Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница27/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   57
трех лет, он поселился в своем имении Круассе близ Руана, чтобы прожить там затворником почти всю жизнь. Писать Флобер начал очень рано и писал много, чему способствовала его склонность к уединению, но долгое время не решался публиковать свои литературные опыты. Это были рассказы в духе неистовых романтиков - с ужасами и кошмарами, повести о жизни сердца, отмеченные смутными юношескими томлениями, и произведения, исполненные презрения к буржуа-толстосумам. Еще в юности Флобер задумал создать Лексикон прописных истин, над которым работал всю жизнь, - сборник расхожих клише, развенчивающих образ ненавистного ему буржуазного пошляка (Лексикон будет опубликован лишь в 1910 году). Даже собратья по перу, которые умудрялись зарабатывать большие деньги, как, например, Золя и Доде, вызывали у него подозрение. Он считал, что художник не имеет права преуспевать. В шестнадцатилетнем возрасте Флобер писал: О, насколько больше мне нравится чистая поэзия, вопли души, внезапные порывы, а потом глубокие вздохи, душевные голоса, сердечные мысли! Иной раз я готов отдать всю науку болтунов настоящего, прошедшего и будущего... за два стиха Ламартина или Виктора Гюго. В этом письме заявляет о себе уже тот Флобер, который вскоре объявит искусство высшей формой познания действительности и вместе с тем - убежищем от пошлости жизни и, как сторонник теории искусства для искусства, призовет художников подняться на самый верх башни из слоновой кости и замкнуться в ней. ГЮСТАВ ФЛОБЕР 279 В нем неуживчиво существовали два человека - романтик и реалист. В первом большом произведении - Воспитание чувств (1843- 1845) - он надеялся заключить между ними перемирие. Ничего путного из этого не вышло. Я сплоховал, - констатировал автор. Флобер мечтал примирить оба полушария своего мозга, - пишет Андре Моруа об этом романе. - ...легче было бы написать две книги... Роман не был опубликован. (Не следует его путать с более поздним произведением Флобера, которое в подлиннике имеет название Сентиментальное воспитание, а у нас почему-то переведено как Воспитание чувств.) Дебютом Флобера в печати стал роман Госпожа Бовари. Он же сразу стал и самым прославленным французским романом. Флобер работал над ним с 1851 по 1856 год. Для того чтобы произнести свою знаменитую фразу: Госпожа Бовари - это я, Флоберу понадобилось совершить путешествие в манящий его Египет и пережить там разочарование при виде унылых глинобитных хижин, нищеты, ужаснуться душной, меланхолической ночи у восточной куртизанки Рушук-Ха-нем, расстаться со своей страстью к графоманке Луизе Коле, которую он пытался научить писать, но это оказалось трудней, чем обучить курицу летать... Ему пришлось избавиться от иллюзий. В главной героине романа Эмме Бовари Флобер воплотил свой личный недуг - склонность к грезам о какой-то иной жизни, неистовых страстях, любовных опьянениях. В детстве Эмма прочла сентиментальную книгу Поль и Виргиния Бернардена де Сен-Пьера и долго мечтала о бамбуковой хижине, после романов Вальтера Скотта бредила замками с зубчатыми башнями, как сам Флобер мечтал когда-то об очаровательных баядерках и красотах Востока. Эмма жаждала экзотики, а стала жертвой банального сюжета с роковым концом Она вышла замуж за нормального, доброго, мягкого человека, но он казался ей слишком посредственным, и она стала искать более возвышенных чувств в других объятиях, но возвышенное потребовало денег, и снова денег - тайком от мужа взятые кредиты, долговые векселя, страх перед разоблачением, мышьяк, мучительная смерть и вечный грех самоубийцы. Критики увидели в романе приговор романтизму - и как стилю жизни, и как литературному направлению, хотя сам Флобер, похоже, менее всего думал о каком-то идеологическом наполнении романа. Наверное, моя бедная Бовари в это самое мгновение страдает и плачет в Двадцати французских селениях одновременно, - заметил автор, подчеркивая типичность этого явления. Пока человек мечтает, - он поэт, когда он начинает презирать реальность и пытается подчинить свою Жизнь иллюзиям, он, как Эмма Бовари, попадает в руки какого-нибудь Прохвоста Лере. Это и есть, кажется, основная мысль и предостережение, которые Флобер высказал в своем романе. 