Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Сто великих писателей москва "вече" 2004




страница20/57
Дата06.07.2018
Размер7.95 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   57
Рима как утраченный идеал, недоступный современному миру. Осенью 1843 года Баратынский отправился в заграничное путешествие. Зимние месяцы провел в Париже, а потом переехал в Италию Во время морского путешествия из Марселя в Италию поэт написал прекрасное стихотворение Пироскаф Так тогда называли пароход Это стихотворение - ликующее, жизнерадостное, - кажется предвещало начало нового этапа в творчестве Баратынского... Но в Неаполе его скоропостижно настигла смерть. Смерть, которую в одноименном стихотворении поэт почти боготворит: О дочь верховного эфира О светозарная краса В руке твоей олива мира, А не губящая коса Ты всех загадок разрешенье, Ты разрешенье всех цепей Читая Баратынского, постарайтесь вникнуть в каждое его слово, вдумайтесь в каждую строку, и вы найдете то, что станет потом частью вашего духовного мира. Болящий дух врачует песнопенье. Гармонии таинственная власть Тяжелое искупит заблужденье И укротит бунтующую страсть. Геннадий Иванов 212 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ ВИКТОР ГЮГО (1802-1885) Знаменитый французский поэт и писатель Виктор Мари Гюго родился в Безансоне, сын офицера Сигизбера Гюго, ставшего впоследствии генералом и графом первой империи, и дочери нантского судовладельца, роялистки Софии Требюше. Готовясь к военной карьере, Виктор сопровождал отца в его командировках в Италию. Уже его юношеские поэтические произведения были отмечены похвальными отзывами и даже премиями. Молодой Виктор Гюго честолюбиво говорил себе: Я буду Шатобри-аном, или никем. Получив от короля Людовика XVIII пенсию 1000 (а позже 2000) франков, Гюго женился на Адели Фуше и посвятил свою жизнь литературному труду. Виктор Гюго прожил почти весь XIX век. Начинал он с подражания тонкой эстетике Шатобриана, а в мировую литературу вошел социальными романами, суть которых можно определить его же словами. Проснитесь, человек бедствует, народ раздавлен несправедливостью Этим он снискал искреннюю любовь читателей. Гюго не стал, как Ша-тобриан, писать на религиозные темы, нет, он стал призывать людей прежде всего исполнить заповедь Христа о любви к ближнему, о милосердии и сострадании. Гюго был не только писателем, поэтом и драматургом, но и политическим деятелем. Король Луи Филипп наградил его званием пэра Но когда власть поменялась - на трон взошел Наполеон III, писатель был вынужден покинуть Францию, он жил в эмиграции более 20 лет Причиной эмиграции была бескомпромиссная позиция Гюго в вопросах, как бы сегодня сказали, прав человека. Я ненавижу всякое притеснение, а на земле стонут народы под тяжким игом, - писал он. - Когда я вижу, как мучается Греция под пятой Турции, как умирает окровавленная Ирландия, как Австрия своей палкой, постыдным и тяжелым скипетром ломает крыло венецианского льва, как Вена держит в когтях Милан - о, тогда я проклинаю всех тиранов, я чувствую, ВИКТОР ГЮГО 213 что поэт - их судья. Тогда я бросаю нежные песни и привязываю к своей лире медную струну. Гюго был, конечно, романтиком. Первая потребность человека, первое его право, первый его долг - свобода, - не уставал повторять он. Французская революция 1789 года стала основным источником творчества Гюго. Революция, вся революция в целом - вот источник литературы девятнадцатого века. Романтизм и социализм - одно и то же явление, - считал писатель. Начал свой бой за свободу Гюго на подмостках театра. Его драмы Эрнани (1829), Король забавляется (1832), Лукреция Борджа (1832), Мария Тюдор (1833), Анджело, тиран Падуанский (1835), Оюи Блаз (1838) - это, по словам исследователя творчества Гюго Л. Андреева, своеобразная декларация прав человека. В России очень любили сочинения Гюго, особенно его романы. Ф.