, но его предложение отклонили (надо сказать, что в это время в составе английского военного флота плавал траулер под названием Конан Дойл). Тогда он решил стать летописцем этой войны, не раз выезжал на фронт и написал шесть томов Истории действий английских войск во Франции и Фландрии (1916-1920). В этой войне погибли сын писателя, его брат, два племянника, зять и брат его жены. Все это настолько потрясло Конан Дойла (особенно смерть сына), что он, известный реалист, обратился к спиритизму и заинтересовался такими сочинениями, как Человеческая личность и ее дальнейшая жизнь после телесной смерти Мейерса, и сам оставил труды по спиритизму. Впрочем, в начале века спиритизмом увлекались многие, даже основоположник одного из законов естествознания Дмитрий Менделеев имел такой грех. АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ 363 В 1924 году Конан Дойл издал свои Воспоминания и приключения. Страсть к путешествиям и приключениям сопровождала его до конца, и даже в свой последний смертный час он нашел в себе силы пошутить: За всю жизнь мою у меня было много приключений Но самое сильное и удивительное ждет меня теперь. В свое последнее путешествие писатель отправился в 1930 году Любовь Калюжная АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ (1860-1904) Теперь среди портретов любимых писателей вы во всякой образованной семье, в комнатке всякого студента или курсистки встретите портрет или карточку Антона Чехова .. И среди бородатых, могучих в лепке матушки-натуры или глубоко оригинальных фигур Тургенева, Толстого, Плещеева, Мея, Некрасова, Добролюбова, Чернышевского - фигура или, точнее, фигурка Чехова представляется такою незначительною, обыкновенною... Слишком наш брат... В Чехове Россия полюбила себя. Никто так не выразил ее собирательный тип, как он, не только в сочинениях своих, но, наконец, даже и в лице своем... Все вышло, как у всех русских: учился одному, а стал делать другое; конечно, не дожил полных лет. Кто у нас доживает Гнезда не имел, был странствующий. И все немного музыканил или мурлыкал себе под нос Ни звука резкого, ни мысли большой. Но что-то такое во всем этом есть, чего нигде еще нет, - так писал Василий Розанов в 1910 году (Наш Антоша Че-хонте). Антон Павлович Чехов среди великих русских писателей был первым неаристократом. Он, по словам того же Розанова, довел до вирту- - т , 364 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ озности, до гения обыкновенное изображение обыкновенной жизни, став кумиром в преддверии нового, неаристократичного, века Он дал слово представителям всех слоев и сословий - его проза, пожалуй, самая населенная в мировой литературе: в ней живут почти восемь тысяч персонажей (для сравнения, в Человеческой комедии Бальзака - около трех тысяч). Можно сказать, Чехов совершил первую русскую революцию - в литературе. Лев Толстой, настороженно относившийся к новому поколению: Нынче царство матерьялизма, т.е. женщин и врачей, из молодых ставил вровень с собой одного лишь Чехова, несмотря на то что тот был и врачом, и материалистом. Оба деда Антона Павловича Чехова - по отцу и по матери - были крепостными крестьянами, выкупившимися на волю еще до реформы 1861 года. Отец писателя уже был купцом второй гильдии и владел бакалейной лавкой в Таганроге. Обанкротившись, в 1876 году он бежал от долговой тюрьмы в Москву, где учились два его старших сына (вообще в семье было шестеро детей - Александр, Николай, Антон, Иван, Мария, Михаил). Антон остался в Таганроге, чтобы закончить гимназию, а потом присоединился к семье в Москве. Несмотря на религиозный фанатизм отца и аскетическое воспитание, Антон со школьных лет увлекался театром и литературой. Его брат Михаил вспоминал: А.