280 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Во время суда над Флобером прокурор произнес обвинительную речь, которую можно отнести и к комическому жанру, и к прекрасному критическому анализу художественной выразительности романа О, я хорошо знаю, что портрет госпожи Бовари после супружеской измены относится к числу блистательных портретов; однако портрет этот прежде всего дышит сладострастием, позы, которые она прини-; мает, будят желание, а красота ее - красота вызывающая... Защита] ник вспомнил об уважаемом хирурге Флобере, авторитет которого; помог придать солидность его сыну: Высокое имя и возвышенные] воспоминания обязывают... Господин Гюстав Флобер - человек се-( рьезного нрава, предрасположенный по природе своей к занятиям важным, к предметам скорее печальным. Он совсем не тот человек, каким хотел его представить товарищ прокурора, надергавший в разных местах книги пятнадцать или двадцать строк, будто бы свидетельствующих о том, что автор тяготеет к сладострастным картинам Флобер был оправдан. С этого времени начинается затворничество Флобера, будто он изжил в Госпоже Бовари все живые чувства. Он пишет прощальное письмо своей любовнице Луизе Коле: О, лучше люби искусство, чем меня! Обожай идею... - и запирается в своем кабинете в Круассе Вот как описал его охоту на слова и созвучия Франсуа Мориак. В каждом слове смысл целого письма, каждая фраза - провал или триумф. Он не скрывает чисто мистический характер своей концепции искусства: Жизнь я веду суровую, лишенную всякой внешней радости, и единственной поддержкой мне служит постоянное внутреннее бушевание, которое никогда не прекращается, но временами стенает от бессилия. Я люблю свою работу неистовой и извращенной любовью, как аскет власяницу, царапающую ему тело. По временам, когда я чувствую себя опустошенным, когда выражение не дается мне, когда, исписав длинный ряд страниц, убеждаюсь, что не создал ни единой фразы, я бросаюсь на диван и лежу отупелый, увязая в душевной тоске. Следующий роман Флобера Саламбо увидел свет в 1862 году В нем он обратился к эпохе борьбы Древнего Рима с Карфагеном, к историческому эпизоду из времен 1-й Пунической войны (III век до н э) _ восстанию наемных войск в Карфагене. Главные герои Га-милькар (отец великого полководца древности Ганнибала) и его дочь Саламбо. Перед тем как приступить к работе над романом, основательный Флобер совершил путешествие в Тунис, где в древности располагался Карфаген, перечитал множество исторических изданий - Всеобщую историю Полибия, Жизнь Гамилькара Корнелия Непота и др. Не- ГЮСТАВ ФЛОБЕР 281 смотря на отдаленность событий, роман написан в вызывающей реалистической манере - страшные сцены войны, первобытная жестокость, бесстыдство нравов... На такой реализм не решился бы даже Бальзак. Живописный сюжет Саламбо вдохновил Модеста Мусоргского на создание оперы. Третий роман Воспитание чувств (в подлиннике, как было сказано выше - Сентиментальное воспитание) вышел в 1869 году и явился художественной иллюстрацией к идее Флобера, по которой романист, описывая те или иные события, должен оставаться бесстрастным, что значило по Флоберу - объективным. Вслед за ним и читатель, увы, воспринимает бесстрастно историю многолетней платонической любви Фредерика Моро к замужней даме. Флобер всю жизнь боролся со своими романтическими склонностями и в этом романе, похоже, переусердствовал. Ведь он сам писал когда-то Жорж Санд: Надо смеяться и плакать, любить, работать, наслаждаться, страдать - словом, всем существом отзываться, елико возможно, на все. Осуждая сентиментальность, Флобер сам был сентиментален более чем кто-либо другой, о чем свидетельствует одно его удивительное письмо, написанное в преклонном возрасте: Потребность в нежности я удовлетворяю тем, что после обеда зову Жюли (свою старую служанку) и смотрю на ее платье в черную клетку, какое носила мама. И я вспоминаю эту прекрасную женщину, пока слезы не подступят мне к горлу. Вот таковы мои радости... В философской драме Искушение святого Антония (1874) Флобер противопоставляет научное познание религиозному чувству, предвосхищая лозунги нового поколения, которое придет в литературу на переломе столетий с убеждением, что Все боги умерли. Разумеется, для отказа от Бога у Флобера существовали внешние причины, - оправдывает его Франсуа Мориак, - прежде всего эпоха... атмосфера конца века, когда самые выдающиеся люди уже не довольствовались