М. Достоевский даже написал предисловие к русскому изданию романа Собор Парижской Богоматери. Его мысль есть основная мысль всего искусства девятнадцатого столетия, и в этой мысли Виктор Гюго, как художник, был чуть ли не первым провозвестником. Это мысль христианская и высоконравственная; формула ее - восстановление погибшего человека, задавленного несправедливо гнетом обстоятельств, застоя веков и общественных предрассудков. Это мысль - оправдание униженных и всеми отринутых парий общества. Конечно, аллегория немыслима в таком художественном произведении, как, например, Собор Парижской Богоматери. Но кому не придет в голову, что Квазимодо есть олицетворение пригнетенного и презираемого средневекового народа французского, глухого и обезображенного, одаренного только страшной физической силой, но в котором просыпается, наконец, любовь и жажда справедливости, а вместе с ними и сознание своей правды и еще непочатых, бесконечных сил своих. В 1862 году Гюго закончил свой роман Отверженные. Достоевский оценил его даже выше своего романа Преступление и наказание. Гюго писал его тридцать лет. Он придавал этому роману очень большое значение, считая, что книги, подобные Отверженным, способны переустроить общество. Этот захватывающий, приключенческий роман в основе своей содержит социальные проблемы. Бывший каторжник Жан Вальжан, осужденный на двадцать лет за кражу хлеба для умирающих от голода племянников, едва снова не попадает под суд за кражу серебряных канделябров из храма, но был спасен епископом. Поступок епископа так Поражает Жана, что он со временем сам перерождается нравственно, 214 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ IT становится подвижником и праведником. До конца дней своих он оказывает бескорыстную помощь всем, кто в ней нуждается. Антиподом и злым гением главного героя романа выступает полицейский инспектор Жавер - дикарь, состоящий на службе цивилизации, странное сочетание римлянина, спартанца, монаха и капрала, неспособного на ложь шпика и непорочного сыщика. На протяжении всего романа сыщик преследует Вальжана. Последний отпускает Жавера, приговоренного инсургентами к расстрелу. Чуть позже и Жавер отпускает жертву, но, не вынеся неразрешимого противоречия между совестью и долгом, кончает жизнь самоубийством. В книге много драматических сцен из народной жизни - восстание парижан в июле 1832 года, гибель героев баррикадных боев. Все мы помним с детства историю Гавроша. Гаврош - один из персонажей этого романа. Оказавшись на баррикаде, жан Вальжан не принимает участия в сражении, он вне политики, он духовный сын епископа. Но Вальжан спасает Мариуса и оказывается настоящим героем. И спасает во имя будущего, чтобы счастливой сделать Козетту. Но символически это воспринимается как возможность сделать счастливой Францию. Гюго приходит к выводу, что баррикады не могут решить всех социальных проблем, что по сути они решаются на узком плацдарме человеческой души, индивидуального сознания. Но только пройдя через Великую революцию, главный герой романа Жан Вальжан превращается в апостола добра и справедливости. В следующем своем романе Девяносто третий год Гюго изображает революцию как очистительное горнило, в котором выплавляется современная цивилизация. Но при этом он разводит еще дальше политику и нравственность. Для писателя абсолют человеческий становится высшим критерием, Истиной и Справедливостью. Симурдин убивает себя после того, как выносит приговор Говэну, справедливый лишь с точки зрения политика. Мы хотим идти к прогрессу пологой тропинкой... Сглаживание неровностей пути - в этом вся политика Бога, - к этой мысли Гюго пришел в конце жизни. Талант Виктора Гюго достиг таких вершин, на которые поднимались только мировые поэты. Благодаря соединению в его творчестве романтического и реалистического элементов, он внес во французскую поэзию новую струю, которой со временем суждено было превратиться в широкое течение и сказываться чуть ли не во всех позднейших выдающихся произведениях этой литературы. Недаром Флобер зачитывался Гюго и считал его своим первым и влиятельнейшим учителем, а один авторитетный критик назвал его влияние на французскую литературу беспредельным. АЛЕКСАНДР ДЮМА 215 Гюго умер в Париже в возрасте 83 лет. Его оплакивала вся Франция, в последний путь великого писателя провожали почти миллион человек. Геннадий Иванов АЛЕКСАНДР ДЮМА (1802-1870) Кто-то подсчитал, что в общей сложности Александр Дюма написал около шестисот томов - столько, сколько нормальному человеку не под силу прочесть за всю жизнь. Говорили, что обеспечив своему имени славу, затем Дюма обзавелся целой армией помощников, которые писали за него, используя лишь сюжеты своего патрона. Точные комментарии по этому поводу дал писатель Дмитрий Григорович, сблизившийся с Дюма во время его пребывания в Петербурге и навещавший его в Париже: ...