П., будучи... гимназистом пятого класса, спал под кущей посаженного им дикого винограда и называл себя Иовом под смоковницей. Под ней же он писал тогда стихи... В Москву Антон Чехов приехал с рукописью драмы (не увидевшей света), но поступил на медицинский факультет Московского университета. Тогда же, по примеру старшего брата Александра, начал печатать в мелких юмористических журналах Москвы и Петербурга - Стрекоза, Будильник, Зритель и др. - юморески, пародии, юмористические миниатюры под псевдонимами Антоша Чехонте, Человек без селезенки и др. Существует предание о чуде (почти как у каждого писателя) его первого дебюта в печати: во время острого безденежья, чтобы отметить именины матери, Антон Павлович в один присест написал рассказ Письмо к ученому соседу, отослал в петербургский ежемесячник Стрекоза и на полученный гонорар устроил семейный праздник. Вряд ли это чудо случилось бы, не будь юношеских стихов под смоковницей. За счет литературных заработков Чехова семья главным образом и держалась на первых порах в Москве. Скоро Чехов вырабатывает свой стиль короткого рассказа, уже выходящий за рамки чистой юмористики. В 1885 году Антон Павлович побывал Петербурге, где произошли очень важные для его творческой жизни встречи - он познакомился с Д В. Григоровичем (первый, кто АНТОН ПАВЛОВИЧ ЧЕХОВ 365 оценил Бедных людей Достоевского) и А.С. Сувориным. Через несколько месяцев от Григоровича, прочитавшего рассказ Чехова Егерь, пришло письмо: У Вас настоящий талант - талант, выдвигающий Вас далеко из круга литераторов нового поколения. О том, какое оно произвело впечатление на молодого писателя, говорит восторженный тон его ответа (вообще-то не свойственный Чехову): Ваше письмо, мой добрый, горячо любимый благовеститель, поразило меня, как молния... Как Вы приласкали мою молодость, так пусть Бог успокоит Вашу старость .. У меня в Москве сотни знакомых, между ними десятка два пишущих, и я не могу припомнить ни одного, который читал бы меня или видел во мне художника. Наряду с литературной работой Чехов ведет медицинскую практику. Служит врачом в Воскресенске (ныне Истра), в Звенигороде. Врачебная деятельность обогатила жизненный опыт писателя, обострила его наблюдательность. К началу 1890-х годов он опубликовал уже немало замечательных рассказов, привлекших всеобщее внимание. Его талант заметили и другие писатели старшего поколения - А.Н. Плещеев, Н.С. Лесков, позднее Л.Н. Толстой. Зрелые его произведения - Степь, Огни, Припадок, Дуэль, Три года, Дом с мезонином, Скучная история, Скрипка Ротшильда - отмечены глубокой психологичностью и мягким чеховским лиризмом. В таких произведениях, как Человек в футляре и Палата № 6, критика тех лет увидела символику политической реакции и застоя 1880-х годов. Думается, меньше всего писатель ставил себе такую задачу. Вообще Чехов как художник лишен пафоса. В творчестве он убивающе правдив, как врач, сообщающий пациенту о летальном исходе. Не менее правдив он и в отношении себя как писателя - вот фрагмент из его письма к Алексею Суворину (в ответ на упреки в отсутствии у него большой идеи: Вспомните, что писатели, которых мы называем вечными или даже просто хорошими и которые пьянят нас, имеют один общий и весьма важный признак: они куда-то идут и вас зовут туда же, и вы чувствуете... что у них есть цель. У одних, смотря по калибру, цели ближайшие - крепостное право, освобождение родины, политика, красота или просто водка, как у Д. Давыдова; у других - цели отдаленные - Бог, загробная жизнь, счастье человечества и т.п. ...вы, кроме жизни, какая есть, чувствуете еще ту жизнь, какая Должна быть, и это пленяет вас. А мы Мы! Мы пишем жизнь такою, как она есть, а дальше ни тпру, ни ну... У нас нет ни ближайших, ни отдаленных целей, и в нашей душе хоть шаром покати. Политики у нас Нет, в революцию мы не верим, Бога нет... Я не брошусь, как Гаршин, в пролет лестницы, но и не стану обольщать себя надеждами на лучшее будущее. Не я виноват в своей болезни, и не мне лечить себя... 366 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Как человек, которому не свойственны возвышающие обманы, он избегал и категоричных обобщений. Так, к примеру, по поводу рассуждений Дмитрия Мережковского о безвременье и нервном веке он писал тому же Суворину в 1891 году: Никакого нет нервного века. Как жили люди, так и теперь живут, и ничем теперешние нервы не хуже нервов Авраама, Исаака и Иакова. По его мнению, увеличилось не число нервных болезней, а число врачей, наблюдающих эти заболевания. Можно привести и другие примеры сниженного пафоса. Один знакомый пожаловался ему: Что мне делать! Меня рефлексия заела! Чехов ответил: А вы поменьше водки пейте. Иронизируя над вычурными манифестами декадентов, он говорил: Какие они декаденты! Они здоровеннейшие мужики! Их бы в арестантские роты отдать!.. Благодаря трезвому взгляду врача Чехов неожиданно и смело раскрывает
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   57