только отрицанием христианства, а устраивали ему похороны и подводили итог его наследию. Ренан сделал опись наследства для передачи его божеству по имени Наука, убившему христианского Бога, чтобы встать на его место. Три главных направления в творчестве Флобера отразились в его книге Три повести (1877): Простое сердце продолжает линию современного романа; Легенда о святом Юлиане Странноприимце покоена на основе средневекового житийного жанра; Иродиада воз-Никла из евангельского сюжета об умерщвлении Иоанна Крестителя. Последний роман Флобера Бувар и Пекюше - о том, как сумбурное изучение всевозможных наук сводит усилия многих веков к Карикатурным проявлениям - остался недописанным. 282 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ В России Флобера узнали благодаря Ивану Тургеневу, с которым его связывала дружба. Русский писатель выделял автора Госпожи Бо-вари из всех французских романистов Тургенев первый перевел и опубликовал у нас его произведения - Иродиаду и Легенду о святом Юлиане (1877). И все же самым знаменитым романом Флобера бьш и остался Госпожа Бовари. Жюль де Готье произвел даже термин боваризм для определения тех, кто тщится вообразить себя иным, нежели он есть в действительности Любовь Калюжная ШАРЛЬ БОДЛЕР у (1821-1867) || Уже само название знаменитой и главной книги Бодлера - Цветы Зла - вызывает скандальные ассоциации, как будто этот поэт намеренно, чтобы эпатировать читателя или чтобы воспеть зло, исходя из неких, чуть ли не сатанинских, взглядов, утверждает совсем иную красоту, чем было принято веками, будто он порывает с традиционными ценностями . Многие так и воспринимают поэзию теперь уже классика французской литературы О поэте до сих пор ходит много мифов и легенд Тем более он сам дал повод воспринимать его поэзию так Я не утверждаю, будто Радость не может быть соединена с Красотой, но Радость это - одно из тривиальнейших ее украшений, между тем как Меланхолия выступает как ее, если можно так сказать, блистательная спутница я не могу себе представить (мой мозг не заколдованное ли зеркало) такой тип Красоты, в котором бы совсем отсутствовало Несчастье Опираясь на такие мысли, а кто-нибудь прибавит- одолеваемый такими мыслями, я, как это видно, не могу не прийти к выводу, что совершеннейший тип мужской красоты, WJ Г ШАРЛЬ БОДЛЕР 283 это Сатана - изображенный в духе Милтона И действительно, Сатана, изображенный в духе Милтона, это один из героев Цветов Зла Но, конечно, не в каком-нибудь вульгарном смысле современной сатанинской секты. Нет, это скорее похоже на лермонтовского Демона Это символ, это философия. Говоря о Бодлере, можно сразу очень глубоко уйти в эти самые символы и философию. И можно довольно быстро заблудиться в литературоведческих лабиринтах А можно подойти к поэту с другой стороны, вначале прочитать несколько его стихотворений и потом рассмотреть его мировоззрение, отразившееся в стихах Начнем с самого известного стихотворения, которое на русский язык переводили многие поэты АЛЬБАТРОС Когда в морском пути тоска грызет матросов, Они, досужий час желая скоротать, Беспечных ловят птиц, огромных альбатросов, Которые суда так любят провожать И вот, когда царя любимого лазури На палубе кладут, он снежных два крыла, Умевших так легко парить навстречу бури, Застенчиво влачит, как два больших весла Быстрейший из гонцов, как грузно он ступает Краса воздушных стран, как стал он вдруг смешон Дразня, тот в клюв ему табачный дым пускает, Тот веселит толпу, хромая, как и он Поэт, вот образ твой Ты также без усилья Летаешь в облаках, средь молний и громов, Но исполинские тебе мешают крылья Внизу ходить, в толпе, средь шиканья глупцов. (Перевод П. Якубовича) У Бодлера несколько стихотворений с характерным меланхолическим названием Сплин. Приведем одно из них: 284 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ СПЛИН Я словно царь страны, где дождь извечно льет. Он слаб, хоть всемогущ, он стар, хоть безбород. Ему наскучили слова придворной лести. Он среди псов хандрит, как средь двуногих бестий. Его не веселят ни звонкий рог в лесах, Ни всенародный мор, ни вид кровавых плах, Ни дерзкого шута насмешливое слово, - Ничто не радует властителя больного. Он спит меж лилий, гроб в постель преобразив, И дамы (а для дам любой король красив) Не могут никаким бесстыдством туалета Привлечь внимание ходячего скелета. Мог делать