познакомился я также с довольно курьезным французом г. Ипполитом Оже... Г-н Оже принадлежал к группе сотрудников Дюма: гг. маркизу де Шервиль, Бенедикту Ревуаль, Маке и другим, доказывавшим только размер таланта их патрона, умевшего придать их рукописям огонь, живость, интерес; работая уже от себя собственно, сотрудники эти оказывались крайне бесцветными и не имели никакого успеха. (О том, как работал Дюма, Григорович рассказывает в книге Корабль Ретвизан.) Современник писателя, критик-интеллектуал, маленький рыжий Сент-Бёв говорил об исполине Дюма: Дюма Да это так же легковесно, как завтрак вечного холостяка... А завтрак холостяка вот уже более полутора столетий насыщает каждое новое поколение читателей. 216 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ Александра Дюма обвиняли в том, что он слишком забавен, плодовит и расточителен. Неужели для писателя лучше быть скучным, бесплодным и скаредным - совершенно справедливо заметил Андре Моруа. Однажды у Дюма спросили, как он себе представляет жизнь. Он ответил: победным шествием от юности к могиле. И это ему удалось как никому другому. Александр Дюма родился 24 июля 1802 года в небольшом городке Вилле-Коттре, расположенном к северу от Парижа Его отец - Тома-Александр Дюма Дави де ля Пайетри - был сыном маркиза с древней дворянской родословной и чернокожей рабыни Сессеты с острова Сан-Доминго. Неизвестно, был ли этот брак узаконен. Внук маркиза - писатель Дюма-сын - уверял, что был. Через десять лет после рождения Тома-Александра Сессета умерла, а еще через восемь маркиз вернулся с островов в Париж вместе с восемнадцатилетним сыном - могучим красавцем-мулатом. Несмотря на экзотическую внешность, Тома-Александр как отпрыск маркиза был принят в свете, пользовался необычайным успехом у женщин и поражал окружающих своей силой. На склоне лет маркиз сделался болезненно скуп, к тому же на восьмидесятом году женился, и Тома-Александр, доведенный безденежьем до крайности, решил завербоваться в гвардию простым солдатом. Старый маркиз взволновался, что его имя будут трепать среди всякого армейского сброда. Оставив от пышной отцовской фамилии лишь начало - Дюма, Тома-Александр под этим именем поступил рядовым в драгунский полк королевы. На постое в Вилле-Коттре необычного солдата заприметила Мари-Луиза Лабуре, дочь хозяина гостиницы, в прошлом - дворецкого его королевского высочества герцога Орлеанского и по этой причине весьма уважаемого в городе господина. Через несколько лет, в 1792 году, молодые люди поженились. К тому времени Тома- Александр уже был произведен в подполковники. Стремительному служебному взлету помогла Французская революция (1789-1794), с которой Дюма связал свою судьбу, а также его беспримерная храбрость. Еще через год двадцатипятилетний Тома- Александр стал дивизионным генералом. После революции, во времена Директории, бесстрашного генерала (его называли Черным дьяволом) приблизил к себе Наполеон Бонапарт, возглавивший французскую армию во время Итальянского похода, а в Египетском походе он поручил генералу Дюма командование кавалерией. В 1801 году генерал был пленен в Неаполе и заключен в тюрьму, где его пытались отравить; он выжил, но остался инвалидом. АЛЕКСАНДР ДЮМА 217 Вскоре, по случаю перемирия, Дюма обменяли на знаменитого австрийского генерала Мака. 1 мая 1801 года генерал Дюма, полупарализованный и ослепший на один глаз, вернулся к жене и дочери, а спустя год с небольшим у них родился сын Александр. Мальчик был белокож и голубоглаз, лишь мелко вьющиеся волосы напоминали, что он на четверть африканец Когда ему было четыре года, отец ушел из жизни. После реставрации королевской власти Мари-Луиза предлагала сыну принять фамилию маркиза - Дави де ля Пайетри, на которую он имел право; это могло открыть ему многие двери. Меня зовут Дюма, - гордо ответил молодой Александр... - Да и что сказал бы мой отец, если б я отрекся от него и стал носить фамилию деда, которого я не знал Отец остался для него кумиром навсегда, его судьбе посвящено немало страниц в Воспоминаниях писателя. От отца Александр унаследовал высокий рост, могучее телосложение, горячую кровь, а также великодушие, храбрость, честолюбие, богатое воображение, склонность к авантюре В жизни Александра Дюма было не меньше приключений, чем в его романах. Андре Моруа, перу которого принадлежит замечательная книга Три Дюма, так описал его в юности: Он был подобен стихийной силе, потому что в нем бурлила африканская кровь... вдобавок он был наделен талантом сказителя, присущим африканцам. Стихийность его натуры проявлялась в отказе подчиняться какой-либо дисциплине, и так как в доме не было мужчины, которой мог бы его обуздать, он свободно бродяжничал по лесам. Школа не оказала никакого влияния на его характер, она не сформировала и не деформировала его. Любое притеснение было для него несносно. Женщины Он их любил всех сразу; он с самого начала убедился, что завоевать их расположение нетрудно, но не мог понять, к чему клясться в верности одной из них. При этом он вовсе не был аморален... В юности он был страстным охотником, краснобаем, влюблялся во всех девушек, готовых слушать его россказни, и был жаден до удовольствий. В восемнадцать лет его привлекает все, и особенно недосягаемое: Разве во мне нет, - думает Дюма, - того магнетизма, благодаря которому я выйду победителем там, где любой другой потерпит неудачу Он твердо верил в свою звезду. В школе дальше таблицы умножения Александр не продвинулся, единственным приобретением оказался красивый почерк, который поможет ему на первых порах в Париже. После смерти генерала Дюма семья осталась без средств - все деньги съела его болезнь. Когда Александру было десять лет, один из родственников, аббат Консей, умирая, завещал ему стипендию в семинарии, если он примет духовный сан. Бедная мать ухватилась за эту возможность и упросила сына хотя бы Попробовать там поучиться. Получив от нее деньги на учебные принад- 218 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕЙ лежности, Александр купил хлеба, колбасы и на три дня сбежал в лес. С надеждой на духовный сан Мари-Луизе пришлось расстаться. Она пристроила сына младшим клерком в контору к нотариусу. Впервые Александр услышал о том, что поэзия может стать путем к славе, от парижского гостя своих соседей некоего Лафаржа, и эта идея запала ему в душу, а первого живого стихотворца встретил в семье своего опекуна Коллара. Им оказался Адольф де Левен, который наезжал в Вилле-Коттре из Парижа. Он водил знакомство со столичными литераторами, драматургами и актрисами и разжигал воображение своего провинциального приятеля рассказами об этой необыкновенной жизни. Окончательно же Александр определился в своем призвании, когда в городок приехала театральная труппа с Гамлетом, и семнадцатилетний юноша открыл для себя Шекспира. Вообразите слепца, - писал он, - которому вернули зрение, вообразите Адама, пробуждающегося после сотворения. Александр решил стать драматургом и вместе со своими сверстниками обустроил на чердаке некое подобие театральной студии, где был и драматургом, и актером, и режиссером. Набросав вместе с Левеном несколько пьес в стихах, Дюма решил, что пора брать Париж. Денег на эту кампанию не было. Захватив ружье, чтобы охотиться по дороге и таким образом подзаработать, он отправился навстречу славе. В Париж Александр Дюма явился с четырьмя зайцами, двенадцатью куропатками и двумя перепелками. В обмен на эти трофеи хозяин гостиницы Великие августинцы дал ему приют на несколько дней. Посетив театр и увидев на сцене знаменитую Тальма, а затем вместе с Левеном побывав у нее за кулисами, вдохновленный новыми знакомствами, Александр вернулся домой и объявил матери, что уезжает в Париж навсегда. Переезд состоялся в 1823 году. Все, что он взял с собой, - это два луидора, которые наскребла ему мать, и грандиозные замыслы. Авантюрный характер позволил Александру разыскать в Париже знакомых отца - многие еще помнили храброго генерала - и с их помощью, а также благодаря красивому почерку устроиться писцом в секретариат герцога Орлеанского (будущего короля Луи Филиппа). В литературной жизни столицы в самом разгаре была война между уходящим классицизмом и наступающим романтизмом. Новые имена - Ламартин, Гюго, де Виньи - начинали приобретать громкую известность. Разумеется, молодой провинциал и слыхом не слыхивал ни о романтизме, ни об этих писателях, но счастливый случай (похоже, он всегда сопутствовал Дюма) сразу же указал ему ориентиры. В театре общительный Александр разговорился с сидящим рядом человеком весьма солидной наружности, и тот, забавляясь простодушием юноши, начал просвещать его по части современной литературы, которую следует 1ЧМЧ АЛЕКСАНДР ДЮМА 219 читать. Познакомиться они не успели - к концу третьего акта сосед был выдворен из зала за свист и топанье во время действия (шла дешевенькая мелодрама Вампир). На следующий день из газет Дюма узнал, что этим дебоширом был знаменитый писатель Шарль Нодье. Собственно, с этого времени Александр Дюма взял старт в своем победном шествии. В судьбе великих людей предстартовые события всегда любопытнее финишных, потому мы на них и задержались. Разве не увлекательно следить за тем, что обеспечивает победу на финише! Подчинение судьбе или вызов ей, осмотрительность или безоглядность, усидчивость или темперамент, смирение или бунтарство, уважение к