золото придворный астролог, Но эту порчу снять с владыки он не мог. И ванна с кровью - та, что по заветам Рима Любым властителем на склоне лет любима, Не согревает жил, где крови ни следа, И только Леты спит зеленая вода. (Здесь и далее перевод В. Левика) Еще два лирических стихотворения: С еврейкой бешеной простертый на постели, Как подле трупа труп, я в душной темноте Проснулся, и к твоей печальной красоте От этой - купленной - желанья полетели. Я стал воображать - без умысла, без цели, - Как взор твой строг и чист, как величава ты, Как пахнут волосы, и терпкие мечты, Казалось, оживить любовь мою хотели. Я всю, от черных кос до благородных ног, Тебя любить бы мог, обожествлять бы мог, Все тело дивное обвить сетями ласки, Когда бы ввечеру, в какой-то грустный час, Невольная слеза нарушила хоть раз Безжалостный покой великолепной маски. ШАРЛЬ БОДЛЕР 285 ВИНО ОДИНОКОГО Мгновенный женский взгляд, обвороживший нас, Как бледный луч луны, когда в лесном затоне Она, соскучившись на праздном небосклоне, Холодные красы купает в поздний час. Бесстыдный поцелуй костлявой Аделины, Последний золотой в кармане игрока; В ночи - дразнящий звон лукавой мандолины Иль, точно боли крик, протяжный стон смычка, - О щедрая бутыль! сравнимо ли все это С тем благодатным, с тем, что значит для поэта, Для жаждущей души необоримый сок В нем жизнь и молодость, надежда и здоровье, И гордость в нищете - то главное условье, С которым человек становится как бог. Поэт тоски, мировой скорби, вечного сплина, хандры и меланхолии... Считалось, что с Бодлера началось в Европе крушение религиозных и нравственных устоев, а заодно и многовековых художественных устоев. У Горького в Климе Самгине одна героиня говорит, что не следовало переводить Бодлера.... А все дело в разладе со своим временем. Отпугивающие крайности поэта идут от неистовой жажды идеального - и в эстетике и в политике. В дни Французской революции 1848 года Шарль Бодлер с оружием в руках поднимался на баррикады. Он говорил: Жребий поэзии - великий жребий. Радостная или грустная, она всегда отмечена божественным знаком утопичности. Ей грозит гибель, если она без устали не восстает против окружающего. В темнице она дышит бунтом, на больничной койке - пылкой надеждой на исцеление, ...она призвана не только запечатлевать, она призвана исправлять. Нигде она не ми-Рится с несправедливостью. Героическое время революции закончилось 18 брюмера Луи Бонапарта. Все вернулось на круги свои, но еще бурно стали развиваться в Европе и особенно в Соединенных Штатах Америки буржуазные отношения. Бодлер увидел в буржуазности худший из возможных путей Развития человечества. В черновом отрывке Конец мира близок поэт Изобразил видение буржуазного будущего: Машинное производство Так американизирует нас, прогресс в такой степени атрофирует у нас всякую духовность, что никакая кровавая, святотатственная, противо- 286 естественная утопия не сможет даже сравниться с результатами этих американизации и прогресса... Все, что будет похоже на добродетель, что не будет поклонением Плутусу, станет рассматриваться как безмерная глупость. Правосудие, если в столь благословенные времена еще сохранится правосудие, поставит вне закона граждан, которые не сумеют нажить состояние. Твоя супруга, о Буржуа! твоя целомудренная половина, законность которой составляет поэзию твоей жизни, ...она, ревностная и влюбленная хранительница твоего сейфа, превратится в завершенный образец продажной женщины. Твоя дочь, созрев преждевременно, уже с детства будет прикидывать, как продать себя за миллион, а ты сам, о Буржуа, еще менее поэт, чем сегодня, ты и не станешь ей перечить... Ибо прогресс нынешнего времени ведет к тому, что из всех твоих органов уцелеет лишь пищеварительный тракт! Время это, может быть, совсем близко, кто знает, не наступило ли оно!.. Заключая этими размышлениями один из своих дневников, Бодлер записал: ...