нормам или презрение к ним, следование чувствам или капитуляция в связи с обязательствами.. Разумеется, каждая судьба индивидуальна, и все же, знакомясь с биографиями великих людей, можно обнаружить некоторые закономерности. Но это материал уже для другой книги - о психологии творчества, а мы завершим эти размышления словами Данте: Нежась на мягкой перине, славы себе никогда не добудешь. За первые шесть лет жизни в Париже Александр Дюма - без денег, без литературных связей, наконец без системного образования - обрел известность и был принят как равный в круг тех громких писателей нового романтического направления, о которых впервые услышал от случайного соседа в театре, - Виктора Гюго, Альфреда де Виньи, Беранже и того же Шарля Нодье, ставшего его покровителем. Первые пьесы Дюма - Охота и любовь, Христиана - не увидели сцены, зато отточили перо. Наконец пьеса Генрих III и его двор (1829), с дуэлями, заговорами, оргиями и политическими страстями, вызвала рукоплескания в Комеди Франсез и с тех пор считается одной из первых романтических драм во Франции. История в обработке Дюма, - пишет Андре Моруа, - была такой, какой ее хотели видеть французы: веселой, красочной, построенной на контрастах... Публика 1829 года, наполнившая партер, состояла из тех самых людей, которые совершили великую революцию и сражались в войсках империи... Этим старым служакам пришлась по сердцу грубоватая отвага героев Дюма: ведь и им доводилось обнимать немало красавиц и угрожать шпагой не одному сопернику... Впоследствии из этой пьесы вырастет роман Дюма Графиня де Монсоро. Однако началась парижская жизнь Дюма с другого, не менее важного события - в двадцать два года он обзавелся наследником, названным в честь отца Александром. Нам он известен как писатель Дюма-сын. Матерью его стала соседка по этажу, где Дюма снимал свое первое Жилище, - белошвейка Катрина Лабе. Дюма не женился на ней, сохранив свободу для более волнующих встреч, которые не замедлили явиться, стремительно сменяя одна другую. Тем не менее Катрине и сыну он снял квартиру и содержал их. Собственно, содержал он всех. 220 100 ВЕЛИКИХ ПИСАТЕЛЕ! АЛЕКСАНДР ДЮМА 221 Здесь мы поверим на слово тому же Андре Моруа: Он требовал лиип одного - уважения к своему труду. Во всем остальном он был добр дс, слабости. С тех пор как у него завелись деньги, он стал кормить своих нынешних любовниц, бывших любовниц, их семьи, своих детей, друзей, соавторов, льстецов. Это составляло целую орду нахлебников, часто неблагодарных. Когда не знали, где пообедать, говорили: Пойдем) к Дюма. Одна из волнующих встреч дала материал для следующей пьесы! Дюма Антони (1831), сменившей известность писателя на славу. Про- тотипом центральной героини Адель дЭрве стала Мелани Вальдор - дочь известного издателя и жена гарнизонного капитана, не докучав-1 шего ей частыми наездами в Париж. Главное же, она была поэтессой, алчущей бесконечного. Роман ее и Дюма развивался по всем канонам этого жанра в 30-х годах: взаимные стихотворные послания, пись-j ма из тысяч сладчайших слов, неистовство страстей, страшные клятвы^ в верности и финал - решение Мелани немедленно умереть. Срочно| составленное завещание она передала своему доктору (не без тайной] надежды, что оно попадет в руки неверному Дюма): Я хочу, чтобы его! часы и наш перстень положили мне на сердце... В ногах пусть поло-! жат его стихи и нашу переписку... На своей могильной плите она-предписывала высечь слова: Либо - ты, либо - смерть. К счастью,! завещание не пригодилось - Мелани суждено было пережить не толь-; ко этот разрыв, но и своего возлюбленного. В пьесе автор поступил с-героиней более жестоко - она умерла. Доктор же, посредник между влюбленными, отныне сделается традиционным персонажем романтической драмы. Здесь мы и расстанемся с темой страстей в жизни Дюма - она бесконечна. Подведем итог словами его биографа: Когда автор превращает женщину в героиню своего произведения, она для него умирает. Добавим в качестве эпилога, что место
Каталог: Blacklady3 -> file
file -> Игорь Анатольевич Мусский 100 великих отечественных кинофильмов 100 великих – 0
file -> Спят буддийские монастыри и развалины зороастрийских башен
file -> Наше благо и согласие общества
file -> Сто великих узников москва "вече" 2003
file -> Сочинение Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у
file -> Сто великих скульпторов москва "вече" 2002
file -> Сто великих наград москва
file -> Сто великих казней москва "вече" 2004
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   57