Я сохраню эти строки, ибо хочу запечатлеть мою тоску, - а потом поставил рядом с последним словом: ибо хочу запечатлеть мой гнев. Вот откуда у Бодлера разлад с действительностью, протест, сарказм, откуда его Цветы зла. Он - поэт - как альбатрос со своими исполинскими крыльями смешон буржуазной толпе, но он все равно остается поэтом, хотя это почти невозможно в этом мире. Я больше не могу! О, если б меч подняв, Я от меча погиб! Но жить - чего же ради В том мире, где мечта и действие в разладе! Шарль Бодлер родился в Париже 19 апреля 1821 года. Отец его был выходцем из шампанских крестьян, он выбился в люди - стал воспитателем в знатном доме. Мать поэта была не тридцать пять лет моложе отца, поэтому после его смерти довольно быстро вступила в новый брак, которым был очень травмирован юный Шарль. Позже критики будут выводить трагическое мировосприятие поэта из фрейдистской ревности мальчика к отчиму, что все-таки нам представляется поверхностным и вообще неверным объяснением. Бодлер учился в колледжах в Лионе и Париже. При неясных обстоятельствах он был исключен из лицея. Мог сделать административную карьеру благодаря связям отчима, но твердо объявил, что станет писателем. Отчим отослал Шарля как бы в ссылку - на работу в заокеанские колонии. Это было почти годичное плавание по Атлантике и по Индийскому океану. Печать океанических впечатлений навсегда осталась в творчестве поэта. 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ Потом было глубокое чувство к Жанне Дюваль - многие стихи Цветов зла отражают их отношения. Любовный цикл к Аполонии Сабатье считается чуть ли не самым возвышенным гимном во французской поэзии XIX века. Бодлер пишет статьи, переводит сочинения Эдгара По, все время возвращается и дополняет новыми стихами Цветы зла. Правительство Наполеона III восприняло Цветы зла как пощечину. Против Бодлера даже возбудили судебный процесс. В то время правительство во Франции принимало крутые меры против обличительной литературы. Бодлеру уголовный суд вынес обвинительный приговор за грубый и оскорбляющий стыдливость реализм. За опубликование сборника автор был приговорен к штрафу в 3000 франков, к такому же штрафу приговорили двух издателей. Приговор предусматривал запрещение шести стихотворений, что по сути обрекало на уничтожение не распроданный еще тираж и угрожало поэту и издателям разорением. Бодлер был ошеломлен. Мещанская печать над ним потешалась Но пришло и неожиданное поздравление от Виктора Гюго: Я кричу браво! Изо всех моих сил браво вашему могучему таланту. Вы получили одну из тех редких наград, которые способен дать существующий режим. То, что он именует своим правосудием, осудило вас во имя того, что он именует своей моралью. Вы получили еще один венок. Жму вашу руку, поэт. Клеймо судебного приговора до конца дней сопутствовало Бодлеру, затрудняя его публикации. Ему ставили унизительные моральные условия. Закончил поэт свои дни в нищете. В марте 1866 года его разбил паралич, он лишился речи. 31 августа 1867 года Бодлер скончался. Геннадий Иванов НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ (1821-1878) В истории литературы и вообще общественной жизни бывают такие периоды духовной растерянности, отчаяния, тоски, из которых Находят разные варианты выхода. Например, в конце XIX века русский символизм выходил из безвременья через философию Владимира Соловьева, которая запечатлелась в таких строчках: 288 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ НЕКРАСОВ 289 Р°ДИНУ стал спасительным для века Милый Что во друг иль ты не видишь> Только Удимое нами-От неъот°леск только тени шого очами Легче преодолевать о, _ как только отблеск, толкоРби земные если воспринимать видимое ние: здесь юдоль стр> тени- По СУ(tm) это религиозное отноше-настоящая жизнь. ^аний т а м - там Царство Небесное, там В какой-то мере yxoi русской лирики 60-70-х в Николай Алексеевич vW°B ^ века му что земные скорби н^екРасов стал великим поэтом именно пото-главные темы его творче>Да страшные картины крепостничества -философии, он видел 6oiWBa- Он не искал какой-либо спасительной кликался на нее. ь наР°Да и всем сердцем, тоже с болью, от- Некрасов стал народь раз и на всю жизнь, - г>м заступником. Это было раненое сердце, яся рана эта и была ист>Р(tm) ° нем Достоевский, - и не закрывша-мучения любви этого Че>ником всей его поэзии, всей страстной до жестокости необузданно>века к0 всемУ. что страдает от насилия, от нашего ребенка в русской воли> чт0 гнетет нашУ Русскую женщину, часто доле его. семье, нашего простолюдина в горькой так Поздн Лес обя осень- Грачи улетели, ажился, поля опустели, Только, Грусткне сжата полоска одна... i ю думу наводит она. Грустная дума прок Я привел четыре стро>зывает все творчество поэта, в Камешках на ладони > из
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   57